Новости

18 часов назад
6 декабря, вторник
5 декабря, понедельник
3 декабря, суббота
2 декабря, пятница
1

Календарь

Декабрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Встреча с участниками программы подготовки резерва управленческих кадров

«Современный управленец – это человек, у которого, если хотите, нестандартное мышление, который способен принимать решения в весьма сложных, порой драматических, ситуациях».

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Выступление генерального директора АНО «Спорт высших достижений» Александра Баранникова

Выступление директора Южно-Российского института - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Василия Рудого

Выступление заместителя Председателя Правительства - Руководителя Аппарата Правительства Сергея Приходько

Выступление Министра труда и социальной защиты Максима Топилина

Выступление директора департамента стратегииОАО «Россельхозбанк» Завена Айвазяна

Выступление директора департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства и объектов животного мира Министерства природных ресурсов и экологии Антона Берсенева

Стенограмма:

Встреча с участниками программы подготовки резерва управленческих кадров

Д.Медведев: Добрый день, коллеги. Я не в первый раз такую встречу провожу, участвую в ней с теми, кто занимался по программе подготовки и переподготовки резерва управленческих кадров высшего уровня федерального резерва. Вообще, судя по тому, что вы здесь присутствуете, в вашей карьере и так всё хорошо, у вас всё состоялось. Вы состоялись как государственные менеджеры на разных позициях, но после этого решили ещё получить дополнительное образование, дополнительный объём знаний. Это тоже хорошо, потому что учиться никогда не поздно и любой человек, сколько бы ему ни было лет и какую бы должность он ни занимал, всё равно, по сути, учится у других.

Я надеюсь, что за время обучения вы приобрели новые навыки, потому что современный управленец – это, конечно, человек, который обладает не только железной волей и командным голосом, способен правильно акцентировать слова, грамотно давать поручения, но это человек, у которого, если хотите, нестандартное мышление, который способен принимать решения в весьма сложных, порой драматических, ситуациях, чем бы этот человек ни занимался, потому что драматические ситуации есть на любом месте. Я уверен, что те проекты, которые вы готовили, с учётом того, что вы сами темы выбирали, вам помогут. Я посмотрел список: они очень разнообразные. Наверное, вы что-нибудь чуть подробнее расскажете. Я предлагаю таким образом построить наше общение: с учётом того, что у меня определённый дефицит времени образовался, я на этом завершу вступительное слово. Если у вас есть какие-то вопросы, которые вы хотели бы задать прямо мне здесь и сейчас, я вам это предлагаю сделать. Потом я оставлю своих коллег, вице-премьера и руководителя Аппарата Правительства Сергея Эдуардовича Приходько, который, собственно, и отвечает за государственную службу в Правительстве, и нашего профильного министра Максима Анатольевича Топилина, который тоже отвечает за подготовку государственных служащих и является в этом вопросе профессионалом.

Список участников

  • PDF

    167Kb

    Список присутствующих на встрече с участниками программы подготовки резерва управленческих кадров

Хорошо. Пожалуйста, тогда я приглашаю к общению всех, кто имеет что сказать. Мне не нужно ещё раз защищать проект, потому что вы это уже сделали. Пару слов о себе рассказать, может быть, было бы неплохо и сказать, чем будете заниматься. Потом вопрос задайте.

С.Приходько: Смелее.

Д.Медведев: Да, не бойтесь, конечно. Пожалуйста, прошу вас.

А.Баранников (генеральный директор автономной некоммерческой организации «Спорт высших достижений»): Большое спасибо. Дмитрий Анатольевич, я как раз отношусь к той категории выпускников, кто навыки, полученные во время учёбы, смог воплотить в жизнь позднее. Я был в пилотной группе проекта, закончил обучение в 2011 году и с 2012 года прекратил госслужбу, но навыки, которые мы получили в АНХ, позволили мне реализовать проект по самоорганизации в сфере спорта.

Д.Медведев: Вы так заинтриговали, я всё хочу спросить: так вы кем всё-таки работаете? Об этом можно говорить в этой аудитории?

А.Баранников: Я руковожу некоммерческий организацией. Я был госслужащим, сейчас руковожу некоммерческий организацией, которая занимается проектами в сфере спорта.

Д.Медведев: Как вас зовут?

А.Баранников: Меня зовут Баранников Александр.

Весь проект, который мы создали на основе тех знаний, которые получили в АНХ, связан с объединением интересов государства, бизнеса и общества, самоорганизуемых сообществ людей, которые активно занимаются спортом, людей, которые любят эту тему. Мы не просто на бумаге написали этот проект, мы за год, который прошёл после окончания учёбы, его реализовали. Он получился достаточно неплохим. Мы прошли по стране и увидели: сегодня, несмотря на то что государство уделяет огромное внимание спорту, только 20% нашего населения занимается активно спортом самостоятельно. У нас неплохо всё в спорте высших достижений, но нам что-то нужно делать с тем, чтобы на примере наших иностранных коллег расти с этой цифрой. В Германии 75% занимается активным спортом, проводят досуг, используя те или иные спортивные активности. Мы встретились с лидерами уже организованного в стране достаточно большого количества сообществ любителей спорта, и мы поняли, что многие из них, которые получают удовольствие от занятий спортом, которые тратят на это собственные деньги без помощи государства, хотят получить определённый элемент социального признания и хотят стать частью большой истории большого спорта России. Мы сделали четыре продукта в рамках этого проекта. Первый – мы помогли людям организоваться во всероссийскую общественную организацию.

Вторая история – мы помогли им организовать мероприятие, которое будет ключевым в сфере любительского спорта в стране. Игры команды России – это такая всероссийская любительская спартакиада, в которой участвуют только те, кто не занимается профессионально спортом.

А.Баранников: «Сегодня, несмотря на то что государство уделяет огромное внимание спорту, только 20% нашего населения занимается активно спортом самостоятельно».

Третье – мы рассчитываем на молодёжь, и, безусловно, мы не могли вниманием обойти интернет. Мы создали портал, который позволит каждому человеку, кто занимается спортом, получить те сервисы, которые нужны для него.

И четвёртое: как сделать всё это интересным не только государству, для которого цель – это здоровье граждан, но и бизнесу? Мы сделали бренд, бренд, который объединяет всех любителей спорта. Когда мы проводили соревнования (мы уже провели соревнования для любителей), мы отмечали каждого – не только победителей, но каждого. Мы вручали каждому бренд – сердце проекта, бренд проекта, который заключается в сердце с коротенькими буквами: Are you. Мы считаем, что наш проект позволит реализовать олимпийский принцип «Главное не победа, главное – участие». Спасибо.

С главой Минтруда Максимом Топилиным и заместителем Председателя Правительства - Руководителем Аппарата Правительства Сергеем Приходько

Д.Медведев: Спасибо большое. Я смотрю список участников (а вся эта идея начала реализовываться в 2008 году, после подписания документа мною): здесь огромное количество людей, которые действительно состоялись в самых разных областях: и как государственные служащие, и как руководители общественных структур. Но что мне было бы любопытно услышать, это всё-таки то, чем вам это помогло. Я смотрю, здесь сидят мои коллеги, с которыми я каждый день общаюсь. Максим Алексеевич, вы у нас первый замруководителя Аппарата Правительства. Оно вам надо было, когда вы в Калужской области были? Я понимаю, что вы теперь уже на другой должности находитесь. Помимо карьерного роста это что-то дало или нет?

М.Акимов (Первый заместитель руководителя Аппарата Правительства): Могу сказать, надо, и даже сейчас надо. Понимаю, что возможности такой в ближайшее время, наверное, не предвидится, но я считаю, и тогда было надо, и сейчас очень надо. Колоссальный круг общения, очень богатая интеллектуальная среда, очень хорошо подобранные эксперты. Это полуторалетний опыт, который во многом меня, скажем так, даже доформировал. Я очень счастлив, что я был в пилотном потоке. Пользуясь случаем, хотел бы сказать спасибо, Дмитрий Анатольевич, Вам как инициатору вообще формирования резерва, Правительству за эту программу и, конечно, педагогам нашим.

Д.Медведев: Вы тогда у нас работали ещё в Калужской области, правильно я понимаю?

М.Акимов: Да, был замом губернатора, экономику курировал.

Д.Медведев: Были замом губернатора. Я всегда задавался вопросом, потому что я, к сожалению, такую школу не посещал: что должно сподвигнуть заместителя губернатора как вполне состоявшегося уже начальника снова сесть за парту? И насколько часто эти занятия были тогда?

М.Акимов: Это потребовало затрат, то есть это было стационарное обучение. У нас были модули…

Д.Медведев: Как часто?

М.Акимов: …двух-, трёхнедельные.

Д.Медведев: А как вас губернатор отпускал?

М.Акимов: С тяжёлым сердцем, но с пониманием того, что мы растём. Мы рассказывали детально, докладывали (у нас строгий губернатор), чем мы занимаемся и что полезного можем принести, какие мы в том числе связи и контакты (это тоже очень важно) завязали. Теперь мы вместе друг другу помогаем, нашим курсом так вместе по жизни идём, это тоже важно. Но, конечно, если ты понимаешь, что ты само совершенство и всего достиг, то там делать нечего.

Д.Медведев: А есть такие, нет?

М.Акимов: Там будет неуютно, жёстко, и тебя сразу поставят на место.

Д.Медведев: В общем, менторам там делать нечего.

М.Акимов: Нет. Вы нам планку всегда хорошую задаёте в этом плане – познания, любопытства, в хорошем смысле. Конечно, это любознательность прежде всего и стремление как-то подрасти в профессиональном плане. А для меня – я ещё человек не московский, во всех смыслах этого слова, – для меня это был, конечно, шаг в совершенно какую-то новую жизнь.

Д.Медведев: Я тоже не московский некоторое время назад был – ничего, адаптировался.

М.Акимов: Я постарался ответить.

С главой Минтруда Максимом Топилиным и заместителем Председателя Правительства - Руководителем Аппарата Правительства Сергеем Приходько

Д.Медведев: Понятно.Спасибо, я специально вас поднял, потому что у вас высокая должность и ответственная, но мне было интересно понять и вашу мотивацию, тем более что я, честно говоря, подзабыл, что вы занимались на этих наших курсах по переподготовке, и вот обнаружил вас в соответствующем издании.

Ладно, есть какие-то вопросы, коллеги, ко мне? Могу вам какую-нибудь историю рассказать и на этом с чистой совестью удалиться.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, Вы разрешите?

Д.Медведев: Да. Пожалуйста, если вы хотите.

Реплика: Я с Максимом Алексеевичем (М.Акимов) работал.

Д.Медведев: Нужно, чтобы я вас запомнил тоже? Хорошо.

Реплика: У меня сегодня день рождения просто, хотел нарваться на поздравление.

Д.Медведев: Молодец. Поздравляем вас. Успехов вам!

Реплика: Спасибо. Я на самом деле благодарен тому, что мы смогли в этой программе принять участие. Мои коллеги здесь сидят, и они мне даже подарок сегодня сделали, запомнили, что у меня день рождения. Эта программа нужна, это нужно. И второе, что хотел бы сказать: может быть, это жёстко прозвучит, но я думаю, что в федеральных органах власти должны работать люди, которые прошли школу муниципальных органов. Всё. Спасибо.

Д.Медведев: Заявка принята, что называется. Спасибо. Пожалуйста.

В.Рудой (директор Южно-Российского института – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации): Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Рудой Василий, ректор до недавнего времени, а сейчас директор Южно-Российского института Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте. Дмитрий Анатольевич, хотел бы сказать не столько об интересности программы, в которой нам довелось принимать участие, а внести ряд предложений, которые перед нами всплыли в процессе реализации программы. Дело в том, что у нас появилась уникальная возможность рассматривать себя, именно кадровый резерв, как объект исследования в процессе обучения. Наш проект был сосредоточен на том, чтобы выработать комплекс мер, которые были бы направлены на повышение эффективности работы с нами же как с резервистами. В процессе работы проект предусматривал массу различных наших предложений организационно-правового характера, в рамках образовательного процесса. Многое из этого уже нашло свою реализацию. В частности, сейчас по единому принципу формируются региональные резервы управленческих кадров, сейчас шире и шире внедряются информационные технологии в процесс работы с резервистами, большей популярностью пользуются порталы кадрового резерва и так далее. Но в системе работы с резервом управленческих кадров мы обнаружили одно белое пятно, на которое имеет смысл обратить дополнительное внимание. Речь идёт о федеральном резерве управленческих кадров. Дело в том, что в настоящее время федеральный резерв формируется на основании ежегодных поручений Правительства в соответствии с предложениями руководителей государственных органов федерального и регионального уровня и, соответственно, руководителей госкорпораций и, по сути, представляет собой базу лиц, которые попадают туда во многом автоматически. Если есть рекомендация соответствующего руководителя, отвечающая определённым требованиям, значит, фактически ты уже находишься в этом резерве. Сейчас в этом зале присутствуют в том числе представители федерального резерва управленческих кадров. Мы неоднократно с коллегами обсуждали эту тему, и все фактически сошлись во мнении, что для того, чтобы такой резерв был более эффективным, он не должен формироваться автоматически. В этой связи, может быть, настало уже время поручить разработать единый порядок формирования такого резерва, который предусматривал бы достаточно широкий доступ на входе потенциальных участников, саму процедуру отбора этого резерва более детальную, механизмы работы с ним. Наверное, вряд ли сама по себе, без соответствующих организационных решений, такая технология, такой порядок обеспечит решение всех проблем.

В.Рудой: «В настоящее время федеральный резерв формируется на основании ежегодных поручений Правительства в соответствии с предложениями руководителей государственных органов федерального и регионального уровня и, соответственно, руководителей госкорпораций и, по сути, представляет собой базу лиц, которые попадают туда во многом автоматически».

В этой связи, Дмитрий Анатольевич, обращаемся к Вам с предложением рассмотреть вопрос, может быть, о целесообразности создания специальной кадровой комиссии при Правительстве Российской Федерации, которая бы могла взять на себя по меньшей мере реализацию двух основных функций: с одной стороны, осуществлять отбор потенциальных участников кадрового резерва (федерального, имеется в виду), с другой стороны, принимала бы непосредственное участие в кадровом сопровождении по тем должностям, назначение на которые осуществляет Правительство Российской Федерации. По сути, такой кадровый совет мог бы стать своеобразным фильтром: на входе, соответственно, отбор, на выходе – подготовка рекомендаций о назначении, причём не по одной кандидатуре, а, возможно, это делать на альтернативной основе. Здесь есть одна проблема, и очень существенная, которая, по сути, препятствует дальнейшему продвижению резервистов по ступеням карьерной лестницы. Она заключается в том, что на сегодняшний день ни один вид резерва, его использования, не является обязательным при принятии решения о назначении на ключевые управленческие должности. Такой вид резерва является одним из возможных, внешних источников…

С главой Минтруда Максимом Топилиным и заместителем Председателя Правительства - Руководителем Аппарата Правительства Сергеем Приходько

Д.Медведев: А как бы вы хотели? Чтобы в автоматическом режиме это всё произошло? Приносят там Председателю Правительства или Президенту: не можете отказаться, этот человек давно у нас уже в резерве, подписывайте…

В.Рудой: Нет, Дмитрий Анатольевич, в этой связи мы и говорим о возможности работы совета и подготовке альтернативных решений, то есть нескольких кандидатур, но преимущественно, как правило, из состава тех лиц, которые включены в состав резерва управленческих кадров.

А тут ещё один возможный вариант, чтобы, скажем, расширить границы использования потенциала, особенно федерального резерва управленческих кадров. Может быть, имеет смысл расширить сам перечень должностей, по которым принимает Правительство решение о назначении? И включить сюда, скажем, директоров департаментов федеральных министерств, руководителей территориальных федеральных органов исполнительной власти (последних, в силу многочисленности, может быть, в плане согласования).

И ещё один важный, Дмитрий Анатольевич, момент. Все те элементы, которые сейчас озвучены, они все взаимосвязаны между собой. По сути, если будет порядок, он определит правила игры на вход и определит дальнейшую перспективу использования резервиста. Если будет соответствующий кадровый совет, он обеспечивает отбор в состав резерва и берёт под контроль последующее профессиональное развитие резервиста.

Если расширить номенклатуру должностей и подкрепить её какими-то требованиями – проработать вопрос о возможности установления требования о назначении на должности, как правило, лиц, находящихся в составе резерва, – соответственно, это и придаст дополнительный, на наш взгляд, импульс развития всей системы кадрового резерва.

И ещё, Дмитрий Анатольевич, если позволите, одно предложение.

Д.Медведев: Давайте.

В.Рудой: Но уже не столько как от резервиста, сколько как от руководителя именно регионального института Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Дело в том, что на сегодняшний день огромнейшую работу в сфере методического обеспечения государственной службы проводит наше Министерство труда и социальной защиты. У нас формируется огромный пакет методических документов. К этой работе привлекается большое количество организаций, но поистине огромнейшим потенциалом в этом направлении обладает академия при Президенте. У нас 68 региональных институтов, огромное количество проектов прикладного и научно-исследовательского характера, которые мы реализуем по всей стране, используя нашу сеть. В этой связи, Дмитрий Анатольевич, не будет ли возможным рассмотреть вопрос о возложении на нашу академию функции аналитического и методического центра проработки всех управленческих решений в системе государственного муниципального управления? В этой связи можно было бы замкнуть всё в единую цепь, что логично: и работу с кадровым резервом…

Д.Медведев: Давайте вообще всё остальное поотменяем, давайте на базе академии все решения принимать. Ладно, спасибо большое.

В.Рудой: Спасибо большое. Благодарю вас.

Д.Медведев: Работа с кадровым резервом для людей, наверное, мало посвящённых в эту проблематику, людей, которые, может быть, и на государственной службе не состоят, кажется чем-то совершенно скучным, бюрократическим и является средством продвижения, так сказать, себе подобных, что называется, на различные должности, но на самом деле это совершенно не так. Одной из проблем нашей страны в 1990-е годы было разрушение вообще системы подготовки кадров для органов государственной власти и управления, то есть для государственной службы, потому что старая система подготовки была признана очень архаичной, идеологизированной (потому что она была основана на идеологии компартии) и неэффективной, а другая не была создана. Сейчас уже времени много прошло. Мы понимаем, что и в той системе, которая действовала в советский период, были рациональные вещи, это очевидно абсолютно, потому что она как минимум позволяла сохранять управляемость страной. Да, специфическими методами, да, с известными издержками, но всё-таки эта система создавала необходимый кадровый резерв и позволяла продвигать на руководящие позиции людей, которые к этому были готовы. Понятно, что от дураков ни одна система не застрахована и от эксцесса исполнителя, тем не менее всё-таки эта система работала. Мы начали этим заниматься только с середины прошлого десятилетия, и та система, в которой вы принимаете участие, мне кажется, одна из неплохих попыток создать именно нормальный резерв управленческих кадров.

Д.Медведев: «Работа с кадровым резервом для людей, наверное, мало посвящённых в эту проблематику, людей, которые, может быть, и на государственной службе не состоят, кажется чем-то совершенно скучным, бюрократическим и является средством продвижения, но на самом деле это совершенно не так».

Второе. Я себя ставлю на место любого регионального руководителя, к которому приходят и говорят: отпусти, пожалуйста, такого-то человека поучиться, того же самого Максима Акимова. Он смотрит: вроде грамотный специалист, может потенциально в губернии занять соответствующую позицию (или уже занимает), а его куда-то в Москву тянут, скорее всего, ещё могут забрать. У меня были бы сомнения, надо ли это делать, потому что так я могу сохранить человека и на кого-то могу опираться (если серьёзно, так сказать, относишься к своим обязанностям), а если человек уехал, то всё, скорее всего, поминай как звали, и вряд ли его получится легко вернуть, особенно если он попадёт в такую орбиту общения, с кем-то познакомится, оценят его организаторские способности. Поэтому это ещё и проблема взаимоотношений между резервистом и его непосредственным начальником. Это не новая проблема, но она реально существует.

Ещё одна позиция, о которой наш коллега только что сказал, отмечающий день рождения. Очень важно, чтобы, конечно, был опыт работы на земле, это правда. Я вспоминаю свои первые опыты государственной службы (это происходило в Петербурге, даже в Ленинграде ещё). Конечно, это было очень полезно, притом что когда я попал туда, мне было совсем немного, наверное, 22 или 23 года. У меня было ощущение (это был как раз слом эпох), что с этими бюрократами не о чем разговаривать, я отлично всё знаю, я только что диссертацию защитил, знаю законодательство, я молодой и достаточно современный человек. Оказалось, что всё гораздо сложнее и для того, чтобы управлять крупными процессами (даже в масштабах муниципалитета эти процессы могут быть крупными), нужны навыки. И когда эти навыки складываются и потом постепенно применяются на региональном уровне, потом на федеральном уровне, это самая правильная карьера, что бы ни говорили. С этим невозможно поспорить.

И, наконец, в отношении того, как дальше работать. Я не возражаю против создания новых комиссий, но я просто не считаю, что здесь сами по себе комиссии приведут к каким-то однозначно положительным результатам. Всё равно прежде всего абсолютное большинство решений будет основано именно на факторе человеческом.

Когда каждый из нас общается друг с другом, мы отмечаем какие-то положительные стороны друг друга: умение схватывать материал, быстро реагировать на какие-то вопросы, знание предмета, безусловно, которым ты занимаешься. Всё равно кадровая работа будет включать в себя и вот такое собеседование, и современные тесты, которым сейчас тоже много придаётся значения. Но личный фактор никто не отменял, как, наверное, и опору на людей, которые близки тебе по духу и которым ты доверяешь. Сколько бы ни было тестов, всё равно ни один руководитель не возьмёт человека, который вызывает у него отторжение по каким-то причинам, даже если у него блестящие характеристики, поэтому, пожалуйста, не заставляйте Президента и премьера насильно подписывать документы о кадровых назначениях. Я это имею в виду и отношу к деятельности любого руководителя.

Я уверен, что те знания, которые вы получили, абсолютно точно пригодятся в жизни. Ещё раз повторю, у вас и так всё получилось – вы руководители различного уровня с состоявшейся, что называется, биографией. Но если то, чем вы занимались, поможет вам в дальнейшем жизненном пути, это, наверное, самое главное, чего мы хотели получить от системы подготовки резерва и от тех знаний, которые вы приобрели во время этой учёбы.

Я желаю вам успехов, максимальных успехов в вашей карьере. Я считаю, что об этом можно говорить без стеснения, потому что то, что вы считаете для себя важным, вы должны поставить на передний план, так что достигайте тех целей, которые ставите перед собой. Всего доброго!

С.Приходько: Добрый день ещё раз! Председатель действительно задал очень высокую планку, совершил такую интеллектуальную атаку на все наши способности улавливать то, что нам нужно, то, чего от нас ждёт государство, в данном конкретном случае Правительство, правительственные структуры. Конечно, после него трудно что-то новое придумать, что-то новое добавить, но я всё-таки попытаюсь занять несколько минут вашего времени.

Я, собственно говоря, нахожусь с вами в одном строю, поскольку являюсь новым управленцем. Я, если вы знаете, многие годы занимался исключительно одной специфической отраслью, а именно внешней политикой, правда на разных должностях, приходилось и на высоких должностях некоторое время поработать. Базисное экономическое образование, которое я получил в своё время в МГИМО много-много лет назад, конечно, абсолютно не соответствует масштабу тех задач, с которыми приходится сталкиваться сегодня, прежде всего (не о себе) нашему Аппарату Правительства. Мне лично приходится иногда принимать решения по вопросам, по которым у меня не хватает ни компетенции, ни возможности в короткий срок эту компетенцию существенно повысить. И это очень большой вызов – сделать из себя всезнайку, убедить своих подчинённых, что твоё слово последнее, ты всё равно знаешь лучше, потому что ты начальник, или постараться опереться на коллективное мнение квалифицированного большинства (а иногда и меньшинства) и на коллективное мнение тех правительственных структур, которые по регламенту, по законодательству, по практике занимаются отдельными специфическими вопросами, и не подвести ни Председателя, ни своих коллег, ни аппарат, не подвести Президента. Поэтому приходится на ходу перенастраиваться.

Хотя я в известной степени завидую всем вам без исключения, потому что вы смогли убедить своё руководство и реализовать свой политический выбор (или какой угодно – жизненный), от текучки оторваться (кто на две, на три недели, кто на больше – месяцы) и заняться тем, что вам пригодится в жизни, в будущем. Мне, к сожалению, такая возможность на данном этапе и не снится, поэтому я вам искренне завидую. Завидую также и тому, что помимо обучения и постижения новых методик вы все приобретаете (и приобрели), как я вижу и уверен, здоровый дух корпоративной ответственности, в самом лучшем и самом высоком смысле этого слова, ответственности не только за себя, за свой коллектив, но, не побоюсь больших слов, за государство, за страну. Поскольку каждая корпорация в известной степени не только сохраняет собственное благополучие, собственную устойчивость – так она отторгает некомпетентных, нечестных, корыстных и излишне самолюбивых индивидуумов. Я здесь вам тоже завидую.

У нас несколько слов про аппарат, как я вижу его. Про аппарат Правительства вам, наверное, будет интересно услышать. Когда я сюда пришёл, мне называли фамилии, говорили, что вот был такой-то премьер, был другой премьер, потом ещё один, ещё один и будут другие. Они все будут меняться, а аппарат останется. Сначала это несколько сильно расстраивало. Что же, нельзя ничего поменять? Потом я вспомнил фамилии тех предшественников, которые находились на моей должности и занимались тем, чем я должен сейчас заниматься, – менеджмент, регулирование, управление. И мне иногда было так немножко не по себе. С кем же я должен заочно спорить и чьи методы я должен опровергать или ниспровергать? Это тоже серьёзный вопрос. Мера преемственности в работе аппарата и мера привнесения в его деятельность новых экономических рычагов, политических, информационных – это очень тяжёлый выбор. Здесь у нас ситуация обстоит неплохо. Мы сейчас переходим активно, как вы знаете, наверное, многие здесь присутствующие, на элементы электронного документооборота, пытаемся заставить тех членов Правительства и руководства, которые не дружат с IT-технологиями, пользоваться компьютером и планшетом в ежедневном режиме. Просто устраняем субъективизм. Можно уже будет, по крайней мере, мне и любому другому моему коллеге задать вопрос скоро: почему у тебя тот или иной документ лежит один день, два, три или четыре, особенно если это касается кадров, ресурсных вопросов или иных сложных, специфических вопросов. На этот вопрос придётся отвечать уже каждому. Сейчас мы на эти вопросы часто отвечаем, а будем отвечать ещё чаще, поэтому в этом направлении аппарат немножко обновляется, приходит больше молодёжи, хотя и со старшим или средним поколением расставаться, наверное, не хочется, поскольку люди квалифицированные, с аппаратом связана и жизнь, и какие-то критерии, какие-то задачи, амбиции. Сложная ситуация. Но я лично говорю от себя и, думаю, Максим Анатольевич (М.Топилин) меня поддержит, если мы будем говорить о его Министерстве конкретном, что прилив молодёжи (условно – молодёжи), молодых управленцев жизненно необходим, поскольку обратная величина и обратное измерение – это застой, он никому не нужен. Мы эту фазу нашего общественного развития, надеюсь, уже пережили однажды и навсегда с ней простились.

С.Приходько: «Вы все, выпускники или ныне обучающиеся, вы все, каждый из вас, – индивидуумы, люди со сформировавшимся мировоззрением. И найти среднее арифметическое, чтобы зажечь всех желанием не один день ходить, не два, не три, не четыре, не пять и не десять и считать, что это тебе нужно, – это непростая задача».

Я исключительно высоко ценю ту работу, которую академия проводит с вами. Вы все, выпускники или ныне обучающиеся, вы все, каждый из вас, – индивидуумы, люди со сформировавшимся мировоззрением. И найти среднее арифметическое, чтобы зажечь всех желанием не один день ходить, не два, не три, не четыре, не пять и не десять и считать, что это тебе нужно, – это непростая задача. В этом смысле я всё, что делается академией и в региональном разрезе, и по выработке методологических рекомендаций для работы Правительства, поддерживаю. Об этом Председатель сказал, но мы не можем на академию во всём положиться, и это не задача академии, конечно. Думаю, что мы ваш ресурс как уже составных крупиц или частиц (никто не говорит «винтики и болтики»), будем использовать в большей степени. Я не буду продолжать свой монолог, поскольку это было бы, наверное, глупо, тем более после того, как – ещё раз – такую планку интеллектуальную и просто человеческую задал Председатель. Дам два слова Максиму (М.Топилин), который сейчас скажет о том, чего он ждёт от нас всех здесь и от вас всех там, а потом, если у вас к нам будут вопросы (может, они будут носить другое измерение или другую глубину), мы тоже с удовольствием ответим. Договорились?

М.Топилин: Спасибо. Уважаемый Сергей Эдуардович! Уважаемые коллеги! Я вошёл в зал чуть раньше – и, действительно, очень много знакомых лиц. Многих я здесь знаю – это и руководители регионального звена, и руководители федерального уровня. Я сначала хотел рассказать о том, что министерство делает в рамках наших проектов по государственной гражданской службе. Действительно, делается сейчас очень многое, коллега отметил эту работу. Мы пытаемся действительно определённым образом создать серьёзную культуру кадровой службы на федеральном уровне. И чтобы федеральные органы исполнительной власти и регионы могли пользоваться различными тестами, мы сейчас переходим к различным электронным возможностям общения и захода на различные порталы, информационные ресурсы, объединяем портал. Так как Сергей Эдуардович уже выступил, я скажу действительно очень коротко. Я хочу пожелать, чтобы ваши проекты, с которыми вы выходите, они всё-таки были, с одной стороны, приземлёнными, с другой стороны – практически реализуемыми.

Я в качестве примера хочу привести – не в качестве какого-то пиара нашего Министерства труда... Здесь, в этом зале, находится мой первый заместитель, который тоже закончил этот курс, Сергей Фёдорович Вельмяйкин. Его работа, которой он занимался, ещё будучи не в должности первого заместителя, работая не в моём министерстве, а в другом министерстве, – у него работа касалась вопросов, связанных с улучшениями условий труда, оценкой условий труда, оценкой классов профессионального риска. И когда он пришёл, я его пригласил специально на эту работу, на проект, который у нас шёл в рамках пенсионной реформы, который был связан с изменением всего механизма стимулирования условий труда на производстве и формированием механизма досрочных пенсий. В принципе эту свою работу, свои наработки он реализовал в виде конкретных законов, которые сейчас в Думе уже готовятся ко второму чтению, и мы надеемся, что они будут реализованы. Поэтому те проекты, которые, как мне кажется, вы для себя выбрали, должны быть очень продуманными, жизненными. И это должны быть ваши, так сказать, проекты, когда вы возвращаетесь после обучения на свои рабочие места, и хотелось бы, чтобы вы их могли реализовать, чтобы они были очень жизненными, конкретными, и чтобы те, кто вас направил (если вы вдруг вернётесь, в отличие от озвученных ранее примеров), всё-таки все получили от этого очень хорошую, конкретную пользу, конкретный результат, – чего я вам и желаю. Спасибо.

С.Приходько: Ещё буквально два слова в подтверждение того, что сказал Максим Анатольевич (М.Топилин):выбирая свой проект, надо помнить, что его название ты будешь упоминать в разных анкетах много-много лет, чтобы потом – через пять, шесть, семь, десять или двадцать лет не получилось смешно, как иногда бывает, когда некоторые наши коллеги говорят темы своих докторских или иных диссертаций. Я их не критикую – они жили в исторические эпохи. Я, например, горжусь, что писал свою дипломную работу на пятом курсе экономического факультета МГИМО – «О перспективах развития атомной энергетики Чехословацкой Социалистической Республики и её перспективах сотрудничества с европейскими государствами». Поэтому мне как бы не стыдно, что я тогда ещё думал, что энергетика будет и, наверное, они ещё будут с кем-то сотрудничать, не только с нами, не только с Россией и Советским Союзом. Я всё-таки хотел бы дать возможность высказаться… Пожалуйста. Только представьтесь, если можно.

З.Айвазян (директор департамента стратегии ОАО «Россельхозбанк»): Завен Айвазян, директор департамента стратегии Россельхозбанка. Уважаемый Сергей Эдуардович! Уважаемый Максим Анатольевич! Уважаемые участники встречи! Я как раз хотел бы рассказать о проекте, который мы с небольшой группой наших участников программы, здесь присутствующих, в рамках текущего потока прорабатывали. Я думаю, что нам за тему этого проекта стыдно не будет ещё очень и очень долго. Немножко боюсь, правда, что и актуальность этой темы будет сохраняться ещё достаточно долго. Это тема развития сектора арендного жилья. Мы выбрали себе такую тему, она, конечно, может быть, напрямую к текущему роду занятий не всех из нас относится, тем не менее мы считаем её крайне актуальной для решения жилищной проблемы в России. И бессмысленно говорить, насколько это важно, тем более что здесь есть ещё аспекты более широкие, ставки более высоки, это источник экономического роста, это драйвер с коэффициентом минимум 10, а то и 6 к 1, это и хороший ресурс для решения… Здесь кроется потенциал для повышения мобильности трудовых ресурсов в стране и, что ещё важно, для решения проблемы повышения рождаемости, то есть это вопрос управления развитием человеческого капитала.

В то же время рынок жилья и вообще весь сектор экономики, связанный с жильём, на наш взгляд, на данный момент не способен решать эту проблему естественным ходом событий. Не буду перечислять все те проблемы, которые в секторе жилья есть. Я думаю, что большинству присутствующих здесь они достаточно хорошо известны. Жильё дорого, его не хватает, зона недоступности жилья давно достигнута и по некоторым оценкам даже превышена в 2 раза. При этом сектор аренды, который мог бы смягчить эту проблему или даже её решить, у нас находится… Ну институционально просто-напросто отсутствует. Я подчеркну – речь идёт не о социальной аренде, а о массовой аренде, свободном рынке аренды для всех. Он у нас в серой зоне, так сказать, бизнес этим сектором особо не интересуется, доходные дома носят нишевый, локальный характер – скорее исключение, чем правило. В целом, собственно говоря, никаких стимулов рыночных изменений этой ситуации мы не просматриваем сейчас.

Между тем мы полагаем, что надо решать эту проблему именно через развитие арендного жилья. Тема актуальная, она благодаря кризису, в общем-то, приобрела новое звучание. Много очень инициатив в последнее время озвучивается, мы постоянно читали в новостных лентах по мере работы над проектом идеи, созвучные тому, что мы обсуждали у себя в группе, поэтому, естественно, идеи носятся в воздухе. Но просто большинство из того, что мы видели, в основном ориентировано на стимулирование частной инициативы какой-то в этом секторе либо имеет некий социальный уклон. Мы же считаем, что вопрос именно развития массового рынка аренды является задачей именно государственной, и это хорошая стратегическая инвестиция именно для государства, потому что арендное жильё – это актив для консервативного инвестирования. Да, риски невысоки, устойчивость колебания ставок аренды гораздо больше, чем допустим, цены́ жилья. При этом сроки окупаемости достаточно длинные – 15–20 лет, зато и период извлечения дохода тоже достаточно высокий, минимум 50 лет. Потом, если государство будет инвестировать в такого рода актив, образно говоря, завтрашние трансферты инвестировать сегодня в подобный актив, то будущие обязательства можно будет погашать уже за счёт прибыли из сегодняшних инвестиций. По нашим оценкам, допустим, в пересчёте на 1 млн кв. м арендного жилья это может быть от 2 млрд рублей ежегодно. Соответственно, расширение налоговой базы, по нашим оценкам, на тот же условный 1 млн кв. м – это где-то порядка от полумиллиарда НДС и 250 млн налога на имущество, то есть это хорошее подспорье в бюджеты всех уровней.

З.Айвазян: «Тема развития сектора арендного жилья, конечно, может быть, напрямую к текущему роду занятий не всех из нас относится, тем не менее мы считаем её крайне актуальной для решения жилищной проблемы в России. И бессмысленно говорить, насколько это важно, тем более что здесь есть ещё аспекты более широкие, ставки более высоки, это источник экономического роста, это драйвер с коэффициентом минимум 10, а то и 6 к 1, это и хороший ресурс для решения».

И, наконец, здесь есть вопросы повышения мобильности кадров, в том числе госслужащих, в том числе решения проблемы моногородов и так далее, область для применения современных подходов и технологий в строительстве, градостроительные практики и тому подобное, то есть здесь есть масса возможностей, которые именно ценны для государства. На частную инициативу рассчитывать здесь особенно не приходится. До тех пор, пока рентабельность проектов по продаже недвижимости и сроки их окупаемости будут на порядок, а то и на два порядка лучше, чем с точки зрения аренды, мы особой инициативы здесь не увидим. Кроме того, тот зарубежный опыт, с которым мы ознакомились в ходе программы, показывает, что на аналогичных рынках, где недвижимость дорога и при малейшей возможности имеет тенденцию к быстрому росту, только государство может с нуля создать сектор арендного жилья, а в нашем случае это, собственно говоря, задача федерального уровня.

Поэтому мы считаем целесообразным следующее. Первое: развивать арендное жильё на базе структуры федерального уровня, оптимальным было бы на базе фонда при недавно созданном Министерстве строительства и ЖКХ. Фонд бы организовывал свою деятельность в регионах, где наибольший потенциал потребности в арендном жилье, там, где нехватка рабочей силы, там, где точки перспективного экономического роста и тому подобное.

Мы считаем, во-вторых, что финансирование этого проекта нужно организовывать из источников длинных денег. Их в принципе у нас немного, всем хорошо известны. Но мы предполагаем здесь иметь трёхфазную модель финансирования. Для стартового капитала нам потребуется уже непосредственная помощь государства в этом вопросе, это должны быть, вероятнее всего, средства Фонда национального благосостояния. Понимаю, что это не очень популярная, что называется, позиция сегодня, но по мере формирования какого-то портфеля активов арендного жилья в этот сектор можно запускать пенсионные накопления и резервы. Мы проводили предварительные консультации в Пенсионном фонде России, и в принципе подтвердилось, что потенциально этот актив может быть интересным инструментом размещения пенсионных средств. Когда эти средства пойдут в сектор, они могут заместить полностью или частично ранее вложенные средства Фонда национального благосостояния и высвободить их. В дальнейшем, когда эта машина выйдет на нормальные обороты, можно будет туда запускать уже частные длинные сбережения граждан и, возможно, других консервативных инвесторов.

Два слова о том, какие мы видим здесь параметры. Это примерно 100 млн кв. м государственного арендного жилья и инвестиции порядка 3,5 трлн рублей на горизонте примерно до 2030 года. Мы видим здесь срок окупаемости не более 17–20 лет на такие объекты. Подобного рода объёмы позволят дать прирост к тем объёмам ввода жилья, которые по программе «Жилище» предполагаются, примерно 5–6% к году, что означает примерно 0,5 процентного пункта к темпам роста ВВП, то есть это будет достаточно неплохое подспорье. Рентабельность наша расчётная где-то порядка 8% по прибыли, что тоже делает это достаточно интересным активом для консервативного вложения. Поэтому мы предлагаем разработать исходя из этих принципов и по этим ориентирам стратегию развития сектора арендного жилья с планом реализации при участии Министерства строительства и ЖКХ, других заинтересованных министерств и ведомств с обязательной экспертной ролью Пенсионного фонда России.

Спасибо за внимание.

С.Приходько: Спасибо, Завен Севакович. Я думаю, что и у вашего банка, и у ваших коллег есть возможность заинтересовать вновь созданное министерство. В любом случае спасибо. Пожалуйста.

С.Кравцов (руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки): Уважаемые коллеги, добрый день! Я хочу сказать спасибо за приглашение в программу, за обучение. Меня зовут Сергей Кравцов, я возглавляю Рособрнадзор.

С.Кравцов: «Сейчас стоит задача оптимизации и работы с неэффективными вузами, для этого нужна сильная юридическая служба, и как оказалось, юристов мы готовим много, а на самом деле квалифицированных юристов практически нет. Этой проблемой Рособрнадзор занимается, поэтому мы решили организовать мини-кадровый резерв для действующих сотрудников службы, чтобы они видели перспективы своего карьерного роста, и для студентов, которые учатся в магистратуре».

Меня слова Дмитрия Анатольевича сейчас натолкнули на мысль, что мы как члены кадрового резерва каждый день сами работаем с кадрами, и, допустим, по Рособрнадзору серьёзная проблема стала с юристами. Сейчас стоит задача оптимизации и работы с неэффективными вузами, для этого нужна сильная юридическая служба, и как оказалось, юристов мы готовим много, а на самом деле квалифицированных юристов практически нет. Кстати, этой проблемой Рособрнадзор занимается, поэтому мы решили организовать мини-кадровый резерв в Рособрнадзоре для действующих сотрудников службы, чтобы они видели перспективы своего карьерного роста, и для студентов, которые учатся в магистратуре. В следующем году порядка 50 человек планируем пригласить и самых лучших отобрать в нашу команду. Поэтому я предлагаю задуматься: может быть, наш опыт, опыт нашего резерва, тиражировать и для федеральных органов исполнительной власти, региональных. Я думаю, что это будет эффективно и полезно. Спасибо.

С.Приходько: Сергей Сергеевич, буквально одна реплика. Я думаю, что недостатка квалифицированных юристов у нас в стране нет. Вопрос, какая область работы им более привлекательна и насколько конкурентны предложения государственных структур, муниципальных и региональных, и предложения частных структур. Вот нам о чём думать надо, создавать какие-то стимулы, чтобы, как и в других… Это же не только юристов касается. Правда, кое-где немножко ситуация выравнивается, но в данной области очевидны диспропорции, которые сохраняются и будут некоторое время (не знаю, насколько продолжительно), сохраняться. Это реальность, это просто реальность, но, повторяю, создать дополнительные стимулы, может быть, для более амбициозных и более заинтересованных в карьере (в лучшем понимании этого слова) молодых или не совсем молодых людей – это наша общая задача. Спасибо. Пожалуйста.

К.Пашков (директор Административного департамента Министерства транспорта Российской Федерации): Константин Пашков, Министерство транспорта, директор Административного департамента, проходил обучение в первой послепилотной группе осенью, зимой и весной этого года.

Конечно, нельзя не согласиться с тем, что большинство присутствующих в этом зале – уже состоявшиеся руководители, тем не менее я всё-таки думаю (думаю, что выражу мнение нашего потока), что, конечно, все хотят роста, все хотят дальнейшего исхода тех знаний и тех возможностей, которые… Потому что те, кто собрался в этот резерв, и те, кто занимались, конечно, это люди активные, что-то желающие сделать. И в этой связи, конечно, представляется, что те программы, которые будут в дальнейшем, должны иметь и кадровый, и какой-то исход с точки зрения реализации тех проектов, о которых идёт речь, потому что в нашем министерстве есть же ещё и базовый, и перспективный уровень резерва. За последний год обучение прошли пять человек, двое сейчас получат на базовом, перспективном уровне образование, и те трое, кто прошли, все получили повышение по службе. То есть это было таким критерием отбора, согласованным с министром, что если мы кого-то посылаем учиться, то человек должен быть действительно перспективный, действительно мы его доучиваем для того, чтобы назначить на очередную должность, и понимаем, какая у него карьерная траектория развития.

Мне кажется, что это даёт определённый эффект, потому что вы лучше меня знаете, что все госслужащие, например, раз в три года обязаны в обязательном порядке проходить повышение квалификации, что и происходит, но при наличии перспектив, конечно, мотивация у сотрудников совсем другая.

Что касается тематики проектных работ, ведь действительно очень много идей предлагается, которые остаются защищёнными в рамках учёного сообщества, но не находят дальше никакой реализации. Когда мы эти работы писали, стоял вопрос: а что нужно заказчику? Где роль тех, кто нас направил на эти курсы? Может быть, подумать о том, чтобы в ходе очередных подготовок федеральные органы исполнительной власти или компании обозначили проблемы, которые за полгода обучения (немалый срок) всё-таки группы могли бы решить? И те, кто в этих группах проявил себя в решении этих проблем или предложил какую-то модель, могли бы на выходе всё-таки получить предложение перейти на работу – может быть, не с каким-то гигантским повышением (мы говорили о горизонтальных переходах), может быть, уйти в бизнес, но с пониманием того, что то, над чем ты трудился, и то, куда у тебя, так сказать, голова начала работать, может быть воплощено в жизнь. Потому что, например, мы за полгода сделали форсайт транспортного образования – это проект, родившийся прямо по итогам обучения. Раньше об этом не думали. Решили посмотреть вместе с Агентством стратегических инициатив, школой «Сколково» вообще куда идёт наша отраслевая система. Родился пакет замечательных предложений, но мы прекрасно понимаем, что до их реализации очень сложно будет дойти и в силу нормативных актов, и в силу вообще финансовой ситуации, что, конечно, немножко оптимизма в этой связи убавляет. Хотя проект, конечно, очень хороший, мы его всячески поддерживаем и надеемся, что эта традиция обучения будет продолжена.

И в конце – один сюжет, чисто рабочий, связанный с документооборотом. Мы тоже боремся за его создание, как и все федеральные органы. Это, оказывается, очень сложная проблема, но у всех абсолютно разные системы. Если было бы принято решение о том, что это единая, идущая сверху… и мы ничего не разрабатываем, а включаемся, как это было прекрасно сделано с Федеральным казначейством, когда нам просто дали пароли и мы живём в единой программе, не придумывая ничего... Если аналогичная система будет в кадровом плане (я знаю, что в Аппарате Правительства великолепная кадровая программа), мы бы с удовольствием тоже хотели бы в неё включиться и не тратить ресурсы на создание и разработку того, что потом трудно стыкуется с прочими системами. Мне кажется, что это было бы здорово. Спасибо большое.

С.Приходько: Спасибо. Будет, конечно. Максим (обращаясь к М.Акимову), надо посмотреть на это ещё раз. Мы долго с Председателем на эту тему говорили, работа идёт по документам. Это самый минимум, который мы можем сделать, для того чтобы ваш оптимизм был неиссякаемым, таким умеренным, чтобы он не сокращался. Оптимизм надо в себе… Если вы в себе (это банальная истина) не будете оптимистическое настроение поддерживать, то вы заболеете душевной какой-нибудь болезнью. Не надо.

Пожалуйста.

А.Берсенев: Добрый день, Сергей Эдуардович, добрый день, уважаемые коллеги! Меня зовут Берсенев Антон, я директор департамента охоты и животного мира Минприроды России. Я долго могу рассказывать об охоте и о природных ресурсах, но сейчас в рамках нашего, скажем так, общения обратил внимание вот на что. Все говорят, что какие-то стратегические разработки, которые рождаются в общении, в среде, которая нас стимулировала на эти стратегические мысли, не очень эффективно используются, к сожалению. Поэтому процитирую великого человека, с которым спорить никто не будет. Это сказал Альберт Эйнштейн: «Проблемы, которые сегодня мы создали в мире, невозможно решить на уровне мышления, которое их породило». Поэтому хотелось бы, чтобы не только документооборот налаживался, но и налаживалось отношение к стратегическим разработкам как к интеллектуальной собственности и как к инструменту, потому что если сейчас до сих пор будем при согласовании рассматривать стратегическую разработку на соответствие действующему законодательству, извините, мы просто ни к чему не придём. К сожалению, эти факты есть, мы их можем рассказать, в нашей работе постоянно они встречаются. Конечно, может быть, тоже не формат, но когда 1–2 месяца документы находятся в Аппарате Правительства, документы, согласованные с десятками министерств, уже происходит несоответствие этому принципу…

А.Берсенев: «Хотелось бы, чтобы не только документооборот налаживался, но и налаживалось отношение к стратегическим разработкам как к интеллектуальной собственности и как к инструменту, потому что если сейчас до сих пор будем при согласовании рассматривать стратегическую разработку на соответствие действующему законодательству, извините, мы просто ни к чему не придём».

С.Приходько: Да вы не стесняйтесь, я Аппарат не защищаю, ну что вы? Не стесняйтесь. Я сам здесь недавно работаю.

Я просто, когда о документах говорил, не случайно сказал, что это самое простое, что мы можем и обязаны сделать. А если мы будем за бумажками (это всё-таки бумажки, но они потом будут в электронной форме) идею терять, то нам и большие идеи, которые носят национальный характер, которые объединяют людей… Не только нас с вами здесь – элиту во многом, а и простых людей – мы будем терять. Правильный подход, правильный. Спасибо.

Пожалуйста.

С.Читипаховян (заместитель председателя правления АКБ «Трансстройбанк»): Уважаемые коллеги, Степан Читипаховян. Я хотел бы внести в эту программу небольшое предложение, так как участвовал в пилотной программе. В пилотной программе больше участвовали люди бизнеса, в том числе вместе с коллегами-госслужащими. Это нам позволило посмотреть на многие проблемы с обеих сторон, потому что, естественно, те проблемы и задачи, которые нам ставились в программе, о которых уже упоминали… Когда мы вместе с Сергеем Вельмяйкиным программу по занятости писали, мы обе стороны смогли посмотреть: и со стороны бизнеса какие могут быть для этого риски и проблемы, и со стороны государственного аппарата. Это дало больший эффект и возможности превратить эту программу в более практическую и реалистичную.

Хотелось бы предложить, чтобы и в будущих выпусках была возможность больше смешивать группы, чтобы практика, которой они набирались, была и снизу, и сверху, в обоих случаях – в этом суть. Спасибо.

С.Приходько: Хорошая идея. Я понял. Обращаюсь к своим коллегам ближайшим, соратникам. Нам надо, конечно, представителям Аппарата, чаще ходить на эти курсы в текущем режиме, просто чтобы люди понимали, что мы не только бумажками занимаемся. Потому что такой имидж: если Аппарат, то только бумаги, и целый ряд известных из СМИ атрибутов – это имманентные особенности сотрудников Аппарата… Чтобы мы и о других вещах говорили.

А.Хинштейн: Друзья, я, во-первых, хотел сказать по предыдущему… Да, прошу прощения, Александр Хинштейн, депутат Государственной Думы.

С.Приходько: Мы вас знаем.

А.Хинштейн: Сергей Эдуардович, я не для вас, я для первого потока, который, может быть, не весь меня знает.

Первое. Я не могу согласиться с предложением выступавшего передо мной коллеги о том, что нужно активнее смешивать бизнес и госслужбу на этих курсах, потому что ровно с этого начинаются коррупционные взаимоотношения. Ничего смешного в этом нет, потому что когда ты… Я хочу сказать, что на самом деле крайне интересно общаться с людьми своего возраста из разных территорий. Видя, что большое количество твоих сверстников действительно с живыми мозгами, с определёнными здоровыми амбициями, по-другому у тебя самого начинает работать сознание, потому что глаз у всех замыливается, и это особенно хорошо проявляется во время совместных выездов. Когда эти совместные выезды… Мы с вами представители власти, и эти совместные выезды ни к чему, кроме хорошего, не приведут. А если бы я был представителем транспортной компании, а вы Минтранса, наверное, это была бы другая история. Ещё я обращаю внимание на то, что это достаточно затратная история. Возможно, не все прошедшие обучение понимают, что за каждого из нас государство заплатило немалые деньги. Вы сами себя оплатили? Ну видите, как хорошо. Тем не менее.

И еще хотел обратить внимание: прозвучала в нескольких выступлениях тема о том, что сделанные проекты не востребованы, или не востребованы до конца. Возможно, это связано с тем, что изначально тематика проектов и их выбор носили, в определённом смысле, хаотичный характер. С одной стороны, это хорошо, когда у каждого есть возможность выбрать занятие себе по душе, с другой стороны, это плохо, потому что это не носит прикладного характера. Предложения: может быть, со следующего потока предусмотреть возможность какого-то набора определённых задач, с тем чтобы дальше из этого набора, из этих потребностей каждый мог выбрать то, что, с одной стороны, ему интересно и понятно, с другой стороны – то, что действительно потом пригодится и будет полезно. Спасибо.

С.Приходько: Спасибо. Я чуть-чуть бизнес хотел защитить как таковой. Хотя я в бизнесе никогда не работал, чуть-чуть хотел защитить методологически.

Они же налоги платят и живут рядом с нами – бизнесмены. Они создают рабочие места, формируют (или не формируют) социальную стабильность в регионах. И проводить такую категорически глубокую линию или черту между бизнесом и государством, между бизнесом и государственными служащими иногда тяжеловато. Есть для этого закон, вот закону (о государственной службе) мы должны следовать во всех его тонкостях.

Я в МГИМО учился, нас на госслужбу ушло (это давно уже было, в советские времена) –  по пальцам можно пересчитать. Часть ушла в силовые структуры или потом опять в бизнес. Это вопрос более глубокий, мне кажется, поэтому главный здесь критерий в борьбе с тем злом, которое вы упомянули, – с коррупцией – это всё-таки следование закону и чёткая неселективная правоприменительная практика. Это моё мнение, по крайней мере мы здесь из этого исходим. Сейчас многие министерства и ведомства набирают представителей на руководящие должности. Не всегда у них была возможность побывать на наших с вами собраниях и к академии обратиться за кадровым резервом. Они, может быть, даже об этом не знают, что плохо, а набирают из бизнеса. Тут надо знать меру, но, повторяю, критерием практики здесь является, безусловно, соблюдение закона.

Коллеги, если кто-то ещё хотел… Мы двумя выступающими ограничимся. Пожалуйста.

В.Корогодин (директор по управлению жизненными циклами ЯТЦ и АЭС Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»): Добрый день! Владислав Корогодин, госкорпорация «Росатом», директор по управлению жизненными циклами ядерного топлива АЭС. Сергей Эдуардович хорошо знаком с нашей деятельностью. Я хотел сказать несколько вещей.

Во-первых, я представляю как раз тот самый сегмент, который относится частично к госфункциям (к госслужбе) и к бизнесу. Поэтому совершенно точно эта программа (я поддерживаю Степана Читипаховяна) должна совмещать в себе взаимодействие и бизнеса, и госслужбы, и муниципальных органов, то есть тот сплав, который был в пилотном потоке, который я закончил, был таким эффективным и правильным. И это помогало нам писать работу. Я писал работу вместе с Максимом Акимовым. В отношении работ могу сказать: наверное, по прошествии некоторого времени у меня сложилось мнение, что одной из причин невостребованности работ является отсутствие обратной связи со стейкхолдерами. То есть задаётся тема работ сверху, и госфункция считается единственным стейкхолдером. На самом деле это не так. Если в процессе подготовки работ организовать взаимодействие (прямо в процессе обучения, экспертизы) с ключевыми стейкхолдерами, может быть, действительно будут учтены их интересы и эти работы будут более практически применимыми.

И хотел в завершение выразить благодарность за то, что меня пригласили на эту программу, потому что без этой программы я бы, наверное, не взялся за решение задачи, которой занимаюсь сейчас, – это управление жизненными циклами производств, технологий, бизнесов и продуктов. Спасибо.

А.Найданов (первый заместитель префекта Юго-Восточного административного округа Москвы): Добрый день, уважаемый Сергей Эдуардович, уважаемый Максим Анатольевич, уважаемые коллеги! Найданов Александр Сергеевич, первый заместитель префекта Юго-Восточного административного округа столицы. Максим Акимов сказал о том, что здорово из региона было приехать и посмотреть на лучшие практики. Поверьте, москвичу не менее здорово было побывать здесь, на этом замечательном проекте, где мы могли увидеть интереснейшие, великолепные практики регионов, многие навыки из которых, я уверен, и сегодня пригодились, и в будущем ещё больше пригодятся.

Но я хотел бы об оптимизме. Да, Сергей Эдуардович (С.Приходько), о подготовке государственных, гражданских служащих. Часто общаясь и, так сказать, преподавая и разговаривая со студентами, видим, что не хватает сегодня в большом количестве позитивной повестки дня. О деятельности государства – раз, с учётом информационного фона, и два – о тех положительных проектах, которые реализуются на территории государства. То есть это как предложение может быть в рамках подготовки государственных и муниципальных служащих. Понятно, сегодня общий тренд – вчера их было небольшое количество, большое количество несколько лет назад, сегодня это абсолютно популярный род деятельности и занятий (и в будущем, в общем-то) – по-прежнему сохраняется. Поэтому ту позитивную повестку, которая существует в государстве… Имеются в виду те же успешные региональные проекты, те же хорошие достижения, которые есть, о которых знает каждый из здесь присутствующих, работающих на каждом конкретном месте, но, к сожалению, не лучшим образом доносящиеся  или вообще не доносящиеся со страниц СМИ. Мне кажется, оптимизм этот нужен, и я думаю, что больше, лучше и качественнее государственных служащих, в том числе кадровые резервы, мы получим. Как идея. Спасибо.

С.Приходько: Пожалуйста, завершающее выступление, если можно.

И.Болтенков (первый заместитель председателя Комитета по тарифам Санкт-Петербурга): Болтенков Иван, второй поток, первый после пилотного. Первый зампредседателя комитета по тарифам Санкт-Петербурга. Я не буду вам долго рассказывать, чем мы занимались на проектах. Это было очень интересно, спасибо.

С.Приходько: Полезно было?

И.Болтенков: Очень. Особенно для меня. Я там, как говорится, по должности был самый слабый, поэтому я познакомился с супервеликими федеральными людьми и очень этим горжусь. У меня простой, понятный вопрос… Очень странно этот вопрос прозвучит от представителя Санкт-Петербурга, города, который наладил самый успешный федеральный лифт карьерный, по-моему, в истории современного человечества. Я хотел бы узнать, хотел бы услышать максимально честный и правдивый ваш ответ… А какой ещё вы можете дать?

С.Приходько: Честный или правдивый? Выберете, пожалуйста.

И.Болтенков: И честный, и правдивый ответ на вопрос, который меня интересует в прикладном смысле. Как вы, люди, отвечающие за кадровую политику на госслужбе в стране, видите себе логистику такого поступления регионального чиновника в федеральную власть… Я имею в виду не то, что мы друг друга знали в Петербурге и поэтому мы теперь вместе в Москве работаем, а как вы в своей работе хотите использовать региональных чиновников, как вы видите этот процесс?

С.Приходько: Во-первых, мы уже используем. Если вы возьмёте состав Правительства, проанализируете, сколько из них москвичей, то они, как и во многих структурах, находятся явно в меньшинстве. Я думаю, что если мы проанализируем кадровый состав ради интереса (мы это сделаем) нашего Аппарата Правительства, то, я уверен, там москвичи занимают далеко не доминирующую роль. Я не говорю про представленность других столиц, эта логика… Как я вижу (собственно, мы об этом все сначала и говорим), нужен квалифицированный, ответственный, компетентный лист предложений. Кто может составить этот лист предложений? Прежде всего вы все и числитесь в этом листе. Вашу компетенцию, ваши профессиональные качества, деловые и человеческие, могут сертифицировать те институты или просто механизмы, где вы проходите переподготовку. Это первое – получение квалифицированных, сертифицированных ответственными и компетентными людьми и организациями в рамках их компетенции предложений. Если региональный чиновник не хочет повышать уровень своей компетенции и никуда не ездит, то ему не место в этом листе. Он не готов, первое, ни к мобильности, ни к самоограничениям в плане зарплаты, общения с семьёй, непроживания в своём регионе в какой-то период, а проживания в менее комфортных новых условиях. Если он не готов, то ему не место, это моё мнение.

Во-вторых, конечно, это менее формальные, как мне кажется, но тем не менее вертикальные рекомендации самих регионов, губернаторов, территориальных структур, полпредств. Если мы наладим здесь отбор полпредствами кадрового резерва из регионов, это хорошо.

Третья структура у нас налаживается и работает, мне кажется, очень неплохо. Это относится не к нашей компетенции, это партийные структуры, которые тем не менее аккумулируют и вбирают в себя инициативных людей, инициативных и компетентных. Но это уже по линии сначала так, наверх, а потом горизонтально. У нас сегодня одна правящая партия, и она вправе претендовать на представленность региональную. Она это делает, нам не надо здесь никакой излишней самокритикой заниматься. У нас ничуть не хуже, чем в других странах, говорю вам это совершенно компетентно. И, возможно, рекомендации других учебных заведений. То есть механизмы есть. Я не скажу, что они здесь не работают. Иногда просто их деятельность, функционирование этих механизмов незаметно.

Да, выглядит так, что один товарищ, попав на какое-то место, рекомендует другого. Но уже прошли те времена, когда государственная машина была разрушена и когда бизнес и частный сектор впитывали, как пылесос, всё, что плохо лежало или на поверхности. Налаживается механизм… Вот, кстати, одна из тем проекта: как наладить механизм (просто практический механизм) предложения государственным, федеральным органам исполнительной власти квалифицированных кадров. Причём квалификация везде же разная. Тут есть и другие элементы, о которых я не говорил, они носят более сложный... Где жить, арендное жильё, как квартиру выкупать, переселять семью, дети, старики… Это то, что связано с общей социально-экономической ситуацией, с мобильностью населения.

Мы сегодня на Президиуме Правительства говорили, обсуждали практические вопросы, обсуждали такой, казалось бы, для многих абстрактный вопрос конкуренции в сфере авиаперевозок. Ну не летают у нас люди по этим тарифам, и хоть их заманивай, они из Калининграда не полетят в выходные дни в Москву в Третьяковку, студенты. Не все полетят, а поедут в соседние другие страны. Или из Владивостока, чтобы люди себя не чувствовали оторванными и своих детей возили в Москву, или Санкт-Петербург, или Екатеринбург, или в Ростов, или во Владимир, а не ездили бы в Южную Корею, Японию или в Китай, куда можно дешевле доехать, да ещё и подзаработать.

От меня и Максима Анатольевича вам спасибо, что вы столько времени не только выдержали нас, но и выдержали после прекрасного выступления Председателя Правительства. Нас не освистали и не затоптали, сохранили при этом оптимизм. Мы тоже будем стараться, чтобы вы были востребованы, чтобы вам было интересно всем работать на государственной службе, интересно с нами общаться. Спасибо вам большое.

Выделить фрагмент