• Анонсы
  • Новости

Новости

Вчера
22 июля, пятница
21 июля, четверг
20 июля, среда
19 июля, вторник
18 июля, понедельник
16 июля, суббота
1

Календарь

Июль
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Встреча с представителями российских и международных деловых кругов в Екатеринбурге в рамках Международной выставки промышленности и инноваций «Иннопром-2013»

"России нужно качественно повышать производительность труда, технологический уровень, внедрять новые стандарты работы, осваивать перспективные отрасли и рынки, готовить новое поколение специалистов – мы откровенно обсуждаем это с представителями крупного бизнеса и с представителями среднего и малого бизнеса".

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Прошу всех, кто использует перевод, надеть наушники. Если позволите, я несколько слов скажу вначале, потом с удовольствием послушал бы ваши идеи и предложения, с которыми вы приехали сюда.

Только что завершилось пленарное заседание форума «Иннопром-2013». Я рад на самом деле, что уже второй год подряд имею возможность приехать и поучаствовать в форуме. Работа продолжается в формате панельных дискуссий, в которых участвуют деловые круги, ведущие мировые учёные обсуждают наиболее острые вопросы. Хотел бы всем сказать большое спасибо за то, что вы с нами, за то, что вы приехали в это отличное время года в Екатеринбург.

Дополнительно

  • PDF

    127Kb

    Участники встречи

Естественно, уже звучали интересные предложения. Я хотел бы подчеркнуть, что здесь, на Урале, для применения этих предложений есть прекрасный потенциал – и крупные металлургические предприятия, и машиностроительные предприятия, оборонные предприятия, научно-исследовательские, образовательные центры. Продукция многих из них представлена на выставке, надеюсь, вы что-то видели.

Создание условий для стабильного промышленного роста – это одна из наших главных задач. Условия могут быть экономические, но очень важны инфраструктурные и правовые условия, и, конечно, сегодня это понимают и бизнес, и государство.

России нужно качественно повышать производительность труда, технологический уровень, внедрять новые стандарты работы, осваивать перспективные отрасли и рынки, готовить новое поколение специалистов – мы откровенно обсуждаем это с представителями крупного бизнеса (вчера у меня была встреча с нашими коллегами из Российского союза промышленников и предпринимателей) и с представителями среднего и малого бизнеса.

Д.Медведев: «Создание условий для стабильного промышленного роста – это одна из наших главных задач. Условия могут быть экономические, но очень важны инфраструктурные и правовые условия, и, конечно, сегодня это понимают и бизнес, и государство».

Сегодня мы создали так называемые дорожные карты, всего их девять штук, они реализуются уже, по этим картам осуществляются решения в области предпринимательских инициатив с привлечением экспертов. Обсуждались разные задачи, включая, например, такие сложные, как промышленная безопасность, экологическое нормирование, вопросы, связанные с созданием единого финансового мегарегулятора. Мы в нашей стране решили объединить органы, которые этим занимаются, и передать эти функции нашему Центральному банку, сейчас как раз такие решения приняты. Почему я об этом говорю? Потому что все эти решения, очень важные и сложные, рождались не в тиши кабинетов Кремля или Белого дома нашего, Дома Правительства, а с участием экспертов, в режиме конструктивного обсуждения, и я в этом плане очень благодарен и бизнесу, и представителям науки, которые свои соображения высказывали.

Д.Медведев: России нужно качественно повышать производительность труда, технологический уровень, внедрять новые стандарты работы, осваивать перспективные отрасли и рынки, готовить новое поколение специалистов – мы откровенно обсуждаем это с представителями крупного бизнеса и с представителями среднего и малого бизнеса.

Если позволите, не буду больше злоупотреблять вашим вниманием и послушаю то, что вы хотели бы сказать.

Я приглашаю всех принять участие в разговоре, у кого есть что сказать, буду рад выслушать вместе с моими коллегами, которые тоже здесь. Кто хотел бы что-то сказать?

Вопрос (как переведено): Здравствуйте, меня зовут Росс Креплов, я являюсь промышленным конструктором и работаю по всему миру. В этой стране я встретился с большим количеством молодых талантливых экспертов, конструкторов, которые обладают огромными возможностями, активной энергией, и они готовы активно работать. Что в России сможет поддерживать эти амбиции, которые столь присущи молодым людям? Потому что нужно развивать промышленность именно с участием молодых людей.

Встреча с представителями российских и международных деловых кругов

Д.Медведев: Я понимаю. Одна из основных тем «Иннопрома» в этом году как раз посвящена промышленному дизайну. Надо признаться, что мы, может быть, не занимались этим так плотно, как другие страны. Я очень рад, что сегодня именно этому посвящено внимание наших гостей. Здесь есть и молодые дизайнеры, и люди уже зрелые, опытные. Спасибо большое, что вы принимаете участие в этих мероприятиях. Конечно, мы будем поддерживать это направление, никаких сомнений нет, тем более что для того, чтобы развивать правильно свою промышленность, мы должны думать не только над тем, какими потребительскими свойствами обладает та или иная вещь, но и над тем, как она выглядит, как она может продаваться. Без этого сегодняшний, современный рынок просто невозможен, поэтому, конечно, мы в этом направлении собираемся работать, рассчитываем и на вашу помощь.

Д.Медведев: «Для того чтобы развивать правильно свою промышленность, мы должны думать не только над тем, какими потребительскими свойствами обладает та или иная вещь, но и над тем, как она выглядит, как она может продаваться. Без этого сегодняшний, современный рынок просто невозможен».

Вопрос (как переведено): Очень интересно находиться здесь. Иногда приходится слышать: Россия не имеет возможности для создания компьютеров или Россия не может построить автомобиль, или ещё что-нибудь… Я не могу с этим согласиться. Я думаю, что вы сможете импортировать значительную часть продукции этих потенциальных отраслей и, начав с нуля, добиться успеха, даже если вы «приехали последними на вечеринку». Вы видите вещи, каковы они есть. Готовы ли вы к тому, чтобы продвигать эту идею, может быть, даже в процессе «обмена мозгами», обмена между умами? Вы знаете, я живу в Лондоне и думаю, что мы все связаны.

Д.Медведев: Мне трудно что-то возразить против этого. Мне кажется, это хорошая идея, надеюсь, мы в этом направлении будем двигаться. Давайте подумаем об этом. Я не знаю, может, коллеги хотят что-то прокомментировать. Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), хотите что-то добавить?

А.Дворкович: «Сегодня есть наработки в области медицинской техники и новых лекарств инновационных, которые могут войти в число наиболее востребованных уже через несколько лет».

А.Дворкович: Идея, что мы можем создавать новые отрасли с нуля, даже если не являемся в них сегодня лидерами, не имеем экспертизы, накопленной в течение последних десятилетий, наверное, правильная. Тем не менее не по всему фронту, нужно делать выбор. Мы отчасти такой выбор сделали, когда в «Сколково» занялись, например, в том числе медицинскими технологиями, которыми не занимались очень долгое время, где у нас на протяжении десятилетий не было своей серьёзной компетенции. Сегодня есть наработки в области медицинской техники и новых лекарств инновационных, которые могут войти в число наиболее востребованных уже через несколько лет, поэтому примеры есть, наверное, будем и в других сферах этим тоже заниматься.

Д.Медведев: Я не знаю, может, у бизнеса есть какие-то свои собственные ощущения от этого. Пожалуйста, Александр Николаевич (обращаясь к А.Шохину).

А.Шохин (президент Российского союза промышленников и предпринимателей): Ну и с точки зрения бизнеса, безусловно, промышленный дизайн – это и упаковка продукции для её лучшей продажи, это и комфорт потребителя, будь то индустриальный потребитель или граждане.

Во многих учебных заведениях сейчас у нас начинают преподаваться и промышленный дизайн, и смежные направления. Я думаю, что и в Уральском федеральном университете имени первого Президента России Бориса Ельцина тоже это направление будет. Вот сидит Дмитрий Пумпянский (председатель совета директоров ОАО «Трубная металлургическая компания») – председатель наблюдательного совета этого университета. Не знаю, подтвердит он эту мою гипотезу. Дмитрий Александрович?

Д.Пумпянский: У нас здесь, в Свердловской области, очень сильный архитектурный институт, где на самом деле профессионально преподается тема промышленного дизайна, связанная не только с дизайном конечной продукции, но и с дизайном как частью проектирования непосредственно при создании продукции, в том смысле этого английского слова, который уважаемый коллега имел в виду… Очень большие наработки в этом плане, и некоторые выпускники Свердловского архитектурного института работали дизайнерами при разработке новейших моделей «Ситроена», «Пежо» во Франции, так что да, действительно, этому уделяется серьёзное внимание.

Д.Медведев: То есть мы это можем делать, вопреки существующим представлениям?

Д.Пумпянский: Можем, абсолютно. Сегодня при выпуске новых моделей, даже в таком, может быть, непривычном ракурсе посмотреть… Мы выпускаем локомотивы в Свердловской области на совместном предприятии с «Сименсом», мы сегодня уделяем дизайну этих локомотивов огромное значение, потому что это уже сегодня визитная карточка и предприятия, и в целом отрасли.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы продолжить? Можно не только про дизайн, можно и про другие вещи поговорить.

А.Шохин: Дмитрий Анатольевич, я бы хотел проинформировать, что мы, РСПП, вместе с компанией KPMG проводим регулярные исследования...

Я бы хотел, чтобы господин Гощанский пару слов сказал о привлекательности инвестиционного климата в России с точки зрения иностранных инвестиций.

Д.Медведев: Пожалуйста.

Встреча с представителями российских и международных деловых кругов

О.Гощанский (председатель правления, управляющий партнёр аудиторско-консалтинговой фирмы KPMG Russia & CIS): Гощанский Олег, управляющий партнёр компании KPMG.

Да, мы вместе с РСПП закончили исследования по привлекательности инвестиционного климата в регионах. Скажу в целом, что, естественно, картинка разнится от региона к региону. Ряд регионов можно назвать чемпионами, и, кстати, Свердловская область в их числе, но в целом имидж инвестиционный у России, если коротко, улучшается, может быть, не такими темпами, как хотелось бы. Это первая общая ремарка.

Вторая ремарка. Будет справедливо сказать, что здорово отличается имидж России в глазах инвесторов западных – тех, которые уже в России, и которые ещё в Россию не пришли.

Д.Медведев: Да, это известный факт.

О.Гощанский: То есть те, кто в России, гораздо более здраво относятся к привлекательности.

Д.Медведев: Они просто понимают, что здесь происходит, не только из прессы или каких-то других источников.

О.Гощанский: Так точно. Ну и опять-таки момент конкурентной среды никто не отменял. Может быть, те, кто уже здесь, не хотят, чтобы пришли и другие вслед за ними.

Поэтому основные моменты: имидж улучшается, но не совсем быстро, и опять-таки очень здорово разнятся регион от региона и, соответственно, есть разница в глазах людей, пришедших сюда из-за границы, и тех, кто пока ещё не пришёл и над этим размышляет.

Д.Медведев: Понятно. Спасибо. Пожалуйста, прошу вас.

С.Кравченко (региональный президент компании «Боинг» в России и СНГ): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Сергей Кравченко, я президент компании «Боинг» в России и СНГ. Я бы хотел привлечь ваше внимание к одному вопросу, который, мне кажется, очень созвучен тому, что обсуждалось сегодня на пленарном заседании: какие у России есть альтернативные пути роста? Мне кажется, что экспорт интеллектуальных сервисов – это реальная возможность для России диверсифицировать свою экономику. Я знаю, что Вы лично много занимались IT-компаниями, и в последнее время мы видим успехи российских IT-компаний. И на IPO вышли несколько компаний, недавно вышла компания «Люксофт» на IPO. Мы, кстати, работаем с «Люксофтом», у нас более 400 программистов в ней заняты постоянно. Знаете, мало говорят о том, что в России есть прекрасные инженерно-сервисные компании, но, например, самый большой инженерный центр, который есть у компании «Боинг» за пределами Соединённых Штатов Америки, находится именно в России, и там работают выпускники университетов не только Москвы, но и Самары, Уфы, Екатеринбурга.

Мне кажется, экспорт инженерно-сервисных услуг, Дмитрий Анатольевич, для России очень важен по двум направлениям. Первое. Феномен Индии показывает, что для России можно зарабатывать просто миллиарды долларов, и сейчас большой дефицит инженеров. Но ещё более важно другое: через такого рода проекты можно обучить как квалифицированных пользователей, инженеров, которые потом могут спроектировать следующий региональный самолёт или МС-21 и подготовить управленцев и лидеров, которые могут управлять российскими компаниями. Я могу привести пример из своего личного опыта. У меня в начале 2000-х годов, когда я начал строить этот конструкторский центр, было два заместителя. Один из них ушёл к Погосяну (М.Погосян) и был руководителем сертификации проекта SAJ, а второй сейчас стал руководителем «Камова». И, мне кажется, если мы сейчас посмотрим на эти инженерно-сервисные компании не только как на возможность увеличения экспорта интеллектуальных услуг, но и как на возможность подготовки специалистов для российской экономики, то это будет очень интересная тема.

И я в этой связи хотел бы поблагодарить Вас за то, что в последние годы не только российские программисты, но и инженеры, которые экспортируют свой интеллектуальный труд, получили определённые льготы. Конечно, они не такие большие, как те, которые Вы и Президент дали программистам, но это тоже очень важно, потому что это очень конкурентная среда. Сегодня Украина, например, борется за эти контракты, и я могу сказать совершенно откровенно, что цены, которые дают, например, инженерные компании на Украине нам, компании «Боинг», лучше, потому что всё-таки не так много ещё сделано в этой области из того, что вы сделали уже для российских программистов.

Д.Медведев: Сейчас, наверное, наши российские программисты заплачут от трогательных чувств. Потому что я вчера общался с коллегами из РСПП, там как раз были коллеги, представляющие программистов, и они тоже положительно оценивают то, что было сделано за последнее время…

С.Кравченко: Спасибо Вам за это тоже.

Д.Медведев: …и просят нас сохранить определённые виды льгот, специализированных режимов, которые были введены применительно к IT-отрасли. Не скрою, на эти льготы постоянно покушается Правительство (не будем делить Правительство на Минфин и не-Минфин – все в одной, так сказать, лодке). Но, я считаю, что действительно целый ряд отраслей должен иметь определённую поддержку, именно в силу того, что у нас в этих отраслях исторически было конкурентное преимущество и сейчас надо как-то их поддержать.

Д.Медведев: «Наша задача – в дружеском ключе, но всё-таки демонстрировать свои возможности, не отдавая выгодные заказы, стараясь приобретать их для наших компаний»

Спасибо, что вы так оцениваете нашу работу, но вы говорили про интеллектуальные сервисы и про инженерные центры – если что-то можно сделать с учётом текущих наших экономических возможностей для развития именно такого рода бизнеса, то давайте подумаем совместно. Потому что, вы правы, тот же самый феномен Индии наводит на размышления о том, что это может быть огромным, значимым сектором нашей экономики и хорошим драйвером развития. Но для этого нужны какие-то дополнительные решения, вполне вероятно, для того чтобы всё это развивать.

С.Кравченко: И сегодня у России есть преимущество, потому что Россия делает самые сложные инженерные проекты для западных компаний – это не только «Боинг», это Airbus, Intel, многие другие компании. Спасибо.

Д.Медведев: Да. И вы правы: наши коллеги, наши соседи, что называется, не спят, не дремлют, они тоже работают на этой поляне, потому что все мы когда-то были внутри одного научно-производственного советского потенциала, после дезинтеграции Советского Союза там тоже развиваются эти виды услуг. И наша задача – в дружеском ключе, но всё-таки демонстрировать свои возможности, не отдавая выгодные заказы, стараясь приобретать их для наших компаний. Спасибо.

Д.Мёллер (президент ООО «Сименс» в России, Белоруссии и Центральной Азии): Дитрих Мёллер, «Сименс». Я хотел поблагодарить Вас за внимание к работе «Сименс» не только на Урале. От имени нашего партнёра «Синара» хотел бы пригласить Вас на совместное предприятие Ural Locomotives, «Уральские локомотивы», где строятся не только локомотивы, но и второй завод по выпуску электрических поездов – «Ласточек». Это, по-моему, хороший пример инвестиций в регион и совместной работы, один из примеров германско-российских экономических связей на частной основе. В связи с этим я хотел задать вопрос о таможенном режиме стимулирования инвестиций в Россию. У нас парадокс в том, что конечный продукт иногда облагается нулевой таможенной ставкой – газовые турбины, КРУЭ (КРУЭ – комплектное распределительное устройство с элегазовой изоляцией), другие вещи, – когда комплектующие облагаются 15–20%. В начале наладки производства в России это явный минус, потому что определённое время, когда наладится производство комплектующих, нужно импортировать некоторые комплектующие. Есть у Правительства какие-то планы специального таможенного режима, чтобы стимулировать инвестиции хотя бы на определённое время, три года или пять лет?

Встреча с представителями российских и международных деловых кругов

Д.Медведев: Спасибо за вашу оценку нашего сотрудничества. «Сименс» наш давний и проверенный партнёр, надёжный друг в этом плане. Если говорить о таможенном режиме (тема, которую вы подняли), то, конечно, наша задача – совершенствовать таможенные процедуры и создавать современный режим. Ровно для этого мы приняли так называемую «дорожную карту», посвящённую таможенному регулированию. На самом деле то, о чём вы рассказываете, действительно встречается – когда комплектующие ввозить гораздо дороже, чем, допустим, та ставка, которая применяется к законченному уже продукту. Но это делается иногда и по, я думаю, вполне очевидным соображениям, по понятным причинам: мы и свои комплектующие производим, у нас есть своя продукция. Но в целом этой задачей мы занимались и будем заниматься в рамках именно вот этой самой национальной предпринимательской инициативы и специальной «дорожной карты», которая посвящена таможенному регулированию. Эту проблему мы знаем и будем стараться её оптимизировать. Хотите что-то, может, сказать?

Д.Медведев: «Если говорить о таможенном режиме, то, конечно, наша задача – совершенствовать таможенные процедуры и создавать современный режим. Ровно для этого мы приняли так называемую "дорожную карту", посвящённую таможенному регулированию».

А.Дворкович: Да, изменение конкретных ставок как по экспорту, так и по импорту производится на основании решения специальных органов Таможенного союза после предварительного рассмотрения на рабочей группе, которой с нашей стороны занимается Минэкономразвития и Минпромторг в данном случае. Я знаю, что обращения были со стороны компании, эта работа идёт, но пока ещё результата нет, скажем так. Вернувшись в Москву, я узнаю, на какой стадии идёт рассмотрение конкретных заявок, и, если там есть какие-то бюрократические задержки, то мы, естественно, посмотрим, можно ли ускорить эту работу.

Д.Медведев: Да, теперь эта работа (справедливо было сказано), действительно, ведётся у нас на уровне наднационального органа, на основе нашего Таможенного кодекса Таможенного союза. Поэтому в этом смысле она, может быть, стала несколько труднее, потому что нам нужно выйти уже на соответствующий уровень, что, собственно, нашим партнёрам знакомо, например, по процедурам, которые существуют в Евросоюзе, тем не менее мы эту работу будем вести.

А.Шохин: Я хотел бы в порядке информации для коллег сказать о том, что мы вместе с Евразийской экономической комиссией учредили консультативный совет, в который входят представители бизнеса трёх стран. И если у вас такого рода вопросы будут возникать, можно действовать не только через национальное российское Правительство и те структуры,  которые Аркадий Владимирович (А.Дворкович) упомянул, но и через Российский союз промышленников и предпринимателей, поскольку у нас уже налажен механизм взаимодействия с Евразийской комиссией – и на уровне комиссии в целом, и на уровне департаментов и консультативных комитетов по отдельным (а их насчитывается 13) направлениям.

Д.Медведев: Да, было бы хорошо, если бы РСПП тоже помогал.

Эндрю Сомерс (президент Американской торговой палаты в России) (как переведено): У меня есть предложение, которое, как я надеюсь, поможет глобально стимулировать рост малых и средних предприятий России. Всё больше и больше успешных российских малых и средних предпринимателей приходят к нам в AmCham (Американская торговая палата в России) и просят нас связать их с американскими малыми предприятиями, а также с потенциальными потребителями и партнёрами. Иногда мы можем сделать это, но на ограниченной и жёсткой основе. Я бы посоветовал Правительству создать такую единую систему, которая смогла бы идентифицировать регионы Соединённых Штатов по секторам: «Потенциальные потребители российской продукции» и «Потенциальные партнёры для российского бизнеса». Это мы называем match-making (установление соответствий). США сделали это около 10 лет назад, нашли соответствие американского бизнеса с российским, это работало очень хорошо, но сейчас в США перестало действовать, однако модель до сих пор существует. Я думаю, если Правительство создаст такую развитую систему match-making, это поможет вашему малому и среднему бизнесу выйти на мировой рынок. Вы даже можете начать с модельного проекта с одним или двумя штатами или одним или двумя регионами, который поможет Правительству в этом направлении.

Д.Медведев: Спасибо, господин Сомерс. Я считаю, что это вполне разумная идея, понимая, что на самом деле можно создавать отдельную систему поиска партнёров в малом и среднем бизнесе в Америке, в России. Но вообще для этого существуют и общественные организации бизнеса, которые есть у вас, есть у нас, для этого существуют торговые палаты, для этого существуют объединения работодателей типа РСПП (там, правда, у нас крупный бизнес). Но если вы считаете, что можно попробовать создать какую-то особую систему, которая будет эффективнее работать, чем соответствующие услуги, которые предоставляют торговые палаты, можно этим позаниматься, у меня нет возражений. У нас для этого будет целый ряд дополнительных возможностей как по линии бизнеса, так и на правительственном уровне.

Д.Медведев: У нас сейчас довольно важной является задача интенсификации российско-американских экономических связей... Я рассчитываю, что и будущий приезд Президента Соединённых Штатов Америки к нам, и последующий визит вице-президента господина Байдена, и работа между Правительством и соответствующими подразделениями Администрации США на экономическом направлении принесут свои плоды.

У нас сейчас довольно важной является задача интенсификации российско-американских экономических связей, потому что политические контакты гораздо эффективней, и надо признаться по-честному, продуктивнее бывают. Торговый оборот с Соединёнными Штатами Америки не сильно растёт, вы это знаете, инвестиции тоже не очень большие, и на это мы неоднократно обращали внимание в ходе контактов с нашими партнёрами. Я рассчитываю, что и будущий приезд Президента Соединённых Штатов Америки к нам, и последующий визит вице-президента господина Байдена, и работа между Правительством и соответствующими подразделениями Администрации США на экономическом направлении принесут свои плоды.

Ещё раз говорю, насчёт такой системы поиска давайте подумаем, но только, мне кажется, не нужно изобретать деревянный велосипед, создавать что-то, что уже существует. Если мы каким-то образом дополним существующие возможности торговых палат, то это будет хорошо.

А.Шохин: Дмитрий Анатольевич, в порядке информации тоже. Мы пять лет назад учредили российско-американский бизнес-диалог. В нём участвуют РСПП, ТПП, «Деловая Россия», «Опора», AmCham (Американская торговая палата), U.S. Chamber of Commerce (Торговая палата США) и двусторонние деловые советы. И я думаю, Эндрю Сомерс согласится, что мы не весь потенциал этой структуры используем.

Д.Медведев: Я почему и адресовал вам.

А.Шохин: И в рамках визита и Президента Обамы, и вице-президента Байдена мы могли бы организовать ряд бизнес-ивентов двусторонних, где продвинуть эти идеи, о которых господин Сомерс говорил.

Д.Медведев: Здесь вопрос только в одном, мне кажется, – это должно быть удобно для использования, потому что сейчас возможности поиска потенциальных партнёров колоссальные, достаточно в интернет залезть, там много чего есть, и всё остальное. Но очень часто компании, малые компании ищут какого-то специфического потребителя или заказчика, и если здесь удастся какую-то внести новизну, это было бы хорошо, мне кажется, это полезно было бы. Пожалуйста!

В.Скорняков: Владимир Скорняков, председатель совета директоров Каменск-Уральского металлургического завода. Я считаю,что инвестициидолжны идти как на восток, так и на запад. Вот Каменск-Уральский металлургический завод выпускает полуфабрикаты из алюминиевых сплавов для авиации (российской и зарубежной), но мы покупаем «Боинги» за границей, продаём «Боингу» алюминий, но продаём его всего на 7,5 млн долларов. Почему не расширяются связи – непонятно. Мы сертифицировались…

Д.Медведев: Что вы предлагаете? Погрозить пальцем кому-нибудь? Или как поступить?

В.Скорянков: Нет, я предлагаю расширять связи – не на словах, а на деле.

Д.Медведев: Расширяйте!

В.Скорняков: Я и предлагаю партнёрам…

Д.Медведев: Да, коллеги должны услышать ваши предложения.

С.Кравченко: Россия стала основным поставщиком титана для гражданской авиации Соединённых Штатов Америки.

Д.Медведев: Да, но там объёмы не 7 млн долларов, правильно?

С.Кравченко: Там объёмы 17 млрд долларов. Россия сегодня является основным поставщиком американской авиационной промышленности по титану. У нас бизнес-план на 17 млрд, и мы выполнили контрактов с НПО «Ависма» и «Ростехом», как мы Вам докладывали, более чем на 6 млрд долларов. И, кстати, в двух часах езды отсюда работает самый лучший в мире завод – совместное предприятие с «Ростехом» (50 на 50), на котором делаются детали для «Дримлайнера» и 777-го самолёта, которые не делаются в других странах мира.

Д.Медведев: Наш коллега прав в одном: надо внимательнее относиться друг к другу и правильно выбирать партнёров – на это трудно что-то возразить.

С.Кравченко: «Российский алюминий», кстати, всё равно тоже летает на самолётах «Боинга», может быть, он приходит через заводы «Алкоа», но…

Д.Медведев: Хорошо, что нет Дерипаски (О.Дерипаска).

Д.Вудхаузен (профессор прогнозирования и инноваций английского университета De Montfort) (как переведено): Я из университета De Montfort University, у нас есть договор о сотрудничестве с университетом имени Баумана, мы бы хотели больше кандидатур от вас. В одной конкретной проблеме, которая важна для малых фирм... Когда вы пытаетесь сделать новый потребительский продукт, что-нибудь из того, что вы упоминали, вы находитесь на начальном этапе инновационного процесса, который называется fuzzy front end (размытый передний край). Когда вы спрашиваете, какого роста будут индийские автомобилисты через пять лет, какие цвета будут выбирать женщины в этот период, какие будут регламенты по загрязнению воздуха у индийского правительства – все эти неопределённости очень сложно собрать вместе. Если вы хотите, чтобы ваши маленькие фирмы росли и имели возможность прогнозировать развитие технологий, общества, законодательства, рынков, всю эту размытую неточную область, будет очень полезно, если вы отправите ваших специалистов в Англию. Возможно, мы сможем помочь в производстве потребительского продукта. Скажем, у вас есть такие бренды, как Apple, и у вас есть прогнозная работа о потребительском поведении и брендах на том направлении, где мы действительно поможем вам – в топовых сферах: алюминий, титан, энергетические ресурсы, которые у вас есть... Если вы отправите этих людей ко мне, я буду их наставником.

Д.Медведев: Спасибо за предложение. Я хотел бы согласиться с тем, что и применительно к деятельности небольших структур, и применительно к крупным компаниям очень важно иметь понимание того, что будет происходить: какова будет перспектива, «погода» в развитии тех или иных процессов. В этом плане неопределённости, которые существуют, нужно максимальным образом устранять, для этого, собственно, существует и Правительство, и общественные структуры, и экспертиза. Мы будем рады, если это всё будет применяться. Пожалуйста!

И.Ланг (генеральный директор научно-индустриальной корпорации ООО «Дюпон наука и технологии»): Меня зовут Иржи Ланг, я возглавляю «Дюпон» в России. Мы очень рады быть здесь, на Урале, мы открыли новый офис. Мы убеждены в будущем России, поэтому приняли в прошлом году более чем 100 выпускников из ваших вузов. Мы гордимся тем, что все подразделения (13 подразделений в России) растут. Мы на 100% business to business, поэтому мы можем развиваться только вместе с нашими заказчиками. Некоторые из наших заказчиков, между прочим, стали первыми в Европе, например, по выпуску защитных костюмов и так далее. Но одна вещь, с которой мы всё время сталкиваемся, – непонятный импорт. Например, наш филиал в Чебоксарах хотел бы развиваться и хотел бы больше инвестировать, но очень тяжело конкурировать с непонятным импортом, grey import. Что можно сделать со стороны Правительства или что нам сделать для того, чтобы мы бы могли развиваться ещё быстрее в России?

Д.Медведев: «Мне кажется, что нужно просто контролировать, что ввозят, и привлекать к ответственности тех, кто использует продукцию, ввозит продукцию, которая не имеет соответствующей защиты, то есть продукцию, которая произведена контрафактным путём или с нарушением интеллектуальной собственности».

Д.Медведев: Спасибо. Эта проблема существует, она, конечно, не только российская, но у нас, действительно, не самые в этом смысле пока хорошо работающие институты, которые борются с серым импортом и контрафактной продукцией. Мне кажется, здесь не нужно придумывать каких-то чрезвычайных мер, это не помогает, а, как правило, ведёт даже в обратном направлении. Мне кажется, что нужно просто контролировать, что ввозят, и привлекать к ответственности тех, кто использует продукцию, ввозит продукцию, которая не имеет соответствующей защиты, то есть продукцию, которая произведена контрафактным путём или с нарушением интеллектуальной собственности.

Дело в том, что у нас, надо признаться, никогда не было какой-то эффективной системы защиты от контрафакта и защиты интеллектуальной собственности, мы начали её создавать лет 20 назад, и пока, честно сказать, может быть, не очень в этом преуспели, хотя позитивные изменения есть: имплементация целого ряда конвенций, принятие нового Гражданского кодекса. Очень важно, чтобы правоприменение в этой сфере было жёстким. В этом случае можно и попытаться закрыть поток контрафактных товаров – продукции, которая идёт с нарушением соответствующих правил, и привлечь соответствующие компании или отдельных лиц к ответственности, потому что по-другому с этим никак не справиться.

Эти проблемы существуют на всех рынках – и в Соединённых Штатах Америки, и в Европейском Союзе, но надо признаться, что наше регулирование пока в этом смысле не является абсолютно эффективным.

Мы должны сделать всё, чтобы этим проблемам был поставлен необходимый заслон. Будем и законодательство, конечно, совершенствовать в этой сфере. Имею в виду то, что мир не стоит на месте, появляются новые способы обнаружения контрафактных изделий, соответствующие институты авторского права, изобретательского права – то есть того, что называется интеллектуальной собственностью, которые могут использоваться и в нашей стране. Таким образом и будем с этим справляться, надеюсь, что сможем победить эту ситуацию. Пожалуйста!

В.Голубицкий (президент компании «Ренова–СтройГруп»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, сегодня очень много говорится об интеллектуальной собственности, о всяких прорывных технологиях. Вы многое сделали с точки зрения развития науки – это Сколковский проект, то, что сегодня обсуждается в плане высоких технологий. Но здесь очень важна кадровая составляющая, удержание кадров российских, которые, собственно говоря, из вузовской среды со всеми своими талантами очень быстро Россию покидают. Я думаю, что без программы, которая закрепляла бы молодых учёных с точки зрения создания условий жизни для них, эту задачу решить нельзя. Я хотел бы обратиться с предложением: нужна какая-то программа в российском масштабе, которая бы позволяла, допустим, вместе с Агентством по ипотечному жилищному кредитованию создать программу ипотечного кредитования для молодых учёных. Для такого региона, как Урал, и для Екатеринбурга это крайне важно. Здесь говорили об Уральском университете, здесь филиал Академии наук находится…

Вот компания «Ренова», которую я представляю… Я, простите, не представился – Голубицкий, «Ренова – СтройГрупп»…

Д.Медведев: Мы виделись с вами некоторое время назад.

В.Голубицкий: Да. Так вот, с точки зрения закрепления кадров такого рода совместная с АИЖК программа могла бы дать этот стимул удержания кадров. И я могу сказать, что мы такую программу с Уральским филиалом Академии наук создали, и она сразу заработала. Но вот если бы в федеральном масштабе…

Мы во многих регионах работаем, где и научные центры есть, и молодые учёные. Но, допустим, в Ярославле, где мы работали, где и университет есть, и молодые кадры есть, и наукоёмкие совместные производства сегодня появились, закрепить невозможно, если какого-то такого рода стимул не будет создаваться. Мы ищем это на субъектовом уровне, но, мне кажется, пришла пора и федерального какого-то решения.

Д.Медведев: Кто должен быть заинтересован в том, чтобы закрепить молодые научные кадры? Собственно, сами научные учреждения, учреждения Академии наук. Была реализована программа по предоставлению жилья через ипотечные схемы (и не только ипотечные схемы) молодым учёным Академии наук, и довольно много молодых учёных получили жильё. Это абсолютно нормально, это нужно сохранить и в будущем, потому что это задача самой научной организации. Если говорить об университетах, я считаю, что это задача конкретного университета: найти деньги, изыскать какую-то финансовую схему, для того чтобы предоставить своим молодым, подающим надежды учёным жильё. Если говорить о тех учёных, которые трудятся внутри производства, там та же самая ситуация.

Д.Медведев: Спасибо. Знаете, конечно, можно попробовать и что-то федеральное сделать. Хотя, наверное, наши коллеги, представляющие другие страны, этому разговору удивятся, потому что это такая несколько противоестественная вещь. Кто должен быть заинтересован в том, чтобы закрепить молодые научные кадры? Собственно, сами научные учреждения, учреждения Академии наук. Сейчас у нас развернулась работа по реформированию Академии наук, но нельзя видеть в том, что происходило в академии, только какие-то сложные процессы – очень много и полезного было сделано. Я почему об этом говорю? Потому что, например (кстати, с моей ещё когда-то подачи), была реализована программа по предоставлению жилья через ипотечные схемы (и не только ипотечные схемы) молодым учёным Академии наук, и довольно много молодых учёных получили жильё. Это абсолютно нормально, это нужно сохранить и в будущем, потому что это задача самой научной организации. Если говорить об университетах – знаете, у нас как-то принято всё время говорить о том, что они бедные, серые, ещё какие-то, но я считаю, что это задача конкретного университета: найти деньги, изыскать какую-то финансовую схему, для того чтобы предоставить своим молодым, подающим надежды учёным жильё. Если говорить о тех учёных, которые трудятся внутри производства, там та же самая ситуация, поэтому, мне кажется, создавать какую-то единую общегосударственную программу не очень полезно. То, что такие проекты могут быть реализованы в отдельных городах и муниципалитетах, где высокая концентрация научной жизни и где в этом есть потребность, мне кажется, правильно, и то, чем вы занимаетесь, как раз пример этого. Я думаю, что если мы таким путём пойдём, это будет правильно. Но прежде всего об этом должны заботиться сами научные центры: Академия наук, университеты, ну и работодатели в необходимых случаях.

Рохир ван дер Хейде (как переведено): Здравствуйте! Меня зовут Рохир ван дер Хейде. Я представляю Голландию, я вице-президент «Филипс».

Вы говорили о том, как важно быть привлекательным для молодых талантливых людей – всё это правильно, но важно также создавать привлекательную среду для проживания, создавать комфортные города для молодых учёных. «Филипс» считает, что такой город не только будет устойчив, устойчивость города – это одна сторона медали, но другая сторона медали – поддерживать развитие города на должном уровне.

У вас богатая история, и вы знаете о том, как быть инклюзивным и как быть радушным для всех. Существует большое количество возможностей создавать умные города, в которых будет высокий уровень информированности, когда люди могут обмениваться информацией, могут узнавать друг от друга о нововведениях, что позволит стимулировать местную экономику, экономику страны в целом. Каковы же возможности в России с точки зрения реализации или, по крайней мере, проектирования умных городов?

Д.Медведев: Конечно, мне бы хотелось, чтобы мы такие проекты в нашей стране создавали. Собственно, целый ряд новых идей, новых частей наших городов замышлялся именно как smart city, как умные города. И я надеюсь, что в этом плане у нас будут хорошие примеры, в том числе в режиме кооперации с такими фирмами, как «Филипс» и другие.

Вообще это очень полезно, потому что это действительно новые жизненные стандарты, это абсолютно меняет восприятие людей. Я когда, помню, в первый раз попал в такой умный дом, в котором всё, так сказать, живёт по своим особым законам, понял: это реально меняет восприятие окружающей действительности. Ты понимаешь, что всё это можно сделать совершенно другим, более правильным в экологическом плане, удобным, чистым и просто интересным. Потому что умные города и умные вещи, скажем, – это же просто должно быть интересно, это не может быть скучно или же слишком сложно, это должно быть интересно.

Вот поэтому мне кажется, что это хорошая идея. Здесь уже упоминали то же самое Сколково, я исхожу из того, что и Сколково, когда будет реализовано как проект, будет абсолютно умной частью московского мегаполиса. И такие же примеры должны быть в других местах, потому что, конечно, это не должно замыкаться на какой-то одной части.

Поэтому, я считаю, у этих проектов хорошая перспектива в нашей стране, люди к ним в общем открыты.

А.Дворкович: Хотел бы добавить буквально упоминание двух-трех мест, куда мы приглашаем «Филипс» и другие компании, которые в этом заинтересованы. Это Сколково рядом с Москвой, это, собственно, вся территория так называемой Новой Москвы, где должно быть создано новое пространство для жизни по новым стандартам, действительно умное пространство для жизни.

Далее. Собственно, здесь, в Екатеринбурге, если, как мы надеемся, мы получим право провести Всемирную выставку «Экспо» в 2020 году (да даже если и не получим), будет всё равно создан большой новый микрорайон по абсолютно новым, умным стандартам. Мы заинтересованы в участии как российских, так и зарубежных компаний в создании этого нового, по сути, города. Город-спутник Санкт-Петербурга «Южный», надеемся, тоже станет таким интересным проектом. Это только несколько примеров, которые мы намерены развивать, такие примеры есть и в других регионах страны.

Р.Бендиш (генеральный директор предприятия сельскохозяйственного машиностроения ООО «Клаас»): Моя фамилия Бендиш, я представляю компанию «Клаас» и являюсь директором завода в Краснодаре уже 10 лет. Мы производим сельскохозяйственную технику, то есть мы находимся как бы на стыке между промышленностью и сельским хозяйством: то себя чувствуем больше сельхозпроизводителем, то больше промышленником-производителем. 10 лет назад мы пришли сюда. Мы чувствовали, что фактически существовал конкурс между регионами, где компания построит свой завод. Несмотря на то, что мы в Германии считаемся средним предпринимательством, или семейным предпринимательством, мы являемся самым крупным производителем сельхозтехники в Европе. Победил тогда регион Краснодар, Вы видели...

Д.Медведев: Я был у вас.

Р.Бендиш: Да, Дмитрий Анатольевич, Вы были у нас, но сейчас мы чувствуем, что в России не всегда попутный ветер, который дует тебе в спину, для того чтобы быстрей двигаться вперёд, – есть и встречный ветер. Особенно в последнее время мы видим достаточно много таких мер, которые мы оцениваем как протекционизм, то есть защита одного производителя от своего конкурента, а здесь, в этом смысле от конкурента старого российского, который уже 70 лет производит то же самое, что и мы.

В этой ситуации только в этом году я могу перечислить пять мер, которые противоречат друг другу: то отменили субсидии сельхозпроизводителям, то их передали производителям сельхозтехники, то сейчас опять, скорее всего, передадут сельхозпроизводителям. Защитные меры Евразийской комиссии, то есть большой такой букет, который не очень красив, когда мы говорим об инвестиционной привлекательности страны…

К нам как к состоявшемуся инвестору обращается очень много новых немецких и вообще зарубежных потенциальных инвесторов, которые хотят посоветоваться с нами, которые хотят знать, как здесь всё это идёт, что нужно делать, к кому обращаться и так далее, и тому подобное. Поэтому очень важно, чтобы те инвесторы, которые здесь находятся, были довольны, и лучшая реклама – это всегда довольный инвестор.

Несмотря на всё плохое, мы не боимся, иногда нужно не только смотреть на маленькие камни, которые лежат перед ногами, иногда надо чуть дальше смотреть. Мы это делаем, Дмитрий Анатольевич. Недели две назад мы начали большой инвестиционный проект, мы инвестируем сейчас 5 млрд рублей. Я не «Сименс», они могут хвастаться другими суммами, но 5 млрд рублей – это самая крупная инвестиция за столетнюю историю нашего концерна вообще, и мы их вкладываем в Россию, а не в Китай и не в Южную Америку.

Д.Медведев: Правильно. Очень хорошо драматургически выстроено выступление. Сначала вы сказали о том, что мы пришли одними из первых, потом сказали о том, как всё плохо стало в последнее время и что произошло с различными протекционистскими тенденциями на нашем рынке, а потом закончили тем, что вкладываете, тем не менее, самые значительные инвестиции. Я думаю, что это абсолютно точное выступление, которое отражает общую ситуацию.

Д.Медведев: Мы вступили в ВТО, несмотря на довольно значительную дискуссию, которая велась на эту тему. Естественно, будем следовать тем правилам, которые существуют во Всемирной торговой организации, даже понимая, что они в некоторых случаях могут создавать проблемы нашим производителям. Но наши тоже должны меняться – конкуренция.

Есть разные процессы, это правда. Конечно, мы, не скрою, заинтересованы в том, чтобы наш рынок был, с одной стороны, открытым, но с другой стороны, он всё-таки должен развиваться по разумным законам. Мы понимаем, что есть всё-таки и наши производители. Это не значит, что мы должны закрывать рынок, наоборот, вы знаете, мы вступили в ВТО, несмотря на довольно значительную дискуссию, которая велась на эту тему. Естественно, будем следовать тем правилам, которые существуют во Всемирной торговой организации, даже понимая, что они в некоторых случаях могут создавать проблемы нашим производителям. Но наши тоже должны меняться: конкуренция. В том числе «Россельмаш» или другие компании, на которые вы аккуратно намекали в своём выступлении, тоже должны понимать, что они работают в рыночных условиях, так же, как «Клаас». А сообщение об инвестициях – это очень красивое завершение вашего спича. Так что спасибо вам за такое инвестиционное решение. Оно очень мудрое, надеюсь.

А.Дворкович: Хотел быпрокомментировать очень коротко конкретную проблему… Конечно, вступление в ВТО является серьёзным вызовом для ряда отраслей российской промышленности, и адаптация проходит непросто, в том числе адаптация политики: мы одни методы поддержки и регулирования заменяем на другие. В этом году в сфере поддержки производства сельскохозяйственных машин действительно происходили изменения. Мне кажется, то, что мы сочетаем меры поддержки производителей с мерами поддержки потребителей, – это хорошо, поскольку позволяет осуществлять поддержку с фокусом на оба сегмента и позволяет всем производителям находить свою нишу в рамках этой поддержки – и вам как иностранным инвесторам, и российским инвесторам, которым нужен период адаптации.

А.Дворкович: Вступление в ВТО является серьёзным вызовом для ряда отраслей российской промышленности, и адаптация проходит непросто, но то, что мы сочетаем меры поддержки производителей с мерами поддержки потребителей, – это хорошо, поскольку позволяет осуществлять поддержку с фокусом на оба сегмента и позволяет всем производителям находить свою нишу в рамках этой поддержки – и иностранным инвесторам, и российским инвесторам, которым нужен период адаптации.

А.Шохин: Я хотел напомнить, что, когда два года назад Дмитрий Анатольевич, будучи Президентом России, вместе с канцлером ФРГ Меркель встречались с российским и немецким бизнесом в Ганновере, председатель совета директоров фирмы «Клаас» госпожа Клаас заняла ровно российскую позицию по вступлению в ВТО, защищая режим промышленной сборки и предлагая распространить его на производство сельхозмашин. Чем больше будет у нас локализованных иностранных компаний, тем больше они будут представлять и российские национальные интересы. Поэтому хотелось бы, чтобы действительно больше было не только думающих об инвестициях в Россию компаний, но и реально работающих. Тогда мы будем рады видеть вас в рядах РСПП.

Д.Медведев: Да, собственно, поэтому такое инвестиционное решение и было принято, несмотря на текущие трудности.

Б.Вайнзихер (генеральный директор ЗАО «Комплексные энергосистемы»): Генеральный директор ЗАО «КЭС» Борис Вайнзихер. Дмитрий Анатольевич, если Вы видели, на этой выставке примерно половина всех стендов посвящена энергоэффективности в том или ином виде. Из этой половины примерно половина об эффективности в теплоснабжение. Понятно, что для нашей страны это гигантский потенциал. Правительство этим занимается очень активно, у Аркадия Владимировича (А.Дворкович) образована целая рабочая группа. Но есть одна маленькая тема, которую я хотел бы затронуть, – это снабжение теплом промышленных потребителей, которые не присоединены к общей сети, прежде всего паром. За постсоветское время это потребление тепла уменьшилось примерно в 5 раз. Причины у этого разные: технологические, но в основном регуляторные, то есть все боятся регулирования и строят собственные котельные. Мало того, этот процесс продолжается активно. Есть совершенно простой способ: надо полностью отменить регулирование тарифов на пар.

Д.Медведев: На пар?

Б.Вайнзихер: На пар. Абсолютно уверен, я Вам обещаю, что везде и всюду это приведёт к снижению тарифов для промышленности, потому что, если мы не снижаем, то она уходит, растут тарифы у населения, то есть это такой бесконечный круг. А второе – мы вернём тех, кто уже ушёл, и с точки зрения энергоэффективности это будет очень простое, очень элегантное и быстрое решение.

Д.Медведев: Что оно элегантное и простое, у меня сомнений нет. Насчёт эффективности давайте тогда разберёмся. Я понимаю, что вы профессионально этим занимаетесь, более того, прямо указали на человека, который в Правительстве этим занимается. Считайте, что я поручил господину Дворковичу проанализировать вопрос об отмене тарифов на пар.

Б.Вайнзихер: Спасибо.

Д.Медведев: Коллеги, хотел вас поблагодарить за то, что вы пришли, за то, что вы с нами, за то, что вы приехали, за ваши интересные суждения и выступления. Я надеюсь, что традиции «Иннопрома» будут продолжены, но самым, наверное, для нас действительно приятным подарком было бы видеть вас в 2020 году в Екатеринбурге, если нам всё-таки доведётся заполучить «Экспо-2020», над чем мы сейчас довольно энергично работаем. Тогда масштабы, конечно, всего этого хозяйства будут совершенно другие. Надеюсь, и наши партнёры нас в этом тоже будут поддерживать. Большое вам спасибо и до встречи!

Выделить фрагмент