Новости

14 часов назад
29 августа, понедельник
26 августа, пятница
25 августа, четверг
24 августа, среда
23 августа, вторник
1

Календарь

Август
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

О недропользовании и транспортировке углеводородов на Каспии

Совещание в Астраханской области

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Выступление Министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского

Выступление председателя правления ОАО «ЛУКОЙЛ» Вагита Алекперова

Подписание основных условий сделки по возможному приобретению ОАО «НК "Роснефть"» и Lundin Petroleum 51-процентной доли в уставном капитале ООО «ПетроРесурс»

Брифинг Министра энергетики Александра Новака и Министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского

Стенограмма:

Совещание о проблемах недропользования и транспортировки углеводородов на Каспии

Д.Медведев: Добрый день! Уважаемые коллеги, мы встретились для того, чтобы обсудить проблемы недропользования и транспортировки углеводородов в применении к Каспию, но очевидно, что эти вопросы касаются всех компаний, которые здесь присутствуют в той или иной степени, поэтому здесь у нас и руководители других нефтяных компаний участвуют в совещании. Поэтому давайте в комплексе эти вопросы обсудим, естественно, с ориентацией и на вопросы воспроизводства минерально-сырьевой базы, повышения нефтеотдачи, обеспечения экологической безопасности, развития  инфраструктуры отрасли в целом и «вечнозелёном» вопросе налогообложения.

Мы сейчас долго летали тут на вертолёте. Конечно, в основном все разговоры крутились вокруг нестабильности системы взимания налогов, обязательных платежей других внутри отрасли и необходимости укрепления общих начал налогового регулирования в области недропользования и нефтяного и газового бизнеса в целом. Но это общий вопрос.

Д.Медведев: «В прошлом году было добыто около 520 млн т нефти и порядка 655 млрд куб. м газа. Понятно то, что погоня за показателями не должна превращаться в самоцель. Важнее – устойчивость развития, та самая предсказуемость и стабильность, о которой я говорил применительно к отрасли, и, конечно, расширенное воспроизводство минерально-сырьевой базы».

Несколько слов для начала разговора. Очевидно, что мы занимаем лидирующее положение в мире в сфере нефте- и газодобычи. В прошлом году было добыто около 520 млн т нефти (это на самом деле максимальный уровень после распада Советского Союза) и порядка 655 млрд куб. м газа. По оценкам Минприроды, насколько я понимаю, в этом году показатели будут близкие к тому, что было в прошлом. Но понятно и то, что погоня за показателями не должна превращаться в самоцель. Важнее – устойчивость развития, та самая предсказуемость и стабильность, о которой я говорил применительно к отрасли, и, конечно, расширенное воспроизводство минерально-сырьевой базы.

Очень важная тема – предотвращение возможного экологического ущерба. К этой теме приковано сегодня повышенное внимание, в том числе благодаря усилиям различных экологических организаций. Я говорил (в этом году у нас было совещание по шельфу) о том, что география добычи углеводородов будет меняться. Роль традиционных центров, таких как Поволжье, Западная Сибирь, объективно будет по понятным причинам снижаться, а вклад месторождений Восточной Сибири, работа на Дальнем Востоке, а также акваторий, включая акваторию Каспийского моря, в ближайшие годы возрастать.

Если говорить о Каспии, сегодня здесь работают пять компаний по восьми лицензиям на пользование недрами. Буквально вчера я подписал распоряжение Правительства о предоставлении Каспийской нефтяной компании – а там участвуют присутствующие здесь «Роснефть», «Лукойл» в равных долях, ну и для запаха там есть у нас и «Газпром» в небольшой доле –права пользования в целях разведки и добычи углеводородного сырья Западно-Ракушечным нефтяным месторождением, которое расположено здесь, в каспийской акватории.

Понятно, что риски освоения новых провинций всегда будут существенны. На суше требуется обустройство транспортной инфраструктуры, устройство промысла как такового, на шельфе или в Каспии в целом – строительство и монтаж морских платформ, интенсивное использование танкерного флота и прокладка, эксплуатация таких сложных объектов, как подводные трубопроводы.

Д.Медведев: «Мы должны внимательно проанализировать требования безопасности по всей цепочке: от геологоразведки до транспортировки и хранения углеводородов. На уровне нормативных актов, на уровне различного рода регламентов здесь не должно быть никаких пробелов и двоякого толкования».

Сегодня я посмотрел, как работает морская ледостойкая платформа имени Корчагина. Здесь центр открытого акционерного общества «Лукойл», в котором мы находимся. Могу сказать, конечно, что это хороший объект, он производит сильное впечатление, но очевидно, что подобные проекты, помимо того что требуют большой концентрации денег и других ресурсов, требуют и повышенной осторожности. Мы должны внимательно проанализировать требования безопасности по всей цепочке: от геологоразведки до транспортировки и хранения углеводородов. На уровне нормативных актов, на уровне различного рода регламентов здесь не должно быть никаких пробелов и двоякого толкования. Это уже задача, конечно, для Правительства и для различных министерств.

Список участников

  • PDF

    108Kb

    Список участников совещания «О проблемах недропользования и транспортировки углеводородов на Каспии», 2 октября 2013 года

В июле этого года в законодательстве закреплена обязанность эксплуатирующей организации, которая ведёт работы на шельфе, заниматься предупреждением разливов нефти и нефтепродуктов, включая планирование соответствующих мероприятий и их финансовое обеспечение. Аналогичные требования, по всей вероятности, нам необходимо будет сформулировать и к проектам, которые осуществляются на суше (с соответствующими коррективами, конечно).

Мы должны внимательно изучить передовой международный опыт и постоянно совершенствовать подходы к регулированию возмещения экологического ущерба, в том числе путём создания соответствующих целевых ликвидационных фондов.

В настоящее время по итогам рассмотрения в различных комиссиях Минприроды поручено доработать законопроект, который регламентирует порядок формирования подобных фондов. Я также предлагаю присутствующим подумать и над другой проблемой – целесообразности распространения подобного подхода, и над вопросами возмещения вреда окружающей среде, причинённого в результате проведения работ, связанных с недропользованием.

Хотел бы особо акцентировать внимание на теме, которая в последнее время вызывает повышенный интерес по известным причинам: забота об экологии не должна прикрывать противоправные действия, какими бы высокими соображениями ни руководствовались лица, участвующие в различных акциях, и она не может вестись противоправными методами и методами, которые в конечном счёте небезопасны для людей и для технологических объектов. В этом контексте нам необходимо рассмотреть вопрос об ужесточении ответственности за несанкционированное проникновение посторонних лиц на нефтегазовые объекты, потому что это объекты особой опасности, и все присутствующие знают это, как никто другой. Причём, кстати, речь идёт не только о различного рода хулиганских действиях, других провокациях и преступных действиях, но и о банальном воровстве – так называемых врезках в нефтепроводы. Хочу вас проинформировать: сегодня перед полётом сюда я подписал постановление Правительства, которым утверждаются Правила информирования субъектами ТЭКа, то есть всеми вами, комплекса специальных действий об угрозах совершения и о совершении актов незаконного вмешательства на объектах ТЭКа. Определён перечень угроз (это семь видов), при которых владельцы энергообъектов обязаны незамедлительно информировать органы внутренних дел, ФСБ, МЧС и Минэнерго России, и установлен соответствующий порядок действий.

Повышенные требования к безопасности действительно являются спецификой этой отрасли. С другой стороны, конечно, компании недропользования, которые занимаются использованием недр, должны быть открытыми для контроля и вести открытый диалог с гражданским обществом, объяснять, что они делают, во имя чего делают, на основе каких нормативов делают. Поэтому все вы должны быть готовы к конструктивному диалогу и с общественностью, и с экспертами, но, повторяю, в легальных рамках.

Давайте на этих и других вопросах, которые вы посчитаете целесообразными на сегодняшнем совещании, и остановимся. Слово для сообщения – Министру природных ресурсов. Пожалуйста, Сергей Ефимович (обращаясь к С.Донскому).

С главой Минприроды Сергеем Донским и губернатором Астраханской области Александром Жилкиным

С.Донской: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Разрешите мне осветить в своём докладе проблемы недропользования и экологической безопасности добычи нефти и газа на морских участках недр, в частности на Каспии.

Мы уже много раз говорили, но тем не менее ещё раз я это повторю, ресурсный потенциал российского континентального шельфа заслуживает того, чтобы упомянуть о нём ещё раз. Начальные суммарные ресурсы углеводородного сырья оцениваются порядка 115 млрд т условного топлива, запасы составляют 15,4 млрд т. По соотношению геологической изученности и ресурсного потенциала шельф является самой перспективной нефтегазоносной провинцией России с точки зрения возможности открытия крупных и уникальных месторождений нефти и газа.

Роль шельфовой добычи в энергетическом балансе страны будет всё возрастать по мере, естественно, истощения базовых регионов добычи и открытия новых месторождений на шельфе, а новые открытия невозможны без интенсивного геологического изучения. В этом отношении знаковыми являются итоги совещания по шельфовой тематике, состоявшегося в Новом Уренгое в январе текущего года. Напомню, что по результатам этого совещания было принято решение о проведении геологического изучения и освоения шельфа силами госкомпаний, в связи с чем в лицензионные обязательства по шельфовым участкам сейчас включаются значительные объёмы геологоразведочных работ. В частности, в тех лицензиях, которые уже выданы либо находятся в работе, предусматривается выполнение недропользователями почти 30 тыс. погонных км сейсмики 2D, почти 80 тыс. кв. км сейсмики 3D, бурение 290 морских скважин. Выполнение этих работ в обозримые сроки позволит в разы повысить достоверность оценок ресурсного потенциала континентального шельфа, подтвердить нефтегазоносность обширных площадей, открыть новые месторождения углеводородов.

Также следует отметить, что мы значительно увеличиваем темпы лицензирования на шельфе. Сейчас на континентальном шельфе России действует 129 лицензий, включая лицензии, выданные по госконтрактам и в транзитных зонах, 32 заявки от госкомпаний на новые участки сейчас в работе.

Очевидно, что такие объёмы геологоразведки, выполняемые в сжатые сроки, влекут за собой риски нанесения значительного ущерба хрупкой морской среде. Последствия ошибки трудно переоценить, особенно принимая во внимание удалённость шельфовых акваторий и их слабую инфраструктурную обеспеченность, в том числе и средствами реагирования на чрезвычайные ситуации.

Поэтому был разработан и утверждён и 1 июля вступил в силу федеральный закон, направленный на защиту морей от нефтяных загрязнений. Он, в частности, устанавливает конкретные обязательства для недропользователей, связанные с охраной окружающей среды и минимизацией возможных негативных последствий.

Так, недропользователь обязан иметь план предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, а также финансовое обеспечение для осуществления мероприятий, предусмотренных планом, систему наблюдений за состоянием морской среды в районе своей деятельности.

В настоящее время Минприроды России участвует с иными органами в формировании необходимой подзаконной базы, в частности, министерством готовится методика определения размера финансового обеспечения мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов. Срок её принятия – январь 2014 года. Документ сейчас как раз проходит общественное обсуждение.

Также коротко охарактеризую ресурсный потенциал региона, где мы сейчас находимся, – Каспийского моря. Каспий является одним из самых перспективных с точки зрения морской добычи регионов, только учтённый госбалансом запас нефти и газа составляет свыше 1 млрд т условного топлива. Каспий характеризуется высокой степенью геологической изученности, на его акватории выполнены значительные объёмы сейсморазведки 2D и 3D поисково-разведочного бурения. Именно на Каспийском море было сделано крупнейшее открытие последнего времени – месторождение имени Филановского, запасено порядка 200 млн т нефти. И, кстати, Каспий является классическим примером того, что залогом успешных открытий и последующей разработки морских месторождений является выполнение качественного и достаточного геологического изучения в строгом соответствии с этапами и стадиями ГРР. Именно планомерное геологическое изучение от регионального этапа до поисковых работ, выполненных компанией «Лукойл», позволило малоперспективный на тот момент регион превратить в богатую нефтегазоносную провинцию с запасами, как я уже сказал, более 1 млрд т условного топлива – открыто восемь месторождений углеводородного сырья.

И очевидно, что Каспий ещё имеет богатые перспективы для новых открытий, геологи связывают значительные надежды с недрами при Каспии. Новые открытия в совокупности с реализацией действующих проектов позволят сформировать в регионе мощный нефтегазодобывающий кластер.

Каспий также открывает широкие перспективы для международного сотрудничества как с точки зрения геологического изучения всего Каспийского бассейна в его естественных геологических границах (в связи с чем представляет интерес и возможность выполнения регионального геотраверса с участием геологических служб и Казахстана, и Азербайджана), так и с точки зрения реализации совместных геологоразведочных и добычных проектов с Казахстаном и Азербайджаном на ряде месторождений Каспийского моря.

В этой связи необходимо остановиться на некоторых особенностях международно-правового статуса Каспия. Несмотря на то что технически разведка и добыча углеводородов не имеет существенного отличия от таких же работ в других акваториях, есть некоторые особенности с точки зрения управления фондом недр Каспийского моря. Дело в том, что работа на Каспии имеет выраженный международный аспект: правовой статус (режим) дна Каспийского моря как внутриконтинентального водоёма, не имеющего естественного соединения с Мировым океаном, не регламентируются нормами Международного морского права, в частности положением Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, относящимся к континентальному шельфу. Поэтому положения российского законодательства, касающиеся особенностей недропользования для участков недр, расположенных на континентальном шельфе, в частности требования по ограничению субъектного состава, для Каспийского моря не применяются. Правовой режим российской части Каспия определён двух- и трёхсторонними соглашениями России, Казахстана и Азербайджана, заключёнными в 1998–2003 годах, согласно которым российская сторона обладает в пределах своего участка дна Каспия суверенными правами в целях его разведки, разработки и управления ресурсами. Международными договорами с Казахстаном и Азербайджаном установлены особенности разведки и разработки ряда перспективных структур, пересекаемых срединной линией разграничения, – Центральной, Хвалынской, Ялама-Самурской. В соответствии с договорённостями сторон разработка этих объектов планируется в соответствии с условиями соглашения о разделе продукции, заключаемого в соответствии с российским законодательством организациями, уполномоченными соответствующими государствами.

В настоящее время действует сформированная под эгидой Минэнерго Комиссия по разработке условий пользования недрами, подготовке проектов СРП и проведению соответствующих переговоров. По остальным участкам недр российского сектора Каспийского моря мы планируем осуществлять процедуры лицензирования в соответствии с законодательством Российской Федерации и в полном соответствии с международными договорённостями в рамках осуществления суверенных прав над природными ресурсами российской части Каспийского моря (в частности, как уже было сказано, подписано постановление по Западно-Ракушечному месторождению).

Ещё один важнейший аспект, который необходимо учитывать при разведке и разработке каспийских месторождений, – это особая экологическая уязвимость природы Каспия как уникального обособленного водного объекта, являющегося базой для осетровых и иных ценных видов рыб, местом обитания и зимовки большого количества водоплавающих и перелётных птиц. Северная зона Каспия представляет собой особо охраняемую природную территорию, уникальный заповедник, причём следует иметь в виду, что в случае разлива нефти в виду замкнутого характера биосистемы возможности по её самовосстановлению ограничены. Всё это диктует необходимость применения повышенных требований к технологии геологоразведки и нефтегазодобычи. Все объекты обустройства месторождения не должны оказывать даже минимального воздействия на окружающую среду, а к инфраструктуре должны применяться максимально жёсткие требования с точки зрения соблюдения природоохранного законодательства.

Учитывая статус и уязвимое положение Каспия, повышенные экологические требования применительно к хозяйственной деятельности в пределах этого уникального водоёма также установлены в международных правовых документах. Это и неудивительно: чрезвычайная ситуация в одной из прибрежных стран может повлечь негативные последствия для всех остальных. Поэтому соответствующие требования по защите и охране окружающей среды Каспийского моря и всех её компонентов, а также запрет на осуществление деятельности, приносящей ущерб природной среде, зафиксированы как в двусторонних отношениях Российской Федерации, Казахстана и Азербайджана, так и Тегеранской конвенции, подписантами которой являются все прикаспийские государства.

Остановлюсь ещё на одном важном как для Каспия, так и для всей территории акватории Российской Федерации вопросе. Вы, Дмитрий Анатольевич, уже упоминали в своём вступительном слове вопрос создания и функционирования Ликвидационного фонда. Интенсивное освоение ресурсов невозможно без строительства трубопроводов, платформ и иной инфраструктуры, но все эти объекты обустройства имеют ограниченный срок службы и должны быть по окончании работ должным образом демонтированы, а следы разработки убраны, иначе такие объекты сами превращаются в источник повышенной экологической опасности. Для создания финансового источника для безусловного исполнения этих обязательств на основании поручения Правительства Российской Федерации разработан механизм создания и использования ликвидационного фонда. Такой механизм функционирует практически во всех странах, разрабатывающих минеральные ресурсы. Он подразумевает накопление отчислений, необходимых для ликвидации добывающего производства, при этом не на финальной стадии реализации проекта, когда бремя ликвидационных затрат может оказаться непосильным для  недропользователя, а равномерно в процессе реализации проекта.

Механизм был обсуждён на последнем заседании Правительственной комиссии по ТЭКу, мы получили поручение в дополнение к представленной схеме проработать с нефтяными компаниями, заинтересованными ведомствами особенности формирования ликвидационного фонда с учётом финансового положения недропользователей, их опыта работы, проанализировать возможности использования для гарантирования лицензионных обязательств иных механизмов, таких как банковская гарантия, гарантия материнской компании, проработать возможность установления предельного размера отчислений в ликвидационный фонд. Соответствующая работа уже проводится, планируем завершить как раз к концу года.

Также кратко остановлюсь на вопросах контроля за соблюдением лицензионных обязательств на морских участках и требований законодательства по охране водных объектов. Росприроднадзор, подведомственный Минприроды, системно осуществляет мероприятия по надзору и экологическому контролю в части экологического надзора за соблюдением требований законодательства по охране водных объектов, количество рейдовых проверок в течение года стабильно превышает тысячи в год. Также Росприроднадзор осуществляет мероприятия по контролю за исполнением недропользователями морских месторождений требований законодательства, лицензионных соглашений и технических проектов. Без осуществления должного контроля задачу по масштабному и одновременно безопасному освоению шельфа не решить.

Также следует отметить, что пока Росприроднадзор справляется, выполняет свой функционал самостоятельно, однако необходимо обратить внимание, что природоохранный флот существенно изношен, явно не будет справляться с всё возрастающими объёмами поднадзорной деятельности на шельфе уже в ближайшие годы.

На совещании в Новом Уренгое Вы, Дмитрий Анатольевич, дали поручение по выделению средств на модернизацию природоохранного флота, Минэкономразвития подтвердил целесообразность начала этой работы уже сейчас, чтобы быть во всеоружии к моменту развёртывания на шельфе активной деятельности, однако средств на техническое перевооружение Росприроднадзору в этой части в проекте бюджета пока не предусмотрено. В этой связи представляем наши предложения в проект протокольного решения. Я их не буду зачитывать, они представлены сейчас на слайде. На этом всё, если можно. Благодарю за внимание. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо! Давайте обсудим то, что прозвучало, и какие-то подходы к решению целого ряда вопросов. Вагит Юсуфович (В.Алекперов), с учётом того, что мы у вас встречаемся, хотел вам передать слово, а потом в произвольном порядке тем, кто желает выступить.

В.Алекперов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые участники совещания! Я хотел бы начать с исторического ракурса немножко, потому что это даст ясность, насколько сложен процесс геологоразведки и ввода месторождений углеводородов на шельфе.

Первую лицензию на северный Каспий компания получила в 1994 году. С 1995 по 2012 год было инвестировано около 1 млрд долларов и была пробурена 21 скважина. Геологоразведка стала успешной, было открыто, как прозвучало в докладе, более 1 млрд т условного топлива углеводородов. И я бы хотел подчеркнуть, Дмитрий Анатольевич, что своевременные работы по геологоразведке на Каспии помогли нашей стране защитить свои национальные интересы, и, как видно на карте, при разграничении участков в море все крупные месторождения оказались на территории Российской Федерации. То есть геологоразведка – это не только технологический процесс, но это процесс, который даёт возможность решения в том числе и политических вопросов.

Инвестиции нашей компании в развитие геологоразведочных работ на ближайшие годы (2013–2016), на три года только уже оцениваются в 24 млрд рублей. Практически мы каждый год с учётом инфляционных ожиданий, с учётом удорожания материалов и ресурсов… За предшествующие годы, практически за 15 лет – 28 млрд, сегодня на 2013–2016 годы – 24 млрд, то есть идёт кратное удорожание работ, связанных с освоением шельфов морей.

Нами разработана комплексная программа обустройства месторождений северного Каспия, которая сегодня утверждена и реализуется. Она включает в себя строительство 23 платформ. Все эти платформы строятся на территории Российской Федерации, то есть создана уникальная инфраструктура, реанимирована вся судостроительная часть каспийского промышленного комплекса, и сегодня все верфи выполняют наши заказы, на них трудится более более 8 тыс. человек. Будет построено, как я сказал, 25 платформ и сооружено более 1,5 тыс. км трубопроводов разного диаметра, в том числе более 1 тыс. км подводных трубопроводов. Суммарные инвестиции только в освоение двух месторождений – имени Юрия Корчагина и имени Владимира Филановского – оцениваются около 400 млрд рублей.

Мы спроектировали сегодня так транспортную систему, что ушли от пересечения дельты Волги. Как видно из схемы, Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, компания пошла на то, чтобы увеличить инвестиции и развернула от короткого пути, обошла дельту Волги и вышла на территорию Калмыкии, что не затрагивает уникальную экосистему дельты Волги и не влияет пагубно на экологию, особенно экологию прибрежной зоны.

Вся продукция, которая будет производиться на северном Каспии, будет поступать в систему как «Газпрома», так и КТК (Каспийский трубопроводный консорциум), которые расположены на территории Российской Федерации и подлежат учёту и таможенному оформлению на территории Российской Федерации.

Плюс ко всему схема обустройства каспийских месторождений интегрирована в нефтехимию. Завод «Ставролен» получит лёгкое углеводородное сырьё, что позволит ему после комплексного определения процента содержания этана принять инвестиционное решение по кратному увеличению мощностей по производству нефтехимической продукции.

Как я уже говорил, для того чтобы ввести месторождение… 1995 год – начало геологоразведочных работ, 2010 год – пуск первого месторождения из тех, что мы открыли, то есть это цикл 15 лет. В среднем цикл освоения месторождений после принятия инвестиционного решения по геологоразведке занимает от 10 до 15 или 20 лет. Это сложный технологический процесс, и, конечно, здесь стабильность налогового законодательства, стабильность правил игры… Мы благодарны за тот закон, который принят и даёт возможность работать в арктических морях, на Каспии, на других акваториях нашей страны, но в то же время этот закон ограничен определённым периодом времени. Конечно, надо будет через какой-то период времени вернуться, для того чтобы посмотреть.

Я сейчас наглядно показываю: 1995 год – получение права на разведку, 2010-й – пуск, это 15 лет. Ограничивать этот период какими-то сроками, конечно, чревато тем, что инвестиционное решение может быть и не принято.

Что собой представляет северный Каспий? Климатические условия северного Каспия… Мы сегодня работаем и на Балтике, мы работаем сегодня на Баренцевом море, построили там крупный терминал, который работает круглогодично. Мы столкнулись на Каспии с уникальными климатическими условиями: пресная вода, морозы в Астрахани достигают 30 градусов, формирование торосов и так называемых стамух высотой до 6 м – требуется принимать особо сложное решение для ледовой защиты наших гидротехнических объектов.

Наши специалисты совместно с институтами Российской Федерации, в том числе с институтом, расположенном в Санкт-Петербурге, сделали моделирование всего этого, и мы пришли к тому, что сегодня необходимы дополнительные затраты для того, чтобы эту защиту соорудить, в том числе и трубопроводов: все трубопроводы заглубляются на большую глубину, и делается специальная защита, чтобы на дно садящиеся стамухи не повредили гидротехнические сооружения и трубопроводные системы. Здесь наглядно показано, что до 6 м поднимается высота торосов, которая нарастает как в пределах гидротехнического сооружения, так и при отрыве от берега.

Экологические требования. Мы очень часто повторяем в последние годы, в том числе и я, что компания приняла для себя принцип нулевого сброса: и на Балтике, и на Каспии мы это обеспечиваем. Это ведёт к дополнительным экономическим затратам. Что такое нулевой сброс? Это 100% всех хозбытовых, промышленных отходов и стоков вывозится на берег, где построен специальный завод, который всё это перерабатывает. Это на 15% сегодня делает дороже как процессы бурения, так и дальнейший процесс эксплуатации. Хотелось бы, чтобы наши соседи приняли такие же нормативные документы, которые сегодня существуют у нас, чтобы это была единая экосистема и чтобы конкурентное преимущество в связи с этим требованием, которое существует на территории Российской Федерации, сохранилось целым на всю акваторию Каспия и, может быть, распространилось на все другие проекты, связанные с освоением шельфа.

Мы создали уникальную и успешно сегодня функционирующую (вы видели сегодня на платформе) многофункциональную автоматизированную систему производственного экологического контроля, которая привлекает и спутниковую систему, и морские суда. Эта система позволяет в реальном времени видеть абсолютно всё, что происходит. К нашему счастью (я ещё раз постучу по столу), пока за период эксплуатации месторождений нарушений фоновых значений на территории освоения месторождений не произошло, и мы делаем всё, для того чтобы экологические вопросы были решены.

Сейчас начата активная работа по обустройству месторождения имени Филановского. Это сложный цикл: построены специальные суда, крупнейшие суда, которые сегодня функционируют на Каспии, это баржа, которая введена, которая способна поднимать на себя груз более 15 тыс. т. Мы приняли для себя систему создания так называемых ледокольных основ, состоящих из двух блоков – опорные блоки (глубина моря здесь 18 м) высотой где-то до 25–28 м. И плюс мы привозим готовые сооружения, которые монтируются с помощью той технологической баржи, которую компания построила.

Но с чем мы столкнулись? Мы столкнулись с тем, что уровень Каспия, к сожалению, падает. Мы в этом году уже столкнулись с тем, что неоднократно при неблагоприятных ветрах, которые присутствовали в дельте Волги, – северных ветрах, сгонная вода не позволяет нам выходить в акваторию Каспия, то есть глубина воды сегодня – 3,8. Для того чтобы такие сооружения выводить в акваторию, нужно удержать глубину канала более 4,5 м, то есть это и была норма – 4,5 м. Но, к сожалению, неактивная работа по очистке каналов в прошлые годы сегодня привела к тому, что дельта Волги заилилась. Дмитрий Анатольевич, необходимо решение, конечно (здесь в проекте решений было оно), чтоб выделены были какие-то дополнительные средства либо подтянуты дополнительные ресурсы для того, чтобы эта проблема была решена. Это сегодня касается не только нашей компании, но и тех, кто строит сегодня платформы, в том числе это касается напрямую и судоходства по Каспию.

Я не буду долго останавливаться на тех инвестициях, которые компания намерена сделать в ближайшие годы, – это примерно более 500 млрд рублей (это только в освоение трёх месторождений, не считая новых открытий).

Я бы хотел перейти к тем проблемам, которые сегодня у нас существуют. Мы многие годы уже активно осваиваем Каспий и столкнулись с тем, что сегодня более десятка федеральных министерств и ведомств формируют требования по экологической и промышленной безопасности по освоению морских месторождений, и эти требования недостаточно гармонизированы между собой.

Мы считаем, что целесообразно сегодня разработать единый технический регламент о безопасности объектов морских месторождений, возвратиться к соблюдению принципов одного окна при проведении согласований и государственных экспертиз. Мы несколько раз проводим экспертизу – отдельно экологическую, потом комплексную по проекту, снова получаем замечания по экологической… Мы неоднократно поднимали этот вопрос, на последнем совещании Игорь Иванович (И.Сечин) поднимал этот вопрос, неоднократно проходим по кругу. Это повторяется из года в год. И, конечно, принцип одного окна, где были бы синхронизированы все требования всех ведомств, нам позволил бы это решить. Мы готовы, если необходимо, профинансировать независимых консультантов для того, чтобы это была подготовленная работа, которая потом могла бы быть в министерстве акцептована, исходя из мировой практики.

Следующий вопрос. Мы столкнулись сегодня, работая на шельфе Каспия, с порядком пересечения государственной границы судами и грузами для выполнения соответствующих работ на шельфе. Каждый выход в море нашего судна на шельф Российской Федерации требует отдельного оформления. Также нужно закрепить в документах специальные права выезда и въезда физических лиц. Все люди, которые летят на платформу сегодня (российские граждане), оформляются как на выезд за пределы Российской Федерации, как каботажное плавание, хотя платформа-то стационарная…

Д.Медведев: Мы с вами не оформляли разрешение на каботажное плавание сегодня, когда летели туда.

В.Алекперов: Дмитрий Анатольевич, с Вами когда летишь, кто будет что оформлять? Когда вахта летит, каждый раз списки, паспорта…

Д.Медведев: То есть вы реально оформляете это как каботаж?

В.Алекперов: Списки официально оформляются, как положено. Есть в этом проблема. Поэтому хочется тоже, чтобы этот вопрос был отмечен и была упрощена система доставки людей, грузов и судов на шельфовые проекты.

Конечно, мы сегодня как крупные инвесторы здесь, на Каспии, хотели бы видеть стабильный режим налогового законодательства. Федеральный закон 2008 года не внёс ясность относительно объектов, особенно по проектам, лицензии на которые выданы до апреля 2008 года. То есть, я понимаю, закон не имеет обратной силы. Почему мы столкнулись с проблемами, что те лицензии, которые получены до принятия этого закона, мы не можем сегодня переоформить. Мы считаем, что необходимо внести в закон поправки и дать возможность переоформить эти лицензии с геологоразведочных на уже добычные, по той        причине, что сегодня мы просто сдерживаем развитие нашего потенциала, потенциала нашей страны.

И последнее. Конечно, я всегда выступал за отмену положений 58-го ФЗ. Игорь Иванович (И.Сечин) тогда говорил, что это нельзя делать. Я понимаю всё это, но сегодня хотел бы лишний раз подчеркнуть, что недопущение российских, я подчёркиваю, российских компаний к освоению шельфа сдерживает развитие потенциала как российской нефтегазовой отрасли, так и в целом нашей провинции. Мы делаем одно дело, и, конечно, внесение поправок в этот федеральный закон, 58-й, даст возможность нам всем достаточно хорошо, активно работать.

Пользуясь случаем, хотел бы ещё обратить внимание на одну проблему. В 2008 году наше совместное предприятие с «Газпромом» открыло в акватории Каспия месторождение углеводородов «Центральное». До настоящего времени лицензия по факту открытия месторождения не получена. С целью подготовки ТЭО (технико-экономическое обоснование) освоения месторождения на условиях СРП в рамках реализации межправительственного соглашения с Республикой Казахстан нам крайне необходимо получить лицензию на право пользования недрами и провести доразведку этого месторождения. Это с «Газпромом» 50 на 50. 25 – у нас, 25 – у «Газпрома» и 50% – у казахской стороны. Это по межправсоглашению при разделении, проведении линий. Прошу, Дмитрий Анатольевич, дать поручения в соответствующие ведомства ускорить решение этого вопроса.

Д.Медведев: Когда было принято решение?

В.Алекперов: В 2008 году мы уже получили на геологоразведку разрешение, но сегодня мы подали документы на продолжение лицензии до 2017 года. Пока вопрос не решается по одной причине: скорее всего, там тоже задержка, потому что эта лицензия была получена до вступления 58-ФЗ в законную силу.

Д.Медведев: Ладно, проверим.

В.Алекперов: Я ещё раз хочу заверить Вас, я уже говорил Вам, когда презентовал нашу деятельность на Каспии, – что мы со своей стороны сделаем всё для того, чтобы работать быстро, активно, без нарушений экологических и других технических принципов на шельфе Каспийского моря.

Д.Медведев: Спасибо.

<…>

* * *

Подписание соглашения между НК «Роснефть» и Lundin Petroleum

В присутствии Дмитрия Медведева президент, председатель правления ОАО «НК "Роснефть"» Игорь Сечин и председатель совета директоров Lundin Petroleum Иен Лундин подписали основные условия сделки по возможному приобретению 51-процентной доли в уставном капитале ООО «ПетроРесурс».

* * *

По завершении совещания Александр Новак и Сергей Донской провели брифинг для журналистов

Стенограмма:

С.Донской: Добрый день! Сегодня на совещании был рассмотрен достаточно широкий круг вопросов, связанных с изучением и освоением шельфа, морских участков, и, в частности, конечно, коснулись очень подробно темы Каспийского моря. Это  очень интересный и перспективный с точки зрения воспроизводства и с точки зрения освоения участок. Здесь открыто более 1 млрд т запасов и есть перспективы для открытия новых объектов. Всё это, естественно, требует очень внимательного отношения с точки зрения экологии, с точки зрения промышленной безопасности. И вот как раз сегодня обсуждались подробно конкретные вопросы: каким образом мы могли бы повысить эффективность, в том числе для изучения на этой территории воспроизводства запасов, каким образом обезопасить эту хрупкую экологическую среду от технологического и производственного воздействия.

И очень подробно обсудили тему, связанную с безопасностью производственной. Здесь, конечно, много вопросов, особенно в контексте последних событий, связанных с платформой «Приразломная». Необходимо обязательно здесь создать систему, при которой бы угроза жизни, угроза производственным объектам ни в коем случае не происходила, потому что это объекты сложные. Мы сегодня были на платформе, видели, они относятся к категории высочайшей опасности именно с точки зрения сложности этого объекта. Поэтому здесь, конечно, необходимо выстроить всю систему, чтобы она была эффективной.

И, конечно, была затронута тема международного разграничения дна Каспийского моря. Конечно, это тема сложная, и, я думаю, здесь, на этом совещании, сложно было выработать какое-то взаимоприемлемое решение, но она в любом случае влияет на то, каким образом эффективно можно будет реализовывать этот проект именно здесь, на Каспийском море. Александр Валентинович сам расскажет.

А.Новак: Как уже было сказано, одна из тем, которая сегодня довольно серьёзно обсуждалась, – вопрос безопасности объектов топливно-энергетического комплекса в области добычи, переработки и транспортировки нефти и газа и в целом нефтегазовой отрасли. Вы знаете о том, что вступил в силу ещё с 1 июля 2012 года федеральный закон о безопасности объектов в топливно-энергетическом комплексе, проведена большая работа по созданию нормативно-правовой базы в этой связи, которая также сегодня обсуждалась, принято семь постановлений Правительства Российской Федерации и в общем-то вся нормативно-правовая база в этой связи создана.

В общем, категорированию на антитеррористическую защищённость и на опасность подлежит 12,5 тыс. объектов в целом, из них 1,5 тыс. – в топливно-энергетическом комплексе, касающиеся нефтегазового комплекса. На сегодня эта работа практически завершается. Это создаёт дополнительные возможности для улучшения ситуации, связанной с безопасностью.

Но мы сегодня обсуждали, в том числе, нерешённые проблемы, связанные с взаимодействием между федеральными органами исполнительной власти. Председателем Правительства Дмитрием Анатольевичем Медведевым дано поручение рассмотреть вопрос и подготовить в кратчайшие сроки предложения по координации деятельности Министерства транспорта, Министерства энергетики, Министерства природных ресурсов, Ростехнадзора, Ространснадзора, которые бы позволили улучшить ситуацию во взаимодействии федеральных органов власти, в том числе рассмотреть возможность создания «единого окна», когда компании могли бы готовить необходимые документы, проходить экспертизу в более короткие сроки и более качественно.

Также сегодня рассматривались вопросы, касающиеся создания ликвидационных фондов для улучшения ситуации, связанной с экологическим ущербом по брошенным ещё много-много лет назад скважинам либо по тем скважинам, которые были законсервированы. Это серьёзный вопрос, который сегодня требует особой проработки, эти объекты находятся на балансе Росимущества, по сути дела, как бесхозяйные, по ним нужно принимать решение, кто будет заниматься этим вопросом.

Кроме этого был обсуждён вопрос, связанный с изменениями в 58-й федеральный закон «О недрах», касающийся тех лицензий, которые были приняты до внесения изменений 2008 года. Дано поручение Председателем Правительства окончательно решить этот вопрос в этом году и подготовить предложения.

Из существенных моментов, касающихся в том числе Астраханской области, в которой мы сегодня находимся, в частности, рассмотрение освоения дна Каспийского моря – большие перспективы, действительно… Дано поручение рассмотреть возможность проведения дноуглубительных работ Волго-Каспийского канала, для того чтобы улучшить ситуацию и возможности по обеспечению транспортировки строящейся платформы в Астраханской области. Это действительно важный момент, поскольку он влияет на экономику проектов, то есть такое поручение дано Министерству транспорта.

Мы готовы ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Председатель Правительства дал поручение такое?

А.Новак: Да, Председатель Правительства. Всё, что мы сейчас говорили, – это поручения, которые дал сегодня Председатель Правительства.

Вопрос: Два вопроса. Я понимаю, что вы не отвечаете за правовую часть этого вопроса, но всё-таки вы к этой теме имеете отношение. Как вы считаете, какое должно быть реагирование на действия активистов «Гринпис» на «Приразломной»? Как на них надо реагировать: так, как сейчас? Или как-то по-другому? Ваше мнение.

С.Донской: Давайте я отвечу, потому что на самом деле экологи, Greenpeace в частности, – это организация известная, много лет уже Министерство природных ресурсов и экологии с ними контактирует. В принципе, конечно, мы их позицию и точку зрения знаем в отношении Арктики. Но, естественно, такого рода акции,  как уже не раз подчёркивалось, во-первых, могут нанести вред не только инженерным объектам, инфраструктуре морских месторождений, которые являются опасными именно с точки зрения сложности этих объектов, но и ещё могут принести вред людям, которые работают на этой платформе. Такие акции, конечно, ни в коем случае не должны проводиться, именно исходя из тех последствий, к которым они могут привести. Плюс ко всему, конечно, надо рассматривать, каким образом это всё происходит: на частную собственность реально происходит не то что даже посягательство – активное воздействие. Когда мы говорим о морских объектах… В частности, у «Лукойла» выстроена вся система, по которой никто ни в коем случае не может достичь таких объектов, чтоб не было никаких опасных инцидентов. «Гринпис» говорит о том, что эти объекты должны иметь экологическую защищённость, но при этом сами подвергают эти объекты опасности, что может привести как раз… Скажем так, если  будет неконтролируемое развитие дальнейшей ситуации (мало ли что у нас может произойти на морских платформах), это может привести к определённым дальнейшим последствиям, в том числе экологического характера.

Кстати, такие акции не только в России осуществляются, они имеют популистское воздействие, но в любом случае имеют и риски последствий именно для людей и для объектов. Мы не можем поддержать это в любом случае, даже несмотря на то, что у нас есть члены «Гринписа», которые входят в общественный совет нашего министерства. Конечно, обсуждать тему Арктики, обсуждать тему экологии Арктики с «Гринписом» мы всегда готовы, но, естественно, не в таком виде. И, конечно, поддержать такие акции ни в коем случае не можем.

Вопрос: А реакция в виде ареста, она адекватна?

С.Донской: Тут сложная ситуация. Когда на любой промысел (нефтяной промысел, газовый промысел) кто-то придёт и начнёт, скажем так, вести себя на нём подобным образом, агрессивно, в любом случае будет соответствующая реакция местного руководства. Возьмём любой промысел, я не говорю, что морской, «Приразломная», даже международная компания, которая на суше работает, – это очень сложные объекты, они всегда подвержены опасности в том плане, что, не дай бог, если не соблюдать технику безопасности, может произойти взрыв или ещё что-то. Естественно, всё должно соответствующим образом охраняться. И если кто-то приходит и ведёт себя таким образом, как вёл себя «Гринпис», конечно, это всё  подвергает риску и опасности, в том числе, людей, которые на этой платформе работают.

Что касается реакции – это уже правоохранительные органы должны решать, но в любом случае они должны были остановить эту акцию, это вполне естественно. Кстати, в мировой практике такие акции всё время останавливались  достаточно жёстко, и эта наша реакция вполне адекватна, на мой взгляд. Дальше суд уже разберётся. Но в любом случае, это должно было быть остановлено, и остановлено, на наш взгляд, вполне адекватно.

Выделить фрагмент