• Анонсы
  • Новости

Новости

5 часов назад
23 июня, четверг

Президент России подписал разработанный Правительством Федеральный закон об исключении участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих из числа субъектов кредитной истории

Федеральный закон от 23 июня 2016 года №211-ФЗ. Проект федерального закона был внесён в Госдуму распоряжением Правительства от 22 марта 2016 года №476-р. Федеральный закон устанавливает, что военнослужащие, которые приобрели жильё в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих за счет средств федерального бюджета, не относятся к субъектам кредитной истории и вправе обратиться в бюро кредитных историй с заявлением об исключении из ранее сформированной кредитной истории информации об обязательствах по займу (кредиту), предоставленному на эти цели.

22 июня, среда
1

Календарь

Июнь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Заседание Правительства

Повестка: о прогнозе социально-экономического развития и федеральном бюджете на 2014-2016 годы и ещё 13 вопросов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Министра экономического развития Алексея Улюкаева о прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2014-2016 годы

Доклад Министра финансов Антона Силуанова о проекте федерального бюджета на 2014–2016 годы

Обсуждение докладов

Брифинг Министра финансов Антона Силуанова

Стенограмма начала заседания:

Доклад главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева на заседании Правительства

Д.Медведев: Уважаемые коллеги, у нас сегодня важный день – у нас сегодня, наверное, одно из ключевых заседаний Правительства, потому что мы рассматриваем блок вопросов, связанных с проектом федерального бюджета на ближайшие три года. Соответственно, прозвучат выступления и о прогнозе, и о проекте закона о федеральном бюджете, и связанные, естественно, с этим вопросы о денежно-кредитной политике, о бюджете социальных фондов. В любом случае очередной этап этого трудного марафона завершён на уровне Правительства, впереди сложная работа в комитетах и фракциях Государственной Думы и Совета Федерации.

Начнём мы обсуждение с прогноза социально-экономического развития нашей страны на период с 2014 по 2016 год. Как известно, посткризисное восстановление мировой экономики, в том числе наших ведущих торговых партнёров, таких как Европа, оказалось не столь быстрым, как на то были надежды: на европейском рынке рецессия. В Азии и Соединённых Штатах также рост не очень значительный. В последнее время, правда, определённое оживление в целом ряде развитых стран наметилось. Посмотрим, как будут развиваться события в следующем году. Это отчасти обнадёживает, но говорить об устойчивом росте, безусловно, рано, поэтому практически все международные организации вынуждены пересматривать ранее сделанные прогнозы. Известно, что МВФ понизил прогноз роста мировой экономики в текущем году с 4% до 3,1%. Не скрою, мы, конечно, рассчитывали на более оптимистическое развитие событий, как, наверное, и абсолютное большинство наших коллег в других государствах.

Список участников

  • PDF

    118Kb

    Список участников заседания Правительства, 19 сентября 2013

Что касается нашей страны, то, по оценкам Минэкономразвития, валовый внутренний продукт в этом году должен вырасти на 1,8%. Начиная со следующего года, мы надеемся, что темпы роста будут выше – в районе 3%. Это основной или базовый вариант прогноза. Именно на его основе верстался бюджет. Есть и более консервативные оценки. Мы прекрасно понимаем, что для того чтобы он стал реальностью, предстоит многое сделать. Надо продолжить усилия по формированию благоприятных условий для частных инвестиций за счёт дальнейшего улучшения делового климата. Нам предстоит заниматься формированием современной производственной и транспортной инфраструктуры, продолжить модернизацию законодательства и институтов, а также оптимизацию системы государственного управления. Другими словами, речь идёт о повышении конкурентоспособности по всем направлениям – на уровне национальной юрисдикции, на региональном уровне, муниципальном уровне и на уровне отдельных компаний и работодателей.

О прогнозе социально-экономического развития и федеральном бюджете на 2014-2016 годы

Конечно, в прогнозе важны не только конкретные цифры, важен и общий тренд, с тем чтобы принимать решения, усиливая позитивные тенденции и сокращая возможные риски. Очень важно грамотно расставить приоритеты и распределить наши финансовые ресурсы, которые, как известно, увы, не безразмерны. Надо спланировать доходы, включая доходы от приватизации, а также внутренние и внешние заимствования, в конечном счёте сформировать реалистичный, подчёркиваю, реалистичный и, безусловно, сбалансированный бюджет.

Теперь несколько слов о проекте самого бюджета. Его основные параметры мы обсуждали неоднократно. Вчера было заседание Комиссии по бюджетным проектировкам, где мы подвели черту дискуссиям на эту тему. Что я считаю принципиально важным?

Первое. Приоритеты Правительства в бюджетной сфере хорошо известны, неоднократно заявлены, они заданы Бюджетным посланием, известными указами Президента, Основными направлениями деятельности Правительства до 2018 года. И все эти приоритеты должны исполняться.

Д.Медведев: «Принято решение о замораживании на один год тарифов на услуги крупнейших естественных монополий. Это позволит ограничить рост коммунальных платежей, что важно для граждан и, надеюсь, даст ощутимый антиинфляционный эффект. Инфляция планируется на уровне 4–5% в год – это самая низкая цифра за последние годы».

Второе. Бюджет получился весьма жёстким. При его подготовке мы исходили из реальной экономической ситуации и у нас в стране, и в мире, принимали во внимание те ограничения, которые связаны с неблагоприятной конъюнктурой на финансовых и сырьевых рынках, и, естественно, основывали наши расчёты на бюджетном правиле, учитывали также и демографические факторы. Поэтому расходы придётся сокращать, но не в ущерб нашим основным планам. Продуманное использование средств, такой бюджетный рационализм должен стать обязательным для всей бюджетной системы. Необходимо ещё раз проанализировать эффективность государственных расходов, контролировать выполнение государственных и федеральных целевых программ, стараться сделать максимально прозрачными государственные закупки и расходы компаний, которые контролируются государством. Теперь это всё вполне реально – бюджет впервые спланирован по программному принципу и будет исполнен в соответствии с этим принципом. Кроме того, с нового года мы запускаем Федеральную контрактную систему.

Третье. Несмотря на все сложности, о которых я только что сказал, бюджет в целом имеет социальную направленность. Дополнительные средства предусмотрены в рамках выполнения наших социальных обязательств, и они в целом растут (средства). Речь прежде всего идёт о дальнейшем повышении зарплат бюджетникам – это педагогические кадры, медицинские, социальные работники, научные сотрудники. Конечно, это увеличит нагрузку на регионы, и мы постараемся нашим коллегам помочь в максимальной степени. Необходимые средства в бюджете запланированы. Будет продолжено и финансирование модернизации здравоохранения и образования, и поддержка материнства и детства.

Принято решение о замораживании на один год тарифов на услуги крупнейших естественных монополий. Это позволит ограничить рост коммунальных платежей, что важно для граждан и, надеюсь, даст ощутимый антиинфляционный эффект. Инфляция планируется на уровне 4–5% в год – это самая низкая цифра за последние годы.

Четвёртое. Один из главных приоритетов бюджета – создание условий для дальнейшего экономического роста, причём устойчивого роста, и стимулирование инвестиционной активности. В следующем году у нас начинается реализация крупных инвестпроектов, на эти цели предусмотрены, несмотря на наши сложности, весьма значительные средства, и я надеюсь, что они будут расходоваться с умом.

Отдельный вопрос – поддержка малого и среднего бизнеса, создание комфортных условий для предпринимательской деятельности. Эта тема должна быть в зоне постоянного внимания Правительства. Даже при сокращении доходной части бюджета мы пошли на то, чтобы сохранить льготы для небольших компаний по уплате страховых взносов, и направляем значительные средства в федеральный гарантийный фонд, специально созданный для поддержки малого бизнеса.

И, наконец, последнее. Я убеждён, что эффективно управлять государственными финансами можно, лишь обеспечив необходимую открытость бюджетного процесса и общественное обсуждение бюджетов всех уровней – от разработки бюджета до соответствующего контроля за расходованием средств.

У меня есть предложение следующим образом построить наше обсуждение: сейчас я приглашу выступить Министра экономического развития с докладом о прогнозе, после этого – Министра финансов с докладом, собственно, о федеральном бюджете. После этого попросим выступить наших экспертов. Сегодня Евгений Григорьевич Ясин (Е.Ясин – научный руководитель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики») приглашён для соответствующего выступления. И пообсуждаем оба вопроса – и прогноз, и бюджет. А после этого, по сути, в развитие этой темы выступят наши коллеги с сообщениями по единой денежно-кредитной политике – Эльвира Сахипзадовна Набиуллина как председатель Центрального банка, – доклады по бюджетам социальных фондов также прозвучат и некоторые связанные с этим законы из уст наших коллег по Правительству. Если такая модель обсуждения поддерживается, давайте приступим. Пожалуйста, Алексей Валентинович Улюкаев.

Доклад главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева на заседании Правительства

А.Улюкаев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Предлагаемый вашему вниманию Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2014 год и на период до 2016 года разрабатывался в крайне сложной макроэкономической обстановке, как глобальной, так и национальной. В 2012 году завершился фактически восстановительный рост после кризиса 2008–2009 годов, и мы столкнулись, с одной стороны, с высокой степенью ограничений по глобальному спросу на основные товары нашего экспорта, что привело к снижению физических объёмов экспорта (падение экспорта за первую половину этого года порядка 2,5%) и к снижению конъюнктурных цен  на многие товары нашего экспорта, в том числе металл и некоторые другие позиции. Соответственно, тот импульс, который мог бы прийти с внешних рынков на внутренний спрос, на него не пришёл. С другой стороны, период длительного роста издержек производства, в частности издержек, связанных с тарифами инфраструктурных монополий, тарифами газоснабжения, тарифами энергетическими, тарифами по железнодорожным перевозкам, опережающий рост заработной платы, укрепление реально эффективного курса рубля – всё вместе привело к ситуации, когда финансовый результат деятельности предприятий стал быстрыми темпами снижаться. Особенно очевидно это проявилось в первой половине текущего года, что, с одной стороны, резко сузило возможность для наших предприятий проводить ценовой манёвр в целях поддержки своей конкурентоспособности, с другой стороны, стало явным ограничителем программ самофинансирования для целей инвестиций в основной капитал.

Мы видим, что серьёзнее всего пострадали именно инвестиции. По итогам восьми месяцев у нас снижение инвестиций в основной капитал на 1,3%. Валовый внутренний продукт также растёт неудовлетворительными темпами, прогноз пересматривался два раза. Текущее значение – 1,5% роста. Мы рассчитываем, как сказали Вы, Дмитрий Анатольевич, во вступительном слове, что по итогам года это будет 1,8%. Во многом это связано с характером инвестиционного процесса, с тем, что большие объёмы вводов объектов капитального характера происходят в конце года.

Промышленность имеет нулевой рост, и это в основном достигается за счёт работы добывающих секторов, притом что обрабатывающие отрасли показывают отрицательную динамику – минус 1% с небольшим. Фактически единственным основанием для того, пусть скромного, экономического роста, который есть, является потребительский спрос, который поддерживается достаточно высоким темпом роста реальных доходов населения, реальных зарплат и розничного товарооборота. В этой связи тот прогноз, который мы предлагаем вашему вниманию, действительно является реалистичным, напряжённым, но мы рассчитываем на то, что ряд мер, которые содержатся в плане действий Правительства, будет приносить свои результаты.

В целом мы считаем, что двумя основными факторами, которые позволят улучшить ситуацию с экономическим ростом в 2014 и двух последующих годах, будут являться внутренний спрос, который даст примерно 2,3% (потребительский спрос прежде всего) и активизация инвестиционной деятельности. Если по 2013 году мы предполагаем, что инвестиции возрастут на 2,5%, на 2014 год – это 3,9% и дальше выход на траекторию – 5,6% в 2015 году и 6% в 2016 году. Это означает, что доля этого фактора существенно увеличится с 0,6 процентного пункта в текущем году до 1,3 пункта ВВП в 2016 году, то есть более чем в 2 раза. Это серьёзная, амбициозная задача, и мы полагаем, что она будет и должна решаться по совокупности факторов: прежде всего это преодоление той негативной спирали роста издержек производства, которая сейчас особенно обременительна для нашего бизнеса. В этой связи предлагает переход к контрциклической тарифной политике, установлению пределов роста тарифов для инфраструктурных монополий на уровне инфляции «минус». Причём для целей 2014 года предлагается не проводить индексацию тарифов для потребителей, кроме населения, имеются в виду грузовые грузоотправители, имеются в виду промышленные потребители электроэнергии, имеются в виду промышленные потребители газоснабжения. Мы считаем, что такой манёвр даст необходимый ресурс предприятиям, позволит им сбалансировать свои бюджеты и осуществлять инвестиции в развитие в соответствии с принятыми бизнес-планами. Мы понимаем, что в этой ситуации возникают риски, связанные с выполнением инвестиционных программ «Газпрома», «Российских железных дорог», российских сетевых компаний, но здесь мы видим ресурсы, связанные, с одной стороны, с тем, что они сами будут иметь некоторую экономию на входящих затратах, с другой стороны, с той работой по оптимизации структуры ценообразования для целей поставки товаров и услуг для реализации инвестиционных программ этой компании, в которой мы могли бы также подставить своё плечо, работать вместе с коллегами в рамках правительственной комиссии и так далее. Здесь есть серьёзный ресурс для экономии и на операционных расходах, и на этих компонентах издержек по инвестиционным программам.

Хочу заметить, что мы всего лишь распространяем на естественные монополии тот принцип экономии, который заложен в бюджете для бюджетополучателей, которые также должны реализовывать в физическом объёме программы, которые у них заложены, при снижении стоимостных ценовых показателей. Тот реальный выигрыш, который получат отрасли, позволит им серьёзно продвинуться в части реализации своих деловых планов. Вообще мы считаем, что можно провести большую работу по снижению в целом уровня бремени издержек для компаний, развернув её, начиная от естественных монополий, как в сторону потребителей их услуг, так и в сторону поставщиков для реализации их инвестиционных программ, и распространить дальше этот импульс экономии на последующие циклы передела.

Что касается населения, то предлагается формула «инфляция-минус», причём предлагается она на долгосрочной основе. Имеется в виду, что она охватит, по крайней мере, горизонт планирования с 2011 по 2016 год, и для расчётов мы будем принимать значение инфляции предшествующего года, специальный понижающий коэффициент 0,7. Мы считаем, что это также позволит серьёзно, с одной стороны, дать дополнительный ресурс населению для решения проблем благосостояния, и с другой – позволит в целом провести оптимизацию затратной ситуации в экономике.

Эта мера по контрциклическому регулированию тарифообразования, кроме того, даст эффект в области инфляции. Мы считаем, что в целом инфляцию по годам нам удастся удерживать в коридоре между 4 и 5%. Расчётное значение инфляции по 2014 году – это 4,8%, затем с понижением до 4,4% к 2016 году с учётом этой новации по «инфляции-минус» по потреблению этих ресурсов населением.

Второй момент – мы всё рассчитываем на среднеинвестиционные активности бизнеса, которые будут опираться, с одной стороны, на продолжение той динамики кредитования, которая сейчас достигнута, а с другой стороны, на улучшение в целом предпринимательских условий, на реализацию «дорожных карт» по предпринимательской инициативе. Это 13 карт, по ряду из них мы уже имеем серьёзное продвижение вперёд: по таким «дорожным картам», как «Таможенное администрирование», «Подключение к электрическим сетям», «Жилищное строительство». Предстоит ещё принять четыре «дорожные карты». Мы рассчитываем на качественную работу институтов поддержки предпринимателей, института омбудсмена. Мы работаем над программой государственно-частного партнёрства. Соответствующий закон внесён в Государственную Думу и проходит сейчас обсуждение. Это позволит по-новому структурировать инвестиционные проекты. И тот новый подход к развитию крупных инфраструктурных проектов во многом будет опираться на реализацию принципов государственно-частного партнёрства, когда крупные проекты, в том числе и те, которые реализуются с учётом средств Фонда национального благосостояния (это три крупнейших транспортных проекта сейчас, в которых также будут участвовать и российский бизнес, и глобальный бизнес, и средства пенсионных накоплений, которые находятся под управлением государственной управляющей компании, и бюджетные средства), позволяет создать приемлемую структуру прибыли, обеспечить надёжную защиту рисков инвестиций и тем увеличить общий объём их предложений в экономике.

Следующая позиция – это поддержка экспорта. Мы в своих расчётах заложили серьёзное увеличение экспорта высокотехнологичной продукции с высоким уровнем добавленной стоимости, имея в виду увеличение к 2016 году её объёма на 25% в номинальных значениях. Для этих целей предполагается задействовать те инструменты поддержки экспорта в области гарантий, в области экспортных кредитов, в области субсидирования процентных ставок для целей поддержки экспорта, которые у нас реализуются через механизмы государственных институтов развития, включая агентство ЭКСАР и Внешэкономбанк.

Важнейшим приоритетом и средством диверсификации экономического развития будет поддержка малого и среднего предпринимательства. В этой связи отмечу такие заложенные в расчёты прогноза меры, как продление по крайней мере до 2018 года льготного характера уплаты страховых платежей в бюджетные фонды для малого и среднего предпринимательства на уровне 20%, меры по развитию системы гарантийных фондов. У нас сейчас действуют региональные гарантийные фонды, предполагается в 2014 году завершить создание федеральной системы гарантийных фондов через создание федерального гарантийного фонда, который будет являться небанковской кредитной организацией, будет капитализирован за счёт средств бюджета на сумму 30 млрд рублей за два года и тем сможет обеспечить серьёзный рост гарантий и удешевление в целом уровня кредитов для конечных заёмщиков. Мы рассчитываем на использование средств Фонда национального благосостояния не только для инфраструктурных проектов, но и для целей фондирования операций малого и среднего бизнеса, в частности для целей развития инвестиционных проектов среднего бизнеса длительностью семь лет мог бы предоставляться ресурс по цене не выше 10% годовых, исходя из фондирования в этих целях Фондом национального благосостояния ВЭБа на уровне 6%. Совокупность этих мер, те структурные сдвиги, улучшение работы институтов в экономике, которые заложены в планы действия Правительства, с нашей точки зрения, позволят выйти на траекторию устойчивого экономического роста, иметь 3% экономического роста, измеряемого в долях от ВВП, в 2014 году, и с линией повышательной 3,1% – в 2015 году и 3,3% – в 2016 году. Притом что промышленное производство будет расти темпами несколько более 2%, мы учитываем более высокие темпы роста по сервисным отраслям, по сельскому хозяйству. Предполагаем, что розничный товарооборот, основанный на росте реальных располагаемых доходов населения темпами свыше 4%, будет по-прежнему оказывать позитивное влияние на темпы экономического роста.

Мы исходим из того, что условия внешнеэкономической конъюнктуры вряд ли будут существенно лучше. Несмотря на то что действительно в Европе рецессия прекращается, неплохие ожидания по экономическому росту в Соединённых Штатах, есть риски снижения темпов роста в развивающихся странах.

В целом для целей сценарного расчёта мы оставили примерно те же ожидания по глобальному росту, которые были прежде. В наших расчётах мы предполагаем, что будет постепенно снижаться положительное сальдо текущего счёта платёжного баланса, но оно будет компенсировано тем, что, как мы ожидаем, меры по улучшению инвестиционного климата позволят существенно снизить отток частного иностранного капитала, в этом году прогнозируемый на уровне 70 млрд долларов, до уровня 25 млрд в 2014 году, обнулить этот показатель в 2015 году и иметь небольшой прирост в 2016 году. В целом имею в виду, что общий баланс между текущим счётом и капитальным счётом будет практически нейтральным.

Мы понимаем, что этот прогноз не является оптимистическим. Мы для целей тестирования положений, заложенных в нём, использовали два тестовых варианта прогноза – с лучшей и худшей мировой конъюнктурой. Но выполнение и этого прогноза, достижение основных его показателей представляется нетривиальной, непростой экономической задачей, требующей мобилизации и тех мер, о которых я уже говорил, и многих других. Мы видим некоторые риски, которые связаны прежде всего с оценками роста кредитования в экономике. Мы заложили довольно высокие темпы роста, что нам не гарантировано, в том числе и по розничному кредитованию, которое поддерживает потребительский спрос. Кроме того, поддержание инвестиционных программ инфраструктурных монополий в их объёме при снижении выручки компаний вследствие непроведения индексации в 2014 году тарифов также предполагает серьёзную работу и тоже несёт в себе некоторые риски. Тем не менее мы считаем, что в целом прогноз сбалансирован, реалистичен и позволяет выстроить работу Правительства на этой основе. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Присядьте, пожалуйста. Антон Германович (обращаясь к А.Силуанову), вам слово.

Доклад главы Минфина Антона Силуанова на заседании Правительства

А.Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Проект федерального бюджета на 2014–2016 годы составлен с учётом нового трёхлетнего прогноза и учитывает снижение по сравнению с ранее утверждёнными параметрами бюджета основных бюджетообразующих параметров (это учтено в прогнозе), в первую очередь таких как валовый внутренний продукт, фонд оплаты труда, прибыль прибыльных предприятий. Это приводит к тому, что и параметры бюджета по доходам несколько снижаются по сравнению с теми параметрами, которые мы утвердили в бюджете 2013–2015 годов. В свою очередь это приведёт к тому, что нам необходимо пересмотреть планы, требующие дополнительных бюджетных расходов, уточнить государственные программы, уточнить ранее принятые решения, которые требуют выделения бюджетных средств. Проект прогноза, несмотря на его корректировку, является, по оценкам экспертов, достаточно оптимистичным, поэтому переориентация экономической и бюджетной политики на рост, переориентация бюджетных расходов, нацеленная на достижение тех темпов экономического роста, тех параметров нового прогноза, который мы сейчас только что обсуждали, – это является нашей ключевой задачей, в том числе и задачей по повышению эффективности бюджетного сектора. Трёхлетка формировалась непросто, но ещё сложнее будет формирование параметров бюджета на 2017–2018 и последующие годы. Поэтому наша задача сегодня состоит в том, чтобы подготовиться к этим временам, проведя переосмысление обязательств государства, принять сейчас уже решение по приоритетам, которые мы будем реализовывать в среднесрочной перспективе и которые будут обеспечены необходимыми финансовыми ресурсами.

Основные характеристики федерального бюджета на 2014–2016 годы основываются на прогнозе и, как мы уже сказали, учитывают сокращения доходов бюджета по сравнению с первоначальным прогнозом и первоначальными параметрами: в 2014 году – почти на 500 млрд рублей, в 2015 году – более чем на 1 трлн рублей. Расходы в соответствии с бюджетными правилами, которые мы приняли, не подлежат пересмотру в период 2014–2015 годов, поскольку на этот период у нас уже существует трёхлетний бюджет 2013–2015 годов. Тем не менее расходы в представленном варианте бюджета уточнены на связанные доходы и расходы, на те размеры утилизационного сбора в первую очередь, который у нас будет поступать начиная с 2014 года и будет зачисляться как в доходы, так и в расходы. По расходам утилизационный сбор будет направляться на поддержку основных отраслей нашей экономики.

Кроме того, в бюджете 2014–2015 годов в соответствии с бюджетным законодательством мы не потратили, исключили из объёма расходов так называемые условно утверждённые расходы, которые в соответствии с бюджетными правилами не тратятся в случае, если прогноз доходов меньше, чем запланированный в трёхлетке.

Кроме того, хотелось бы отметить, что если бы не было у нас бюджетного правила, то мы должны были бы расходы федерального бюджета в 2014 году сократить более чем на 520 млрд рублей, в 2015 году – более чем на 670 млрд рублей.

Хотелось бы отметить, что в реальном выражении, если посмотрим, у нас достаточно большой объём расходов. Если мы возьмём за точку отсчёта 2008 год, то валовый внутренний продукт в 2016 году вырастет к 2008 году в реальном выражении на 16,1%, доходы увеличатся на 3,2%, а расходы увеличиваются на 30,9%. 30,9%, коллеги, это говорит о чём? О том, что у нас достаточно большие расходные обязательства, увеличивать их нам в дальнейшем в 2016–2017 годах нет возможности.

Хотелось бы ещё отметить, что в ходе последних проработок буквально вчера мы ещё с налоговой службой нашли возможность мобилизовать дополнительно в 2015 году 20,4 млрд рублей, которые могут увеличить наши доходы, но, соответственно, без сокращения расходов. Это несколько снизит дефицит бюджета 2015 года. Для того чтобы обеспечить балансировку бюджета, мы учли так называемый бюджетный манёвр, он касается и доходов, и расходов. По доходам учтена мобилизация доходов в части увеличения налогообложения добычи нефти. Мы предлагаем повысить, с одной стороны, НДПИ на нефть, с другой стороны – сократить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты. Это даст дополнительный манёвр, дополнительные ресурсы: в 2014 году 35 млрд рублей, в 2015 году – 67 млрд рублей и в 2016-м – 72 млрд рублей. Кроме того, с учётом принятия законодательства, которое позволит нам более эффективно бороться с уклонением от уплаты налогов, мы планируем дополнительно собрать доходы в результате сокращения теневого сектора экономики, повышения прозрачности налогообложения. Соответственно, это позволит нам привлечь порядка 50 млрд рублей в 2014 году, более 100 млрд рублей в 2015 году и более 230 млрд рублей в 2016 году.

Кроме того, мы предусматриваем дополнительное получение дивидендов и увеличение размера дивидендов, которые мы будем консолидировать, по акциям акционерных обществ, находящихся в федеральной собственности, из расчёта 35% прибыли по международным стандартам финансовой отчётности уже в 2016 году, то есть по отчётности за 2015 год. Также мы предусматриваем в 2016 году увеличение дивидендов от «Роснефтегаза» в результате продажи 19,5% акций «Роснефти» в сумме 423 млрд рублей.

Также предусматривается манёвр и в расходах. Мы предлагаем сократить расходы, за исключением нормативно обусловленных, на 5%. Предлагаем сократить субсидии бюджетным и автономным учреждениям, в которые входят все компоненты государственного задания, на 2%, то есть то повышение заработной платы, которое учтено в субсидиях бюджетным учреждениям, для того чтобы выйти на параметры указов Президента в соответствии с «дорожными картами», будет сохранено, как и все другие государственные закупки, как и весь другой бюджетный сектор, будет произведена оптимизация расходов всего на 2%. Кроме того, мы предлагаем в качестве ресурса для перераспределения не индексировать заработную плату работников государственного сектора, денежное довольствие военнослужащих, прокуроров и судей. Это высвободит дополнительно более 100 млрд рублей в 2015 и 2016 годах. Этот манёвр в расходах даст нам дополнительно возможности для перераспределения в 2014 году 240 млрд рублей, в 2015 – 430 млрд рублей и почти 470 млрд рублей – в 2016 году. Общий объём перераспределения ресурсов как по доходам, так и по расходам, связанный с увеличением доходной базы, снижением расходов на закупки и другие государственные траты на 5,2%, на передвижки части расходов на оборонные нужны на более длительные сроки, и неиндексация зарплаты даст нам возможность перераспределить около 1,5 трлн рублей. Если мы добавим к этому ещё наши предложения об изменении подходов к реализации накопительной части пенсии, то это добавит ещё в трёхлетку около 350 млрд рублей. Таким образом, около 1 трлн 800 млрд рублей – это тот ресурс, которым мы располагаем для решения сегодняшних приоритетных задач.

На что направляются эти средства? Конечно, в первую очередь на новые задачи, поставленные в указах Президента от 7 мая прошлого года, создание резерва в следующем году в размере 100 млрд рублей для решения вопросов занятости, поддержки малого предпринимательства, моногородов. По сути дела, это тот резерв, которым мы могли бы реагировать и будем реагировать на ситуацию в экономике следующего года. Это, безусловно, новые программы развития Дальнего Востока и Забайкалья, юга России, Калининграда, программы по поддержке образования и так далее. Это все те новые приоритеты, по которым Правительство определялось в последнее время.

Кроме того, средства будут направлены также на продолжение политики по льготным ставкам, страховым взносам, малому бизнесу, IT-компаниям и поддержке самозанятых. В этих условиях мы в следующем году сможем продолжить формирование наших резервов, Резервный фонд в следующем году увеличится на 341 млрд рублей, общий объём Резервного фонда составит более 3 трлн рублей, или 4,1% ВВП. В последующие годы мы будем его пополнять, несмотря на параметры прогноза, несмотря на сложности в бюджете.

Хотел бы отметить, что общий объём государственного долга составит примерно 13% валового внутреннего продукта, это совершенно незначительный долг по сравнению с другими странами. Хотел бы сказать, что мы должны внести последнее уточнение в параметры госдолга, включив туда ещё решения, которые были приняты вчера на наблюдательном совете Внешэкономбанка по уточнению гарантий ЭКСАРу.

Несколько слов о субъектах Российской Федерации. Не менее напряжённым будет формирование бюджетов субъектов Российской Федерации в 2014–2016 годах. Уже сегодня доходы регионов практически не растут к уровню прошлого года, тем не менее задачи, которые стоят перед регионами, сохраняются и требуют финансирования. По нашей оценке, в 2014 году субъекты Российской Федерации смогут сформировать свои консолидированные бюджеты регионов с дефицитом чуть больше 220 млрд рублей. Это большой дефицит, потому что в 2011 году он составлял около 335 млрд рублей, в 2012 году тоже около этой величины. Тем не менее мы планируем (и прогноз говорит о том), что в последующем дефицит бюджетов регионов будет сокращаться. В этой связи мы предусмотрели дополнительную финансовую помощь регионам: более 120 млрд рублей в следующем году, 130 млрд рублей – в 2015-м и 150 млрд рублей – в 2016-м. Конечно, этой финансовой помощи будет недостаточно, поэтому нам сейчас нужно думать о пополнении доходной части бюджетов регионов. И мы считаем, что в первую очередь нужно двигаться с точки зрения совершенствования имущественного налогообложения компаний, которые зачастую сегодня ещё не в полном объёме платят налоги в казну, в том числе и региональных бюджетов.

В заключение хотелось бы отметить, что предстоящая трёхлетка будет характеризоваться проведением целого ряда важнейших структурных реформ. Первое. Мы переориентировали наш бюджет по программному принципу. Теперь будут важны не только расходы, но и результаты этих расходов, причём программы мы будем рассматривать, программы будут оцениваться по результатам не только в Правительстве, но и в Государственной Думе, что тоже важно. И целевое целеполагание, которое мы предусматриваем в бюджете, эффект от тех ресурсов, которые мы учитываем в бюджете, – вот на что будет обращаться ключевое внимание.

Следующая важная реформа – пенсионная реформа, которую мы начнём с 2015 года, она будет стимулировать продолжение трудовой деятельности и стимулировать получать официальную заработную плату – работать вбелую. Это очень важно, и соответствующие необходимые ресурсы предусмотрены на реализацию этой реформы.

Кроме того, важные реформы будут проходить в здравоохранении. Мы будем постепенно переходить на страховые принципы финансирования услуг в области здравоохранения и постепенно отходить от прямого бюджетного финансирования, переходить к финансированию через ФОМС, то есть через переход на страховую медицину. Значительные реформы нас ждут и в образовании: будет осуществлена переориентация высших учебных заведений, будет проведена реформа Российской академии наук и так далее.

Существенные новые решения будут приняты и в использовании и направлении средств дополнительных в инфраструктуру. Мы впервые начнём использовать средства Фонда национального благосостояния в новых инфраструктурных проектах, которые дадут дополнительный толчок росту нашей экономики.

Кроме того, будут проведены реформы в финансовом секторе. В первую очередь заработает (и уже заработал) мегарегулятор, будут проведены реформы с точки зрения улучшения надзора за негосударственными пенсионными фондами, что позволит обеспечить стабильность работы этого сектора.

В заключение хотел сказать, что помимо структурных реформ нам всем в ближайшую трёхлетку необходимо решать задачу снижения издержек. Это касается и бюджетного сектора, это касается и экономики. По сути дела, это наша основная задача будет на ближайшую перспективу, поскольку без её решения мы не сможем повысить конкурентоспособность как экономики, так и нашей страны, и бюджетного сектора, поэтому все эти решения содержатся в проектировках бюджета на предстоящую трёхлетку, все эти решения мы будем исполнять. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо, Антон Германович! Присядьте, пожалуйста. Хочу передать слово Евгению Григорьевичу Ясину. Пожалуйста, Евгений Григорьевич!

Научный руководитель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Евгений Ясин

Е.Ясин: Дорогие коллеги! Спасибо вам большое за возможность выступить на заседании Правительства. Я с большим интересом познакомился с материалами и должен сказать прежде всего, что основная тональность этих материалов представляется мне весьма положительной. Прежде всего я бы хотел обратить внимание и согласиться с предложением о замораживании тарифов в качестве краткосрочной меры, которой уделено внимание в предложениях Министерства экономического развития. Я считаю, что эта мера вполне оправданна.

Затем. К сожалению, есть целый ряд моментов, которые вызывают большую настороженность прежде всего с точки зрения реализуемости тех предложений, которые носят, по-моему, неоправданно оптимистический характер. Во-первых, трёхпроцентные темпы экономического роста на все три года, учитывая падающую тенденцию в этом году, которая практически никем не была предсказана. Но она ведь не окончится. Те тенденции, которые имеются в экономике, ещё будут работать. Я просил бы моих коллег больше внимания уделить этим вопросам. Я бы сказал так: перед нами период, в котором будут требоваться серьёзные, глубокие перемены. Эти глубокие перемены не дадут эффекта сразу. Если вы завтра хотите увидеть темпы роста 3%, то надо понимать, что тогда в этих темпах эти капитальные меры, которые касаются изменения инвестиционного климата и многих других вещей, ещё не смогут сказаться. Поэтому мне бы хотелось, чтобы была более трезвая оценка ситуации, и мне кажется, что нужен более масштабный подход к тем переменам, которые должны происходить в стране. Мы как магические формулы говорим об институциональных изменениях, реформах и так далее, и тому подобное, но из того, что делается, и из того, что мы потом планируем, я бы не ожидал таких больших и существенных изменений. Поэтому мне кажется, что пришла пора, когда нам над этим нужно серьёзно подумать – и над институциональными реформами, и над тем, чтобы проводить бюджетную реформу, которая отражала бы те изменения, которые будут происходить у нас в институциональной сфере, если они будут происходить.

Также хочу сказать, что Экспертный совет, от имени которого я выступаю, готов принимать посильное участие и подготовить предложения по поводу тех пунктов, по которым лично я испытываю определённую тревогу и неудовлетворённость. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Евгений Григорьевич. Теперь коллег по Правительству приглашаю принять участие в обсуждении. Пожалуйста, давайте Эльвира Сахипзадовна (Э.Набиуллина).

Э.Набиуллина: Первое. Оценка Центрального банка по основным показателям экономического роста более консервативна, чем в основном варианте Минэкономразвития. Мы считаем, что основной вариант прогноза Минэкономразвития достаточно оптимистичный, и первая причина, безусловно, в том, что в неявном виде предполагается мгновенный перенос решений по институциональным, структурным элементам на экономический рост, и, на наш взгляд, завышена динамика инвестиций в условиях снижения прибылей частных компаний, в условиях, которые заложены в прогноз по снижению цены на нефть. На наш взгляд, динамика инвестиций завышена. Безусловно, если цены на нефть будут выше (напомню, что в основном варианте прогноза предполагается некоторое их снижение по сравнению с нынешним уровнем), наверное, такую динамику будет возможно обеспечить. Это первое.

Второе. Сегодня прозвучавшее предложение об уровне индексации тарифов на ЖКХ серьёзно повлияет и на политику Центрального банка по снижению инфляции. До этого мы исходили из того, что тарифы на услуги ЖКХ для населения в том числе будут в 2014 году заморожены, исходя из этого делали оценки в 4,5% инфляции. На наш взгляд, решение Правительства об индексации вместо заморозки будет стоить около 0,5% дополнительных пунктов инфляции, не 0,2%, а около 0,5%. И при этом тот коэффициент, который предлагается, достаточно высокий, понижающий коэффициент, то есть на 30% ниже инфляции, не планируемой снижаемой, а фактической, то есть на 2014 год это будет означать где-то индексацию для населения 4,2%. Хотела бы предложить всё-таки вернуться к обсуждению этого решения, по индексации цен и тарифов ЖКХ для населения, исходя из того что это влияет и на инфляцию. По последним опросам услуги на ЖКХ и инфляция являются ключевыми проблемами для населения, а так они получат и прирост дополнительный инфляции, и прирост услуг на ЖКХ. При этом у нас всё-таки такие возможности, на мой взгляд, есть. Если посмотреть на динамику прироста цен на услуги ЖКХ с 2006 года, это была опережающая где-то в 2 раза динамика – по 18–19% в год, в общем, финансовые ресурсы в этот сектор поступали. Основное, что там требуется, – такое же повышение эффективности и такая же работа с издержками, как предлагается и для бизнеса, поэтому предлагаю вернуться к этому вопросу, потому что нам всё-таки нужно обеспечивать более серьёзное снижение темпов инфляции. Это в конечном счёте сказывается и на процентных ставках по кредитам, и на тех же издержках компаний.

Просьба также к коллегам из Правительства посмотреть на то, чтобы в прогнозе мы не указывали специально динамику валютного курса. Если мы к 2015 году переходим к инфляционному таргетированию, это означает, что мы не должны задавать в управленческих решениях некую динамику курса, тем более на курс влияют разнонаправленные факторы, и было бы правильным на будущее зафиксировать номинальный курс или реально эффективный курс, который сложился к настоящему времени.

Спасибо за внимание. 

Д.Медведев: Спасибо.

Пожалуйста.

В.Фортов: Спасибо большое. Я хочу задать два вопроса. Первый вопрос такой…

Д.Медведев: Кому вопросы? Нас тут много…

В.Фортов: Докладчикам.

Д.Медведев: Докладчикам, понятно.

В.Фортов: И первый, и второй. Не слишком высокие темпы экономического роста в значительной степени, как было сказано, определяются чрезмерной зависимостью от конъюнктуры на внешних рынках. При этом, естественно, уход от этой ориентации предполагает развитие своих исследований и переход к новой экономике, основанной на знаниях, и по логике предполагается опережающее развитие фундаментальных исследований. Тем не менее таблица здесь на столе показывает, что при росте ВВП 3% в течение 2014, 2015, 2016 годов подраздел «Фундаментальные исследования» сокращается в 2014 году на 7%, в 2015-м растёт на 6%, а потом в 2016 году уменьшается до 17%. Это очень тревожная вещь, это тенденция не очень весёлая.

Второй вопрос у меня тоже короткий. Была упомянута реформа Академии наук – по-моему, Антон Германович (А.Силуанов), вы сказали. Я хотел бы понять с точки зрения бюджета: это знак эффекта? В результате реформы она должна дать прибавки к бюджету или, наоборот, потребует затрат на проведение этой реформы? В первом варианте проекта закона о реформе было сказано, что реформа обойдётся нам в полмиллиарда рублей, и это в основном выплаты академикам и членам-корреспондентам. Сейчас ситуация изменилась довольно сильно, и я хотел бы понять: мы деньги будем вкладывать в реформу или ожидаем от неё получения, и в каком объёме? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Я предлагаю, исходя из сути вопросов, насколько я их понял, на первый вопрос ответить Министру экономического развития, а на второй – Министру финансов. Пожалуйста.

А.Улюкаев: Спасибо. Действительно, инновационное развитие – это мощный драйвер экономического роста, и в наших прогнозах учтены механизмы создания научного продукта, его коммерциализации, которые мы собираемся реализовывать, с одной стороны, через субсидирование соответствующей деятельности, через субсидирование процентных ставок и так далее, а с другой стороны – через создание инфраструктур, в том числе и в регионах: это технопарки, бизнес-инкубаторы, территориальные инновационные кластеры. Мы будем поддерживать это через особые экономические зоны и в обычном порядке. И с точки зрения эффекта на среднесрочный экономический рост, мне представляется, это довольно действенный механизм. Влияние фундаментальных исследований, конечно, более долгосрочное и более опосредованное. Безусловно, в конечном итоге оно будет, но его очень трудно учесть в среднесрочном прогнозе, поэтому максимум здесь усилия будут направлены на механизмы скорейшего доведения научного результата до его коммерческого использования в экономике. Можно я ещё скажу по поводу инфляции? То, что Эльвира Сахипзадовна сказала…

Д.Медведев: Пожалуйста, конечно. 

А.Улюкаев: Я боюсь, Эльвира Сахипзадовна обратила внимание на изменение условий по 2014 году, но не обратила внимания на 2015–2016 годы. Формула «инфляция-минус» будет означать для 2015 и 2016 годов значительно меньший темп индексации тарифов для населения, чем это предполагалось прежде. Поэтому по совокупности трёх лет инфляционная нагрузка будет не увеличиваться в этом смысле, а уменьшаться. Она просто будет более плавно распределена по годам трёхлетки. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, Антон Германович.

А.Силуанов: Спасибо. Я хочу сказать, что материальное обеспечение деятельности Российской академии наук у нас в бюджете учтено в полном объёме с учётом тех задач, которые ставит реформа. Но когда мы говорим о реформировании академии, то мы ожидаем повышения эффективности тех средств, которые выделяются академии на научные исследования, прикладные и те исследования, которые академия проводит. Тратим денег много, по сути дела, а эффекта тоже хочется побольше, поэтому задача как раз Академии наук состоит в том, чтобы те ресурсы, которые государство тратит на научные исследования, приносили больше результата, как прикладного, так и научного.

Д.Медведев: Спасибо. Так, коллеги, есть ещё вопросы? Пожалуйста, сейчас возможность задать вопрос есть у всех членов Правительства. Заодно хотел бы ещё раз отметить, что у нас на заседании присутствует впервые как министр Александр Сергеевич Галушка. Он у нас был вчера на комиссии, но как член Правительства на заседании Правительства Александр Сергеевич в первый раз. Можете задавать вопросы, Александр Сергеевич. Успехов вам! Только что вернулся с Дальнего Востока, где, естественно, сразу же погрузился в пучину дел. Вас удачно посадили, кстати, с Юрием Петровичем (Ю.Трутнев). Дуэтом можно выступать. Пожалуйста.

А.Новак: Дмитрий Анатольевич, у меня не вопрос, а предложение. Поскольку прогноз социально-экономического развития состоит в том числе из описательной части, дать поручение нам описательную часть совместно с Министерством экономического развития, Минфином доработать и прописать все нюансы, касающиеся вопросов по прогнозу в части электроэнергетики, поскольку всё-таки здесь при установлении этих параметров существует для отдельных потребителей своя сетевая составляющая, то есть индексация цены на электроэнергию, которая в целом может отклоняться от средних значений. Я приведу пример: решение проблемы по «последней миле», которое предполагает повышение тарифов для прочих потребителей и населения с 1 января 2014 года. Я Вам докладывал, и это должно быть прописано здесь более чётко.

Второе. Что касается тарифов по теплу, мы поддерживаем, безусловно, предложенный вариант, но есть разница между первой ценовой зоной (европейская часть России) и второй ценовой зоной. В первой ценовой зоне основной теплоисточник – газ на теплостанциях, вырабатывающих тепло, и с учётом замораживания тарифов по газу, наверное, в эти параметры ещё можно будет уложиться, а во второй ценовой зоне основные энергоносители – уголь, мазут, дизельное топливо, то есть всё, что касается восточной части России, и в эти параметры, скорее всего, трудно будет уложиться без убытков для компании даже с учётом оптимизационных расходов. Поэтому здесь, в прогнозе, мне кажется, нужно прописать, что это в среднем по России, а в целом нужно будет между европейской частью и восточной частью отрегулировать.

И третий момент, который, мне кажется, тоже целесообразно было бы отразить, – как будет решаться вопрос ликвидации перекрёстного субсидирования в рамках тех задач, которые стоят сейчас по замораживанию тарифов. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо! Есть ещё комментарии какие-то? Пожалуйста.

Д.Ливанов: Я бы хотел обратить внимание, что сокращение расходов на образование и в абсолютных величинах, и, тем более, в доле от расходов бюджета противоречит Бюджетному посланию Президента, которое было озвучено в июне этого года. Спасибо.

Д.Медведев: Пожалуйста, Эльвира Сахипзадовна.

Э.Набиуллина: Тем не менее в качестве предложения: с учётом сегодня озвученного изменения решения по тарифам я бы просила в прогнозе согласовать эти величины, потому что инфляцию в 4,5 или 4,6% на 2014 год (я сейчас говорю о 2014 годе) мы без ужесточения денежно-кредитной политики, которая негативно отразится на экономическом росте, могли достичь только при нулевом росте тарифов на ЖКХ. Если этот рост пересматривается до 4,2%, то, соответственно, инфляция может быть только другой. Либо мы вынуждены будем ужесточать денежно-кредитную политику, что не очень хорошо в нынешней экономической ситуации. Я поэтому просила бы в прогнозе эти величины и политику досогласовать на 2014 год. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Есть ещё выступления? Хорошо.

Мы вчера с коллегами рассматривали проектировки, сегодня рассматриваем прогноз и бюджет. Строго говоря, ничего нового в том, что прозвучало, для абсолютного большинства присутствующих нет. После принятия решений ещё раз обращаю внимание на необходимость консолидированной работы над соответствующим законопроектом в Государственной Думе в том ключе, о котором вчера сказал на заседании комиссии по проектировкам, и никак иначе.

Теперь в отношении пожеланий, которые здесь звучали. Естественно, я предлагаю ещё раз к этим вопросам вернуться, если коллеги считают это целесообразным, и в той части, которая касается конкурентоспособности экономики, и позиций по финансированию деятельности Российской академии наук, и в отношении описательной части прогноза по электроэнергетике – там действительно есть свои нюансы и сложности. Вообще тема, связанная с ростом или нулевым ростом тарифов для монополий весьма сложна, хотя даже в выступлении наших приглашённых экспертов прозвучало одобрение этой меры. Но она весьма трудна для исполнения, и в каждой отрасли, там, где действуют наши инфраструктурные монополии, есть свои сложности. Они есть и в газовой отрасли, есть и в деятельности железных дорог, и в особенной степени это касается электроэнергетики. Мы это всё понимаем, и именно поэтому Минэкономразвития даны инструкции в максимальной степени учесть эти моменты и сделать так, чтобы основные задачи и инвестиционные планы наших инфраструктурных монополий, которые непосредственно отражаются и на самочувствии населения, не пострадали.

То, что касается роста тарифов для населения по формуле «инфляция минус». Можно ещё раз обсудить этот вопрос, но при этом я хотел бы обратить внимание на два момента. Безусловно, то, что предлагается, и так является весьма серьёзной мерой с точки зрения тех темпов роста тарифов, которые были изначально предложены, я имею в виду по формуле «инфляция минус» с коэффициентом 0,7. И второе, на что я хотел бы обратить внимание всех членов Правительства и вообще всех, кто сидит за этим столом и присутствует в зале: применительно к этой мере самое главное – не обмануть людей. Нельзя обещать ноль, а потом сделать другое. И вот именно это и нужно оценить всем, включая, естественно, Правительство и Центральный банк. Давайте об этом и договоримся. Спасибо. Решение по первым двум вопросам принимается.

<…>

* * *

По завершении заседания Правительства Министр финансов России Антон Силуанов ответил на вопросы журналистов

Стенограмма:

А.Силуанов: Добрый день, коллеги! Действительно, Правительство сегодня рассмотрело уточнённый прогноз и бюджет на 2014–2016 годы. Мы уже говорили, что ситуация с балансировкой бюджета непростая, тем не менее нам удалось все наши расходные обязательства и основные, главные задачи поместить в параметры бюджета, рассчитанного по бюджетным правилам (бюджетные правила, естественно, для нас закон, никто и не обсуждал сейчас уже необходимость уточнения, смягчения этих правил), поэтому это основа для нашей работы на перспективу.

Действительно, бюджет по-новому формируется: по программному принципу. Здесь важно для нас видеть эффект от бюджетных средств не только для Правительства, но и для парламента, потому что когда мы вносим бюджет в Государственную Думу, то, естественно, депутаты спрашивают, какой эффект от ресурсов, которые предусмотрены в бюджете, насколько эффективно они тратятся, почему мы туда направляем. Так вот, результаты от использования бюджетных средств как раз будут содержаться в программах, и парламентарии с нас тоже будут это спрашивать, что абсолютно правильно, поскольку функция парламента состоит ещё и в том, чтобы контролировать эффективность использования государственных средств. Бюджет учитывает целый ряд реформ, об этом я вам тоже говорил, это абсолютно правильно: здесь и пенсионная реформа – серьёзнейшая реформа, реформа здравоохранения, образования. Мы начинаем использовать средства нашей подушки безопасности, ФНБ в данном случае… Не использовать, а размещать, поскольку это не расходы, это средства, размещаемые в инфраструктурные проекты, которые потом будут возвращаться в Фонд национального благосостояния. Эти средства будут приносить нам доход более высокий, чем сейчас мы имеем, и работать одновременно на нашу экономику, то есть здесь мы убиваем двух зайцев: и экономику поддерживаем, и с большей доходностью размещаем эти средства. Мне кажется, абсолютно правильное решение.

Про цены на нефть ещё никто не спрашивал. Хочу сказать, что по бюджетным правилам цена на нефть, которую мы заложили в бюджет, составляет 93, 95, 95 долларов за баррель при цене прогнозной, исходя из которой составлялся прогноз, 101, 100, 100 долларов за баррель. Сейчас как-то к цене на нефть уже меньше внимания приковано, тем не менее всё равно это один из таких серьёзных бюджетообразующих показателей. Мы по-прежнему свели бюджет с небольшим дефицитом: в 2014 году – 0,5% ВВП, в 2015 году – 1% ВВП и в 2016 году – 0,6% ВВП. Но, что важно, снижается ненефтегазовый дефицит, его параметры составят 9,4%, 9,6% и 8,4% ВВП по годам против прогноза на текущий год около 10%, даже 10,2–10,3%. В этой связи хочу сказать, что было непросто составить проектировки бюджета. Когда мы работали с министерствами и ведомствами, дополнительные предложения нам высказали ежегодно почти на 3 трлн рублей. Учитывая, что параметры бюджета у нас около 13,5 трлн, 14,5 трлн и 16 трлн рублей, конечно, уместить эти средства невозможно, поэтому сейчас наша задача – задача Правительства, министерств и ведомств – будет состоять в том, чтобы каждому внутри своего бюджета (бюджет – это госпрограмма) осуществить наиболее эффективное использование своего ресурса. У каждого министерства свой бюджет. Теперь каждый министр должен определить приоритеты, особенно в условиях снижения издержек. Правильно мы говорим, что трёхлетка будет посвящена цели снижения издержек везде – и в бюджетном секторе, и в естественных монополиях, и в экономике в целом. Нам нужно заниматься издержками, поскольку производительность труда без этой составляющей мы не повысим, а без повышения производительности труда у нас и конкурентоспособность экономики будет страдать. Поэтому про следующую трёхлетку можно сказать, что это трёхлетка сокращения издержек, что абсолютно правильно. Пожалуй, я на этом свои вступительные слова завершу. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Не могли бы вы перечислить те параметры бюджета, которые сегодня одобрили на заседании Правительства?

И второй вопрос: обсуждалась ли на заседании Правительства индексация тарифов для населения? И какие тарифы это были? Потому что Набиуллина сказала про тарифы ЖКХ, а изначально говорилось про газ и электроэнергию для населения. И если обсуждали, то какое решение было принято – формула «инфляция минус» или всё-таки ноль? И на какие годы? Спасибо.

А.Силуанов: Скажете, обсуждали на Правительстве, а параметры не доложил. Интересно, скажете, что тогда говорил? На самом деле действительно мы старались больше говорить о политике бюджета, а параметры содержались в материалах, которые были розданы. Тем не менее, если вас интересует, я скажу. В 2014 году 13 трлн 568,7 млрд рублей – доходы, 13 трлн 960,1 млрд – расходы, дефицит – 391 млрд, или 0,5% ВВП. Я не буду, наверное, по всем годам говорить.

Что касается тарифов. Вы знаете, по тарифам для населения абсолютно правильно сказал премьер. Дмитрий Анатольевич сказал, что, конечно, нам хотелось бы поставить ноль, но, наверное, нельзя здесь обманываться, потому что где-то может и не быть ноль, а население будет, естественно, рассчитывать на то, что в платёжках на коммунальные услуги стоимость этих услуг меняться не будет. Поэтому мы в Правительстве, обсуждая этот вопрос, договорились, что это будет «инфляция минус». «Инфляция минус» на каком уровне? Примерно 0,7, то есть минус 30%. То есть это предельный уровень тарифа, который мы должны закладывать в нашем тарифообразовании.

Вопрос: Такие решения уже приняты?

А.Силуанов: Во всяком случае, на Правительстве мы сегодня это обсуждали и договорились о таком формате.

Вопрос: В соответствии с этими проектировками довольно сильно снижаются планируемые доходы от приватизации как источника покрытия дефицита бюджета. С чем это связано? Это возможный отказ от каких-то крупных сделок, перенос их на более поздний срок, непродажа существующего госпакета, допэмиссия и, соответственно, зачисление средств в капитал компаний?

А.Силуанов: Вы знаете, у нас были большие ожидания от приватизации в трёхлетке, по факту получается, что не всегда нам удаётся эти приватизационные операции провести. Здесь целый ряд причин: к каким-то сделкам мы просто не готовы, где-то ждём конъюнктуру, потому что продавать за две копейки тоже не хочется, где-то принято решение о переносе сроков приватизации. Мы исходили из реальных поступлений от приватизации, потому что в этом году, помните, у нас было 427 млрд рублей, а мы получим порядка 50–65 млрд рублей. Чем замещаются эти источники? Получается, нефтегазовыми доходами. Поэтому, с тем чтобы иметь реалистичные источники финансирования дефицита бюджета, мы вместе с Министерством экономического развития определили реальные прогнозы по этому параметру и внесли предложения в бюджет по тем объёмам, которые нам посчитало Министерство экономического развития вместе с Росимуществом. Это не наши данные, а данные, просчитанные с учётом конъюнктуры, с учётом графика приватизации и возможностей получения этих доходов.

Вопрос: Можете ещё подсказать по НДПИ на нефть и экспортной пошлине на нефть. Принято то решение, которое обсуждалось до вчерашнего дня? Потому что, вроде, вчера на бюджетной комиссии Дворкович как-то против этого решения высказался. То есть индексация НДПИ и снижение пошлины, которые планировались до этого?

А.Силуанов: Знаете, против Аркадий Владимирович не выступал, речь шла об определённых корректировках. Я могу сказать просто цифры, потому что никто против манёвра увеличения НДПИ и снижения экспортной пошлины не выступал. Дискуссии велись о деталях: насколько увеличивать НДПИ и насколько снижать экспортные пошлины, но самое главное, что мы договорились о суммах поступлений дополнительных доходов в бюджет от этого манёвра. Ещё раз могу их назвать: это 34,6 в 2014 году, 67,5 в 2015-м и почти 72 в 2016 году. Главное, что мы согласились на доходы от этого налогового изменения, пошлина и ставки НДПИ приняты за базу те, которые были совместно выработаны Министерством финансов и Министерством энергетики. Сегодня комитет Государственной Думы по бюджету уже рассмотрит эти налоговые предложения, и надеюсь, что поддержит.

Вопрос: Не могли бы вы сказать, на какой дате остановились в результате по накопительной части пенсий: 2015 год либо 2014-й (и с 1 октября начнётся конфискация)?

А.Силуанов: Начнётся что?

Вопрос: Конфискация накопительной части.

А.Силуанов: Да нет, ни о какой конфискации речи не идёт, речь идёт о более чётком праве выбора граждан: либо граждане остаются в накопительной части и тогда в накопительную часть будет поступать 6%, либо граждане уходят из накопительной части в распределительную и тогда накопления производиться не будут, будет осуществляться увеличение страховой части пенсии. Мы предусматриваем принятие этого решения уже начиная с 2014 года. Задача сейчас будет состоять в том, чтобы мегарегулятору нашему – Банку России в период до двух лет осуществить мониторинг действующих негосударственных пенсионных фондов, провести анализ их финансовой состоятельности и оставить на рынке негосударственных пенсионных фондов только те, которые действительно имеют устойчивую финансовую базу и финансовую основу, – собственно, обеспечить работу на этом рынке только финансово устойчивых негосударственных пенсионных фондов. Такая работа проводилась Банком России, когда банки отбирались в систему страхования вкладов. Не все банки туда вошли.

То же сейчас предстоит сделать Банку России в отношении негосударственных пенсионных фондов, то есть мы выступаем за то, чтобы этот рынок и участники этого рынка были надёжны, чтобы вложения наших граждан в пенсионные продукты были обеспечены, мониторинг был за ними, пруденциальный надзор не хуже, чем за коммерческими банками. И мы для этого создаём новую систему функционирования негосударственных пенсионных фондов: они должны преобразоваться в акционерные общества. Должно быть обеспечено гарантирование тех сбережений, которые граждане будут вкладывать в накопительную часть своей пенсионной системы и направлять в негосударственные пенсионные фонды. Короче, этот рынок должен быть стабильным, устойчивым, таким же, как и банки. Для этого потребуется время. И Банк России сейчас уже начинает работу в этом направлении.

Вопрос: Ещё один вопрос. ВЭБу требуется докапитализация в районе 1 трлн рублей до 2020 года, а в бюджете мы этого не увидели. Это означает, что трёхлетку они проживут на свои?

А.Силуанов: Вы знаете, ВЭБу требуется докапитализация (мы действительно рассматривали этот вопрос на последнем наблюдательном совете ВЭБа) – для новых проектов и так далее. Мы договорились о том, что здесь мы более широко поставим вопрос: не столько о докапитализации ресурсами из бюджета, сколько об изыскании ресурсов для пополнения его ресурсной базы. Это могут быть в том числе, кстати, гарантии со стороны Правительства, это могут быть и привлечения ВЭБом ресурсов с рынка или из других источников. Поэтому здесь вчера был поставлен вопрос не так узко, исключительно о докапитализации из федерального бюджета, – будем рассматривать все возможные источники для пополнения ресурсной базы этого финансового института.

Вопрос: Какой таргет по инфляции зафиксирован в проекте закона о бюджете? И приняли ли вы ДКП? Какой таргет по инфляции там?

А.Силуанов: Что мы приняли?

Реплика: Денежно-кредитную политику.

А.Силуанов: В нашем прогнозе зафиксированы вилки с 4,5 до 5,5% на 2014 год и 4–5% на 2015 и 2016 годы. Когда обсуждали тему инфляции, со стороны Центрального банка были высказаны соображения о том, что средний показатель 4,5 в следующем году может быть несколько пересмотрен с учётом прогноза по индексации тарифов на жилищно-коммунальные услуги, касающихся населения в первую очередь. Поэтому возможно, что мы сейчас проведём оперативно работу с банком по согласованию наших параметров. Не исключаю, что средний показатель по инфляции в следующем году может быть повышен с 4,5% до 4,8%.

Вопрос: С учётом заморозки тарифов и констатации того, что инвестпрограммы должны быть исполнены будет ли сокращение инвестпрограмм в номинальном выражении и насколько? Как-то этот вопрос обсуждался?

А.Силуанов: Вы знаете, мы на Правительстве этот вопрос не обсуждали, но предварительно на совещании в Правительстве мы при замораживании тарифов исходили из того, что все должны заниматься издержками, о чём мы говорили, поэтому в натуральном выражении инвестиционные программы естественных монополий не должны сокращаться. Это задание буквально нашим компаниям – естественным монополистам. Потому что все начинают поджиматься – и бюджет, и бюджетные учреждения, закупки мы сокращаем на 5%. Мы считаем, что в этой ситуации и естественные монополии тоже должны провести такую работу, и неповышение тарифов это как раз сигнал, во-первых, для естественных монополистов и также сигнал для других участников экономики – поджимать тарифы. Ещё раз повторюсь: наша трёхлетка – трёхлетка работы с издержками. Это должно касаться всех.

Вопрос: Чтобы уже расставить точки над i в тарифном вопросе: тарифы естественных монополий будут заморожены на год, но конечные тарифы на услуги ЖКХ будут рассчитываться по формуле «инфляция минус 30%», правильно я понимаю?

А.Силуанов: Да.

Вопрос: А откуда тогда рост? Почему тарифы ЖКХ так… То есть монополии не будут повышать тарифы. Почему тарифы ЖКХ будут расти для населения в данном случае? даётся возможность повышать операторам этого рынка или как?

А.Силуанов: Вы знаете, о чём здесь речь идёт? О том, что естественная монополия – это газ, электроэнергия и железнодорожные перевозки. Мы на них обнуляем тариф, но есть сегменты, которые не регулируются, взять тот же самый уголь, который является основой для формирования тарифа на тепло, взять мазут – мазутные котельные где-то есть. Поэтому мы, конечно, говорим о том, что и там, в этом сегменте, тоже должны предприятия – поставщики тепла и энергии работать с издержками. Поэтому, ещё раз повторюсь, нам хотелось бы иметь нулевой тариф, но мы хотим установить предельный размер прироста тарифов на уровне ниже инфляции. Если для естественных монополистов мы планируем установить тарифы из расчёта 0, 5, 5 по годам, то для населения это инфляция минус 30%, то есть для населения более плавное изменение тарифной политики. В этой связи я здесь не вижу никаких противоречий с прогнозом изменения тарифов на услуги естественных монополий.

Вопрос: Хотелось бы уточнить, какие всё-таки цифры заложены на Дальний Восток, на преодоление последствий паводка на 2014–2016 годы? И по дивидендам МСФО всё-таки уточнить: они будут с 2016 года или с 2015 года, 35%?

А.Силуанов: По МСФО мы заложили на 2016 год поступление дополнительных дивидендов исходя из 35%, по международным стандартам финансовой отчётности, по прибыли, полученной за 2015 год. Что касается последствий паводка, сейчас пока ещё сложно оценить окончательные расчёты по ликвидации, но хочу сказать, что для этого будут задействованы как ресурсы соответствующих министерств и ведомств профильных, так и средства Резервного фонда, которые восстановлены в параметрах бюджета 2014–2016 годов. В этом году нам пришлось залезать уже в средства 2014 и даже 2015 годов по Резервному фонду, с тем чтобы профинансировать необходимые ликвидационные мероприятия, ликвидацию последствий наводнения, поэтому все средства Резервного фонда восстановлены, а также на эти цели, ещё раз повторюсь, будут направлены бюджеты соответствующих министерств и ведомств.

Выделить фрагмент