Новости

4 часа назад
25 сентября, воскресенье
23 сентября, пятница
22 сентября, четверг
21 сентября, среда
20 сентября, вторник
19 сентября, понедельник
18 сентября, воскресенье
16 сентября, пятница
1

Календарь

Сентябрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

V Петербургский международный юридический форум

Д.Медведев: «За пять лет форум стал ведущей международной площадкой, о чём свидетельствует количество участников форума. Если в 2011 году в Петербург приехали представители 35 стран, то в этом году у нас более 3000 гостей из 84 стран».

Приветственное слово Министра юстиции Александра Коновалова

Выступление Дмитрия Медведева на форуме

Выступление секретаря Комиссии Организации Объединённых Наций по праву международной торговли Рено Сорьельи

Выступление Министра юстиции Италии Андреа Орландо

Выступление президента Международного института унификации частного права Альберта Маццони

Выступление Федерального министра юстиции Австрии Вольфганга Брандштеттера

Выступление заслуженного профессора права и философии права Оксфордского университета Джона Финниса

Выступление заместителя Генерального секретаря Организации Объединённых Наций по правовым вопросам Мигеля де Серпа Суареша

Заключительное слово Дмитрия Медведева на пленарном заседании

Международный юридический форум в Санкт-Петербурге был учреждён в 2011 году Министерством юстиции и проводится при поддержке Президента Российской Федерации, являясь крупнейшей площадкой для диалога политиков, юристов, экономистов и учёных, представляющих все основные экономические и правовые системы.

Цель форума – продвижение идей модернизации права в условиях глобальных изменений, в том числе решение задач в сфере модернизации российского права с учётом лучшего опыта зарубежного нормотворчества и правоприменения, приведения российского законодательства в соответствие с мировыми стандартами в вопросах защиты прав и интересов всех субъектов правоотношений (в том числе предпринимателей, иностранных инвесторов, держателей авторских прав и др.).

Тема пленарного заседания форума – «Миссия права в эпоху перемен».

Стенограмма пленарного заседания:

Александр Коновалов на пленарном заседании V Петербургского международного юридического форума

А.КоноваловПеремены. Хорошо это или плохо? Перемены требуют принятия решений, а люди, как известно, принимать решения не любят. С другой стороны, не вызывает сомнений, что только в меняющемся, динамичном, многогранном обществе возможны инновации, столь необходимые для дальнейшего полноценного развития человека и человечества.

Какую роль в этих переменах могут сыграть юристы? Думаю, не ошибусь, если скажу, что очень большую. Именно лучшие представители нашей профессии способны помочь обществу определить оптимальный баланс между консервативным и инновационным развитием, оптимизировать технологии, но при этом не потерять связь с глобальным видением тенденций общественного развития, с базовыми принципами справедливости и разумности человеческих отношений.

Дамы и господа! От имени организационного комитета я с удовольствием приветствую вас на V Санкт-Петербургском международном юридическом форуме, глобальной темой которого в этом году определена миссия права в эпоху перемен.

Изменения несут за собой риски, а риски требуют изменений. Давайте поможем сделать эти изменения позитивными.

Желаю вам успешной работы на форуме.

Выступление на пленарном заседании V Петербургского международного юридического форума

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня уже пятый Международный юридический форум. Собрались мы в очень красивом месте, что само по себе, наверное, и приятно, и интересно. Хочу отметить, что за эти пять лет форум действительно стал очень раскрученной площадкой, можно даже сказать, ведущей международной площадкой, о чём свидетельствует количество участников форума. С каждым годом их становится всё больше и больше. Но дело не только в количестве тех, кто приезжает, а и в представительстве. Если в 2011 году к нам в Петербург приехали представители 35 стран, то в этом году у нас более 3000 гостей из 84 стран. Это означает, что форум действительно полноценный, международный, очень репрезентативный и, надеюсь, содержательный.

Д.Медведев: «За эти пять лет форум действительно стал очень раскрученной площадкой, можно даже сказать, ведущей международной площадкой, о чём свидетельствует количество участников форума. Если в 2011 году к нам в Петербург приехали представители 35 стран, то в этом году у нас более 3000 гостей из 84 стран».

Мы здесь с вами обсуждаем самые сложные вопросы развития права. Одной из тем сегодняшнего пленарного заседания является миссия права в эпоху перемен. Как известно, жить в эпоху перемен не очень хорошо, но, по-моему, если говорить прямо, перемены всегда происходят, и в этом смысле миссия права всегда присутствует. Хочу напомнить слова известного немецкого юриста и мыслителя Рудольфа фон Иеринга: «Цель права – мир, но путь к нему – борьба». Период изменений – это действительно всегда борьба не только за изменение общественных отношений, это, если хотите, борьба за само право. Нельзя измерять наши успехи лишь количеством принятых нормативных актов, которые государство издаёт. Нельзя измерять успехи и подписанными международными соглашениями. Важнее понять, насколько правовая основа прочна, насколько она достаточна на текущем этапе, ведь это основа существования наших государств и наших обществ. Право, как известно, по своей природе является весьма гибкой, живой конструкцией. Мы с вами как юристы убеждены в том, что оно способно адекватно реагировать на любые общественные изменения, на любые вызовы современного мира, в том числе принимая традиционные нормативные акты или даже проводя правовые эксперименты с законодательством (но так, чтобы не ущемить основные права и свободы граждан).

Д.Медведев: «Нельзя измерять наши успехи лишь количеством принятых нормативных актов, которые государство издаёт. Нельзя измерять успехи и подписанными международными соглашениями. Важнее понять, насколько правовая основа прочна, насколько она достаточна на текущем этапе, ведь это основа существования наших государств и наших обществ». 

Для Правительства Российской Федерации, которое я имею честь представлять, право в первую очередь – это важный инструмент решения текущих социально-экономических задач. Ещё это система критериев, которые являются основой для выработки стратегических направлений нашей деятельности. То есть это тот компас, руководствуясь которым можно находить решения любого уровня сложности – от подходов к международному сотрудничеству до форм и правил государственных закупок, то есть решать самые разные задачи. Если учесть, как быстро сейчас могут меняться ещё совсем недавно казавшиеся незыблемыми те или иные нормы, без такого ориентира не обойтись, поэтому мы все должны уметь оберегать и сохранять право.

Считаю, что наша миссия как юристов – защищать ценности права – не потеряла своего значения в современную эпоху. Я говорил об этом, выступая на площадке форума в прошлом году, считаю этот тезис вполне актуальным и в этом году и надеюсь, что Санкт-Петербургский форум будет служить именно этой цели.

В XXI столетии правовое регулирование становится всё более сложным, всё более фрагментарным, а с другой стороны, более комплексным. Чтобы поддержать правовую систему в работоспособном состоянии, мы обязаны создавать новые правовые конструкции, принимать необходимые решения, в том числе экспериментальные. Мы такие решения в нашей стране тоже принимаем, принимали в прошлом году подобные законы. Один из них позволяет развивать Дальний Восток, обеспечивая механизм работы территорий опережающего развития. Сначала он был придуман для Дальнего Востока, но затем стало понятно, что такие механизмы нам можно было бы распространить и на другие части нашей большой страны. Второй создаёт особую правовую конструкцию для свободной экономической зоны в Крыму. Помимо таких нестандартных ходов право в России продолжает обновляться и вполне традиционными способами. В завершающую стадию вошла масштабная модернизация гражданского законодательства. Подготовка новых норм строилась таким образом, чтобы каждая законодательная новелла была максимально тщательно проработана, хотя это, скажем прямо, не всегда легко и приходилось сводить подчас очень трудно сводимые позиции разных участников.

В российский Гражданский кодекс включены институты, которые продемонстрировали свою эффективность за рубежом, были проверены бизнес-практикой. Приведу пример. Скажем, в корпоративном праве появились новые для нас институты публичных и непубличных обществ, а также общий институт корпоративного договора, который позволяет сторонам наиболее эффективным способом регулировать свои отношения. Уже на следующей неделе, с 1 июня текущего года вступают в силу кардинальные изменения в раздел об обязательствах. В кодексе впервые появились нормы об опционном договоре, об обеспечительном платеже, о субординации требований кредиторов по соглашению сторон, а также многие другие нормы, которые, надеюсь, смогут повысить привлекательность российской юрисдикции для предпринимателей.

Д.Медведев: «Чтобы поддержать правовую систему в работоспособном состоянии, мы обязаны создавать новые правовые конструкции, принимать необходимые решения, в том числе экспериментальные. Мы такие решения в нашей стране тоже принимаем, принимали в прошлом году подобные законы. Один из них позволяет развивать Дальний Восток, обеспечивая механизм работы территорий опережающего развития». 

Корректировка гражданского законодательства закладывает новые, более точные юридические конструкции, в чём-то более тонкие, которые должны стать основой для развития экономики в нашей стране, а иностранным инвесторам гарантировать должную защиту прав и законных интересов, не худшую, чем они получают в других, более, может быть, понятных для них системах права.

Я перечислил некоторые новые для российского законодательства институты, хотя для многих гостей нашего форума это вполне традиционные институты, они с ними хорошо знакомы. Но вы понимаете, насколько в профессиональном плане сложно интегрировать категории, которые развивались в других странах, включая англо-американскую систему права, в российское законодательство. Фактически наша страна как раз стала одним из государств, где происходит такое комплексное заимствование разных правовых институтов, включая институты общего права.

При экспериментировании в праве, при создании, при заимствовании новых юридических конструкций важно помнить и о том, что право хоть и является гибким инструментом, но оно всё-таки не должно сломаться под влиянием новых факторов. Все пилотные проекты рано или поздно нужно соединять в одно целое, создавать внутренне непротиворечивую систему, встраивать в существующее регулирование. Поэтому в основных началах и принципах права должны быть чётко разделены переменные, которые мы рассматриваем, может быть, даже как временные нормы, и постоянные, на которых базируется наша система права.

В качестве такого тоже достаточно актуального примера приведу выстраивание механизма государственных закупок в нашей стране, что весьма важно с учётом объёмов этих закупок. Перед нами стояла довольно сложная задача создать единую, чётко структурированную открытую систему, чтобы заработал и действенный механизм борьбы с коррупцией в этой сфере (а злоупотреблений там, к сожалению, хватает), и чтобы российские предприниматели были уверены, что им обеспечены стабильные рыночные правила.

Д.Медведев: «В российский Гражданский кодекс включены институты, которые продемонстрировали свою эффективность за рубежом, были проверены бизнес-практикой. Фактически наша страна как раз стала одним из государств, где происходит комплексное заимствование разных правовых институтов, включая институты общего права».

По этому направлению есть и определённые достижения: заработал новый закон о контрактной системе, расширился инструментарий проведения разнообразных конкурсов, идёт уже второй год применения этого закона, новые нормы проходят проверку на эффективность. Чтобы учесть практику правоприменения, закон пришлось доработать, внести в него несколько пакетов поправок, сейчас его ждут новые корректировки. Говорю об этом, потому что знаю: эта тема будет также рассматриваться на площадках форума. Но в любом случае общие условия, которые были положены в основу этой системы, необходимо сохранить. Это и развитие конкуренции, и прозрачность проведения торгов, и гласность, профессионализм заказчика – всё это подлежит сохранению.

Ещё один важный сегмент, которым сейчас занимаются юристы, да не только юристы, и политики, самое главное, что он тесно связан с обычными людьми, – это те задачи, которые ставит перед юридическим миром развитие интернета. Когда речь заходит о виртуальном пространстве, то от правоведов по-настоящему требуются оригинальные решения, которые никогда ранее не существовали. Во-первых, потому, что цифровые технологии в интернете меняются так быстро, что правовые конструкции за ними просто не поспевают. Во-вторых, регулирование здесь очень непростое, оно должно обеспечить, с одной стороны, свободу обмена информацией, а с другой стороны, безопасность – как защиту творческих прав, интеллектуальных прав самих творцов, так и возможность использовать результаты этого творчества. В-третьих, эффективность юридической стратегии в этой сфере невозможна без полноценного международного сотрудничества. Все мы, и я в том числе, очень ценим те возможности, которые перед нами открыл интернет, но в то же время правительство любой страны и наше Правительство обязано учитывать необходимость обеспечить стабильность, безопасность в сфере коммуникаций, тем более что правонарушения в этой сфере по вполне понятным причинам, как правило, носят трансграничный характер. Учитывая огромное количество информации, которая накапливается в виртуальной среде, очевидно, что число правонарушений в этой сфере будет расти, поэтому, конечно, мы должны заниматься именно созданием добротной основы регулирования различных последствий этого в интернете.

Д.Медведев: «Когда речь заходит о виртуальном пространстве, то от правоведов по-настоящему требуются оригинальные решения, которые никогда ранее не существовали. Во-первых, потому, что цифровые технологии в интернете меняются так быстро, что правовые конструкции за ними просто не поспевают. Во-вторых, регулирование здесь очень непростое, оно должно обеспечить, с одной стороны, свободу обмена информацией, а с другой стороны, безопасность – как защиту творческих прав, интеллектуальных прав самих творцов, так и возможность использовать результаты этого творчества. В-третьих, эффективность юридической стратегии в этой сфере невозможна без полноценного международного сотрудничества». 

В последние годы практически все государства (и Россия в их числе) разрабатывают и принимают законы в этой сфере. Интернет вообще как явление настолько важен, что его нельзя оставить без внимания, и, конечно, без современных правовых конструкций здесь не обойтись, в том числе и для того, чтобы использовать экспериментальные правовые модели. Есть разные идеи по поводу того, где находятся пределы свободы для интернета, есть предложения о разработке конвенции по защите персональных данных на уровне Организации Объединённых Наций, в которой можно было бы отразить наилучшие практики современных государств. Пока, скажем прямо, политики на международном уровне не очень охотно эти вопросы обсуждают. Я несколько лет назад предлагал своим коллегам на различных саммитах этим вопросом серьёзно позаниматься на международной основе, но пока, в общем, здесь движения не видно. Тем не менее методы по защите персональных данных и по регулированию интернета в целом должны быть разумными и достаточными. Знаю, что в рамках форума также планируется провести на эту тему отдельное обсуждение, тем более что в современном, таком умном обществе, как принято говорить, нужно жить, не нарушая закон.

Важной гарантией развития права, касается ли это интернета или любой другой сферы нашей жизни, являются судебные решения. Пока в международном праве не существует универсального договора, который бы разграничивал юрисдикцию судов различных государств, ведь соответствующие нормы не совпадают очень часто. Это порождает немало трудностей. К тому же государства в последнее время стремятся расширить юрисдикцию своих судов (некоторые государства делают это с избыточным даже упорством), и рано или поздно каждая законодательная система должна уточнить, каким образом будут исполняться на её территории иностранные судебные решения. Это сложный вопрос для юристов. Избежать так называемых вторжений в суверенитет в эпоху деятельности транснациональной экономики, интернета, вообще глобальных тенденций в мире практически невозможно, хотя каждая страна самостоятельно решает вопрос о том, насколько широко она будет открывать двери для решений, принятых другими государствами. В России наши решения зависят от того, существует ли международный договор со страной, чей суд огласил соответствующее решение. Таких договоров у нас довольно много, они затрагивают широкий круг гражданских дел. Признаются и мировые соглашения, утверждённые судом, и при определённых условиях приговоры по уголовным делам о возмещении ущерба потерпевшему. Решения иностранных арбитражных судов также подлежат исполнению, и здесь есть и свои проблемы, и свои возможности. Во всяком случае до определённого периода сложившаяся ситуация всех устраивала, однако специалисты всё чаще говорят о том, что следует дополнить Гражданский процессуальный кодекс в нашей стране, проработать соответствующие решения в нынешних условиях. Тем более существует серьёзная опасность для международного права – политизации судебных решений, о чём говорят другие государства, и о чём мы периодически вынуждены говорить.

Многие из этих тем будут обсуждаться в рамках форума – от задач развития международного арбитража до проблемы защиты бизнеса при процедуре банкротства. Надеюсь, что коллеги смогут предложить интересные, нестандартные идеи, которые позволят снять или во всяком случае хотя бы уменьшить существующие проблемы в этой области права, а это действительно актуально на сегодняшний день.

Уважаемые коллеги, существующая система международно-правовых норм работает только в том случае, если она реализуется через внутригосударственное право. Но очевидно, что нельзя использовать подобные механизмы для того, чтобы маскировать политические цели. Нашим общим долгосрочным интересам соответствует свод прогрессивных и демократических норм обязательных для исполнения. Поэтому на международном уровне нужно беречь имеющиеся правовые инструменты мирного разрешения разногласий, развивать механизмы принятия и реализации согласованных решений. Такие механизмы, как известно, предусмотрены в рамках Организации Объединённых Наций, Всемирной торговой организации, Совета Европы, других международных объединений, а теперь и Евразийского экономического союза.

Напомню, что договор о создании союза был подписан год назад Россией, Белоруссией и Казахстаном после двухлетнего переговорного процесса. Это новый этап евразийской интеграции. Нормы, по которым сегодня работает Евразийский союз, учитывают различные международные правила, включая принципы Всемирной торговой организации. Стало быть, правовое обеспечение экономической политики России будет и дальше связано с имплементацией целого ряда принципов Всемирной торговой организации и Евразийского экономического союза на национальном уровне. В том числе совместно с партнёрами нам предстоит гармонизировать экономическое законодательство с учётом требований Евразийского союза.

Д.Медведев: «На международном уровне нужно беречь имеющиеся правовые инструменты мирного разрешения разногласий, развивать механизмы принятия и реализации согласованных решений. Такие механизмы, как известно, предусмотрены в рамках Организации Объединённых Наций, Всемирной торговой организации, Совета Европы, других международных объединений, а теперь и Евразийского экономического союза».

Россия, как и другие члены союза, абсолютно открыта для сотрудничества. Нам в том числе выгоден и статус полноправного члена ВТО. Это необходимо для экономического развития страны, для продвижения наших товаров на международных рынках. Нужно честно признаться, что ни одна страна в наше время не может самостоятельно решать все свои задачи на внутреннем рынке, и поэтому мировое сообщество просто обречено на интеграцию в этом плане.

Сегодня к Евразийскому экономическому союзу присоединились ещё две страны – это Киргизия и Армения. Подготовлено новое соглашение о свободе торговли государств-членов с Вьетнамом. Это будет, кстати, первое соглашение такого рода, которое заключает Евразийский экономический союз. Буквально послезавтра мы его подпишем на встрече глав правительств в Казахстане.

Этот интерес показывает, что у нашего экономического союза есть неплохие перспективы. Мы планируем развивать сотрудничество и с другими странами, в том числе с Китаем, обеспечивая сопряжение евразийской экономической интеграции и инициативы экономического пояса Шёлкового пути. Это положительный опыт. Он нас заставляет оценить заново, как развиваются наши отношения со странами Евросоюза, Соединёнными Штатами Америки, некоторыми другими государствами. Минувший год обогатил международно-правовой кругозор жизнью в условиях так называемых санкций. Это не значит, что до этого не было подобных явлений. Тем не менее мы, действительно, в известной степени вернулись в ХХ век. Я, кстати, неоднократно говорил: в течение последних ста лет наша страна систематически работала в условиях санкций. Другое дело, что наша правовая система с тех пор всё-таки сильно изменилась. Многие подходы, которые раньше мы не использовали, сегодня нашли отражение в нашем законодательстве. Теперь российское законодательство – часть сложной мировой системы международно-правовых отношений. И любой неправовой метод воздействия всегда сказывается на состоянии права в целом.

Если говорить о последовательности событий, то она сейчас всем известна. Напомню лишь, что в марте прошлого года в Крыму прошёл референдум, где большинство граждан проголосовало за воссоединение с Россией. Наша страна признала его итоги, а целый ряд других стран, включая Соединённые Штаты, государства Евросоюза, ввели тогда в отношении России санкции. Причём это были односторонние санкции, это всё-таки не коллективное воздействие, если говорить о юридической природе, потому как санкций Совета Безопасности принято не было. Я уж не говорю о том, что при введении этих санкций не принималось во внимание волеизъявление тех, кто выступал за интеграцию с Россией. Впоследствии обострение ситуации на юго-востоке Украины вызвало расширение так называемых односторонних санкций, причём они были уже направлены против отдельных секторов нашей экономики, а также в отношении граждан, отдельных компаний.

В свою очередь, и я об этом говорю без какой-либо, естественно, радости, мы ввели ответные ограничения на ввоз сельхозпродукции, сырья, продовольствия, отдельных товаров на нашу территорию. При этом все стороны, которые оказались вовлечены в этот конфликт, являются государствами – участниками ВТО – организации, которая создавалась для того, чтобы устранять любые препятствия в развитии торговли.

Более того, так получилось, что правила ВТО использовались для обоснования режима односторонних санкций. Сначала наши коллеги и партнёры ссылались на известные ограничения в правилах организации. Впоследствии, естественно, и Россия, используя исключения, которые допускают действующие правила ВТО, приняла решение о защите своего продовольственного рынка. Такова последовательность событий. Ещё раз хочу сказать, что я не считаю это хорошим развитием международных торговых отношений. Могу лишь сказать, что в ближайшее время нам придётся принимать решение о продлении этих ответных мир или о их непродлении. Понятно, что наши действия, могу прямо об этом сказать, будут эквивалентными и будут основаны на действиях наших партнёров из других стран.

Но даже несмотря на события последнего года, я считаю, что всё-таки речь не может вестись о кризисе международного права. Скорее, это всё-таки кризис отношений между странами, кризис отношения государств к международному праву.

Каков должен быть наш ответ на эти события? Я думаю, что, во всяком случае для меня, этот ответ очевиден: нам нужно вернуться к единообразному пониманию норм международного права, прежде всего положений устава Организации Объединённых Наций, международных конвенций, которые обеспечивают защиту прав человека по всему спектру существующих в мире проблем, и на этой основе восстановить доверие к общепризнанным принципам права на международном уровне. Здесь очень многое зависит от нашей с вами, уважаемые коллеги, профессиональной солидарности, потому что именно юридическое сообщество лучше, чем кто бы то ни было, понимает, что альтернативы универсальным инструментам права просто не существует. И этот набор инструментов у нас точно есть.

Уважаемые коллеги! Дамы и господа, уважаемые друзья! Прежде чем завершить своё выступление, хочу напомнить вам об одной дате (в общем, я думаю, что вы о ней все знаете). Сегодня, 27 мая, годовщина основания Санкт-Петербурга. Именно 27 мая 1703 года царь Пётр I начал строить город, который стал символом реформ в нашей стране, который в известной степени открыл Россию для общения с западными странами и фактически заложил прочную основу для политического, экономического, культурного сотрудничества, подтолкнув нашу страну в объятия континентального права. Век спустя один из наших очень известных юристов, Михаил Сперанский, систематизировал заимствованный и отечественный опыт, создав первый свод законов Российской империи, развивая право далее.

Д.Медведев: «Несмотря на события последнего года, я считаю, что речь не может вестись о кризисе международного права. Скорее, это кризис отношений между странами, кризис отношения государств к международному праву. Каков должен быть наш ответ на эти события? Я думаю, что нам нужно вернуться к единообразному пониманию норм международного права, прежде всего положений устава Организации Объединённых Наций, международных конвенций, которые обеспечивают защиту прав человека по всему спектру существующих в мире проблем, и на этой основе восстановить доверие к общепризнанным принципам права на международном уровне». 

Ну а сегодня правовое пространство нашей страны продолжает меняться. Как я уже говорил, в нашей стране приживаются элементы и других систем права. За последние 20 лет мы включили в российское законодательство огромное количество международно значимых норм. Эта работа будет продолжена, ведь живая, динамичная материя права оставляет простор и сторонникам её активной интерпретации, заимствования, и тем, кто ревностно защищает её основы, а в правовом мире всегда есть и те и другие.

Я убеждён, что для участников нашего пятого международного форума нет более значимой миссии, чем служение праву. У вас впереди ещё несколько дней работы, которые вы можете посвятить этой прекрасной цели, поработать над разными проблемами на различных площадках. Но позвольте пожелать всем присутствующим не только интересных дискуссий – я надеюсь, что вы сможете просто прогуляться по улицам Петербурга. Это отдельное удовольствие. Погода в этом году позволяет, она и не жаркая и не холодная, в общем, то что надо. Ну и в том числе для того, чтобы убедиться, как много между нами всеми общего. Спасибо!

В.Яковлев (модератор, советник Президента Российской Федерации): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, спасибо. Уважаемые дамы и господа, коллеги! Продолжаем обсуждение основной темы форума «Миссия права в эпоху перемен». Я думаю, что с учётом тех положений, на которые обратил наше внимание Дмитрий Анатольевич, важным аспектом международных отношений является международная торговля. Выдающиеся успехи в гармонизации норм права международной торговли имеет комиссия Организации Объединённых Наций по праву международной торговли (UNCITRAL), в рамках которой ведётся работа не только по созданию международных договоров, но и правовых инструментов рекомендательного характера, «мягкого права», типовых законов. В этом году мы отмечаем помимо прочего 35-летие Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, подготовленной с участием как раз UNCITRAL, которая остаётся важнейшим международным документом в этой сфере.

Я с удовольствием предоставляю слово Рено Сорьелю, секретарю UNCITRAL. Господин Сорьель, вам слово.

Р.Сорьель (секретарь Комиссии Организации Объединённых Наций по праву международной торговли, как переведено): Спасибо, господин ведущий, за вашу высокую оценку работы UNCITRAL. Ваше превосходительство, уважаемые коллеги, дамы и господа! Прежде всего я хотел бы поблагодарить организаторов за то, что они пригласили комиссию Организации Объединённых Наций по правам международной торговли, UNCITRAL, участвовать в этом важном мероприятии. Для меня большая честь выполнять обязанности секретаря UNCITRAL. Я могу сказать, что тема настоящего форума – «Миссия права в эпоху перемен» – является примером очень важного соображения, которым руководствуются государства – члены UNCITRAL, а также государства – члены Организации Объединённых Наций в целом в ходе разработки норм торгового права (именно этим занимается UNCITRAL). Для того чтобы точнее сформулировать данное соображение, необходимо сказать, каким вопросом задаются государства-члены. Они задаются вопросом, в чём состоит миссия права в эпоху расширяющихся и быстрых перемен в сфере торгового права.

В продолжение этого вопроса я бы хотел обсудить три взаимосвязанных и продолжающихся изменения в области разработки норм торгового права и рассказать о подходе UNCITRAL к этим переменам.

Первое изменение заключается в отходе от попыток унифицировать право торговли и перейти к поощрению его модернизации и гармонизации.

Второе изменение можно охарактеризовать как переход от ориентации на развитие торгового права исключительно международного уровня к признанию важности также и региональной перспективы.

V Петербургский международный юридический форум

И, наконец, мне хотелось рассмотреть бы и третье изменение, а именно повышение осведомлённости о важности торгового права и реформирование торгового права для обеспечения устойчивого развития и укрепления верховенства права.

Для того чтобы разобраться в первом переходе от унификации к модернизации, я думаю, следует представить некоторую справочную информацию о UNCITRAL, которая была основана в 1966 году в целях разработки глобальных стандартов в области международной торговли. В тот момент речь шла об отношениях Востока и Запада. Комиссия не занимается вопросами торговой политики, поскольку это область Всемирной торговой организации, она скорее специализируется на совершенствовании правовых рамок, которые регулируют коммерческие сделки между бизнес-партнёрами и торговыми субъектами на макроэкономическом уровне.

Процесс разработки этих рамок в UNCITRAL характеризуется транспарентностью, а также инклюзивностью. Государства – члены UNCITRAL выбираются таким образом, чтобы представлять каждый регион мира, все стадии экономического развития и, разумеется, все правовые традиции.

Все государства – члены Организации Объединённых Наций могут участвовать в работе в качестве наблюдателей, а благодаря процессу принятия решений на основе консенсуса, который принят в UNCITRAL, они также имеют возможность вносить свой вклад в принятие решений. Другие межгосударственные организации также участвуют работе, и крайне важно сказать, что в ней участвуют и конечные пользователи текстов UNCITRAL, то есть юристы и коммерческие компании.

Такое сочетание частных и государственных заинтересованных сторон и интересов придаёт работе UNCITRAL особенную легитимность. Учитывая как потребности государств, так и потребности частных субъектов, подготавливаемые UNCITRAL правовые стандарты считаются международным сообществом в то или иное время самой лучшей международной практикой в той или иной области. Всё это проводится публично, проводятся записи, составляются доклады обо всех совещаниях UNCITRAL. И эта документация доступна онлайн на всех языках Организации Объединённых Наций. Мне хотелось бы поговорить о переходе UNCITRAL от задач унификации торгового права к содействию модернизации и гармонизации этого права. Традиционно наша работа была сосредоточена на различиях между разными странами в их национальном законодательстве, которое регулировало и торговлю. Разумеется, при этом мы исходили из понимания того, что данные различия могут стать барьерами на пути торговли, создавая правовую неопределённость, это повышает транзакционные издержки, например издержки судебные и правовые, потому что требуется изучать иностранное законодательство, которое регулирует тот или иной контракт. В результате этого возникают значительные препятствия на пути торговли.

Для преодоления различий во внутреннем законодательстве традиционный подход UNCITRAL заключался в том, чтобы пытаться унифицировать право в этой области, и так дело обстояло с Конвенцией Организации Объединённых Наций о договорах международной купли-продажи товаров. Данная конвенция была подготовлена и принята в 1980 году. Это крайне эффективный подход, поскольку на долю 83 государств – участников конвенции приходится более 80% глобальной торговли товарами, и этот подход, который основан на твёрдых нормах права и конвенции, был вполне обоснован. Однако растёт признание среди государств – членов UNCITRAL, что, несмотря на то, что конкретные правовые различия в различных областях могут создавать барьеры на пути торговли, основные барьеры могут быть результатом более системных проблем на национальном уровне. Активный товарооборот между странами с англосаксонским и  континентальным правом свидетельствует о правоте этого утверждения. Речь идёт не о различиях в законодательстве, однако самым большим препятствием на пути торговли некоторых странах является недостаточная развитость правового режима, который не учитывает быстрые изменения в торговом праве. Например, правовой режим, который не позволяет заключать сделки электронным образом или поддерживать постоянные контактные взаимоотношения, которые настолько свойственны современным производственно-сбытовым цепочкам. Всё это может быть препоной на пути торговли. Вот именно поэтому нынешняя и недавняя работа UNCITRAL нацелена прежде всего на выработку решений, которые будут применимы как к внутренним сделкам, так и к международным сделкам. Этот переход, скажем, выражается в документах, которые посвящены альтернативному урегулированию споров, электронной торговле, вопросам неплатежей, онлайновому разрешению споров и (недавно) вопросам создания благоприятной среды для малых и средних предприятий.

Стремление UNCITRAL перейти от тенденций унификации к предоставлению правительствам тех инструментов, которые могут помочь им в гармонизации и стандартизации законодательства в противовес конвенциям выражается в том, что UNCITRAL всё больше выпускает модельных законов, законодательных руководящих принципов и других инструментов «мягкого права», которые наделяют государства необходимой гибкостью, позволяющей им приспосабливаться к внутренним условиям.

Сдвиг внимания UNCITRAL и уход от исключительно международных аспектов также связан со вторым изменением, о котором я хотел бы поговорить, а именно с повышением важности региональных аспектов в нормотворчестве.

С течением времени произошло увеличение числа региональных структур как правительственных, так и неправительственных, которые участвуют в формулировании правил международной торговли, направленных на гармонизацию правовых условий на региональном уровне. Наиболее заметной организацией является Европейский союз, разумеется, но есть и другие организации на каждом континенте, и для меня особенно приятно сейчас здесь в этой связи отметить усилия, которые предпринимаются в рамках ЕврАзЭС.

С точки зрения UNCITRAL такой рост числа региональных инициатив приносит очень большую пользу, например, в плане накопления опыта и знаний на региональном уровне. В некоторых областях, в которых работает UNCITRAL, и в тех областях, в которых страны сталкиваются с большими проблемами, одна из тех проблем, которые при этом возникают, состоит в том, что, несмотря на мандат UNCITRAL координировать работу организаций, которые занимаются правом международной торговли, не существует обязательного механизма, который обеспечивает сотрудничество всех этих организаций.

Например, международные и региональные организации очень часто занимаются одними и теми же вопросами, предпринимая усилия по реформе законодательства. Помимо неэффективного использования ресурсов принимаемые решения могут противоречить друг другу. Поэтому UNCITRAL обращается к региональным органам (в основном это региональные комиссии Организации Объединённых Наций) в целях устранения этих несогласованностей, которые могут порождать неопределённость в торговле и иметь эффект, обратный желаемому. Помимо этой конкретной трудности могут возникать проблемы в том случае, если экономический статус региональной организации и её торговых субъектов приводит к тому, что нормы начинают применяться за пределами действия этой организации. В этих случаях данные нормы не обязательно представляют собой наилучшее глобальное решение, и навязывание их может быть проблематичным для государств, которые не участвовали в их создании.

Да, разумеется, региональные организации лучше всего понимают региональные и местные потребности и лучше всего умеют вырабатывать оптимальные решения в этом контексте. Однако концентрация усилий по достижению региональной интеграции такова, что законодатели в регионах легко могут выпустить из виду более широкую перспективу, более широкий масштаб, который выходит за пределы их конкретных регионов и организаций. И об этом напоминает очень часто UNCITRAL.

Пытаясь установить баланс между преимуществами региональных инициатив и необходимостью обеспечивать их совместимость с международными усилиями, UNCITRAL пытается внедрить более региональный подход, особенно в том, что касается осуществления вырабатываемых UNCITRAL стандартов. UNCITRAL, её секретариат в первоочередном порядке оказывает техническую помощь на региональном и подрегиональном уровне, и это достаточно хороший способ выйти на аудиторию, которая испытывает единые потребности, обладает сходными правовыми традициями и говорит на сходных языках.

В 2012 году благодаря щедрому вкладу Республики Корея UNCITRAL организовала региональный центр для Азии и Тихого океана, который может напрямую содействовать реформе торгового законодательства в регионе, где государство крайне заинтересовано в гармонизации торгового законодательства. Помимо этого он может напрямую взаимодействовать с другими организациями, которые поощряют реформы торгового законодательства в регионе. Кроме того, в настоящее время предпринимаются усилия для организации сходных центров UNCITRAL в регионах, в том числе в Африке и странах СНГ и Евразии.

Попытки реформировать торговое право… Всё это побуждает меня рассказать о всё возрастающем признании государствами в последние годы важности коммерческого права для устойчивого развития и укрепления верховенства права. Это основные соображения в ходе формулирования правительствами повестки развития на период после 2015 года.

Очень часто говорится о том, что верховенство права является важным компонентом обеспечения экономического развития, инвестиций и предпринимательства, однако до последнего времени роль торгового права в таком развитии нередко игнорировалась и в основном разговор о верховенстве права и устойчивом развитии вёлся в рамках публичного права. Эти соображения, несомненно, важны. Однако сейчас государства понимают, что хорошие рамки регулирования бизнеса, инвестиций и торговли также важны для устойчивого развития. Скажем, если говорить об обществах, переживших конфликт, там уголовное правосудие и реформа избирательного законодательства имеют значение в краткосрочной перспективе, однако в долгосрочной перспективе процветание и мир зависят от наличия такой экономики, которая стимулирует предпринимательство и инвестиции. Разумеется, правовые рамки, которые содействуют такой экономике, заключаются не только в основных принципах верховенства права. То есть речь идёт о доступе к правосудию и праве на справедливое рассмотрение правовых вопросов, речь идёт также в данном случае о признании и об охране прав – имущественных прав, договорного права. Вот это те важные направления, в которых в последнее время работает UNCITRAL.

На национальном уровне устаревшие законы в любой из этих областей будут сдерживать предпринимательство внутри страны и ставить заслон на пути инвестиций из-за рубежа. И задачей UNCITRAL является выработка международно признанных стандартов, которые содействуют модернизации и гармонизации этих законов. К сожалению, несмотря на то, что стало более заметной важность такого права для устойчивого развития и верховенства права, также понятно, что возможности для осуществления реформы в области торгового права могут быть ограничены на местном уровне. По опыту UNCITRAL иногда очень сложно выйти на чиновников правительства, которые имеют опыт в области торгового права. В целом в силу других приоритетов местные потребности в этой области очень часто не получают должного внимания. Разумеется, я говорю в данном случае о примерах развивающихся стран. Помимо этого как внутренние, так и международные финансовые ресурсы для проведения реформы торгового права очень часто направляются в другие области права.

В некоторых государствах современные законы о торговле существуют, однако из-за недостаточного потенциала судов, а также правового сообщества в целом, эти ресурсы распределяются ненадлежащим образом или игнорируются. Несмотря на то что общая тенденция заключается в росте признания важности современного торгового права и этих стандартов, отсутствие внутренних национальных возможностей для проведения таких реформ является одной из важнейших задач и сложностей, с которыми сталкивается UNCTRAL. И именно этот вызов связан со всеми тремя процессами перехода, о которых я сегодня говорил.

Благодарю вас за внимание.

В.Яковлев: Спасибо, господин Сорьель. Среди выступающих на нашем пленарном заседании – Министр юстиции Итальянской Республики. Отношения между Россией и Италией имеют богатую многовековую историю. Итальянская Республика – один из важнейших партнёров Российской Федерации в Европе, с которым развивается интенсивное сотрудничество, ведётся насыщенный диалог. Итальянская правовая наука, как известно, является хранителем тысячелетних традиций римского права – системы, которая является исторической основой для законодательства большинства современных государств. Общая основа построения правовой системы позволяет нам, юристам, лучше понимать друг друга во все времена. Прошу вас, господин Орландо.

А.Орландо (Министр юстиции Италии, как переведено): Прежде всего я хочу поблагодарить Председателя Правительства Российской Федерации, который собрал нас в этом прекрасном городе, который сегодня как раз отмечает свой день рождения, собрал нас на форуме, который в последние годы стал одним из основных инструментов диалога и обмена мнениями между представителями различных правовых систем и традиций. От всей души я также приветствую Министра юстиции господина Коновалова, всех остальных министров, докладчиков и участников форума.

Я думаю, что вот такие форумы, которые позволяют нам обмениваться мнениями, являются очень важными для того, чтобы мы смогли выработать общий язык, позволяющий нам улавливать, анализировать и понимать те глобальные изменения, которые происходят в мире.

Обычно, когда мы ведём речь о глобализации, мы обращаем внимание прежде всего на те явления, которые (особенно в последние 30 лет) привели к кардинальным трансформациям в мире экономики и финансов. Мы много рассуждаем, например, о положительных и отрицательных последствиях этих процессов с точки зрения положения дел в экономике, с точки зрения их влияния на жизнь отдельных стран, с точки зрения тех возможностей, которые они открывают, и рисков, которые с этим связаны.

Одновременно, однако, мы в гораздо меньшей степени задумываемся над тем, что именно право позволило этим процессам принять такие масштабы, которые в прошлом было невозможно себе представить. Я имею в виду не традиционное право, которое разрабатывается государством, или классическое государственное право. Я имею в виду новое глобальное право, которое является следствием влияния многочисленных центров принятия решений, центров регулирования, в рамках которых  слишком часто отдельные страны оказываются весьма пассивными и могут только учитывать изменения в своём национальном законодательстве. Речь идёт о новых процессах регулирования глобального характера, которые сегодня развиваются независимо от государств. Глобализация, мировой финансовый кризис поставили перед нами целый ряд серьёзных проблем. В центре обсуждения оказались вопрос о кризисе регулирования как одной из причин финансового кризиса, вопрос кризиса институтов, которые оказались не в состоянии управлять процессом глобализации, вопрос кризиса демократии вследствие определённого пренебрежения демократией, которое мы наблюдаем со стороны центров регулирования.

На старые понятия государства, правительства, политики накладывается новое видение, так называемое global government, глобальное управление, то есть появляются новые центры принятия решений, уровень развития договорного права в экономике, финансах приводит к появлению саморегулирующихся систем. Институты и финансовые агентства, отраслевые объединения от банков до страховых компаний и интернет-компаний, контрольные органы, международные суды, международный арбитраж, экспертные сообщества и международная торговля, права человека, вопросы труда, безопасность среды, финансовые вопросы – всё это навязывает свою волю государствам, компаниям и отдельным гражданам.

В этом контексте мне кажется весьма символичным то, что случилось во время итальянского председательства в Европейском союзе. За время вот этой итальянской сессии один из основных вопросов, о которых упоминал здесь и премьер-министр России, касался защиты персональных данных. И параллельно с принятием решений, в котором участвовали государственные институты, полностью легитимные, демократически избранные, происходил другой процесс. Была глобальная компания Google, которая создавала свою частную систему права и систему, призванную обеспечить его применение. Я не случайно упоминаю об этом. Как и в экономике, где у нас экономика перешагнула через границы государств, точно так же право развивалось тем же маршрутом и в определённом смысле предвосхитило изменения в экономике. Именно по этой причине важность связи между юриспруденцией и экономикой подвигла нас начать ряд реформ в нашей стране, которые имеют своей целью принять ряд мер на юридическом уровне, в первую очередь в области гражданского права, чтобы обеспечить своевременное отправление правосудия для участников экономики.

Юриспруденция должна быть в состоянии более чутко улавливать все эти изменения. Та власть, которая традиционно ограничивалась государственными границами, теперь перешагнула через эти границы, и зачастую этот процесс не координирован, но мы испытываем влияние на целые сектора нашей жизни. Сейчас право на национальном уровне адаптируется к международным нормам. Очень часто речь идёт о так называемых санкциях, которые имеют репутационный характер, и всё это приводит к тому, что мы вынуждены давать ответы на очень многочисленные вопросы. Что является основой этой власти? Какова их легитимность? Кто управляет этими процессами? Какова роль закона в этих преобразованиях? Блаженный Августин писал: «Без правосудия чем были бы королевства, если не просто бандой разбойников?» Задумаемся об этих словах и зададим себе вопрос: что будет с миром, если эта множественность источников власти и регулирующих центров не будет подчиняться правосудию, праву, законам?

В старом мире этот правовой вопрос всегда был связан с темой ограничения власти. В центре этой темы стояла суверенная власть, которая могла дать определённые права народу, но в определённых рамках. И процесс развития конституции основывался на фундаментальных нормах. Часть этого положительного права была исключена из сферы суверенной власти, и сама власть оказалась во власти ограничений, наложенных законом. Так протекал процесс развития власти закона, rule of law. Власть закона служила гарантией защиты индивидуума перед властью, исходя из необходимости использовать инструменты, посредством которых правительства могли утвердить свою власть. Но при этом должен был быть инструмент, исключающий для власти часть возможностей, что являлось гарантией защиты граждан от произвола.

С появлением современного государства на рубеже XV–XVI веков мы стали свидетелями процесса агрегации, концентрации власти. Если взять Европу, то раньше, до современной эпохи, было около тысячи центров власти, а в начале XX века – всего около 30, по числу государств на нашем континенте. На границе XX и XXI веков пошёл обратный процесс: классическая конструкция власти – государства, которых в 1945 году было около 50, сегодня выросли числом почти до 200, а параллельно с государством появляется всё больше новых субъектов – международных организаций, межнациональных компаний, которые посредством своей деятельности начинают ставить под сомнение роль самих государств. В Европе это означало подтачивание двух основ, которые обеспечивали легитимность развития государства, – это социальное государство и правовое государство. Обе эти концепции оказались под давлением. В какой степени государства по-прежнему являются протагонистами, ведущим звеном современной глобальной юридической системы? Как функционируют на глобальном уровне системы отраслевого регулирования? В национальном законодательстве существуют некие общие правила, которые потом подразделяются в зависимости от отраслей, но при этом обеспечивается стройность и единство системы. Деятельность человека уже регулируется, по сути, глобальными нормами, и эти нормы очень сильно различаются между собой. В некоторых случаях речь идёт просто о рамочных нормах и о принципах стандартов, в других случаях навязывают напрямую критерии.

Также случается так, что у нас какие-то глобальные организмы выступают в роли арбитров. Иногда речь идёт об инструментах судебного разрешения конфликтов. В других случаях таких инструментов нет, а всё достигается только посредством проведения переговоров или на уровне национальной юрисдикции. Но если у нас нет общего свода правил, который будет действовать объединяющим образом, как мы сможем жить? Как будет развиваться далее процесс? У нас же за последние годы возникли центры власти, не имеющие легитимности, те центры, которые вызывают напряжение в жизни государств и препятствуют суверенитету народа и контролю со стороны граждан за деятельностью правительства. Уже очень часто многие граждане полагают, что в рамках национального законодательства их проблемы не могут быть решены и не могут быть достигнуты их устремления. Одновременно также получает распространение концепция, согласно которой  глобальное законодательство не позволяет больше развиваться, и необходимо закрыться в рамках своей малой родины. Действительно, законодательство национальное иногда не позволяет правильно, адекватно оценить глобальные явления. Но встаёт вопрос другой, это вопрос очень срочный с учётом того, что во многих странах происходят центробежные процессы, развиваются националистические настроения. Европейский союз – это попытка создать механизм глобального управления, это наша попытка создать единое политическое, экономическое, юридическое пространство, которое будет демократически легитимным, но в то же время будет в состоянии защищать граждан от негативных последствий этого процесса, начиная в первую очередь от того напряжения, которое существует в вопросах взаимоотношений между экономикой и демократией.

На дальнейшем этапе ставилась цель интеграции всех государств-членов в рамках единого пространства. Вот с такими, может быть, несколько утопическими идеями выступили государства после завершения двух катастроф, мировых войн. Мы знаем о бесценном, огромном вкладе советского народа в достижение победы. Но возвращаясь к нашему вопросу, я хочу сказать, что с самого начала в рамках европейской интеграции право играло основополагающую роль. Поначалу это была чисто инструментальная роль, но параллельно развивался процесс, который придавал праву автономную функцию, и благодаря этому европейская интеграция стала в первую очередь интеграцией на основе права. В середине прошлого века Европейский суд разработал целый свод правил и принципов, которые легли в основу общеевропейского законодательства. Фундаментальные права получили своё дальнейшее подтверждение, была принята Конвенция прав человека и стали создаваться европейские структуры – ЕОУС (Европейское объединение угля и стали), ЕВРАТОМ (Европейское сообщество по атомной энергии), ЕС (Европейский союз). Наконец, был принят Маастрихтский договор. Благодаря Ниццкому договору вот эти параллельные пути сошлись в одной точке.

Сегодня мы можем сказать, что Европа, идентичность Европы заключается в том, что она создала самое продвинутое политическое пространство в области защиты и продвижения фундаментальных прав человека. Есть те, кто хотел бы, чтобы Европа снова разбежалась по своим национальным квартирам. Но эти настроения питаются неудачами прошлых лет, и, безусловно, одной из таких неудач можно считать попытку создать общее политическое пространство не только на основе экономических интересов и общефинансовых интересов, но и на основе демократии, которая будет ставить в центр человека. Это дорога, на которой будет немало препятствий, будет опасность маргинализации европейских государств из-за глобальных процессов, что означало бы ущерб для всей Европы. Но Европа должна быть гарантией для других партнёров, только так мы можем ответить на многочисленные вызовы и опасности современного мира.

Некоторые из этих опасностей требуют от нас в максимальной степени сотрудничества между государствами и общей стратегии. Достаточно вспомнить терроризм, который представляет опасность для ценностей нашего общества, для прав и свобод наших граждан. Стратегия борьбы с терроризмом должна ставить себе целью борьбу на глобальном уровне. Именно в силу транснациональности этого феномена необходимо осуществлять обмен мнениями, обмен информацией, развивать сотрудничество между спецслужбами, судебными органами, полицейскими службами, но, самое главное, мы должны вести эту борьбу с соблюдением принципов свободы и прав человека.

Терроризм – это не единственная опасность, которая ставит под угрозу наше будущее. Опыт Италии говорит о том, что существуют не менее грозные опасности для экономики, для свободы. Эти опасности сегодня нам известны в виде организованной преступности и мафиозных кланов. Осознание того, что всё более усиливается связь между международными преступными организациями, подвигло международные институты, такие как Европейский союз и ООН, запустить пока ещё медленный процесс расширения сотрудничества в области борьбы с мафиозной преступностью. Я думаю, что мы должны принять новые решения, потому что сегодня мафия представляет одну из самых серьёзных опасностей безопасности и свободе наших граждан.

В заключение я хочу оттолкнуться от вопроса, который вынесен в заголовок этой сессии. Создание многоуровневой системы, в рамках которой традиционная роль государства будет налагаться на густую сеть центров принятия решений и регулирования, образованную государственными и частными структурами, – этот вопрос является чрезвычайно важным.

Вот этот второй уровень власти уже практически ежедневно влияет на жизнь государств и жизнь граждан, но у него серьёзные проблемы легитимации, и думать о миссии закона в эпоху перемен означает также создавать некий глобальный контекст нового глобального закона. Это означает, в том, что касается Италии, привести в соответствие национальное законодательство (в тех случаях, когда это необходимо) с динамично меняющимися глобальными реальностями, сохранив при этом знаменитые традиции итальянской юриспруденции.

Я думаю, что в этом плане Российская Федерация может играть очень важную роль. Совет Европы – это важный международный орган, для того чтобы продвигать в нужном направлении процессы, о которых мы говорим. Я думаю, что вот этот амбициозный план должен стать нашей целью. Мы должны попытаться создать такую конструкцию, с тем чтобы процессы глобализации смогли в полной мере осуществить свой положительный потенциал вместо того, чтобы ставить под угрозу наши демократические завоевания. Спасибо.

В.Яковлев: Благодарю вас, господин Орландо.

Одним из почётных гостей сегодня является Альберт Маццони, президент Международного института по унификации частного права. Основанный в 1926 году как вспомогательный орган Лиги Наций Международный институт по унификации частного права в настоящее время является независимой международной неправительственной организацией, которая играет на мировой арене ведущую роль в содействии модернизации и унификации частного права разных стран.

Господин Маццони, пожалуйста, вам слово.

А.Маццони (президент Международного института унификации частного права, как переведено): Уважаемый господин Премьер-министр Российской Федерации! Уважаемые министры юстиции Республики Австрии и Италии! Уважаемые выступающие, дамы и господа! Для меня большая честь участвовать в этом высоком собрании под патронажем Премьер-министра Российской Федерации. UNIDROIT горда тем, что считает эту великую страну одним из самых активных своих членов, которые оказывают всемерную поддержку нашей организации.

Российские правоведы внесли большой вклад в нашу работу во многих областях. Дальнейшее продолжение этой работы не только обеспечивает желаемый уровень разнообразия в юридической, социальной и культурной областях, что мы использовали к своей выгоде, но также и являлось очень важным для того, чтобы гарантировать успех и качество наших продуктов. Именно поэтому я глубоко благодарен за то, что организаторы предоставили мне честь поучаствовать в этом мероприятии.

Я обращаюсь к вам в качестве президента управляющего совета Международного института по унификации частного права (UNIDROIT). UNIDROIT – это независимая международная организация со штаб-квартирой в Риме, она была создана в 1926 году, как упомянул наш модератор, и имела своим мандатом подготовку проектов законов и конвенций с целью создания международных единообразных законов, а также способствование развитию международных отношений в области частного права.

Наши государства-члены представляют пять континентов, разнообразные политические, юридические и экономические системы, а также страны с разной культурой. Независимый статус UNIDROIT среди межправительственных организаций позволил UNIDROIT использовать такие методы работы, которые превратили нашу организацию в крайне удобный и оптимальный форум для решения скорее технических и всё менее политических вопросов.

За свою почти 90-летнюю историю UNIDROIT работал более чем над 70 проектами, некоторые из которых позднее были приняты и согласованы в качестве международных конвенций другими организациями, а некоторые из этих проектов были доведены до конца самим институтом.

UNIDROIT использовало гибкий подход в своей работе, адаптируя как процессы, так и используемые инструменты к потребностям той или иной отрасли. UNIDROIT обычно проводит обширные консультации с учёными и практиками из стран с разными правовыми системами. Фактическая работа, которая приводит к принятию международных стандартов, предполагает участие экспертов и представителей государств из целого ряда стран, что обеспечивает то, что окончательный наш продукт приемлем для большинства стран на пяти континентах.

V Петербургский международный юридический форум

Именно с этой точки зрения и с точки зрения этого опыта я хотел бы поделиться с вами некоторыми мыслями по поводу миссии права в эпоху перемен. Эти годы, следующие после окончания холодной войны, то есть прошло около 30 лет, вызвали целый ряд глубоких перемен в мире, которые до сих пор ощущаются. Энтузиазм по поводу того, что мы стоим перед началом длительного мира при процветании демократии, заставил некоторых даже объявить, что наше общество достигло конца политической эволюции. Но более трезвые историки, которые видели многие человеческие и экономические катастрофы, говорили о том, что история ещё не закончилась, что мы пока не видели радикальных перемен в природе человека, что государство, границы и правительство, несмотря на свои недостатки, по-прежнему существуют. Но не всё остаётся тем же самым. Есть всё более растущий консенсус относительно того, что коллективная обязанность всех государств заключается в стимулировании и развитии международных нормативных стандартов и в практической реализации этих стандартов путём единства или соблюдения. Тем не менее, для того чтобы разработать международные нормативные стандарты, необходимо понимать сложность тех вопросов, которые необходимо решать, а также слабые стороны любых попыток по построению эффективной системы, основанной на правилах, в то же время обеспечивая параллельное совершенствование социально-экономических условий всех государств и всех наций и, в частности, менее развитых наций.

Урок, который мы вынесли из этого, говорит нам о том, что право в этом смысле играет особо важную роль в двух аспектах. С одной стороны, международная торговля, финансы и инвестиции, конечно, необходимы для того, чтобы регулировать движение в направлении большего глобального процветания и более равного распределения плодов этого процветания. Однако доступность этих важных инструментов нельзя воспринимать как данность, они требуют адекватного уровня правовой определённости и прогнозируемости. Новые технологии, интегрированная логистика, развивающиеся коммерческие правила, быстрорастущие финансовые рынки, сложные цепочки поставок – это лишь некоторые примеры тех ситуаций, когда требуется современная правовая основа, ориентированная на бизнес. Такие правовые основы, конечно, должны состоять из единообразных и широко согласованных решений.

С другой стороны, опыт, а также этические и политические суждения говорят нам о том, что совершенствование деловой среды нельзя воспринимать как данное, оно не является результатом само по себе. Значительного прогресса необходимо также добиться в борьбе с помощью правовых инструментов против бедности, плохого качества жизни, против ухудшения экологии, нелегальной иммиграции, организованной преступности и других источников социальной нестабильности.

Таким образом, эти две задачи через право должны параллельно решаться международным сообществом. С одной стороны, необходимо стимулировать развитие торговли и экономических взаимосвязей, а с другой стороны – стимулировать устойчивое развитие, в частности для того, чтобы добиться справедливого баланса между экономической эффективностью и социальной справедливостью.

Очевидно, что миру угрожает бедность, социальная несправедливость и невыносимое неравенство в экономическом развитии. Экономические правила не соблюдаются, и если роль торгово-экономического сотрудничества в предотвращении международных конфликтов забывается, то это также является одним из препятствий.

Наверное, менее известно, что свободный доступ к капиталу также играет очень актуальную роль. Иными словами, не только свободное трансграничное перемещение товаров, но также и независимость с точки зрения капитала обеспечивает свой вклад в мир. В способствовании этим миросозидающим целям очень большую роль играет и сотрудничество между государствами в рамках правил публичного и международного права. Кроме того, очень важную роль в этом смысле играет и частное право, в частности эволюция частного права, которое стимулируется или руководствуется международными правовыми нормативами, разрабатывается как частными, так и межправительственными организациями на глобальном уровне.

Наша задача заключается в том, чтобы укрепить верховенство права путём гармонизации частного права. Другие организации включают UNCITRAL (это комиссия ООН по праву международной торговли) и Гаагскую конференцию по международному частному праву. UNCITRAL – это крупнейшая из трёх организаций. Это самая старая из наших трёх братских организаций, и она была создана гораздо раньше, чем ООН, была основана в 1945 году. Задача UNCITRAL – гармонизировать публичное право, Гаагская конференция должна гармонизировать частное право, равно как UNIDROIT, – это право, которое должно применяться к международным делам, в которых участвуют частные лица.

Безусловно, основные задачи были поставлены перед нашей организацией на Генеральной Ассамблее ООН, и теперь мы являемся ведущими организациями в области гармонизации международного частного права.

Однако все три братских агентства являются взаимодополняющими, и все хорошо знают о том, что необходимо не допускать дублирования в тех областях, в которых они работают. В тех областях, в которых они уже накопили позитивный опыт, они должны сотрудничать, они должны вести диалог между собой.

Кроме того, государства – члены UNIDROIT провели большую работу по гармонизации права в соответствующих областях. И они вместе с UNCITRAL преследуют общую цель гармонизации, всегда понимая, что необходимо пропагандировать как развитие бизнеса, так и социальную инклюзивность.

В соответствии с этой долгосрочной философией я хочу сказать несколько слов о видении UNIDROIT своей роли в будущем, в продолжении эволюции частного права с международной точки зрения.

Я понимаю, что времени у меня немного, и сделаю три основных послания, которые, я надеюсь, помогут вам понять фундаментальные задачи UNIDROIT.

Во-первых, UNIDROIT намеревается реализовывать не только проекты, которые связаны с «жёстким правом», но в некоторых областях, и даже предпочтительно, мы хотим пропагандировать инструменты «мягкого права». 

Во-вторых, UNIDROIT собирается реализовывать не только проекты, направленные на единообразие или гармонизацию в области международной торговли, финансовых транзакций, рынков, но также проекты, которые продвигают международную гармонизацию в области международного частного права и сельскохозяйственного права.

В-третьих, UNIDROIT собирается реализовывать не только проекты по гармонизации, но и проекты, которые продвигают более совершенные правила, которые делают шаг вперёд, развивают существующую законодательную базу. Это философия совершенствования, а не философия усреднения всех.

Почему проекты «мягкого права», а не только проекты «жёсткого права»? Потому что, по сути дела, главная социальная функция закона – обеспечить соблюдение нормальных правил поведения. Необходимо для этого создать жёсткую систему эффективных санкций, направленных на противодействие такому несоблюдению общепринятых правил.

В международном контексте у нас есть доминирование государств, которые очень ревностно относятся к своему суверенитету, и в этом случае инструменты «мягкого права» являются не только единственным политически приемлемым решением, но и могут способствовать соблюдению государствами предписанных ими правил.

Всё это играет ещё большую роль в современном мире, где глобализация увеличивает взаимозависимость между государствами, государствами часто с очень различной культурой, интересами. Другими словами, более активное участие дифференцировавшегося международного сообщества и всё большее стремление к полицентрическому распределению политической и экономической власти. Тем более важно и рационально обеспечивать гармонизацию частного права в международно значимых областях, для того чтобы содействовать соблюдению и принятию юридически необязательных принципов, которые и являются собственно инструментами «мягкого права». Именно этого стремится добиться UNIDROIT. Мы запускаем, расширяем принципы UNIDROIT в международных коммерческих контрактах. Очень часто в России применяются эти инструменты, хотя они не носят обязательного характера, – мы очень высоко это ценим. Именно UNIDROIT собирается запускать новые проекты в области гармонизации частного права в сельскохозяйственной сфере.

Пропаганда передовой договорной практики должна заменить навязывание обязательных правил, и, наверное, это будет наилучшим решением для всех участников процесса. Мы не можем мечтать о невозможном. Мы не можем навязать всем международный инструмент, который будет играть более весомую роль, чем местные правила, связанные с сельским хозяйством.

Почему процессы гармонизации не только в области международной торговли и финансов, но также и в различных аспектах сельского хозяйства? Ответ вытекает из того, что я уже сказал: необходимо добиться баланса между продвижением международного экономического сотрудничества и одновременно устойчивым развитием и всё совместить ещё со справедливостью и правосудием. Локальные законы всё равно остаются, но они должны быть уравновешены международными правовыми рамками, разработанными под эгидой независимых организаций. Именно это позволит привлечь международные инвестиции в сельскохозяйственный сектор в тех странах, в которых такие инвестиции очень нужны.

Заключая эту тему, я хочу сказать, что если сельское хозяйство не будет считаться надлежащим полем для предложения и разработки новых проектов, то ничего хорошего из этого не выйдет. Нужно перевернуть эту страницу. И нужно, чтобы сельское хозяйство выдвинулось на передовые позиции. Именно там мы должны в первую очередь стремиться к гармонизации принципов частного права.

Третье и последнее. Почему у нас не только проекты, которые позволяют сохранить статус-кво, нам нужны проекты более далеко идущие, которые вводят инновационные правила? Причина тому совершенно ясна: новая институциональная экономика всё больше подпадает под воздействие правовых и регулятивных рамок, которые влияют на экономическую деятельность. Современная экономическая теория связывает экономическое развитие с качеством социальных институтов. Устаревшие законы, неадекватные механизмы правоприменения сейчас считаются факторами, которые препятствуют повышению экономической эффективности и препятствуют устойчивому экономическому развитию. Это особенно серьёзная проблема во многих развивающихся странах, но также и довольно значительная проблема в ряде развитых стран со зрелыми экономиками. Но создания и принятия единых правил, которые отражают суть действующего национального законодательства, может быть недостаточно. Нам бы надо применять инновационные правовые механизмы, которые приведут к измеримым и ощутимым экономическим результатам. Тут нужно упомянуть потрясающий успех. Благодаря ведущей роли, свежим идеям, инновационным структурам за 10 лет было достигнуто очень многое. После того как 10 лет спустя, когда была принята Кейптаунская конвенция о международных интересах в области подвижного оборудования, а также прилагаемый к ней протокол по воздушным судам, мы снизили риск путём принятия этой конвенции с протоколом, в результате был сэкономлен 161 млрд долларов. Исходя из этого осознания, можно прийти к выводу о том, что теперь наша миссия должна заключаться в том, чтобы предлагать новые идеи, новые решения, а не просто сохранять гармонизацию принятого законодательства. Государства должны воспринимать это как, может быть, какой-то шаг, который противоречит роли UNIDROIT в области обеспечения гармонизации международного права.

Надо сказать, что UNIDROIT – это публичное учреждение, которое никак ни от кого не зависит финансовым и политическим образом, и это позволяет нам осуществлять сбалансированный подход и является гарантией нашей независимости, нейтральности и неподчинённости каким-либо группам интересов. Мы понимаем, что в нашу функцию не входит принятие политических решений высшего уровня, однако мы можем рекомендовать решения государствам-членам и международному сообществу в целом. Это входит в нашу компетенцию, хотя, возможно, в последние годы это стало более явно, чем это было в прошлом.

В целом хорошие правила, инновационные или отражающие мудрость апробированной практики, всегда могут способствовать прогрессу на основе присущего им качества. Это последний аргумент, который обосновывает нынешнее видение роли UNIDROIT. Осторожный, но не консервативный подход к тем вызовам, с которыми мы сталкиваемся, – именно такую роль должно сыграть частное право в контексте международных дебатов по продвижению верховенства права. Спасибо за внимание.

В.Яковлев: Свою точку зрения на миссию права в эпоху перемен представит Вольфганг Брандштеттер, Федеральный министр юстиции Австрийской Республики. Австрия – государство, имеющее богатую правовую историю. Законодательство этой страны стало примером для многих других стран в развитии собственных правовых систем. Сегодня австрийские юристы активно участвуют в развитии международной правовой системы. Как известно, Вена является местоположением ряда авторитетных международных организаций, в том числе осуществляющих унификацию и гармонизацию правовых норм.

Господин министр, пожалуйста, вам слово.

В.Брандштеттер (Федеральный министр юстиции Австрии, как переведено)Господин Премьер-министр, уважаемые коллеги,дамы и господа! Мне очень приятно, что мне представилась возможность по любезному приглашению моего коллеги Александра Коновалова из Российской Федерации (А.Коновалов – Министр юстиции), с которым я недавно встречался в Вене (там мы провели очень плодотворное совещание), выступить перед вами. Также для меня большая честь – обменяться с вами соображениями по поводу тех проблем, которые обсуждаются на этой конференции, и по основной нашей теме «Миссия права в эпоху перемен».

Нынешняя геополитическая ситуация не даёт нам поводов для оптимизма. Кризис на Ближнем Востоке, который повлёк за собой беспрецедентно жестокое террористическое движение, в результате чего начались массовые перемещения беженцев и Средиземное море стало последним пристанищем огромного числа отчаявшихся людей, – это одна проблема. Разумеется, существует проблема в отношениях между Европой и Российской Федерацией, и это напоминает нам о том, что происходило на нашем континенте в сравнительно недавнем прошлом и что, как мы считали, было давно уже преодолено.

Воспоминания, память, которая сопровождала нас в течение мая, должна нам вновь указать путь вперёд. Окончание войны 70 лет назад должно напомнить нам о поистине гигантских усилиях тогдашнего Советского Союза, который освободил Австрию от жестокого и преступного режима, заплатив за это очень большую цену – почти 40 тыс. советских военнослужащих были убиты во время битвы за Вену и вокруг Вены. 15 мая этого года мы также в Австрии отмечали годовщину подписания Государственного договора 60 лет назад. В то время это был луч надежды в эпоху холодной войны, благодаря которому Австрия вновь стала свободным демократическим государством, и этот договор стал основой нынешней свободы и экономического развития нашей страны.

Таким образом, я хочу воспользоваться представившейся мне возможностью, для того чтобы лично выразить благодарность представителям российского народа, который сделал возможным заключение этого договора и помог обеспечить надёжное будущее Австрии. Для меня это особенно важно лично, поскольку я являюсь сыном человека, который был активным членом движения сопротивления против нацистских захватчиков.

Вот этот договор появился, потому что на Австрию было возложено обязательство гарантировать права словенских и хорватских меньшинств и уважать права человека. Надо сказать, что Австрия не только поддерживает это обязательство и соблюдает его, это обязательство выражается ещё и в том, что весь текст Конвенции о правах человека Совета Европы был закреплён в тексте нашей Конституции. Это произошло в 1964 году, и это произошло не случайно, потому что тогда прошло лишь девять лет с тех пор, как мы вновь получили свободу и независимость. Это обязательство, эта готовность соблюдать права в рамках Европы и защищать личные права и свободы всех граждан должна служить ориентиром нашему движению в дальнейшем, и ориентиром в плане решения нынешних проблем и урегулирования нынешних разногласий.

Именно поэтому Австрия придаёт столь большое значение соблюдению прав человека и основных свобод. Однако тем самым мы не назидаем – мы исходим из понимания нашей неудачи и нашего поражения. Мы считаем, что мы должны испытывать наши системы всё время, постоянно. У нас также имеются проблемы в нашей системе, в нашей уголовной системе, в некоторых случаях она не соответствует стандартам европейской конвенции. Здесь требуется работать и дальше. Соответствовать нормам и стандартам конвенции непросто, однако это необходимо, и нам необходимо предпринимать усилия в этом направлении, несмотря на все сложности, необходимо укреплять усилия.

Есть известная русская поговорка, как вы знаете, – без му́ки нет науки, – так что нужно двигаться вперёд. В эпоху изменений возникают новые тенденции, новые явления, которые, надо сказать, внушают, прямо скажем, отвращение. И поэтому мы должны побуждать все участвующие в различных процессах страны, особенно страны, испытывающие внутренние конфликты, принимать меры по защите меньшинств и противодействию таким явлениям, как преступления на почве ненависти. Это новое явление.

Тот, кто сеет ненависть и нетерпимость к меньшинствам и религиозным группам, выходит за пределы правового поля. Но тем не менее такие люди должны подвергаться преследованию в соответствии с принципами соразмерности и следования закону. Однако все мы знаем, какие недостатки имеются у нас в наших национальных системах. И если посмотреть на недавние события на Ближнем Востоке, мы видим зверства и проявления жестокости небывалых масштабов. Помимо наплыва беженцев, включая женщин, детей и тех людей, которые едва избегли геноцида, мы также видим тёмную сторону современных коммуникационных технологий, а именно интернета и так называемых социальных сетей, которыми могут пользоваться террористы в целях пропаганды.

Такие злоупотребления не только вызывают наше возмущение, но также ввергают в заблуждение молодых людей, которые полны идеализма, солидарности и каких-то инициатив, побуждают их активно участвовать в военных действиях или по крайней мере восхвалять или оправдывать якобы героические поступки в своих полных ненависти сообщениях в социальных сетях.

Мне кажется, что это является отвратительным предательством молодого поколения и манипуляцией молодым поколением. Мы не можем относиться к этому равнодушно, мы должны решать эту проблему вместе.

Я знаю, что быстрых и простых решений не предвидится. Уголовное право является достаточно неуклюжим орудием, если речь идёт о том, чтобы избегать или развенчивать превратные убеждения. В демократическом обществе мы, разумеется, должны показывать свою силу, защищая наши общие ценности и наказывая за любые проявления насилия на почве расизма или нетерпимости.

В свете этого я объявил о своём намерении ужесточить или даже более жёстко квалифицировать преступления, высказывания на почве ненависти в австрийском уголовном кодексе, поскольку к таким проявлениям нельзя относиться терпимо, они нарушают права и свободы, в соответствии с судебной практикой Европейского совета по правам человека.

Дамы и господа, разрешите мне вернуться к вопросам изменений, к тому, какую роль играет право в международных отношениях. Что касается взаимоотношений между Российской Федерацией и Европой (или, скажем, с Европейским союзом, поскольку Россия – это часть Европы), здесь мне хотелось бы процитировать вашего знаменитого русского автора Достоевского. Я это делаю благодаря своему коллеге, который отвез меня сегодня на экскурсию и благодаря которому мы посетили достоевские места в Петербурге. У Достоевского очень много прекрасных высказываний, и мне хотелось бы привести лишь одно из самых запоминающихся. Это следующее изречение: «Чувства самых любимых нам людей мы легче всего раним».

Дамы и господа! Общеевропейский дом, о котором мы говорили в эпоху Горбачёва и впоследствии, строился в бо́льших размерах, чем сейчас. Он основан на Европейской конвенции о правах человека, и его крыша должна также охватывать Россию и её граждан, в этом нет никакого сомнения.

И, кстати, если возникают какие-то проблемы в общем доме, эти проблемы должны выясняться и решаться внутри дома, а не за его пределами.

Отсутствие взаимного уважения является проблемой, поэтому, мне кажется, необходимо вновь оценить возможности Совета Европы. Во-первых, Россия является полноправным членом этого форума и взяла на себя определённые обязательства в вопросах прав человека, основных прав. Кроме того, другие члены вправе обсуждать с Россией в рамках Совета Европы на равных условиях любые вопросы. Речь идёт о равноправном диалоге среди равных членов, который необходимо в дальнейшем расширять, поэтому мы в Австрии с удовлетворением отмечаем тот факт, что решения Европейского суда по правам человека имеют влияние на практику России.

Кроме того, мы в Австрии отмечаем, что изменения, внесённые в уголовное законодательство, в Уголовно-процессуальный кодекс России также привели к сокращению количества случаев досудебного содержания под стражей. Мы это приветствуем.

Кроме того, очень важно, что российский Конституционный суд и другие суды при вынесении решений ссылались на решения ЕСПЧ в своих постановлениях. Разумеется, мы должны возобновить и продолжить правовой диалог, воздерживаться от каких-либо барьеров. Поэтому я считаю важным шагом то, чтобы закончилась приостановка прав голосования российских представителей в Парламентской ассамблее Совета Европы. Свидетельство того, что такой диалог может быть плодотворным, вытекает из того факта, что в России в 2012–2103 годах были введены процедуры апелляции в соответствии с европейской правовой практикой. Эта инициатива сопровождалась учебным проектом в рамках Совета Европы, в котором участвовали судьи и сотрудники судов, а также эксперты из Нидерландов и из Австрии. Выводы очевидны: готовность поддерживать диалог не значит потакать недостаткам, если такой диалог ведётся на основе твёрдых правовых убеждений. И на этом я хотел бы пожелать вам плодотворного обмена идеями по поводу верховенства права в рамках этого высокого международного форума.

В конце, дамы и господа, я хотел бы высказать некоторые личные замечания. В субботу я в Вене посещал финал «Евровидения» вместе с другими 10 тысячами энтузиастов в городском концертном зале и был крайне воодушевлён вторым местом Полины Гагариной от Российской Федерации. Она великолепно исполнила свою песню и заняла второе место среди 40 стран, которые послали своих представителей на этот конкурс. Она, разумеется, это заслужила, у неё была замечательная песня «Миллион голосов». Таким образом, Россия остаётся на первых позициях в списке этих стран, и поэтому я хотел бы поздравить Россию со вторым местом в этом престижном конкурсе, который смотрело по телевизору более 300 млн зрителей. Это большой успех, дамы и господа, но одновременно это был большой успех для Европы. Успех для Европы в том, что Россия участвовала в этом конкурсе, который проводился в Вене. И это символично, поскольку этот конкурс был бы гораздо менее привлекательным без России.

Данное мероприятие было озаглавлено «Налаживая мосты», и именно это и произошло на конкурсе. Надо сказать, что австрийцы самой судьбой обречены налаживать мосты из-за нашего географического положения, нашей истории. Мы получили нашу свободу и независимость вновь именно благодаря тем мостам, которые были построены в 1945 году между Вашингтоном, Лондоном, Парижем и Москвой. Мы получили вновь независимость, национальную идентичность, ощущение собственной страны, и австрийцам это очень дорого, они хотели бы это сохранить. Именно поэтому мы с энтузиазмом участвуем во всех мероприятиях в рамках ЕС, двусторонних мероприятиях, которые помогают странам укреплять свои правовые системы и верховенство права. Особенно активно мы этим занимаемся на Балканах и в Восточной Европе. Эта деятельность имеет крайне важное значение по двум причинам. Во-первых, крепкая, надёжная правовая система является основой процветающей экономики и процветания вообще, как сказал господин премьер-министр. Однако при этом не нужно забывать вторую причину. Если каждому гражданину вы можете гарантировать эффективную защиту всех его основных прав, защиту правовую – в особенности это касается защиты прав и интересов этнических меньшинств, – это приведёт вас к моменту, когда национальные или географические границы уже станут менее важны. Мы, австрийцы, имеем немало прекрасных моделей, которые могут быть использованы в качестве примера благодаря Италии, благодаря ООН, и эти модели и примеры могут работать также в других регионах Европы.

Южный Тироль, например, в Италии: можно использовать язык, можно иметь гарантированные права и при этом не испытывать никаких проблем. В прошлом году были планы об изменении системы, однако южные тирольцы пострадали бы от этого плана, потому что они бы потеряли свой очень важный региональный статус. И достаточно мало времени прошло до того момента, как мой коллега Андреа Орландо пообещал мне, что эти планы по изменению этой системы не реализуются в реальности. Благодарю Андреа, который с нами сегодня, благодарю Италию. И поздравляю Италию также, потому что в конкурсе «Евровидение» они пришли третьими, после Швеции и России.

Мы, Италия и Австрия, совместно в южнотирольской территории добились того, что мне очень хотелось бы рассказать вам, и хотелось бы, чтобы и Россия вошла в сильное партнёрство с нами в этом направлении.

Дамы и господа, теперь я хотел бы завершить своё выступление. Прошлый век можно назвать веком войн. Давайте сделаем всё для того, чтобы этот век стал веком мостов. Я не только желаю этого, это не только фигура речи и не более, это наша с вами обязанность и ответственность. Давайте же возьмём её на себя. Спасибо!

В.Яковлев: Спасибо огромное, господин Брандштеттер, за ваше выступление.

Мы заслушали выступления представителей стран континентального права. Теперь я с удовольствием представляю вам почётного гостя форума, одного из выдающихся представителей научного сообщества государств общего права, заслуженного профессора Оксфордского университета господина Джона Финниса. Преподавание правовых дисциплин господин Финнис начал ещё в далёком 1966 году. С тех пор в сферу его научных интересов входят проблемы теории права и политики, нравственных основ права, а также конституционного права. В своих работах профессор Финнис освещает идеи морального обоснования норм позитивного права, в частности соотношение прав человека и общего блага, развивает некогда сформулированные Жан-Жаком Руссо, Джоном Локком и другими учёными эпохи Просвещения положения теории естественного права применительно к политико-правовым условиям XXI века. Прошу вас, профессор Финнис.

Д.Финнис (заслуженный профессор права и философии права Оксфордского университета, как переведено): Уважаемый председатель, уважаемый Премьер-министр! Господа министры, советники! Дамы и господа! Для меня большая честь выступать перед такой большой аудиторией. Все вы в основном занимаетесь правоприменением, и для меня большая честь выступать здесь вместе с такими выдающимися людьми, непосредственно занятыми размышлениями и принятием решений, за которыми стоит создание новых законов и проведение реформ старого законодательства.

Я отчасти занимался этими важнейшими направлениями, однако моим основным призванием всегда было преподавание, исследование, изучение и критическое осмысление и обсуждение причин того, почему каждое политическое сообщество нуждается в законах, а также того, какие законы нужны политическому сообществу, чтобы регулировать решения, которые принимаются на уровне власти (это может быть административная, судебная, законодательная власть) и без которых люди не смогут процветать столь разнообразно, сколь они имеют полное моральное право процветать, для того чтобы обеспечить себе благосостояние, предпринимая, координируя и реализуя ответственность, возможности своей частной жизни в своих семьях, на своих предприятиях, на рабочих местах, в своих гражданских ассоциациях самых разных направлений, на которые они имеют право.

Поэтому для меня особая честь получить приглашение, поделиться со столь выдающимися специалистами и всеми вами моими весьма академическими соображениями относительно столь важного вопроса: какова роль права в эпоху глобальных перемен?

Ценность этой роли как средства достижения правильной цели всегда признавалась и пользовалась уважением у всех тех, на кого она была направлена. Я хотел бы сказать, что все мы, граждане или официальные лица, представляющие государство или страну, здесь в равной степени затронуты.

Итак, мы можем задать себе вопрос, каким образом право, закон служит инструментом для достижения благой цели, которая не может быть достигнута без помощи закона. Все мы знаем, что каждый закон является более или менее общей формулировкой. Это единица значения, которая выражена и передана предложениями и утверждениями в печатном тексте, в котором этот закон прописывается его субъектом, включая тех, чья ответственность и профессиональная задача будет в применении этого закона на уровне судейском или административном. Работа юриста – учащегося, исследователя, педагога, практика или судьи – начинается с того, чтобы предпринять усилия, для того чтобы использовать технику нашего с вами ремесла, интерпретации и понимания, обнаружить то, в чём действительно суть закона, в чём те ценные законы, которые передаются этими утверждениями, этими текстами, и то, каким образом они соотносятся с другими текстовыми утверждениями, в какой степени они формируют нашу общую правовую систему.

Это, по сути, является поиском истины – не какой-то отдалённой, великой, универсальной истины, но тем не менее истины в том, на что нас подписали наши законодатели и в чём они приняли на себя ответственность, обязав нас действовать сообразно этому закону в различных частых ситуациях нашей частной, личной или коллективной жизни. Таким образом, здесь есть и честность, и нечестность, как и компетентность и некомпетентность в том, как это может быть интерпретировано и применено. Я всегда старался помочь моим ученикам понять и оценить, насколько далеко возможность вершения справедливого суда согласно праву или совершение чего-либо несправедливого сообразно праву может зайти в зависимости от их личной честности, честности как практиков профессии права. Они будут иметь возможность потерять, утаить или тайно уничтожить документы своих оппонентов по делу или документы, на которые может или будет полагаться суд или арбитраж, вынося своё решение. Если закон правильно интерпретирован, он должен опираться на исторические факты, которые подтверждены реальными фактами и истинными доказательствами, которые бы отличались от неистинных, ложных претензий. Таким образом, абсолютно первичная роль права – причина вообще того, что мы имеем законы – в том, чтобы завершать все споры и конфликты между людьми на основании не чьей-то отдельной личной превосходящей силы, или хитрости, или возможности играть в суждения, а чтобы опираться на действующие законы и применять их точно, справедливо и сообразно существующей реальности, а не воображаемым фактам.

Таким образом, помимо поиска истины, который может быть весьма драматичен и иногда направлен против определённой власти или юридических и законодательных форм, необходимо напомнить нам, что простым действием обычного смелого человека является неподдержка лжи. «Пусть ни одно ложное слово не пройдёт через мои уста!» «Одно слово истины перевешивает целый мир». Существуют такие истины, но есть и гораздо более обычная, прозаичная жизнь, ежедневная, в которой абсолютно все практики права, судьи должны придерживаться истинности, верности фактам в своей ежедневной жизни. Без этой верности истине, неискажения её, закон едва ли выполнит свою роль в какую бы то ни было историческую эпоху. То же самое можно выразить различными предложениями или утверждениями, сказанными по-русски, по-английски, по-немецки, по-итальянски, – это будет абсолютно то же самое содержание, формулировка. Таким образом, мы можем понять, поделиться друг с другом или обсудить намерения, возражения каждого из нас, равно как цели и избранные инструменты их достижения. Посредством утверждения о том, что необходимо сделать или необходимо не делать относительно того, что является властью, силой. Возможностью делать или создавать обеспечивается общность – общность в понимании и общность планов, только так она и зарождается. Особым закон делает то, что эти планы связывают прошлое с настоящим и с будущим.

Таким образом, работа, например, инженера или солдата в том, чтобы настоящее эффективно соотносить с будущим, но работа права в том, чтобы наше настоящее, ближайшее будущее соотносить с теми заявлениями, которые были сделаны внутри нашего сообщества, за наше сообщество, во имя нашего сообщества в прошлом. Это могут быть конституционные акты, законодательство или исполнение определённых официальных решений. Общность касается не только общения современников друг с другом в настоящее время, общность обозначает также и общность нас, ныне живущих, и тех, кто были до нас и кто установил и учредил традиции, институты, контракты. Они по-прежнему сохраняют свою действительность и ценность, несмотря на то, что зародились они весьма давно и опирались на старое законодательство. Уважая и отдавая им дань почтения, сегодня мы можемтворить законодательные акты, подписывать контракты, договоры, веря в то, что в будущем, которое скоро придёт и в котором прошлым окажется наш сегодняшний день, наши законодательные практики не утеряют своей действительности и по-прежнему будут применимы, потому что они грамотно и основательно созданы сегодня. Реальность перемен, глобальных перемен, не обнуляет и не подрывает эти базовые истины, которые касаются права. Оно связывает настоящее и будущее с прошлым не по мановению волшебной палочки, не каким-либо иррациональным образом, но лишь посредством рациональной разработки и разумной верности тем обещаниям, тем принципам, которые были заявлены в прошлом, уважению, легитимным ожиданиям и, соответственно, инвестициям, различным сложным последовательным явлениям и актам, всему том, что стимулирует рост и развитие человечества. Среди этих плодов мы видим свободу и честь тех субъектов, которые знают, что их выполнение закона будет уважено и судами, и любыми официальными лицами. И они со своей стороны будут действовать в рамках уважения закона, что говорит о том, что их статус как свободных субъектов права не является формой подавления ни в коем виде. Эта стабильность верховенства закона ни в коей мере не исключает легитимные поправки к тем законам, которые были приняты в прошлом, для того чтобы закон в большей степени отражал потребности и условия сегодняшние, необходимые для процветания человека, и ни в коем случае не будет иметь обратного действия, которое будет работать против легитимных ожиданий субъектов права.

Прошлое, настоящее и будущее – это абстрактные названия для людей из плоти и крови, для тех людей, которые взяли на себя обязательства, воплощённые в законах и законных институтах, во благо не только самих себя, но и также во благо своих соседей, которые равным образом должны думать и о своих преемниках, которые в свою очередь также будут думать о наших детях и о других преемниках. Обязательства по закону возникают не перед законотворцами в качестве властителей. На самом деле эти обязательства возникают у меня перед всеми моими согражданами, субъектами по одному и тому же закону или той же самой системе права, и поэтому законотворцы в качестве властителей должны в первую очередь думать о своей ответственности, о служении общему благу нашего сообщества. А это общее благо само по себе необходимо понимать в качестве некоей системы или ансамбля различных видов общего блага, то есть различных сообществ – семейных сообществ, местных сообществ, образовательных, профессиональных, сельскохозяйственных, промышленных, коммерческих и финансовых. И каждое такое сообществоимеет общее благо и общую цель, которые служат процветанию всех лиц, которые являются членами такого сообщества, и защищают их.

То, что мы называем частным правом, позволяет стимулировать гибкую и развитую систему координации этих различных видов общего блага – систему, которая на самом деле является координацией, а не директивным управлением по модели военного подразделения или спортивной команды или другой технической общности, имеющей какую-то унитарную цель, которая руководствуется принципом «пан или пропал».

Наделение некоторых из нас обязанностями и полномочиями лидеров, фактически означает, что, даже признавая эти полномочия, мы признаём и существенные, постоянные риски злоупотреблений. Злоупотребления, если они происходят, на самом деле будут иметь серьёзные последствия, потому что политические полномочия и закон должны фактически использоваться для того, чтобы предотвратить такие несправедливые, незаконные цели и злоупотребления. И для того, чтобы не было таких злоупотреблений, мы создаём юридические, правовые препятствия в виде конституционного разделения властей, судебного процесса, средств правовой защиты и так далее. Но в конечном итоге наша безопасность в связи с постоянно имеющейся возможностью злоупотребления законом фактически зависит от желания тех, кто находится у власти, принять тот факт, что все мы являемся членами, детьми одного сообщества солидарности и перед провидением являемся членами одной судьбы, одной памяти, одного отечества. Таким образом мы принимаем взаимное подчинение тем же законам, которые распространяются на всех членов сообщества.

В предсказуемом будущем, я считаю, глобальное сообщество человечества в целом не станет сообществом такой солидарности, в котором такие проявления взаимности и общности будут достаточно сильными, достаточно надёжными и достаточно целенаправленными, чтобы можно было разумно доверять некоторым индивидуумам ответственность, полномочия и власть законотворчества и применения законов или обеспечения применения законов.

Наша ответственность перед нашими братьями по глобальному сообществу человечества, наверное, будет в большей степени удовлетворяться приверженностью обещаниям, различным договорам и другим международным и транснациональным соглашениям. И это будут истинные моральные обязательства, которым должна способствовать координация национальных юридических правовых форм и процессов. Но они по сути и роли своей пока не являются правом и законом, хотя и называются международным правом, для того чтобы показать, что существует обязанность исполнения таких правил. И существует возможность адаптировать или реформировать такие нормативы на основе согласия. Спасибо!

В.Яковлев: Большое спасибо, господин Финнис!

За прошедший год на нашей планете в гуманитарной, политической, экономической сферах происходили события, которые влияют на стабильность мирового правопорядка. Но право традиционно является одним из самых эффективных, разумных и нравственных инструментов разрешения конфликтов в быстро меняющемся мире.

Сегодня, обсуждая тему пленарного заседания, мы, естественно, обращаемся к опыту юристов, которые работали после Второй мировой войны, когда была создана Организация Объединённых Наций и возникла новая система международных отношений, основанная на верховенстве права.

Теперь, когда идёт уже второе десятилетие XXI века, мы можем с уверенностью говорить о том, что разработанные тогда механизмы не потеряли своего значения, а система Организации Объединённых Наций остаётся краеугольным камнем международной безопасности.

В связи с этим для нас особый интерес представляет выступление заместителя Генерального секретаря по правовым вопросам Организации Объединённых Наций господина Мигеля де Серпа Суареша, которого мы имеем честь сегодня приветствовать на нашем пленарном заседании. Господин де Серпа Суареш, пожалуйста, вам слово.

М. де Суареш (заместитель Генерального секретаря Организации Объединённых Наций по правовым вопросам, как переведено):Ваше превосходительство господин Премьер-министр Медведев! Ваше превосходительство господин министр Коновалов! Уважаемые участники V Петербургского международного юридического форума, дамы и господа, добрый день!

(говорит по-русски): Спасибо вам за приглашение принять участие в этом международном юридическом форуме.

(как переведено): Для меня действительно большая честь выступать перед этим представительным и разносторонним собранием представителей государственных органов и международных организаций, перед судьями, юристами и практиками-юристами из самых разных стран мира. Я хотел бы выразить благодарность организаторам за выбор темы нынешнего пленарного обсуждения – «Миссия права в эпоху перемен», потому что это действительно соотносится с текущей международной обстановкой и постоянно меняющимся характером сегодняшних международных отношений.

В современном мире никто не может считать себя неуязвимым перед вызовами локальных и региональных конфликтов, постконфликтного миростроительства, экономическими кризисами, инфекционными заболеваниями или изменениями климата. Надо отметить, что в отношении таких вызовов именно право является единственным общим знаменателем и основой, которая может быть использована теми, кто стремится решить такие проблемы.

Господин Премьер-министр, дамы и господа, я уверен, что, готовясь к этому форуму, многие из моих коллег-докладчиков искали вдохновение в огромном богатстве российской литературы и правовой теории. Однако, наверное, самый старый и известный русский кодифицированный источник права, который относится к периоду X–XII веков, «Русская правда», это более надёжный источник для получения какого-то вдохновения. Этимология русского слова «право» относится как раз к этому источнику. Фактически это слово берёт свои корни из слова «правда», то есть «истина» в современном русском языке. Я считаю, что это понимание права и истины, то есть понимание права как стандарта и идеала, во многом отражает миссию права в современном мире и эпохе перемен.

В качестве юридического советника ООН я неизбежно подхожу к миссии права с международной точки зрения, в частности с точки зрения ООН. Надо отметить, что мне часто задают вопросы о роли и миссии Организации Объединённых Наций и документах, которые основывали ООН, то есть об Уставе ООН. Действительно ли институты и механизмы Организации Объединённых Наций служат во благо всем его государствам-членам? Действительно ли организация имеет возможности и рабочие и правовые инструменты по решению сложных проблем и угроз, которых становится всё больше? Действительно ли международное право может быть гарантом стабильности в быстро меняющемся мире? И действительно ли Устав ООН, который был подписан 70 лет тому назад, по-прежнему отвечает задачам обеспечения мира и безопасности? Это всё сложные и актуальные вопросы, которые имеют свои корни в разных конфликтах в разных регионах мира, а также вновь возникающих проблемах, таких как пандемии различных заболеваний, пиратство, терроризм, транснациональная организованная преступность и массовая миграция. Конечно, прошло 70 лет после создания ООН, этот период был сложным. Я должен признать, что в некоторых случаях ООН не смогла предотвратить нарождающиеся конфликты или ответить адекватно на те конфликты, которые уже существовали. Однако есть общее понимание того, что без Организации Объединённых Наций и законов, юридических механизмов, которые были созданы на основе ООН, мир был бы ещё более хаотичным и опасным.

Перед организацией, которая была создана после Второй мировой войны, отцы-основатели поставили задачу в первую очередь предотвратить будущую трагедию аналогичного масштаба. И мы знаем, что эту задачу ООН выполнила. Эта задача – оградить последующие поколения от бедствия войны – по-прежнему является одним из смыслов существования ООН, и отражён этот смысл в том внимании, которое приковано всем миром к 70-й годовщине окончания Второй мировой войны, а также к участию Генерального секретаря ООН в юбилейном праздновании 9 Мая в Москве. По словам Генерального секретаря, на церемонии посадки Дерева мира и единства в ознаменование окончания Второй мировой войны и создания ООН… На церемонии, которая прошла в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, он сказал, что при создании Организации Объединённых Наций 70 лет тому назад основатели заложили основы той организации, которая, как они надеялись, выведет человечество из ужаса и приведёт его к лучшему будущему.

Прошло 70 лет, ООН расширилась и стала единственной, поистине универсальной всемирной организацией, которая даёт каждой нации платформу, для того чтобы выступать, быть услышанной, для того чтобы преодолевать и предупреждать конфликты и потенциально опасные ситуации.

Это уникальный форум, который предназначен для того, чтобы гармонизировать принятие решений в государствах и разрешить конфликты между ними мирным способом. Юридическая основа – Устав ООН – остаётся основополагающим документом международной правовой системы. Основные принципы выражены во второй статье устава, а именно равенство суверенных государств, неиспользование силы или угрозы её применения и мирное разрешение международных споров и конфликтов, являются той основой, в которой развиваются международные отношения. Эта примечательная долговечность связана с тем фактом, что устав является живым инструментом, который успешно адаптировался к различным возникавшим вызовам и угрозам. Поддержание мира – это прекрасный пример, сейчас это ключевая функция организации, на которую уходит львиная доля её бюджета. С июля 2014 года по июнь 2015 года бюджет миротворческих сил ООН составит порядка 8,5 млрд долларов, и эта цифра говорит сама за себя во время экономических трудностей.

Однако сейчас то, что является одной из основных функций организации, вообще не упоминается в уставе. Миротворческая функция была введена позже Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности, для того чтобы приспособить организацию к реальности меняющегося мира. Этот пример является ещё одним подтверждением того, что для того, чтобы найти юридические ответы  на новые вызовы и угрозы, важно, чтобы международное сообщество выступало единым фронтом. Единство членов Совета Безопасности, особенно пяти его постоянных членов, является очень важным фактором в этом отношении. Объединённый подход, единый подход членов семьи наций позволил нам успешно бороться с пиратством у побережья Сомали, отреагировать на эпидемию Эболы в Африке и обеспечить стабильность в странах, раздираемых конфликтами, таких как Сьерра-Леоне и Либерия. Я уверен, что политическая воля государств-членов позволит найти надлежащие правовые решения и других сложных проблем современного мира. Вот эта идея, единство всех игроков на международной арене, маленьких, больших, – конечно, будет отражена в дискуссиях, когда мы будем говорить о наднациональных структурах, суверенитете, современных международных отношениях. Надеюсь, что я буду участвовать в этих дискуссиях в предстоящие дни форума.

Когда я готовился к нынешнему форуму, я столкнулся с очень важным заявлением второго Генерального секретаря ООН Дага Хаммаршёльда, оно называется «Нация и мир». Ещё в 1955 год он отвечал на этот сложный вопрос о том, как найти баланс между нацией и миром, чтобы отдельные государства и многосторонние международные структуры могли уживаться вместе. Он сказал (я его цитирую): «Сейчас каждый человек частью своей сущности принадлежит своей стране с её уникальными традициями и проблемами, а другой частью своей сущности он стал гражданином мира, который не терпит более национальной изоляции. Если мы взглянем на это в этом свете, не может быть никакого конфликта между национализмом и интернационализмом, между нацией и миром». Конец цитаты.

Миссия права на международном уровне – помогать отдельным нациям интегрироваться, лучше интегрироваться в мир в целом на основе фундаментального принципа Par in parem imperium non habet – «равный не может иметь больших прав, чем другой равный ему».

Дамы и господа, вот эта идея национальных суверенных государств существует не в вакууме, она основывается на правовых основах, привнося правовое измерение в то, о чём мы говорим, – в верховенство права. Для того чтобы построить более безопасный, более объединённый мир, необходимо, чтобы верховенство права было обеспечено и на международном, и на национальном уровне. Это совершенно необходимо. Ответственность за то, чтобы обеспечить верховенство права на национальном уровне, безусловно, лежит в первую очередь на отдельных государствах-членах.

На международном уровне соответствующие усилия ООН включают стимулирование прогрессивного развития международного права и его кодификации; поддержку растущей сети международных договоров; создание и пропаганду международных механизмов, которые были бы открыты для государств для мирного разрешения разногласий между ними; создание или помощь в создании международных и гибридных уголовных судов и трибуналов для того, чтобы преследовать тех, кто ответственен за международные преступления, а также для того, чтобы обеспечить надлежащую подготовку в правовой сфере, в сфере международного права.

Управление по правовым вопросам ООН, которое я возглавляю – и для меня это большая честь, – участвует во многих из этих мероприятий. Конечно, верховенство права – это один из приоритетов для Генерального секретаря. Всё это было подтверждено на всемирном саммите 2005 года. В заключительном документе главы государств сформулировали, что права человека, верховенство права и демократия являются взаимосвязанными и взаимодополняющими и усиливающими элементами, они составляют основные, неделимые ценности и принципы ООН. Тогда в этом документе руководители государств поддержали и ещё раз подтвердили свою преданность целям и принципам Устава ООН и международного права, что совершенно необходимо для мирного сосуществования и сотрудничества между государствами.

Господин Премьер-министр, дамы и господа!

Наша тема «Миссия права в эпоху перемен» очень широкая и многосторонняя. Я смог лишь затронуть, можно сказать, верхушку айсберга.

Я хочу поблагодарить организаторов форума, которые поставили сложные вопросы перед участниками и смогли сформировать прекрасную программу. Я ожидаю плодотворного обмена мнениями с моими высокочтимыми коллегами в поиске консенсуса.

Конечно, мы не можем не вспомнить об истории того города, который нас принимает. Во время Второй мировой войны этот город пережил невыразимую трагедию и ужасающую, самую длительную блокаду. Население Ленинграда продержалось 872 дня без пищи, без предметов первой необходимости, пока блокада не была прорвана. Я считаю, что пример героизма, сострадания, стойкости этих людей должен быть источником вдохновения, и тогда перед нами падут самые сложные проблемы, которые мы должны решить для единства.

Спасибо!

В.Яковлев: Большое спасибо, господин Серпа Суареш, за ваше выступление!

Я ещё раз хочу поблагодарить всех участников дискуссии за очень интересные доклады и обратиться к уважаемому Дмитрию Анатольевичу. Не могли бы Вы подвести итоги нашей дискуссии?

Д.Медведев: Спасибо, Вениамин Фёдорович!

Я всё добросовестно конспектировал и сначала собирался подвергнуть подробному разбору выступления своих коллег. Но потом подумал: сегодня такая прекрасная погода. А после того, как господин Брандштеттер вспомнил про выступление нашей Полины Гагариной, я узнал, что участников форума вечером ждёт ещё концерт, так что у вас будет возможность убедиться, что наши исполнители не только на «Евровидении» выступают, но способны и на другие интересные вещи. Поэтому я ограничусь лишь тем, что поблагодарю всех участников пленарной дискуссии за долготерпение. Такие мероприятия, как правило, длятся долго. Но хотел бы отметить, что в выступлениях всех наших коллег содержались посылы к основному вопросу сегодняшней пленарной дискуссии – о миссии права в современном мире. Уверен, что, даже несмотря на определённые различия и в наших взглядах, и в правовых системах, мы всё равно одинаково смотрим на главное, что нас объединяет, – все мы служим праву, все мы полагаем, что только право способно разрешать конфликты, и все мы уверены, что у права колоссальный потенциал.

Я желаю всем хорошего пребывания в Петербурге и успешного выступления на форуме.

Выделить фрагмент