Новости

23 сентября, пятница
22 сентября, четверг
21 сентября, среда
20 сентября, вторник
19 сентября, понедельник
18 сентября, воскресенье
16 сентября, пятница
15 сентября, четверг
1

Календарь

Сентябрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Заседание Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере

Д.Медведев: «Совет был создан чуть больше года назад. Вы представляете различные общественные, волонтёрские организации, крупные компании, фонды. Все вы люди неравнодушные, поэтому вы и входите в наш совет и занимаетесь тем, что считаете для себя правильным: помогаете и больным людям, и сиротам, и инвалидам, и пожилым людям».

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад директора автономной некоммерческой организации «Агентство социальной информации» Елены Тополевой-Солдуновой

Сообщение директора фонда социального развития и охраны здоровья «Фокус-Медиа» Елены Алексеевой

Сообщение специального представителя в Москве и Московской области межрегиональной общественной организации «Ассоциация в поддержку детей и взрослых с отклонениями и нарушениями в психическом и физическом развитии» Елены Клочко

Сообщение учредителя благотворительного фонда поддержки детей с особенностями развития «Я есть!» Егора Бероева

Сообщение соучредителя благотворительного фонда поддержки детей с особенностями развития «Я есть!» Ксении Алфёровой

Обмен мнениями

Заключительное слово Дмитрия Медведева

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сердечно всех приветствую. У нас сегодня хороший повод для того, чтобы увидеться: в нашей стране впервые открываются Паралимпийские игры.

Надеюсь, вы все пойдёте на торжественную церемонию открытия, мы посмотрим, как подготовилась наша страна, подготовились наши спортсмены. Прежде всего хочу поблагодарить тех, кто принимает участие в проведении Игр, пожелать нашей сборной, всем паралимпийцам удачи и, конечно, победы. Мы будем за наших спортсменов болеть. Они молодцы, и, я уверен, у нас будут очень хорошие результаты.

Д.Медведев: «Проведение таких Игр в России – это серьёзный шаг в развитии паралимпийского спорта и, что, может быть, ещё важнее с учётом наших не самых простых традиций, в области создания безбарьерной среды».

Список участников

  • PDF

    98Kb

    Список участников заседания Совета при Правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере, 7 марта 2014 года

Конечно, проведение таких Игр в России – это серьёзный шаг в развитии паралимпийского спорта и, что, может быть, ещё важнее с учётом наших не самых простых традиций, в области создания безбарьерной среды. Наверное, и в Сочи не идеально всё, тем не менее всё-таки здесь была проведена довольно серьёзная работа. Мы построили множество спортивных сооружений, дорог, общественных зданий, более тысячи объектов адаптировалидля людей с ограничениями по здоровью. Надеюсь, что будет удобно и жить, и работать, и заниматься спортом.

Д.Медведев: «Мы построили множество спортивных сооружений, дорог, общественных зданий, более тысячи объектов адаптировали для людей с ограничениями по здоровью. Надеюсь, что будет удобно и жить, и работать, и заниматься спортом».

Заседание Совета по вопросам попечительства в социальной сфере

Сочи – пример хороший, но страна у нас большая, и стандарты доступности, условия для развития того же самого паралимпийского спорта нужно создать не только в Сочи, нужно создать и в других местах. В этом крайне нуждаются и наши люди, и в этом я вижу основную роль и поддержку общественных институтов, включая Совет при Правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере, который сегодня здесь, пользуясь этой возможностью, собрался.

Совет был создан чуть больше года назад. Вы представляете различные общественные, волонтёрские организации, крупные компании, фонды, не очень крупные компании, социальные учреждения. В общем,  все вы люди неравнодушные, поэтому вы и входите в наш совет и занимаетесь тем, что считаете для себя правильным: помогаете и больным людям, и сиротам, и инвалидам, и пожилым людям. И, конечно, такая работа требует – не буду говорить банальностей, но действительно требует особой мобилизации, готовности включиться в любой момент, – и заслуживает большого уважения. Хотя, наверное, у нас не всегда получается это уважение всем высказать.

Д.Медведев: «Совет был создан чуть больше года назад. Вы представляете различные общественные, волонтёрские организации, крупные компании, фонды, не очень крупные компании, социальные учреждения. В общем, все вы люди неравнодушные, поэтому вы и входите в наш совет и занимаетесь тем, что считаете для себя правильным: помогаете и больным людям, и сиротам, и инвалидам, и пожилым людям».

Именно в решении социальных вопросов важно наладить полноценное сотрудничество между гражданским обществом и государством. Мы в последние годы старались это делать, где-то у нас получается, где-то у нас не очень получается, но в любом случае очевидно, что в настоящий момент мы всё-таки уже понимаем, что без такого партнёрства между государством и гражданским обществом в решении этих задач нам просто не обойтись.

Само государство, каким бы оно ни было умелым, эффективным, всё равно с этими задачами не справится. Оно и раньше не могло справиться, в советские времена, ни тем более – сегодня.

Д.Медведев: «Именно в решении социальных вопросов важно наладить полноценное сотрудничество между гражданским обществом и государством. Мы в последние годы старались это делать, где-то у нас получается, где-то у нас не очень получается, но в любом случае очевидно, что в настоящий момент мы всё-таки уже понимаем, что без такого партнёрства между государством и гражданским обществом в решении этих задач нам просто не обойтись».

Поэтому я вижу в этом, наверное, самый мощный потенциал и хотел бы с вами с учётом того, что у нас впереди такое большое мероприятие, коротко обменяться соображениями о том, что можно было бы лучше устроить, какие решения принять на государственном уровне, на правительственном уровне, о том, как выстраивается ваше взаимодействие с министерствами, учреждениями социальной сферы, органами власти (и с центральными, и с местными органами власти), для того чтобы благотворительность в социальной сфере действительно была максимально эффективной.

Давайте коротко обо всём этом поговорим. Кто хотел бы взять слово? Пожалуйста, Елена Андреевна (обращаясь к Е.Тополевой-Солдуновой).

Е.Тополева-Солдунова (директор автономной некоммерческой организации «Агентство социальной информации», председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан): Спасибо большое.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Конечно, мы все сегодня очень рады, что у нас есть возможность провести заседание нашего совета здесь, в Сочи, действительно участвовать в открытии Паралимпийских игр. Честно говоря, у меня была мечта попасть на Паралимпийские игры, и так случилось, что Ольга Юрьевна (Голодец) предложила провести это заседание здесь…

С заместителем Председателя Правительства Ольгой Голодец

О.Голодец: И Дмитрий Анатольевич!

Е.Тополева-Солдунова: И Дмитрий Анатольевич...

Д.Медведев: Ольга Юрьевна, да. Она мне всё это подсказала, а я дал согласие…

Е.Тополева-Солдунова: Я хотела бы Вас, Дмитрий Анатольевич, поблагодарить за то, что мы сегодня можем здесь собраться и рассказать Вам о результатах нашей работы и о том, что у нас получилось и что, может быть, ещё пока не получилось. Но самое главное, что совет создан. И спасибо Вам, что Вы поддержали эту инициативу. И хотя мы работаем не так долго, но мы работаем очень активно, и всё-таки у нас что-то получается. И получается прежде всего потому, что мы не просто собираемся друг с другом, что мы делаем часто в обычной жизни, и только жалуемся друг другу на какие-то проблемы и рассказываем о том, как можно их решать, а у нас есть возможность здесь, на площадке совета, встречаться с людьми, принимающими решения, начиная, конечно, с Ольги Юрьевны и заканчивая представителями всех министерств социального блока. Поэтому мы обсуждаем какие-то проблемы, темы и тут же стараемся прийти к каким-то решениям. И они принимаются.

Е.Тополева-Солдунова: «У нас в совете работают такие секции: развитие общественного контроля и попечительства в социальной сфере, медицина и фармацевтика, дети в трудной жизненной ситуации, проблемы детей и взрослых с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью, старшее поколение и образование в интересах детей».

У нас в совете работают такие секции: развитие общественного контроля и попечительства в социальной сфере, медицина и фармацевтика, дети в трудной жизненной ситуации, проблемы детей и взрослых с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью, старшее поколение и образование в интересах детей.

Но так как наш совет называется советом по вопросам попечительства, то, конечно, одна из основных тем нашего совета – это как раз формирование системы попечительства и в сфере социальной защиты, и в сфере здравоохранения, образования и культуры. Советом совместно с Министерством труда и социальной защиты был организован и проведён первый форум попечителей с участием некоммерческих организаций из 28 регионов. Люди, которые там собрались, – многие из них уже работают в составе попечительских советов или готовы работать в этом качестве. Совет предложил принципы деятельности попечительских советов различных учреждений и подготовил предложения в законодательство совместно, конечно, с нашими коллегами из министерств. На сегодня уже в новом законе о социальном обслуживании населения закреплены нормы о создании попечительских советов в учреждениях социальной защиты. Вообще, хочу сказать сразу, что наши коллеги, мы принимали активное участие в работе над этим законом и считаем, что он получился очень инновационным и задающим новые направления развития социальной сферы, в том числе как раз внедряющий и инструменты общественного контроля в эту сферу, такие как попечительские советы.

Но сейчас очень важно, чтобы законодательно была закреплена возможность работы таких советов. В сфере здравоохранения такой законопроект готовится…

Д.Медведев: Это что за законопроект?

М.Топилин: У нас во все законы социальные…

Д.Медведев: После принятия закона о социальном облуживании?

М.Топилин: Мы везде это включили. И только в законодательстве об основах здравоохранения этой нормы нет.

Д.Медведев: То есть это совершенствование в рамках той работы, которая велась. Понятно.

Е.Тополева-Солдунова: Конечно, ещё очень важно, чтобы было создано типовое положение о таких советах, потому что, к сожалению, мы знаем, что до сих пор очень часто бывали практики создания показных попечительских и общественных советов при органах власти, когда в такие советы, например, включаются только представители самих этих учреждений и никого от общественности. Поэтому очень важно как-то закрепить хотя бы типовым положением порядок формирования таких советов, чтобы они реально были независимыми. Оказывать, конечно, поддержку учреждениям, в которых они работают, но и всё-таки контролировать процесс работы, в частности содействовать тому, чтобы эти учреждения были прозрачными, чтобы был контроль за всеми хозяйственными и организационными вопросами. Также содействовать привлечению внебюджетных средств в эти учреждения, организации волонтёрской деятельности и соблюдению прав тех людей, которые в этих учреждениях находятся, потому что с этим тоже есть проблемы – с закрытостью некоторых таких учреждений, с недопуском волонтёров… Это то, над чем мы продолжаем тоже работать. Надеюсь, что здесь нас ждут в недалёком будущем изменения.

Е.Тополева-Солдунова: «Сегодня уже в новом законе о социальном обслуживании населения закреплены нормы о создании попечительских советов в учреждениях социальной защиты».

Также считаю важным упомянуть, что закон о социальном обслуживании сейчас предоставляет возможность подключения к оказанию социальных услуг негосударственных организаций, то есть и некоммерческих организаций, и частного бизнеса. Члены нашего совета и сам совет активно содействуют этой работе. Сейчас создаётся «дорожная карта», Агентство стратегических инициатив подключено к работе по привлечению негосударственных организаций в эту сферу.

Не могу не упомянуть и об очень важной работе, которая ведётся в направлении устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В частности, совместно с Министерством образования нами подготовлен проект постановления Правительства Российской Федерации об устройстве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Мы считаем, что когда это постановление будет принято, будет сделан некий новый шаг в развитии сферы устройства детей-сирот. Сейчас этот документ уже прошёл, по-моему, согласование во всех ведомствах. Только что, наконец, его согласовало Министерство юстиции, долго оно там находилось. Правда, мы ещё не видели, в каком виде этот документ…

Д.Медведев: Во что это превратилось в конечном счёте. Понятно.

Е.Тополева-Солдунова: Да. Я очень надеюсь, что оно не сильно изменилось по сравнению с тем, что было. Надеемся тоже эту работу продолжать.

Из конкретных примеров нашей работы и успехов можно назвать работу нашего совета совместно с Министерством здравоохранения по созданию лечения, системы помощи людям с таким заболеванием, как муковисцидоз. Был решён вопрос об организации лечения таких пациентов, разработаны технологическая карта услуги и медико-экономические стандарты при лечении муковисцидоза, утверждены тарифы ОМС.

Очень много времени наш совет уделяет работе с детьми-инвалидами. В частности, по инициативе совета была осуществлена проверка детских домов-интернатов, в которой участвовали представители некоммерческих организаций. По результатам этой проверки нашими членами совета и привлечёнными экспертами предложены некие критерии, по которым такие проверки должны проводиться в дальнейшем, чтобы они тоже действительно были реальными, не показными. Мы также предложили некие критерии оценки качества услуг, оказываемых в детских домах-интернатах, и оценки эффективности этих домов-интернатов и инициировали обращение к медицинскому сообществу по вопросам профилактики отказов от новорождённых с нарушениями здоровья. Эта работа совместно с Министерством здравоохранения у нас также ведётся.

Е.Тополева-Солдунова: «Из конкретных примеров нашей работы и успехов можно назвать работу нашего совета совместно с Министерством здравоохранения по созданию лечения, системы помощи людям с таким заболеванием, как муковисцидоз. Был решён вопрос об организации лечения таких пациентов, разработаны технологическая карта услуги и медико-экономические стандарты при лечении муковисцидоза, утверждены тарифы ОМС».

Мы обобщили опыт некоммерческих организаций по сопровождению семей с детьми-инвалидами, и этот опыт был очень хорошо потом применён Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, при реализации пилотного проекта в пяти регионах Российской Федерации – как раз по организации сопровождения, то есть не просто оказания услуг, а именно сопровождения семей с детьми-инвалидами.

Мы также провели мониторинг деятельности служб ранней помощи в регионах России с привлечением некоммерческих организаций и разработали предложения по реформированию этих служб, с тем чтобы реально такая помощь детям с ограниченными возможностями здоровья на ранних этапах их развития оказывалась.

Также мы ведём большую работу по помощи людям с аутизмом, расстройством аутического спектра. При Министерстве здравоохранения по инициативе нашего совета создана сейчас рабочая группа, которая, мы надеемся, такую систему создаст.

Не могу не упомянуть о той работе, которая ведётся советом по поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций, совершенствованию этой системы, чтобы не просто оказывалась такая поддержка, как сейчас это уже делается, но и те инновационные практики, которые нарабатывают некоммерческие организации в самых ранних сферах, превращались бы уже в какие-то применяемые инструментальные механизмы, которые уже потом могут тиражироваться. У нас совсем недавно было совещание на эту тему, где были приняты очень важные решения о том, чтобы в каждом из министерств социального блока такая работа велась на системной основе, чтобы как можно больше развивались механизмы конкурсной поддержки некоммерческих организаций. А в том случае, если они поддерживаются вне конкурса, они бы публично отчитывались о своей работе, например на площадке Общественной палаты; чтобы на сайте каждого министерства регулярно публиковалась информация о том, какие организации поддерживаются, на каких условиях, какие суммы они получают и на какие проекты.

Заседание Совета по вопросам попечительства в социальной сфере

Вот это вкратце всё, что мы делали. В заключение я хотела бы, Дмитрий Анатольевич, попросить Вас взять, может быть, под особый контроль те вещи, которые, как нам кажется, сейчас ключевые в нашей работе – это, как я уже сказала, создание института попечительства и развитие общественного контроля в учреждениях социальной сферы, здравоохранения, образования и культуры. Также то, чтобы постановление, которое мы считаем очень важным в развитии устройства детей-сирот, было принято и заработало. Мы также считаем очень важным внедрение механизма распределённой опеки (я сейчас не буду вдаваться в подробности, об этом расскажут коллеги дальше) и развитие механизма социальной рекламы для поддержки тех многих инициатив, о которых я говорила, – об этом тоже сейчас расскажут члены нашего совета, Евгения Георгиевна Алексеева.

Вот, наверное, в целом всё. Большое спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо большое, Елена Андреевна.

Пожалуйста, уважаемые коллеги, кто хотел бы продолжить? Я потом, естественно, прокомментирую какие-то вещи, которые требуют моего вмешательства. Прошу вас.

Е.Алексеева (директор фонда социального развития и охраны здоровья «Фокус-Медиа»): Дмитрий Анатольевич,тогда позвольте мне продолжить. Уважаемые коллеги! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я хотела бы сказать как раз немножко о социальной рекламе. Очень коротко, почему она важна. Дело в том (и научными исследованиями доказано), что очень многие социальные проблемы и особенно социальные заболевания, социально значимые, вызываются как раз поведением людей. То есть, например, если мы говорим об артериальной гипертензии, то риск её значительно увеличивается, если человек ведёт, скажем, малоподвижный образ жизни, неумеренно употребляет алкоголь, курит и питается нездоровой пищей. Если человек изменит своё поведение, то, соответственно, риски значительно уменьшаются. К сожалению, изменение поведения людей это достаточно долгий и сложный процесс.

Е.Алексеева: «Изменение поведения людей это достаточно долгий и сложный процесс. Существуют разные методики изменения, в частности, например, такие давно всем известные, как воспитание и обучение. Но есть ещё и другие механизмы, которые в нашей стране тоже уже начали использоваться, и, как мне кажется, они имеют большой потенциал, чтобы внести вклад, если не в решение, то во всяком случае смягчение многих социальных проблем. Это социальная реклама».

Существуют разные методики изменения, в частности, например, такие давно всем известные, как воспитание и обучение. Но есть ещё и другие механизмы, которые в нашей стране тоже уже начали использоваться, и, как мне кажется, они имеют большой потенциал, чтобы внести вклад, если не в решение, то во всяком случае смягчение многих социальных проблем. Это как раз социальная реклама.

К настоящему моменту уже очень многие и некоммерческие организации, и государственные организации производят у нас социальную рекламу. Я не буду занимать Ваше время, есть раздаточные материалы, Вы можете посмотреть на примере, допустим, нашей организации, но есть и много других организаций, которые эффективно используют социальную рекламу для изменения, особенно для улучшения знаний людей о каких-то проблемах, об изменении их отношения, ну и в конечном счёте поведения. Здесь можно посмотреть, как кампании, например, влияют. До проведения кампании были одни знания у людей, они изменяются, и в результате этого люди меняют своё поведение.

Но, к сожалению, существует проблема, которая препятствует дальнейшему развитию социальной рекламы у нас в стране, и эта проблема такова. Несмотря на то что социальную рекламу очень многие производят достаточно интересно и эффективно, мы её почти не видим, потому что на телевидении… Есть, конечно, ролики социальной рекламы, которые мы видим, – например, прекрасные ролики про Паралимпиаду сейчас мы видим, замечательные. Но, к сожалению, о других темах пока… Может быть, это всё делается в связи с Паралимпиадой? А вот если говорить о более таком системном подходе, то, к сожалению, телеканалы, на которых мы могли бы размещать социальную рекламу, требуют за неё деньги, причём иногда очень большие, и на это тратятся огромные бюджетные средства. Я знаю, что очень многие государственные структуры размещают, но платят деньги за это, достаточно большие деньги, и, конечно, благотворительные средства тоже тратят. Если фонд имеет какие-то средства, он вынужден тратить их на то, чтобы эту рекламу разместить. У нас единственное исключение – Общественное телевидение, которое сейчас размещает социальную рекламу бесплатно в достаточно большом объёме.

Е.Алексеева: «По инициативе ряда социально ориентированных некоммерческих организаций Минэкономразвития разработало концепцию развития публичной нефинансовой отчётности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу. Эта концепция предусматривает поэтапное внедрение обязательной нефинансовой отчётности и практики её заверения для ряда компаний с государственным участием (крупнее определённого размера). Если эта компания предоставляет нефинасовую отчётность, это её каким-то образом обязывает, для того чтобы она делала какие-то социальные и экологические программы».

У нас есть некие идеи, как можно это изменить. Например, по инициативе ряда социально ориентированных некоммерческих организаций Минэкономразвития разработало концепцию развития публичной нефинансовой отчётности в Российской Федерации на среднесрочную перспективу. Эта концепция предусматривает поэтапное внедрение обязательной нефинансовой отчётности и практики её заверения для ряда компаний с государственным участием (крупнее определённого размера). Если эта компания предоставляет нефинасовую отчётность, это её каким-то образом обязывает, для того чтобы она делала какие-то социальные и экологические программы. Если мы говорим о средствах массовой информации, в частности о телевидении, для них такой социальной ответственностью могло бы стать бесплатное размещение некоммерческой социальной рекламы, которая важна. Но встаёт другой вопрос: как же определить, какую именно рекламу размещать, потому что её очень много? И тут у нас тоже есть интересная мысль. В настоящее время создаётся экспертный совет по социальной рекламе при Общественной палате, и одной из его функций могло бы стать отслеживание, отсмотр этой социальной рекламы и рекомендации к размещению. Тогда телевидение – как государственные, так уже потом и негосударственные компании могли бы, соответственно, учитывать эти рекомендации, когда они будут это бесплатное время предоставлять.

Концепция развития публичной нефинансовой отчётности уже была в Правительстве, её отсмотрели там и передали на обсуждение и рассмотрение в Открытое правительство. Нам бы, конечно, тоже очень хотелось участвовать в обсуждении этой концепции в дальнейшем. Я думаю, если мы в этом направлении будем действовать, мы постепенно добьёмся того, что социальная реклама будет играть ту роль, которую она может играть в решении социальных проблем. Большое спасибо за внимание. Если есть вопросы, я отвечу.

Д.Медведев: Спасибо. Я потом тоже ещё несколько слов скажу по этому поводу. Пожалуйста, прошу вас, коллеги. Кто ещё хотел?

Е.Клочко (специальный представитель в Москве и Московской области межрегиональной общественной организации «Ассоциация в поддержку детей и взрослых с отклонениями и нарушениями в психическом и физическом развитии»): Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я хотела бы обратиться и огласить некую общественную инициативу, которая нам представляется необыкновенно важной. Это инициатива родителей детей-инвалидов и профильных организаций, которые занимаются защитой прав людей с нарушениями развития. Речь идёт о поправках в Гражданский кодекс и ряд других законодательных актов, в том числе ГПК, в том числе «Об опеке и попечительстве», Семейный кодекс Российской Федерации. Условно мы её называем «Предложения по введению института распределённой опеки». В 2012 году в связи с положительным решением Конституционного суда и поддержкой сенаторов, в том числе Валентины Ивановны Матвиенко, Думой была принята часть поправок, которые были инициированы общественностью, касающихся введения института ограниченной дееспособности. Это необыкновенно важно, потому что в других странах понятие «недееспособный» кое-где отсутствует, но во всяком случае есть некоторая промежуточная градация, которая называется ограниченной дееспособностью.

Для родительской общественности это важно, потому что взрослый человек, особенно с ментальными нарушениями, который не может сам расписаться, получить пенсию и так далее и тому подобное… Родитель вынужден обращаться в суд и придать ему статус недееспособного по решению суда. Дальше происходит следующее. К сожалению, родители не вечны, они становятся и немощными, и в том случае, когда родитель умирает или не может больше обеспечивать своего взрослого ребёнка, ухаживать за ним и так далее, ребёнок неминуемо попадает в интернат. В интернате его опекуном становится администрация интерната. Это конфликт интересов, который прямо запрещён практически во всех странах мира. Поскольку интернат является и опекуном, и исполнителем услуг, понятно, что это абсолютно бесконтрольная ситуация.

Е.Клочко: «Во всём мире реструктуризация и реформирование интернатов начались в 1970 году и практически везде уже закончились. Мы немножко подзадержались в этом смысле, но мы полагаем, что эти предложения наши (возможность введения внешнего опекуна для интерната, а интернатом исполнение только социальных услуг по предоставлению крова и так далее и тому подобное) – это важный шаг вперёд с точки зрения вообще открытости интернатов».

Поправки, которые мы предлагаем, состоят из нескольких частей. Первое. У человека опекуном может быть не только физическое лицо, но и юридическое лицо, причём это лицо может быть как государственным, так и негосударственным. Принятые изменения в закон «О социальном обслуживании» нам очень сильно помогают в этой части, ровно потому, что на данный момент некоммерческие организации, которые сложились из родительских ассоциаций, благотворительных организаций, уже достаточно подкованы и серьёзно ведут работу по сопровождению. То есть фактически работа по сопровождению человека в обычном месте проживания, в его квартире собственной, в родительской квартире после ухода родителей. Она является необыкновенно важной, полностью соответствует ратифицированной нами конвенции и полностью соответствует гуманности.

Во всём мире реструктуризация и реформирование интернатов начались в 1970 году и практически везде уже закончились. Мы немножко подзадержались в этом смысле, но мы полагаем, что эти предложения наши (возможность введения внешнего опекуна для интерната, а интернатом исполнение только социальных услуг по предоставлению крова и так далее и тому подобное) – это важный шаг вперёд с точки зрения вообще открытости интернатов. Для семей же это необыкновенно важно, я уже отметила, по каким причинам.

В последний год работа при Совете Федерации шла совместно в группе, которая была по распоряжению Валентины Ивановны Матвиенко создана, под руководством сенатора Добрынина из Архангельской области. На данный момент поправки подготовлены и направлены в Правительство. Эти поправки необыкновенно важны  для родительской общественности. В ходе двухлетней борьбы за эти поправки мы собрали колоссальное количество писем, 4 тыс. подписей родителей на «Демократоре» (http://democrator.ru/). Мы все ожидаем, что это изменит ситуацию в лучшую сторону.

Кроме того, поправки в закон о психиатрической помощи в связи с тем, что обсуждает сейчас Служба независимого контроля за интернатными учреждениями и учреждениями медицинскими, психиатрическими диспансерами… Мы предлагаем там ряд функций, которыми должна быть наделена вновь создаваемая служба, – важных функций по защите прав пациентов, которые там находятся.

Е.Клочко: «В 2012 году в связи с положительным решением Конституционного суда и поддержкой сенаторов, в том числе Валентины Ивановны Матвиенко, Думой была принята часть поправок, которые были инициированы общественностью, касающихся введения института ограниченной дееспособности».

У нас огромная просьба: пожалуйста, поддержите эти инициативы. Нам необыкновенно важно, чтобы они прошли Думу и были приняты. Большое спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое.

Е.Бероев (учредитель благотворительного фонда поддержки детей с особенностями развития «Я есть!»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я ещё раз хотел бы выразить свою радость, связанную с тем, что Правительство России в лице Ольги Юрьевны Голодец обратило внимание…

О.Голодец: Дмитрия Анатольевича.

Д.Медведев: Нет-нет, продолжайте, пожалуйста.Вы сказали абсолютно правильно: Правительство России в лице Ольги Юрьевны. Ольга Юрьевна – это лицо Правительства, потому что это наш вице-премьер. Вы абсолютно правы, Егор Вадимович, продолжайте.

Е.Бероев: …обратило внимание на то, чем мы занимаемся, и моя коллега уже теперь, Ольга Юрьевна… Я хочу поблагодарить за те результаты, которые достигнуты в результате нашей совместной работе. Тем более что благодаря Вашему присутствию здесь, я думаю, действительно многое может измениться гораздо быстрее, в частности то, о чём говорила Елена (Е.Клочко).

Я являюсь учредителем фонда «Я есть!», который занимается детьми с особенностями развития – это дети с синдромом Дауна, аутизмом, ДЦП, другими ментальными отклонениями. Наша задача – информирование общества и, наверное, отчасти…

Я бы хотел передать слово моей помощнице, по совместительству моей жене Ксении Алфёровой, соучредителю фонда.

Д.Медведев: Хорошо вы распределили обязанности.

К.Алфёрова (соучредитель благотворительного фонда поддержки детей с особенностями развития «Я есть!»): Мы распределили обязанности, да-да.

Д.Медведев: Пожалуйста, прошу вас.

К.Алфёрова: Мне опять же особенно приятно, что в преддверии Паралимпийских игр, незадолго до проведения Паралимпийских игр наш Президент дал поручение Правительству рассмотреть вопрос о возможном проведении у нас, на территории нашей страны, специальных, Всемирных специальных Олимпийских игр. Я не знаю, надо маленькую справку давать про Специальные Олимпийские игры или нет?

Д.Медведев: Если только коллеги не знают.

К.Алфёрова: Коллеги в курсе.

Д.Медведев: Мы знаем.

К.Алфёрова: Коллеги в курсе. То есть все мы знаем, что уже на протяжении многих лет наши спортсмены принимают участие в этих Олимпийских играх, и надо сказать, что неизменно во многих видах спорта занимают высшую ступеньку пьедестала. Победить их очень сложно, я просто знаю многих таких, уже многократных, чемпионов этих Олимпийских игр.

К.Алфёрова: «Особенно приятно, что в преддверии Паралимпийских игр, незадолго до проведения Паралимпийских игр наш Президент дал поручение Правительству рассмотреть вопрос о возможном проведении у нас, на территории нашей страны, специальных, Всемирных специальных Олимпийских игр».

Но, к сожалению, все мы понимаем, что это происходит скорее не благодаря, а вопреки… То есть благодаря стараниям родителей этих людей, которые тратят всё своё время, силы и деньги на то, чтобы их ребёнок добился того, чего он добивается, и – отдельных директоров интернатов, которые создают у себя специальные условия и команды. В частности, в Питере есть такой интернат, и он просто напичкан чемпионами Специальных Олимпийских игр. И это вопреки отсутствию системы помощи, поддержки, адаптации, интеграции людей с особенностями и их семей в наше общество.

Мне очень приятно (и мне кажется, это очень здорово), что в последнее время наше Правительство озаботилось проблемой этих людей. Отдельное спасибо Ольге Юрьевне (Голодец), потому что этому вопросу уделяется в последнее время… То есть мы практически все заседания проводим, собственно говоря, по этой теме, и это удивительно для многих людей, которые уже по 20 с лишним лет бьются в закрытые двери и не добились того, к чему сейчас мы такими очень быстрыми темпами идём.

Благодаря этой совместной работе с советом (мы бываем в разных регионах, а в Москве у нас есть такой детский дом-интернат, который мы давно курируем) стал возможен пилотный проект. Сейчас мы его запускаем на базе этого московского интерната, который будет называться уже не Детским домом-интернатом для детей с глубокой умственной отсталостью, а Центром содействия семейному воспитанию детей с тяжёлыми нарушениями развития.

Я думаю, что не надо сейчас перечислять, как плохо у нас всё. Мы и так знаем, что плохо, это займёт слишком много времени и картина будет слишком безрадостная, поскольку  государственной единой системы не существует. Но есть неоценимый многолетний опыт, накопленный некоммерческими различными организациями, которые уже много лет занимаются этой проблемой.

И что для нас самое главное – есть добрая воля Правительства, есть добрая воля руководителей регионов, в которых мы были, что-то менять. Другой вопрос, что они не всегда понимают – что именно, но, наверное, мы как раз для того и нужны, чтобы развернуть их в какую-то правильную сторону.

Ни для кого не секрет, что люди с ментальными особенностями абсолютно исключены из нормальной жизни общества и подавляющее число таких людей, детей у нас содержится в специализированных интернатах. Причём попадают они туда (опять же подавляющее число) из-за того, что от них отказываются родители в роддомах.

В частности, все вы знаете эти цифры, что от 80% детей с синдромом Дауна отказываются в роддомах. 30% всех детей в этих интернатах – это семейные дети, которых родители вынуждены туда отдавать со временем, поскольку нет той самой единой системы помощи этим семьям. Поэтому мы понимаем, что наша основная задача – это всё-таки помочь кровной семье и оставить ребёнка в кровной семье. Поэтому ресурсные центры на базе существующих ДДИ – то, что мы как раз будем пытаться делать в Москве как пилотный проект, который потом мы планируем (я надеюсь, что всё получится) размножить в регионах, – как раз такие ресурсные центры на базе ДДИ и домов ребёнка являются одним из путей решения этой задачи, на наш взгляд. Центры, где с ребёнком будут заниматься психологи, дефектологи, педагоги, другие специалисты, которые ему необходимы, а вечером либо на выходные дни этот ребёнок будет возвращаться в свою родную, кровную семью, к родителям, как любой обычный ребёнок.

К.Алфёрова: «Ни для кого не секрет, что люди с ментальными особенностями абсолютно исключены из нормальной жизни общества и подавляющее число таких людей, детей у нас содержится в специализированных интернатах. Причём попадают они туда из-за того, что от них отказываются родители в роддомах.От 80% детей с синдромом Дауна отказываются в роддомах. 30% всех детей в этих интернатах – это семейные дети, которых родители вынуждены туда отдавать со временем, поскольку нет той самой единой системы помощи этим семьям».

Мы, в общем, реалисты и понимаем: они всё равно там есть, они там останутся в каком-то количестве. Правда, я уверена, что процент этих детей существенно уменьшится, если правильно создать эту систему. То есть это должно стать для них домом, уютным домом, где они живут, вкусно едят, сами готовят себе эту еду, играют, а учатся, лечатся, занимаются спортом, ходят в разные секции за территорией этих ДДИ, опять же как обычные дети. Они, в общем, этого достойны.

Надо понимать, что необходимо создавать полный цикл. Сейчас он у нас во многих регионах разделён, то есть есть дома ребёнка, где детки маленькие… Но надо, чтобы это был единый цикл (то, что мы пытаемся сделать) – от нуля до совершеннолетия и дальше. Соответственно, мы сейчас создаём (в развитие того, что говорила Елена (Е.Клочко)) тренировочные квартиры, социальные квартиры, центры социального проживания (у нас есть такой мегапроект, о котором мы вам попозже расскажем на одном из советов, надеюсь, Вы нас поддержите), которые позволят постепенно интегрировать этих людей в общество. Это очень важно, просто мы это делаем как частная инициатива, но в этом очень нужна поддержка, потому что для огромного количества родительских детей, которые сейчас уже выросли, проблема в том, что единственный, как сказала уже Лена (Е.Клочко), их дальнейший путь – психоневрологический интернат, что невозможно. Соответственно, создать как можно большую сеть этих социальных квартир и тренировочных квартир для этих детей – это, в общем, то, что нужно делать как можно быстрее, потому что мы теряем очень много потенциально полноценных членов нашего общества.

Надо сказать, что все эти люди удивительно талантливы. Они трудолюбивы, они хотят жить, они должны и могут приносить пользу нашему обществу. Они могут работать, зарабатывать деньги, они могут быть эффективны, а не просто радовать нас своей солнечностью. Они должны жить и хотят жить жизнью обычного человека. На самом деле странно и, мне кажется, стыдно, что мы до сих пор не дали им такой возможности. Если мы хотим провести Специальную Олимпиаду, то, наверное, чтобы нам не краснеть и выглядеть достойно как стране,  нужно за это взяться сейчас усиленно.

Ещё хочу сказать, что огромная проблема, с которой все сталкиваются, – это отсутствие специалистов либо полная профнепригодность тех специалистов, которые работают сейчас там, как бы в госсистеме. В рамках этого пилота это как бы большая часть, обучение этих специалистов, поскольку то, с чем мы сталкиваемся сейчас, – это отношение к ним (и это ключевая, одна из ключевых проблем) не как к детям, а как к диагнозам. Нам один главврач в интернате (и это, в общем, показательно, это не его частное мнение) сказал на наши всякие замечания, искренне очень сказал: «А зачем им личное пространство? У них же нет личности». Информирование и реклама этих людей с их лучшей стороны – это очень важно, потому что на самом деле мы поняли, общаясь с их семьями и с этими людьми, что это залог нашего с вами духовного здоровья. Особенно сейчас, в такое время агрессии, ненависти, в которую нас всех пытаются ввергнуть, они могут научить нас состраданию, милосердию, такой благодарности, воли к жизни и таким хорошим вещам, о которых мы забываем. Я могу ещё долго говорить, какие они удивительные, но не буду…

Д.Медведев: Спасибо большое. Вы и так уже хорошо сказали многое. Давайте коллегам ещё дадим высказаться. Олег Николаевич (обращаясь к О.Смолину), пожалуйста.

О.Смолин (первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию): Уважаемые коллеги! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемая Ольга Юрьевна!

Понимая дефицит времени, буквально несколько замечаний. Вообще-то мы всегда рассматривали Паралимпийские игры не только как спортивное явление, но и как фактор движения в области социальной защиты инвалидов и всегда наших паралимпийцев благодарили за то, что в том числе и благодаря им удаётся решать вопросы других людей с инвалидностью.

Дмитрий Анатольевич, два замечания. Первое. Формируется трёхлетний бюджет очередной. Я знаю, что нас поддерживает по этому поводу и Министерство труда, и Минфин, – проблема в деньгах. Общественные организации инвалидов очень просят Правительство в Вашем лице, в лице Ольги Юрьевны принять волевое решение о продлении программы «Доступная среда». Мы понимаем ситуацию финансовую, международную, но очень просим это сделать.

О.Смолин: «В следующем году увеличиваются тарифы отчислений от предприятий, использующих труд инвалидов и принадлежащих общественным организациям инвалидов, с 27 до 30%. Вы уже однажды такое поручение давали, Минфин и Минтруд нас поддержали. Просим дать поручение, чтобы проиндексировали субсидии общественным организациям инвалидов на компенсацию увеличившихся затрат, с тем чтобы предприятия, использующие труд инвалидов, не закрывались».

Второй вопрос частный. В следующем году увеличиваются тарифы отчислений от предприятий, использующих труд инвалидов и принадлежащих общественным организациям инвалидов, с 27 до 30%. Вы уже однажды такое поручение давали, Минфин и Минтруд нас поддержали. Просим дать поручение, чтобы проиндексировали субсидии общественным организациям инвалидов на компенсацию увеличившихся затрат, с тем чтобы предприятия, использующие труд инвалидов, не закрывались. Рабочее место для инвалида – это не только социальная, но и экономическая позиция.

Позиция третья. Дмитрий Анатольевич, если есть возможность после окончания Паралимпийских игр найти 15 минут для личного приёма… Вы как-то меня упрекнули, что я редко у Вас бываю, вот я бы очень хотел повторить поход.

В завершение, уважаемые коллеги, учитывая, что мы накануне 8 Марта, хочется всё-таки поздравить наших, без всякого квасного патриотизма, лучших в мире женщин с любимым мужским праздником – 8 Марта. И поблагодарить отдельно за то, что вы нашли такой вариант эмансипации, который не приводит к утрате женственности, в отличие от некоторых других стран. От души поздравляем! Спасибо.

Реплики: Спасибо!

Д.Медведев: Я потом тоже ещё поздравлю, с вашего позволения. Тем не менее всегда хорошо, когда несколько раз такие слова звучат.

Е.Альшанская (президент благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам»): Действительно, сейчас мы накануне серьёзной реформы, которая у нас очень подзадержалась, тут я соглашусь с Леной Клочко, подзадержалась лет на 30–40. Сегодня у нас есть положение об устройстве детей-сирот в учреждения для детей-сирот. Звучит чуть длиннее, но так же коряво. Тем не менее оно, с одной стороны, даёт возможность для такого довольного революционного изменения постыдной, честно скажем, нашей системы содержания детей в коллективных учреждениях сегодня. Но там есть некоторые нюансы, которые, с моей точки зрения, могут оставить для многих учреждений возможность оставаться, сохранять статус-кво.

Е.Альшанская: «Проживание детей-инвалидов и детей нормы не должно быть раздельным. Это случилось совершенно случайным образом, исторически, когда в 1960-е годы появились специальные коррекционные учреждения из самых лучших побуждений: когда детей только начали как-то учить, особых детей, их заодно и поселили в этих учреждениях. Совмещать проживание, обучение и развитие – совершенно ненормальная ситуация, мы в ней живём уже более 40 лет».

Эти ключевые моменты – это как раз то, о чём мы сегодня говорим: о том, что проживание детей-инвалидов и детей нормы не должно быть раздельным. Это случилось совершенно случайным образом, исторически, когда в 1960-е годы появились специальные коррекционные учреждения из самых лучших побуждений: когда детей только начали как-то учить, особых детей, их заодно и поселили в этих учреждениях. Совмещать проживание, обучение и развитие – совершенно ненормальная ситуация, мы в ней живём уже более 40 лет. С моей точки зрения, мы не можем оставить это как есть. Я понимаю, будет тяжело и трудно, но это опять же вопрос политической воли. Я очень надеюсь, что эта политическая воля будет, мы всё-таки перескочим этот момент и сумеем разделить проживание и образование, сделать возможным инклюзивное проживание. Я понимаю, что это куда проще, чем инклюзивное образование на самом деле для детей нормы и для детей с особенностями развития в учреждениях для детей-сирот. И та же история при инклюзии – это дети до трёх лет, до четырёх лет, маленькие дети, которые у нас сейчас неинклюзивно содержатся в учреждениях медицинских.

С моей точки зрения, я согласна абсолютно с Ксенией (Алфёровой), должен быть полный цикл: ребёнок, который нуждается в помощи, должен жить приближенно к семейной среде вне зависимости от возраста в разных возрастных группах. Это два таких момента ключевых, которые там на самом деле не преодолены до конца. Я не знаю, в каком виде этот документ вышел из Минюста, но я надеюсь, что мы сумеем… Я уверена, что там он вряд ли улучшился, а может быть, и немножко ухудшился. Поэтому мне хочется попросить Вас поставить на контроль вот это положение об устройстве детей-сирот в учреждения для детей-сирот, чтобы мы действительно перескочили эту революционную границу, сумели сделать мир для наших детей единым, перестали их делить и резервировать по разным нозологиям, возрастам, как будто мы их, не знаю, как зёрна сортируем.

Е.Альшанская: «Должен быть полный цикл: ребёнок, который нуждается в помощи, должен жить приближенно к семейной среде вне зависимости от возраста в разных возрастных группах».

И второй принципиальный момент – сейчас происходит очень много разных каких-то улучшений в отношении положения усыновителя, ещё кого-то, но по сути вся система принципиально не меняется, то есть от выявления ребёнка до его семейного устройства она совершенно разрозненная, хаотичная, в разных законах прописанная, но это не единый порядок действий.

Мы предлагаем сделать единый порядок действий, который показывает, как в любом регионе должна вестись работа при выявлении семьи или ребёнка в трудной жизненной ситуации. Чтобы это не было случайным набором действий в отношении этого ребёнка, как, к сожалению, это происходит сегодня, когда у нас сначала не прорабатывается кровная семья, когда сначала не прорабатываются кровные родственники, когда ребёнок может быть устроен совершенно случайным образом в то или иное учреждение. Нет никакого порядка действий!

Мы этот алгоритм примерный предложили, и он у Вас есть, у Вашей помощницы в папочке, Ольге Юрьевне (Голодец) я тоже сегодня его передала. Мы  надеемся, что также разработаем с коллегами уже какую-то нормативно-правовую основу к этому. Очень просим Вас тоже взять эту историю под свой контроль, иначе мы можем сколько угодно делать документов по улучшению положения усыновителей, но для детей это принципиально ситуацию не изменит.

Д.Медведев: Спасибо.

В.Меньшов (директор специальной (коррекционной) школы-интерната №8 города Москвы для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья): Дмитрий Анатольевич, в семье ребёнок каждый день, идя в магазин, покупая продукты, покупая одежду, получает опыт и социализацию. Федеральный закон о госзакупках напрочь перечёркивает такую возможность в учреждениях для детей. Может быть, можно сделать, внести какие-то изменения, потому что, во-первых…

Д.Медведев: Что вы имеете в виду?

В.Меньшов: Закупка одежды, обуви, то есть мы должны всё закупать по закону через аукционы. Но как можно на 150–200, даже на 50 детей купить так, чтобы это ему понравилось? Мы говорим о личностях, причём…

Д.Медведев: Вы что предлагаете откорректировать? Мы же с вами встретились, для того чтобы…

В.Меньшов: Дать возможность детским домам самим закупать, причём закупать индивидуально, чтобы можно было пойти с ребёнком в магазин и подобрать то, что ему нравится, то, что ему подходит.

Д.Медведев: Понятно.

Е.Альшанская: На самом деле у Вадима Анатольевича (Меньшова) естьконкретная система, которая может работать, он может прямо написать Вам, как это надо правильно сделать.

Д.Медведев: Главное это ещё описать таким языком, чтобы это было понятно потом для общего применения.

Коллеги, понятно, эта проблема есть. Теперь я, с вашего позволения, несколько слов скажу. Система, которую мы все пытаемся совершенствовать – система социального обслуживания в широком смысле этого слова, в том числе и детей, и взрослых, у которых есть те или иные проблемы, – у нас такая переходная. И надо признаться, что в последнее время мы занимались тем, что создавали новую нормативную основу, чтобы она стала более современной, похожей на цивилизованную. Это не только проблема законов. Я надеюсь, здесь все люди опытные в этом смысле, взрослые, не надо предаваться юридическим иллюзиям. От написания законов (вот Олег Николаевич (О.Смолин) занимается этим профессионально уже много лет как депутат Государственной Думы) не всегда всё меняется, но тем не менее добротная нормативная база должна быть.

Поэтому первое, что я хочу сказать, подводя итог нашему короткому разговору, – по проекту постановления, о котором вы говорили. Давайте мы его посмотрим. Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), непосредственно сами займитесь этим, потом расскажите, что произошло на тех или иных стадиях обсуждения, включая выход документа из Минюста. Что там улучшилось, что ухудшилось. Но, естественно, мы должны быть опять же реалистами, мы должны понимать, какие нормы у нас обеспечены материально, какие нормы имеют под собой экономическое основание, а какие нет. В общем, всё это надо взвесить и посмотреть на этот вопрос с точки зрения правовых конструкций. Вся та работа, о которой уважаемые коллеги здесь рассказывали, которая была проведена, не должна провалиться в корзину, должна быть использована обязательно.

Д.Медведев: «По поводу социальной рекламы у меня никаких возражений нет в пользу того, чтобы её максимально активно применять. На мой взгляд, также важно, чтобы мы в данном случае совершенствовали правовую основу такого рода рекламы, для того чтобы мы могли отделять собственно социальную рекламу от всякой иной и в этом смысле создавать для неё определённые льготы».

Теперь в отношении ряда предложений, которые здесь звучали. Я не претендую сейчас на глубокий анализ, но по поводу социальной рекламы у меня никаких возражений нет в пользу того, чтобы её максимально активно применять, хотя это всегда трудная тема для средств массовой информации. Как только мы начинаем об этом говорить, у них сразу киснут лица, они говорят, что это денег не даёт, не приносит никакого толку. Но всё равно заниматься этим надо и польза от этого есть. На мой взгляд, также важно, чтобы мы в данном случае совершенствовали правовую основу такого рода рекламы, для того чтобы мы могли отделять собственно социальную рекламу от всякой иной и в этом смысле создавать для неё определённые льготы – для того чтобы она так или иначе использовалась нашими средствами массовой информации.

Теперь – изменения в гражданское законодательство. Это тема непростая, и не потому, что вы давно и серьёзно ею занимаетесь, а потому что она сама по себе непростая. Я напомню: у нас с советских времён дееспособность лиц разделяется на три категории (для тех, кто забыл, хотя, наверное, все присутствующие более или менее в курсе) – это лица полностью недееспособные (к ним относятся малолетние до 14 лет и лица, признанные таковыми по решению суда); это лица ограниченно дееспособные (дети в возрасте от 14 до 18 лет), лица с так сказать частичной дееспособностью; и лица, полностью дееспособные (то есть лица, достигшие 18-летнего возраста), с точки зрения, подчёркиваю, гражданского законодательства, потому что понятие правоспособности и дееспособности в различных отраслях права разное. Но мы в данном случае с вами говорим о гражданском и семейном законодательстве.

Я готов посмотреть на эту проблему более широко вместе со специалистами. Я пока, правда, до конца не понял, в чём будет состоять институт ограниченной дееспособности в отношении лиц, которые, видимо, не признаны таковыми по решению суда или во всяком случае не детей, а взрослых уже людей, но имеющих те или иные показания к ограничению дееспособности, – каковы будут последствия этого. Но давайте оценим, потому что, несмотря на то что вот эта конструкция уже насчитывает много-много лет в нашей стране, это не значит, что она не может меняться.

Д.Медведев: «Когда все функции опеки совмещены в одном месте, например в том же самом интернате, действительно противоречит смыслу опеки и попечительства, потому что смысл заключается именно в том, чтобы восполнять».

В отношении опеки и попечительства. Строго говоря, и сейчас функции опекуна и попечителя выполняют лица не только физические, но и юридические, потому что санкцию на совершение сделок от имени подопечного даёт орган опеки и попечительства, это юридическое лицо. Но это не значит, что потенциально невозможна ситуация, когда юридическое лицо также будет не только государственное, но и, может быть, какая-то иная организация, которая будет выполнять функции контроля, надзора и действительно, по сути, принимать участие в судьбе подопечного лица. Причём я абсолютно согласен, что когда все функции совмещены в одном месте, например в том же самом интернате, действительно противоречит смыслу опеки и попечительства, потому что смысл заключается именно в том, чтобы восполнять, как говорят юристы, отсутствие той или иной части дееспособности лица, а не в том, чтобы просто всё свалить в одну кучу и чтобы там и ели, и контролировали, и занимались здравоохранением, и всё остальное осуществлялось. Поэтому давайте посмотрим на совершенствование соответствующих институтов опеки и попечительства. Я не знаю, в какой стадии сейчас этот законопроект. Эта тема довольно тонкая всегда. Я предлагаю сейчас, естественно, дискуссию не открывать, но, Ольга Юрьевна, можем как-нибудь даже отдельно встретиться, поговорить о совершенствовании семейного законодательства. В общем, оно для меня не совсем постороннее, я когда-то в профессиональном плане этим занимался, так что более или менее понятие о том, как это законодательство и в советские, и в постсоветские времена развивалось, имею.

В отношении всех других предложений, которые здесь звучали, в том числе по специалистам, по образованию, по использованию тех или иных новых форм, которые здесь наши коллеги формулировали, я, естественно, всецело за. Надеюсь, что Ольга Юрьевна эту работу продолжит. В любом случае хочу отметить, что без вашей работы в этой сфере мы просто не сможем пробить эту корку, которая существует между людьми, обычными людьми, и большим количеством людей, которые нуждаются в нашем внимании.

Д.Медведев: «Хочу отметить, что без вашей работы в этой сфере мы просто не сможем пробить эту корку, которая существует между людьми, обычными людьми, и большим количеством людей, которые нуждаются в нашем внимании».

Мы с вами знаем, что советское общество было построено определённым образом. Я не хочу сейчас его ни ругать, ни осуждать, но, в общем, что скрывать: отношение к людям с инвалидностью было совершенно иным, чем должно быть в цивилизованном мире. Это касалось и касается и детей, и взрослых. Сегодня мы стараемся перейти на цивилизованные рельсы в решении этих вопросов. Многие упрёки, которые звучат… Коллеги тут говорили, что в какой-то момент и обучение, и развитие, и проживание загрузили в 1960-е годы в одно место, и сделано это было необдуманно. Да нет, это сделано было абсолютно обдуманно. Это от бедности, конечно, господи, только от бедности! Вообще, в основном большинство проблем, которые мы имеем сегодня, – это следствие не злого умысла и не чёрствости российских душ, а всё-таки следствие бедности пролонгированной. Но сегодня у нас уже есть возможности, для того чтобы эти задачи решать, даже несмотря на экономический кризис и всякого рода сложности, которых у любого государства всегда хватает. Поэтому, возвращаясь к предложениям Олега Николаевича Смолина, я могу сказать, что я полностью с вами согласен. Паралимпийские игры – это очень хороший повод не только для того, чтобы аплодировать нашим паралимпийцам, которые, уверен, там блестяще выступят, но и для того, чтобы ещё раз заняться всеми проблемами, связанными с помощью людям, имеющим ограничения по здоровью. В этом плане продление программы «Доступная среда»… Конечно, мы сделаем всё возможное для того, чтобы эта программа была продлена. Посмотрим, конечно, на наши финансовые возможности – они сейчас довольно скромные, вы знаете, тем не менее я слышу и вашу позицию и знаю её.

В отношении субсидий. Хорошо, я дам поручение ещё раз к этому вопросу вернуться (здесь рядом с вами как раз присутствует Министр труда), для того чтобы работодатели осознавали глубину ответственности.

Завершая нашу с вами встречу не очень длинную, хотел бы ещё раз вас поблагодарить за всё, что вы делаете, потому что вы действительно люди неравнодушные, и очень хорошо, что вы в нашем государстве есть. В известной степени это пример для огромного количества других людей. Благотворительность – это такая среда, которая имеет свойство разрастаться, если государство ей не ставит препоны, поэтому будем надеяться, что и наше государство, и Ольга Юрьевна Голодец сделают всё необходимое, чтобы эти споры дали очень хорошие всходы.

Теперь, дорогие женщины, хотел бы вас поздравить с наступающим праздником и приглашаю вас выпить бокал шампанского.

Выделить фрагмент