Новости

11 часов назад
26 сентября, понедельник
25 сентября, воскресенье
23 сентября, пятница
22 сентября, четверг
21 сентября, среда
20 сентября, вторник
1

Календарь

Сентябрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Дмитрий Медведев встретился с членами Совета палаты Совета Федерации

На встрече обсуждались деятельность Федерального Собрания, повышение качества принимаемых законов и эффективность государственного управления.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги!

В.Матвиенко: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Прежде всего я хочу от имени всех моих коллег поблагодарить Вас за то, что Вы поддерживаете традицию регулярных встреч с верхней палатой парламента. Мы рады возможности сегодня с Вами встретиться. В среду мы начинаем осеннюю сессию, наши пленарные заседания, и сегодня такая хорошая возможность, что называется, сверить часы, услышать из первых уст Председателя Правительства, какие приоритеты в законотворческой работе определяет Правительство на предстоящий период, и обменяться мнениями по актуальным проблемам, которые волнуют и интересуют сенаторов.

Список участников

  • PDF

    107Kb

    Список участников встречи с членами Совета палаты Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, 23 сентября 2013 года

Хочу коротко отметить, что за последнее время мы многое изменили не только в самом здании (Вы сегодня это посмотрели), но, главное, в нашей работе. Принят закон о новом порядке формирования верхней палаты в рамках той демократической реформы, которая продолжается в стране. Этот закон уже прошёл апробацию на прошедших выборах, это позволило нам существенно обновить качественный состав Совета Федерации реальными, что самое главное, представителями регионов, обеспечить стабильность работы палаты.

Сенаторы очень активно включились в законотворческую работу, более системно работают с законами с нулевого чтения. Сложилось конструктивное взаимодействие и понимание с Государственной Думой, у нас нет никаких противоречий. Члены Совета Федерации всё чаще становятся инициаторами законодательных инициатив, и количество их постоянно растёт, сенаторы активно вносят свои поправки в законы. Отдельно хочу отметить, что стало более активным и заметным присутствие сенаторов в информационном поле. Мы сделали всё для того, чтобы открыть деятельность палаты для населения, для средств массовой информации. Теперь не только пленарные заседания, но и заседания комитетов, парламентские слушания, если они не носят закрытого характера, что крайне редко, идут в режиме онлайн в интернете. Мы запустили новый современный сайт, где можно желающим участвовать в обсуждении проектов законов. Мы потом анализируем это обсуждение и учитываем мнение граждан при доработке тех или иных законов. Начало свою работу парламентское телевидение. Мы надеемся, что завтра уже наше парламентское телевидение будет поднято через спутник на «Триколор» и его можно будет смотреть уже в целом в стране. Большой интерес у регионов включить парламентское телевидение в кабельные сети, мы сейчас этим занимаемся. Хочу Вас поблагодарить за поддержку: я к Вам обращалась в своё время, Вы это поддержали, и благодаря этому проект завершён, мы будем теперь только поднимать его качество.

В целом Совет Федерации всё в большей степени становится палатой регионов, площадкой, где обсуждаются актуальные вопросы регионов, вырабатываются рекомендации. Надо сказать, что эффективно заработал объединённый совет законодателей при Федеральном Собрании – это основная наша диалоговая площадка с региональными законодателями. Хочу отдельно поблагодарить Вас, Дмитрий Анатольевич, Правительство в целом, министерства, Аппарат Правительства за конструктивное взаимодействие с Советом Федерации, за внимательное отношение к нашим обращениям. Мы стараемся не злоупотреблять, но если Совет Федерации обращается в Правительство, всегда и Ваша реакция, и членов Правительства абсолютно адекватная. Все возникающие вопросы мы решаем повседневно, в рабочем режиме, в деловом ключе. Большую помощь нам оказывает представитель Правительства в Совете Федерации – Яцкин Андрей Владимирович. Просто хорошее рабочее взаимопонимание и сотрудничество… Более содержательно и неформально стали проходить правительственные часы, вошли уже в практику совещания со статс-секретарями министерств и ведомств, нашими основными партнёрами по законодательной деятельности. Сенаторы участвуют практически во всех рабочих группах при Правительстве по разработке концепции законов. Мы намерены и дальше совершенствовать наше взаимодействие.

О чём хотелось бы сказать: сенаторы настаивают на том, чтобы вместе с проектом закона Правительство вносило и пакет нормативных актов, которые должны приниматься во исполнение этого закона. Это позволит сенаторам уже на берегу, что называется, оценить содержание нормативных актов, их соответствие проекту закона, а главное – своевременное принятие. Вы эту проблему хорошо знаете. К сожалению, из-за срывов сроков принятия нормативных актов многие законы не могут своевременно вступить в силу либо могут вступить не в полном объёме. Просили бы Вас дать соответствующее поручение.

Второе, что у нас вызывает беспокойство: при внесении законов Министерством финансов в Совет Федерации, в том числе затрагивающих интересы субъектов, не всегда представляется финансово-экономическое обоснование, что потом приводит к негативным последствиям и выпадениям доходной части региональных бюджетов. Например, мы очень остро обсуждали закон о консолидированной группе налогоплательщиков. Министерство финансов нам не представило финансово-экономического обоснования. Мы выражали большую тревогу, что это приведёт к серьёзным выпадениям доходов региональных бюджетов. Нас заверили: не волнуйтесь, всё будет в порядке, мы всё возместим. Что получилось в итоге? Это привело не только к серьёзным потерям целого ряда региональных бюджетов, но в целом из-за этой схемы это привело к снижению вообще поступлений от консолидированной группы налогоплательщиков в бюджеты всех уровней. Это тот случай, что называется, соптимизировали. И мне кажется, тут был элемент такой недобросовестности со стороны монополий и участников групп налогоплательщиков. Мне кажется, что нужно вернуться к этому закону, сделать тщательный анализ, понять, если мы ошиблись, то в чём ошиблись и как компенсировать, если Министерство финансов обещало вообще серьёзные выпадающие доходы регионов.

И третье, на чём хотелось бы остановиться. На прошлой нашей встрече Вы поддержали необходимость улучшения работы с законодательными инициативами регионов. Надо сказать, что Правительство повернулось к этой проблеме. Ситуация несколько улучшилась, но, конечно, она далека от совершенства. Это очень важно, чтобы голос региона в виде законов… Они иногда представляют сырые, может быть, юридически непроработанные инициативы, но как правило, они поднимают очень актуальные для регионов проблемы. Поэтому я просила бы Вас поручить Правительству выработать более эффективные механизмы дальнейшего нашего взаимодействия в том, чтобы больше региональных законодательных инициатив выходило в виде законов.

Повестка осенней сессии будет достаточно напряжённой. Только в приоритетном порядке нам предстоит рассмотреть не менее 120 законопроектов. Безусловно, мы понимаем, что главный сейчас закон – это закон о бюджете. Для нас при его рассмотрении ключевым остаётся соблюдение оптимального баланса федерального и региональных бюджетов. 8 октября мы в Совете Федерации проводим широкие представительные парламентские слушания с участием регионов по обсуждению проекта закона о бюджете. Рассчитываем, что рекомендации, которые будут выработаны на этих слушаниях, будут учтены при доработке, дошлифовке проекта закона о бюджете.

Верхняя палата… Мы никогда не занимаемся популизмом, мы понимаем все трудности формирования бюджета и подходим взвешенно. Желающих, как известно, поделить пирог, Дмитрий Анатольевич, много, но для того, чтобы его делить, надо сначала его испечь. Так вот, с пекарями, отвечающими за расширение налогооблагаемой базы, отвечающими за увеличение доходной базы бюджета, у нас есть проблемы. Тем не менее я сегодня хотела бы только два вопроса поднять.

Следующий год Президентом России объявлен Годом культуры, и Вы поддержали проведение Года культуры, поэтому определён приоритет и для федерального, и для региональных бюджетов. Министерство финансов по нашей настойчивой просьбе пошло навстречу и выделило 4 млрд. Пусть это небольшие деньги, тем не менее при софинансировании регионов мы можем сделать так, чтобы Год культуры дошёл до каждого посёлка, до каждого города, до каждого региона, и мы за это благодарны. При этом Министерство финансов у нас умное, оно на 5 млрд снизило лимиты финансирования Министерства культуры, и бюджет Министерства культуры на следующий год при приоритете культуры на 2 млрд меньше, чем бюджет текущего года. Я знаю, что Вы давали поручение сохранить лимиты финансирования Министерства культуры. Пока это не исполнено, просила бы Вас ещё раз поддержать. Там не такие большие деньги. Как мы говорим, миллиард-два для Минфина – это чашка кофе, а для Министерства культуры – огромные деньги.

И вторая проблема – это, конечно, дети. И Президент страны, и Вы, Дмитрий Анатольевич, ставили задачу регионам абсолютно правильную и актуальную – ликвидировать очередь в детские сады. И в этом году благодаря принятым решениям Правительства, выделенным средствам регионы очень активно занялись этой проблемой, и уже серьёзные есть подвижки. И конечно, все очень рассчитывали на продолжение этой программы в следующем году, потому что это важнейшая, острейшая социальная проблема.

Первоначально в бюджете 2014 года планировалось выделение 100 млрд рублей для продолжения софинансирования строительства детских садов. Сейчас, насколько я знаю, эти средства не предусмотрены. Мы понимаем, как сложно идёт формирование расходной и доходной частей бюджета, Дмитрий Анатольевич, но всё-таки, несмотря на все сложности, мы бы очень просили сохранить софинансирование строительства детских садов.

И вообще, говоря о детях, это не пафосные слова, – дети всегда должны быть главным приоритетом государственной политики любого государства. В следующем году Правительство будет принимать государственную стратегию семейной политики. Мы работаем вместе с Правительством, уже провели в нашем Совете по реализации государственной стратегии в интересах детей первое слушание. Очень важно, чтобы этот документ был всеобъемлющим, адресным и, главное, нацеленным на конкретные результаты. Мы никогда не исходим из того, что надо все средства… Всем сёстрам по серьгам – это не даёт никакого результата, и никого мы этим не осчастливим. Во главе угла, на наш взгляд, должно быть сокращение детской бедности. Это сегодня проблема, которая имеет очень-очень большие масштабы. Я не хочу углубляться, мы отдельно подготовим свои предложения, как, на наш взгляд, можно было бы эффективно решать эту проблему.

Я уже много заняла времени, я уверена, что мои коллеги меня дополнят. Хочу лишь напомнить, что в этом году мы отмечаем такие славные даты (может быть, маленькие, но всё-таки, учитывая историю новой России, я считаю, знаменательные), как 20-летие Конституции и 20-летие Федерального Собрания. Для нас это хороший стимул для ударной работы в осеннюю сессию, и, конечно, мы готовимся отпраздновать эти даты (целая есть программа) не торжествами, не юбилеями, а предметной работой. Будем выступать с лекциями, с выступлениями в регионах, рассказывать об истории парламентаризма в России, о деятельности парламента, тем самым, ещё раз, хотим поднять роль и значение, в том числе верхней палаты в государственно-политической системе страны.

Ещё раз спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Спасибо.

Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемые коллеги! Во-первых, мне очень приятно, что вы начали сессию в более современной и комфортной обстановке. Не скрою, когда я раньше по разным поводам и в разных должностях бывал в Совете Федерации, впечатление было довольно мрачное. Может быть, конечно, не только театр начинается с вешалки… Но парламент – это то место, где принимаются, может быть, очень сложные решения, причём принимаются в результате столкновения позиций, иногда непопулярные решения, и общая обстановка для принятия решений для законодателей, в том числе для сенаторов, членов Совета Федерации, должна быть адекватной, и я рад, что сейчас такая обстановка создана. Также хотел бы поблагодарить, Валентина Ивановна, вас, руководство Совета Федерации и вообще всех членов Совета Федерации за конструктивное сотрудничество с Правительством в течение прошедшего года.

В весеннюю сессию, я напомню, вы одобрили 255 федеральных законов, из них 131 закон был внесён Правительством. Естественно, мы свою законотворческую деятельность не собираемся сворачивать, будем вам подкидывать новые документы и рассчитываем на продолжение такого активного многопланового сотрудничества, которое сложилось.

Уже сейчас на различных стадиях в Совете Федерации находится 183 правительственных законопроекта, причём это важные законопроекты, касающиеся и бизнеса, и инвестиционного климата, и защиты конкуренции, и поддержки малого и среднего бизнеса. Будете заниматься реформированием Российской академии наук. Тоже тема не самая простая, но весьма актуальная для нашей страны, потому что без науки у нас нет будущего, но наша наука должна быть современной. И, конечно, это пакет социально значимых законопроектов. Они и сейчас в ваших, так сказать, коридорах обсуждаются, и мы в ближайшее время внесём целый ряд документов очень важных и сложных. Также рассчитываю на их внимательный анализ и совместную работу.

Но особую важность, конечно, представляет рассмотрение главного финансового документы страны – бюджета. Вы об этом сказали, Валентина Ивановна. Не буду скрывать, я говорил об этом на заседании Правительства, бюджет очень сложный, самый сложный за последние годы, как, собственно, и обстановка, которая сложилась в экономике.

Знаете, когда в 2008 году случился кризис, и мы понимали, к чему это может привести, может быть, даже как ни странно в чём-то ощущение было проще, потому что нам нужно было просто не провалиться совсем глубоко. И когда мы смогли это обеспечить, все, не только руководство страны, но и прежде всего наши люди выдохнули с облегчением, потому что всё-таки кризис не создал таких колоссальных проблем, хотя и существенно заморозил наше развитие. А сейчас у нас нет кризиса, но и нет развития, и мы находимся в довольно сложной точке, когда восстановительный рост закончился, доходов таких мы не имеем, внешние рынки закрыты в значительной степени, а бюджет нам нужно исполнять, и исполнять те огромные социальные обязательства, которые мы взяли на себя за последние годы. Я считаю, что это предмет нашей гордости, потому что мы смогли решить целый ряд задач.

Поэтому бюджет сложный, но он должен обеспечить нам стабильное развитие России в условиях неопределённой экономической ситуации. Конечно, мы рассчитываем на то, что в следующем году, может быть, в Европе станет чуть лучше, может быть, начнётся рост европейской экономики, продолжится рост американской экономики, стабилизируется рост китайской экономики, а наша экономика как экспортно ориентированная от этого очень сильно зависит. Но нам нужно приготовиться к сложному бюджету.

Почему об этом говорю подробно? Просто хотел бы, чтобы все присутствующие понимали, в каких условиях формировался этот бюджет. Мы открыты к сотрудничеству по всем этим вопросам. Думаю, что результатом будет всё-таки сложный, но правильный, адекватный нынешней ситуации государственный бюджет России.

Валентина Ивановна в своём выступлении уже затронула несколько тем. С учётом того, что мы пришли сюда не для того, чтобы говорить только приятные вещи, поздравлять с праздниками или предстоящими юбилеями, я сразу же кое-что прокомментирую. Идея о том, чтобы все законы принимались при наличии пакета подзаконных нормативных актов, не нова. Не скрою, ещё работая президентом, я давал соответствующее поручение Правительству. Сейчас мы стараемся это делать, но далеко не всегда это получается. Эта ситуация вообще должна быть именно такой, как вы и говорите. Это правильная модель, и наша задача – со всех сторон поджимать ведомства, которые этим занимаются, к тому, чтобы они готовили проекты подзаконных нормативных актов. В этом смысле можете рассчитывать и на мою поддержку этой позиции, потому что я изначально с ней согласен.

Несколько уже конкретных вопросов, которые прозвучали, – по финансово-экономическому обоснованию проектов, а также так называемой консолидированной группе налогоплательщиков. Как и всякая идея, она, конечно, содержит в себе и плюсы, и минусы. Но я встречаюсь практически со всеми регионами, посещаю очень много регионов, ко мне заходят постоянно губернаторы с теми или иными просьбами… Очень разные мнения. Кто-то приходит и говорит: спасибо за то, что у нас появилась новая система учёта консолидированной группы, а кто-то говорит: нас несправедливо обделили.

Я напомню, что теперь мы, по сути, больше отдаём денег туда, где большее количество людей занято в основном производстве, и пропорционально создаваемому экономическому эффекту. Внешне справедливо, но на практике получаются перекосы. Так было, кстати, и с нашей столицей, и с некоторыми другими местами. Я не возражаю против того, чтобы вернуться к этому вопросу и выяснить, кто реально выиграл, кто реально проиграл, попытаться это отбалансировать, потому что, если говорить прямо, мы идеальной схемы всё равно не найдём. Если вернуться к прежней схеме, будут страдать другие регионы, но обсудить текущую ситуацию, мне кажется, правильно и разумно и, может быть, какие-то изменения сделать. Я готов дать поручение Минфину этим позаниматься. Более того, я это уже делал по ситуации в отдельных регионах. Можем создать какую-то специальную группу, которая над этим поработает и какие-то предложения представит.

В.Матвиенко: Если можно нас включить туда тоже…

Д.Медведев: Конечно, я это и имею в виду. Полностью поддерживаю, Валентина Ивановна, вас в том, что мы должны внимательнее относиться к законодательным инициативам регионов. Регионы – такие же субъекты законодательной инициативы, как Правительство, Президент, депутаты, сенаторы. Мне кажется, абсолютно правильно, чтобы целый ряд ключевых инициатив формировался именно на местах, потому что очень часто, мы с вами хорошо это знаем – и вы, коллеги, когда приезжаете в свои регионы, и члены Правительства, когда приезжают в различные места, – многие проблемы совершенно по-иному воспринимаются. За многими, казалось бы, вполне благополучными формулами, когда приезжаешь в регионы, скрываются большие проблемы. Поэтому, если деятельность региональных парламентов, законодательные инициативы регионов в лице соответствующих высших должностных лиц субъектов Федерации будут положены в основу законотворческой деятельности, мне кажется, это только украсит наш законодательный процесс и будет способствовать более точному исполнению мандата Совета Федерации как палаты регионов. А Совет Федерации – это действительно палата регионов, и то, что вы именно таким образом профилируете деятельность Совета Федерации, мне кажется, абсолютно правильным и справедливым.

Расходы на различные важнейшие нужды, включая культуру, конечно, остаются в зоне приоритетов. Мы объявили следующий год Годом культуры. Правительство эту инициативу, естественно, тоже поддерживает. В рамках перераспределения надо окончательно посмотреть, что там получилось, где убавилось, где прибавилось. В целом, если говорить об отношении и к сфере культуры, и вообще к другим сферам, я никаких других указаний не давал, Валентина Ивановна, кроме одного: мы все затраты с учётом текущей экономической ситуацией уменьшили на 5%, кроме защищённых статей. Поэтому если там провалилось больше, это должно быть отбалансировано, манипуляции здесь не допустимы. Но в том, что происходит общее сжатие размеров экономики и, к сожалению, доходной базы, а, соответственно, наших расходов, нужно относиться с пониманием, поэтому вот эти 5% – да, всё остальное требует отдельного объяснения. Если покажете мне, я готов буду тоже там с этим разобраться.

Тема детей – святое…

В.Матвиенко: И детских садов.

Д.Медведев: Да, и детских садов. Я напомню, что эти 50 млрд рублей я почти зубами вырвал в прошлом году, причём в середине года. Это мне стоило – даже мне, Председателю Правительства – определённых трудов, потому что всё же свёрстано, всё трудно. Тем не менее я сделал это, не жалею нисколько, но не только потому, что дети – наше всё, это понятно, но это лозунг. Я езжу в регионы сейчас и почти в каждом регионе заставляю коллег-губернаторов показать мне детский сад, который строится на соответствующие средства в режиме софинансирования, региональные деньги, федеральные деньги. Что я хочу сделать? Я хочу посмотреть, чем всё это закончится, как эти 50 млрд рублей будут истрачены, потому что, не скрою, коллеги из экономического блока Правительства, естественно, мне сказали: «Нет, это вообще не федеральный мандат, да ещё и не потратят». Я рад тому, что реально эти деньги расходуются на создание детских садиков.

Я надеюсь, что все регионы те планы, которые брали по детским дошкольным учреждениям, исполнят. Это даст мне основания сделать соответствующее предложение (а вам как законодателям меня поддержать) и найти дополнительные средства на эту программу. Я тоже считаю, что нам не решить эту задачу без дополнительного финансирования на федеральном уровне, потому что проблема слишком велика. Что там говорить, в одной Московской области, хотя она не самая обездоленная, у нас 50 тыс. человек в очереди. Её очень сложно сбить, потому что Московский регион, как губка, впитывает большое количество приезжих. В других регионах очень долго ничего не делалось, не строилось, и там тоже огромные хвосты. У нас есть счастливые регионы (где-то до десятка), где этой очереди нет, но и то внешне нет, а на самом деле есть. Она текущая, только они закрывают эту проблему сами. Поэтому надо обязательно будет со всем этим разобраться.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич, и мы с сенатором эту проблему тоже взяли под контроль.

Д.Медведев: Вот-вот!

В.Матвиенко: Когда ездят в регионы, все контролируют, смотрят, как с детскими садами, как осваиваются деньги. Потом докладывают по итогам, так что мы здесь Ваши союзники.

Д.Медведев: Я очень рассчитываю на то, что здесь будет помощь и от членов Совета Федерации, потому что надо доказать, что эти деньги реально сработали, и тогда мы постараемся найти дополнительные средства.

И про маленькие праздники. Хотел бы сказать, что это, конечно, немаленькие даты. С учётом того что наша демократия молодая, 20-летие Конституции и 20-летие Федерального Собрания – это большие, серьёзные даты. Из них не нужно устраивать всенародных праздников, но нужно достойным образом отметить эти события. Посмотрите, как относятся к Конституции, к парламенту в других странах. Мне кажется, что Совет Федерации к этой дате пришёл в самой лучшей форме за последние 20 лет, во всяком случае внешне.

В.Матвиенко: И внутренне, надеемся, тоже.

Д.Медведев: Внутренне, я тоже надеюсь.

Спасибо ещё раз за приглашение. Я готов к тому, чтобы продолжить общение с коллегами.

В.Матвиенко: Спасибо. Коллеги, у кого какие вопросы, пожалуйста.

З.Драгункина (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, буквально телеграфно, но справедливости ради и в продолжение того, о чём говорила Валентина Ивановна сегодня на первом заседании Комитета по науке, образованию, культуре и информационной политике, мои коллеги просили сказать Вам огромное спасибо за то, что вопросы, которые мы поднимали, в решении. Помните, мы с Вами советовались?

Д.Медведев: Да-да.

З.Драгункина: Образовательный кодекс или закон «Об образовании»? И Вы как юрист тогда на путь истинный нас наставили. С 1 сентября закон начал жить и работать. Почти все сенаторы в этом году приняли участие в августовских педсоветах, где разъяснили это, почти все сенаторы выступили на открытых уроках по 20-летию Конституции, на Дне знаний… Наш комитет располагает потрясающей информацией, и многие пишут в своих отчётах – продолжить это.

О государственной поддержке исполнения алиментных обязательств и программе материнского капитала

Вы объявляли Год семьи, и это позволяет мне задать два вопроса в одном по теме, которая сейчас уже звучала: алиментный фонд (или, точнее, своевременная выплата алиментов детям) и материнский капитал. Учитывая, что Вы глубоко вникли в эти вопросы – мы год назад в «Горках» с Вами эту тему поднимали, – я хочу просить от имени и участников прошедшего летом съезда многодетных семей, и от имени многих представителей субъекта принять волевое решение по алиментам. Вас тогда беспокоила цифра: мы выходили с цифрой 9 млрд рублей. По поручению Валентины Ивановны, которая глубоко в это тоже вникла, мы провели многочисленные консультации с экспертами, а также с Набиуллиной (Э.Набиуллина – председатель Центрального банка России), Голиковой (Т.Голикова – председатель Счётной палаты), Котюковым (М.Котюков – заместитель Министра финансов), Силуановым (А.Силуанов – Министр финансов). Ольга Юрьевна Голодец располагает сегодня всей информацией плюсов и минусов и недавно проинформировала нас о том, что продолжается поиск механизмов.

Дмитрий Анатольевич, дети растут, дети хотят есть, хотят быть одетыми. Мы опустились до цифры 4,8 млрд, около 5 млрд, то есть если 1 тыс. рублей примерно будет ребёнку доставаться. И последнее в этом ключе: многие, к сожалению, до сих пор понимают так: алиментные выплаты – это государственная благотворительность. Это не так. Это возвратные средства, так показывает мировая практика. Конечно, не все, но 50% из этих средств точно абсолютно будут возвращаться.

Д.Медведев: Зинаида Фёдоровна, я хотел всё-таки понять: вы сейчас какой механизм продвигаете? Вы предлагаете всё-таки какую модель создания алиментного фонда и выплат из него?

З. Драгункина: Нет, Дмитрий Анатольевич, только не создание очередного фонда. К этому мнению мы пришли давно.

Д.Медведев: Это хорошо.

З.Драгункина: Через Министерство труда и социальной защиты выстроена цепочка, она имеет место быть, но требует времени выплата. Поскольку везде на местах есть их службы, продолжая вместе со службой поиска алиментщиков…

Д.Медведев: Судебных приставов.

З.Драгункина: Да. Именно 1 тыс. рублей из этой суммы, которая могла возвращаться, но без создания фонда. Там возникли вопросы, опасения, что вот этим мы дадим, а кто-то останется за чертой. И Ольга Юрьевна (О.Ю.Голодец), в том числе это было и наше предложение, вышла на ситуацию, когда, как в советское время, поднятие госпошлины при разводах очень даёт серьёзную сумму, но…

Д.Медведев: Она ко мне с этим приходила.

З.Драгункина: Приходила, да?

Д.Медведев: Приходила.

В.Матвиенко: Нет, госпошлину Минфин поднял. Правда, не до 30 тыс., как мы предлагали.

Д.Медведев: Нет, она приходила с радикальным предложением поднять госпошлину, по-моему, до 30 тыс., или даже больше.

В.Матвиенко: Развод – это серьёзное дело, и раз к такому серьёзному делу готовишься, 30 тыс. можно и заплатить за развод. Но Минфин поднял, если я не ошибаюсь, до 4 тыс., получил дополнительные доходы и растворил их в общем бюджете, то есть идею нашу он принял не в полном объёме, а мы…

Д.Медведев: Но денег не дал.

В.Матвиенко: …а мы имели в виду, что это источник формирования поддержки бедных детей в бедных семьях. Мы же не говорим, что надо помогать алиментами богатым людям и так далее. Там разработанные критерии: сколько доход семьи, одна ли мама реально, есть ли судебное решение – там целая система.

З.Драгункина: Всю эту систему за год после Ваших поручений мы пропахали, извините за это неформальное выражение.

В.Матвиенко: Мы понимаем, что уже в 2014 году в бюджет мы не попадём, но если бы Вы поддержали…

Д.Медведев: Я сейчас прокомментирую это, да.

З.Драгункина: И материнский капитал, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: И второе – это материнский капитал.

В.Матвиенко: Всё, Зинаида Фёдоровна, вы перебрали.

З.Драгункина: Вы объявляли Год семьи, Дмитрий Анатольевич, и сейчас делать шаг назад просто некорректно.

В.Матвиенко: Зинаида Федоровна, у нас есть…

Д.Медведев: Я сейчас прокомментирую и то, и другое. Спасибо за эти вопросы, они на самом деле очень важные для страны, для людей.

По поводу алиментных обязательств, уплаты алиментов, исполнения обязанностей, вытекающих из Семейного кодекса, я идеологически абсолютно с вами согласен. Нам нужно сделать всё, для того чтобы алиментные обязательства, обязательства по содержанию детей исполнялись родителями (подчёркиваю – родителями, потому что это не только мужчины, конечно) неукоснительно. Нужно создать механизм, который, с одной стороны, будет современным, а с другой стороны, будет эффективным. Вообще за последнее время произошло общее уменьшение объёма алиментных обязательств, судя по той статистике, которой я располагаю. В общем и целом в производстве службы судебных приставов находится 1,8 млн исполнительных листов.

Безусловно, далеко не по всем этим исполнительным листам платятся деньги, и это создаёт для нас условия, для того чтобы законодательство делать более современным. В каком направлении? Во-первых, я считаю, что в любом случае нужно добиваться исполнения по этим документам, включая дополнительные полномочия для судебных приставов, может быть, по наложению упрощённого ареста на активы плательщика. Конечно, существует масса способов бегать от этого, масса способов прятать активы, но тем не менее всего не спрячешь. И я считаю, что более простой механизм в этом случае должен быть создан, может быть, даже не судебный. И в этом я вижу определённые преимущества использования механизма исполнительного производства.

Вы упомянули возможности соответствующих платежей и сбора на это необходимых денег. Я здесь не поставил точку в обсуждении этого вопроса на Правительстве, потому что считаю, что нужно всё-таки понять все плюсы и минусы, включая вопрос увеличения государственной пошлины, взимаемой при расторжении брака. Если говорить прямо, это такой тонкий вопрос. Мне представляется, что просто по решению Правительства или по инициативе Совета Федерации делать этого нельзя, мы должны всё-таки этот вопрос обсудить. У нас есть неплохие экспертные площадки, которые появились в последнее время, то же самое Открытое правительство. Давайте это обсудим и с экспертами, и с обычными людьми, потому что нужно объяснить, почему, например, государство предлагает ввести высокую госпошлину за расторжение брака. Мотивы понятны: надо голову включать, когда вы брак регистрируете, в противном случае наступает санкция имущественная, заключающаяся в том, что для того, чтобы его расторгнуть, тебе придётся заплатить гораздо больше денег, чем при его регистрации. Но это доводы в пользу. Естественно, не сомневайтесь, будут на свет божий представлены и доводы против. Что будут говорить? Будут говорить о том, что мы бедные, у нас таких денег вообще никогда не было, мы хотим разбежаться подобру-поздорову, пока детей не наделали ещё, и мы заплатить такие деньги не можем.

Поэтому нужно всё это взвесить, посмотреть на оптимальный размер государственной пошлины, который на самом деле, на мой взгляд, может корректироваться. Я не знаю, где расположена та золотая середина, но, возможно, она где-то лежит в сумме между упомянутыми величинами. Хотя мы с вами понимаем, что далеко не всякая имущественная санкция препятствует неблагоприятным последствиям, расторжению брака, ещё чему-то или желанию, допустим, детей заводить. Самым, может быть, таким известным примером, хотя о нём сейчас уже не всегда помнит молодёжь, был налог на холостяков, малосемейных и одиноких граждан.

В.Матвиенко: Подоходный налог на бездетность.

Д.Медведев: Да. Молодёжь этого уже не помнит, но такой налог был, люди среднего и старшего возраста помнят о нём. Стимулировал ли этот налог деторождение? Нет, на самом деле эффект – зеро, но государство его взимало. Может быть, это было связано с ситуацией в Советском Союзе, может быть, с размером этого налога, то есть нужно все эти факторы взвесить. Предлагаю к этой теме вернуться и посмотреть на площадке Открытого правительства.

Теперь в отношении материнского капитала. Здесь отвечу гораздо более коротко. Я считаю, что всё, что мы сделали за последнее время по материнскому капиталу, попало в десятку, не в девятку, а в десятку. И увеличение общего количества рождений, и стабилизация демографической ситуации – мы, конечно, не вышли на блестящие результаты, но они у нас гораздо лучше. Когда мы начинали эту программу, если я правильно помню, у нас суммарный коэффициент, количество детей было 1,3, сейчас 1,7 – это серьёзнейший прирост, а если мы добьёмся 2, то мы всё, мы остановим...

В.Матвиенко: 2,2 надо.

Д.Медведев: 2 с небольшим, там есть разные подсчёты – 2,05, 2,1... Короче говоря, мы этой программой очень многое сделали, её нельзя останавливать, её нужно продлить. Моя позиция – поддержать продление материнского капитала. Можно немножко модифицировать что-то, но в целом эту программу нужно продлить.

В.Матвиенко: Спасибо. Коллеги, пожалуйста.

В.Рязанский: Рязанский Валерий Владимирович, председатель комитета по социальной политике. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Завтра мы начинаем осеннюю сессию, комитет собирается, и первый участник этого заседания – министр Топилин Максим Анатольевич. Спасибо ему огромное за то, что он с нами обсудит всю повестку осенней сессии. Хотелось бы узнать Ваше мнение по двум вопросам, с которыми приходится сталкиваться в повседневной работе.

Прежде всего тема обеспечения детей-сирот жильём. К сожалению, тема не уходит из повестки в силу того, что она пока растёт с точки зрения объёмов. И, Вы знаете, есть ещё одна составляющая в этой теме. Меня как председателя комитета по социальной политике начинает мучить такая мысль: а правильно ли мы делаем, что так серьёзно вкладываемся в последствия неблагополучия, где-то не работая на уровне профилактики, может быть, создания условий прежде всего поддержки нормальный семей – тех, кто даёт позитив для страны.

Вторая тема вытекает из моего участия в заседании Росздравнадзора – фальсификаты лекарственных препаратов. Она последнее время усиливается, поэтому хотелось бы услышать Вашу точку зрения по этому вопросу.

Д.Медведев: Сейчас скажу. Валерий Владимирович, по поводу сирот и обеспечения их жильём – тема очень сложная, она, конечно, имеет накопленный эффект. Не могу с вами не согласиться, что желательно было бы перенести акцент работы на поддержку нормальных семей и недопустимости возникновения сиротства. Но это не сделаешь теми скромными миллиардами, которые у нас есть на соответствующие цели в бюджете, хотя они, деньги, выросли. Вы отлично знаете: на поддержку решения задачи по обеспечению жильём они выросли за последние годы, и выросли довольно прилично, но всё равно они всех потребностей не закрывают. Я считаю, что всё-таки нужно двигаться с двух сторон – и по линии федерального финансирования, и всё-таки делать так, чтобы региональные приоритеты тоже были на эти цели направлены. Иными словами, чтобы бо́льшие суммы планировались на эти цели.

Очередь на обеспечение жильём в разных регионах разная. Это связано, конечно, с тем, что где-то этим занимались, а где-то ни фига не делали, и с тем, кто и как планирует свои приоритеты. Я считаю, что от позиции местной власти, позиции региональной власти здесь многое зависит, а по мере возможности мы, конечно, будем увеличивать и федеральное финансирование по этой теме.

Теперь по фальсификатам. Это тоже большая проблема, решать её нужно с разных сторон. Хотя по цифрам, насколько я понимаю, в общем количестве лекарственных препаратов вроде бы фальсификаты выглядят как относительно незначительная доля: я посмотрел, там порядка 0,01 приходится на фальсифицированные препараты, но мы понимаем, что это всё равно большие цифры, особенно если от использования фальсификата зависит жизнь и здоровье человека. Я думаю, что нам нужно развивать законодательную базу. Знаю, что существуют предложения по более серьёзной маркировке лекарственных препаратов. В принципе это идея неплохая, давайте вместе поработаем над ней, но, может быть, нужно посмотреть на всю цепочку создания лекарства. Имею в виду, что если мы просто введём защищённую маркировку лекарственных препаратов, скорее всего это ударит по наиболее слабообеспеченным слоям населения и заставит их покупать элементарные лекарственные препараты существенно дороже.

Во-первых, нужно понять, что мы защищаем. Мне кажется, очень важно защищать препараты, которые реально подделывают, потому что часть препаратов не подделывают ввиду того, что они создают слишком небольшой доход для фальсификаторов. Нужно выделить группы препаратов, на которых у них эта фальсификационная маржа высокая, и там уже использовать защитные протоколы и защитные средства. Это первое.

Второе – нужно посмотреть на рынок. Мы с вами знаем, мы этим занимаемся последние годы: я считаю, что в целом рынок всё-таки стал развиваться в правильном направлении, потому что мы значительную часть производства стараемся перетащить на территорию Российской Федерации, проводим правильные торги, совершенствуем соответствующие процедуры. Надеюсь, что это в конечном счёте повлияет и на общую ситуацию с фальсифицированными лекарственными средствами.

В.Рязанский: Спасибо.

О защите российских производителей от возможной конкуренции в условиях участия Украины в ассоциированном членстве в Европейском союзе

М.Маргелов (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по международным делам): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Наш комитет по международным делам заседал сегодня в полдень, впервые в эту осеннюю сессию. Когда перешли к разделу «Разное», то возникла тема, которая, наверное, сейчас у многих на устах. Украина семимильными шагами идёт к подписанию соглашения, договора об ассоциации с Европейским союзом по так называемой норвежской модели. Понятно, что это создаст рынок свободной торговли, понятно, что вряд ли в Евросоюзе с распростёртыми объятиями ждут традиционные товары украинского экспорта – и металл, и уголь, и автомобили, и даже сало неплохо стали делать в Германии, в Литве и Венгрии. Какие меры, в том числе законодательного характера, могло бы принять Правительство Российской Федерации, для того чтобы защитить наши рынки? Мы не ставим под сомнение право независимого государства вступать в те или иные альянсы, никоим образом. Мы говорим о защите наших рынков и защите наших производителей от возможной конкуренции.

И вторая тема (мы сегодня перед встречей с Вами договорились с Зинаидой Фёдоровной Драгункиной о том, что даже проведём на эту тему совместное заседание двух наших комитетов) – это тема иностранных студентов, обучающихся в Российской Федерации. Да, у нас есть квота на обучение иностранных студентов. Да, мы принимаем их в нашей стране, но в отличие, скажем, от стран Евросоюза, от США, Китая, Ирана, Турции и даже ЮАР, мы не оплачиваем сегодня ни дорогу, ни питание, ни учебники, ни многие другие дополнительные расходы, которые наши конкуренты на рынке образования оплачивают. Таким образом, если мы решим эту проблему, мы и рейтинг наших вузов поднимем, российских, и продолжим создавать ту самую русскоязычную элиту в странах, где традиционно мы были сильны, куда сейчас на новые рынки идёт российский бизнес – идёт, надо сказать, по-прежнему без эффективной государственной поддержки, и тем важнее наличие вот этой русскоязычной элиты там. Спасибо.

В.Матвиенко: Одну цифру, Дмитрий Анатольевич, если позволите. Условно – Куба, Вьетнам, мы даём стипендии им. Из Кубы учится четыре человека, потому что, во-первых, они не могут позволить оплатить дорогу. 1,5 тыс. рублей всего они получают стипендию и 50 рублей на оплату общежития, хотя общежитие сегодня понятно, сколько стоит. Уже любой вариант, вплоть до того, что давайте сократим в 2 раза квоту, но дадим в 2 раза больше денег хотя бы на элементарное проживание, иначе это получается самообман. Мы как бы даём стипендии, а ими никто не пользуется.

Д.Медведев: Согласен. Михаил Витальевич (М.Маргелов) и коллеги, сначала с Украины, это действительно тема, которая сейчас будоражит умы и в России, и на Украине. Вы правильно сказали, это суверенное решение самой Украины. Не так давно на заседании Правительства было принято решение поддержать договор об ассоциированном членстве с Евросоюзом. Недавно форум был в Крыму, где Президент Украины сказал: мы готовы заниматься дальше сближением с Таможенным союзом, развивать наше сотрудничество. Дальше он сделал, на мой взгляд, абсолютно безукоризненное, безупречное юридическое замечание: но развивать мы это будем только в той части, в которой это не противоречит нашему договору об ассоциированном членстве. Наконец-то наши партнёры сказали об этом предельно откровенно, что они будут это делать только в части, не противоречащей обязательствам перед Евросоюзом. А что это означает? Это означает, что никаких шансов, для того чтобы вступить в Таможенный союз, после этого не останется, потому что общее количество обязательств, которые они берут на себя… Я специально вместе с Премьер-министром Николаем Яновичем Азаровым листал этот договор, показывал юридические позиции, которые даже мои коллеги почему-то не особенно изучали и которые будут препятствовать соответствующему присоединению к Таможенному союзу. Это выбор, серьёзный выбор, и мне кажется, наши партнёры должны об этом предельно откровенно сказать народу Украины: «Вы знаете, мы считаем, для нашей страны гораздо полезнее сегодня создать такой альянс с Европой. После этого у нас всё будет хорошо, мы будем развиваться как другие европейские страны, например как Греция, Кипр или некоторые другие государства, и поэтому мы такое решение принимаем. А в Таможенном союзе в этом случае нас уже не ждут, и у нас ничего не получится». К сожалению, они говорят несколько иначе. Они говорят, что смогут легко поместиться на двух стульчиках, и там, и там смогут сидеть, получать преимущества и от того, и от другого. Сегодня мы, кстати, с Президентом нашим говорили на эту тему. В очередной раз говорят: мы встретимся с русскими, мы им всё объясним, что мы свои, мы хорошие, мы будем с вами дружить и будем вступать и туда, и туда. Не получится! Не нужно обманывать людей. Нужно честно сказать: это наш стратегический выбор. Это право руководства Украины, но тогда не нужно обижаться на последствия, которые будут, а они будут. Они заключаются в том, что после того как соответствующий документ будет подписан и начнёт исполняться, а в самом договоре… Я не знаю, кто-нибудь читал его или нет? Я его читал, вы, наверное, тоже читали как международник, да? Он не только обязывающий, там даже есть формулировка о его немедленном вступлении в действие до ратификации, то есть он начинает применяться на территории Украины ещё до ратификации. Немедленное действие договора, соответственно, рынок будет открыт. Хорошие качественные европейские товары хлынут на рынок Украины по относительно низкой стоимости и, соответственно, будут стремиться на наш рынок, а здесь, извините, мы вынуждены будем использовать все защитные процедуры и протоколы, которые мы имеем право использовать в рамках нашего членства во Всемирной торговой организации. Мы просто ограничим доступ этим товарам – и европейским, и украинским. В этом случае для Украины особый режим, скажем такой партнёрский режим, который действовал до сих пор, закончится. Да, мы будем дружить, мы будем торговать, но это будет торговля такая же, какую мы ведём с нашими другими партнёрами, без всяких привилегий – наоборот, может быть, даже с ограничениями с учётом того, о чём я сказал. Все эти последствия должны быть просчитаны нашими партнёрами, а также те проблемы, которые могут наступить для предприятий, расположенных на территории Украины, особенно в восточной её части. Пусть продают свою продукцию в Европу, надеюсь, её там ждут. Она по своему уровню и себестоимости отвечает европейским стандартам, пусть попробуют продать. Тем не менее суверенитет есть суверенитет, за незалежность борьба была серьёзная, поэтому я надеюсь, что народу Украины не придётся жалеть о принятых решениях.

Теперь в отношении квоты на обучение иностранных студентов. Вы знаете, я считаю, что, конечно, мы в рамках того закона, который приняли, закона об образовании, сегодня должны прежде всего думать (и об этом Зинаида Фёдоровна (З.Драгункина) сказала) о развитии нашей системы образования. Но она будет развиваться в том числе и за счёт приезда иностранных студентов, которые создают ей авторитет и поднимают её уровень на мировой, рейтинги поднимают и так далее. Общая квота на обучение иностранцев, если я не ошибаюсь, составляет около 10 тыс. человек. И вы правы, Валентина Ивановна (В.Матвиенко) здесь справедливо добавила, что далеко не все могут приехать. Я на Кубе тоже неоднократно бывал. Они хотят, но не могут, поэтому мы должны подумать, во-первых, о том, чтобы, если мы квоту выделяем, она могла быть как-то использована, может быть, с учётом более гибкого распределения денег внутри этой квоты (я согласен, это справедливая постановка вопроса), а может быть, в ряде случаев, когда наши партнёры не могут по разным причинам всё-таки воспользоваться, перераспределение этой квоты в отношении других стран. Это, мне кажется, будет вполне справедливо. Но то, что мы должны делать всё, для того чтобы к нам приезжали учиться, а потом появлялись наши партнёры, с которыми можно вести диалог на протяжении десятилетий, – это абсолютно правильно. Давайте подумаем о более гибком подходе к распределению этих денег.

В.Матвиенко: Так, пожалуйста.

В.Петров (первый заместитель председателя комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по бюджету и финансовым рынкам): Петров Владимир Анатольевич, заместитель председателя бюджетного комитета.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! У нас сегодня в Совете Федерации идут заседания комитетов. В частности, бюджетный комитет рассматривал и давал заключение на программу совершенствования государственных финансов. Вы знаете, в Совете Федерации любимая тема – это совершенствование межбюджетных отношений. Мы когда смотрим, мы всегда считаем, что для государства с федеративным устройством всё-таки избыточная централизация на федеральном уровне: 67% – это много, 33% доходов идут в региональные бюджеты. В то же время, когда смотрим раздел «межбюджетные трансферты», считаем, что он тоже избыточный. Объём дотаций, субсидий (их ещё и много, этих субсидий) очень велик. Есть такое предложение: взять и «схлопнуть» на федеральном бюджете, извините за выражение, доходы и расходы, уменьшить их и уменьшить объём перераспределения средств. Как Вы относитесь к этой идее? Всё-таки у нас 72 субъекта Российской Федерации являются реципиентами и всего лишь 9 – донорами.

Д.Медведев: Владимир Анатольевич, отношусь с настороженностью, безусловно. Как я могу относиться? Не потому что я считаю, что вы не правы (вы как раз правы, не могу ни в чём вам возразить), что для федерального бюджета и федеративного государства эта пропорция не является оптимальной – 67 на 33, как вы сказали, потому что очевидно, что чем сильнее будут бюджеты регионов, тем проще будет решать огромное количество задач. Это банальность, но это именно так. Я считаю, что действительно нужно стремиться к тому, чтобы это соотношение менялось в пользу регионов, но при этом мы с вами тоже взрослые люди, понимаем, что есть целый ряд федеральных функций, которые невозможно передать в регионы никогда и которые мы всё равно будем обеспечивать из федерального центра.

Другой вопрос, что сейчас у нас вообще есть перекос, давайте скажем откровенно, в сторону финансирования затрат на силовую составляющую – это так. Но почему? Потому что на протяжении практически 10, а то и 15 лет мы на это вообще не выделяли нормальных денег. Я много чего пережил и в ряде случаев вынужден был даже принимать жёсткие решения, кадровые решения, когда отстаивал необходимость финансирования расходов на вооружение, обороноспособность нашей страны именно потому, что мы не делали это десятилетиями.

Но в принципе этот период должен рано или поздно закончиться, потому что мы много денег действительно тратим на оборону и безопасность. Это правильно, потому что мы крупная страны, ядерная страна, огромная страна, но, с другой стороны, из-за этого страдают другие расходы и другие направления нашей жизни. Так вот, после того как, я надеюсь, мы всё-таки проведём ту самую реорганизацию, реконструкцию наших Вооружённых сил, а на это тратятся сейчас большие средства, мы сможем (это счётная категория, нам понятен горизонт) несколько реконфигурировать наш бюджет. Тогда, я в этом абсолютно уверен, начнётся как раз более быстрый рост расходов на образование, здравоохранение и науку. Но мы всё сразу сделать не можем. Почему я об этом говорю? Потому что эта пропорция, о которой вы говорите, предопределена и этими факторами. Если, например, наш бюджет станет чуть более социально ориентированным, очевидно, что эта пропорция изменится, хотя и сейчас мы уже довольно многое сделали, если сравнить текущую ситуацию с тем, что было 10–12 лет назад.

Идея всё «схлопнуть» и посмотреть, что получится… Давайте мы всё-таки, если такие проекты будем рассматривать, то с конкретными предложениями: что с чем «схлопывается» и к чему мы приходим, включая и судьбу дотаций, субсидий, субвенций, что кому причитается и что куда передаётся. Правительство готово к тому, чтобы рассматривать любую модель, но она должна быть только исполнимая, коллеги, чтобы мы ничего не разорвали искусственно.

В.Петров: У нас такие расчёты есть, мы в Минфин отправили.

Д.Медведев: Даже лучше не отправить, а или коллег сюда позвать, чайку попить, или к ним съездить, с ними посидеть, покумекать. Это абсолютно нормальный процесс. На самом деле эта тема очень сложная, мы можем её и на экспертной площадке того же самого Открытого правительства рассмотреть, позвать губернаторов туда, законодателей позвать, ваших региональных коллег, и вы, конечно, поучаствуете.

В.Матвиенко: Хотя бы утвердить параметры какие-то, чтобы регионы понимали, потому что такого соотношения, Дмитрий Анатольевич, не было. Было 40 на 60, 50 на 50, а сейчас уже 67 на 33.

Д.Медведев: Валентина Ивановна, я же сказал, с чем это связано.

В.Матвиенко: Я понимаю, да, но хотя бы сказать, что с 2020 года условно соотношение будет 50 на 50.

Д.Медведев: Вот я, собственно, к этому и вёл.

В.Матвиенко: Да, горизонты.

Д.Медведев: Именно обозначить горизонты, потому что, если мы решили всё-таки защитить себя, давайте защитим, не будем юлить, говорить, что мы и так, и сяк. Давайте это всё исполним, а после этого действительно вполне можно всё выровнять – и 60 на 40, и 50 на 50. Я считаю, это абсолютно нормально. Я говорю, автоматически произойдёт рост социальных расходов, расходов на здравоохранение, образование, науку, культуру.

В.Матвиенко: Стратегию какую-то сделать…

В.Петров: Второй вопрос, если позволите, касается налогообложения. Мы с Правительством плотно работаем по тому, чтобы убрать неэффективные льготы, но одновременно мы видим, что ряд льгот является настолько эффективным, что приводит одновременно к увеличению доходов бюджета. В частности….

Д.Медведев: Какие?

В.Петров: Одна из таких льгот, которая сейчас ещё не введена, это льгота по облигациям, которые выдают и населению, и юридическим лицам, покупают предприятия.

Д.Медведев: По корпоративным облигациям, вы имеете в виду?

В.Петров: Совершенно верно. В отличие от депозитов, которые население хранит в банках, льгота по ним не выдаётся. В то же время это возможность увеличить оборотные средства предприятий, причём более эффективно, чем кредит банка, без избыточной маржи банков. Не стоит ли нам ввести такую льготу?

Д.Медведев: Спасибо. Давайте тоже подумаем. На первый взгляд, здесь есть и плюсы, о которых вы говорите, – дополнительный приток наличности, приток инвестиций, денежный поток, который будет в большем количестве формироваться у компаний, но есть некоторые минусы. Почему? Потому что действительно сегодня соответствующие доходы всё-таки остаются в регионе. Если мы применим здесь тот же режим, как по некоторым другим платежам, в частности по депозитам, то, скорее всего, это всё перетечёт в федеральный бюджет. В этом случае как раз региональные бюджеты лишатся той самой подпитки, о которой мы с вами сейчас говорим. Это первое.

Второе. Насколько я помню, по государственным облигациям сейчас всё равно льгота существует. Понятно, что это отдельный рынок – рынок государственных облигаций, но эта льгота есть. В принципе можно взвесить все плюсы и минусы. Я не возражаю против того, чтобы обсудить проблему со всех сторон: что мы получим, регионы что получат в результате этого, и что потеряем, если применим льготу по налогообложению доходов от использования облигаций корпораций, точнее сказать, облигаций, выпущенных коммерческими организациями в широком смысле этого слова, то есть акционерными обществами, обществами с ограниченной ответственностью и другими коммерческими структурами.

В.Петров: Спасибо.

Г.Горбунов (председатель комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию): Дмитрий Анатольевич, Валентина Ивановна! Я хотел бы от имени всех поблагодарить за такой формат общения, что мы его восстановили.

У меня две просьбы. Минэкономразвития сейчас внесло предложение, законопроект, связанный с отменой категорий земель сельскохозяйственного назначения в том числе. Мы до этого полугодия работали с другим законом, и нам удалось договориться, чтобы направить в другое русло земельное законодательство. Если этот закон будет принят, то мы вернёмся и повторим начало лихих 1990-х годов, когда разбазарили землю прилично. Я могу, Дмитрий Анатольевич, привести в пример Московскую область.

Д.Медведев: Да я знаю, Геннадий Александрович, вы думаете, я не знаю? Разбазарили как надо.

Г.Горбунов: 1 млн 300 тыс. га было, а 550 сейчас осталось. Валовой сбор зерна уменьшился почти в 3 раза, производство молока – в 4 раза в Московской области и так далее, больше я цифрами не буду грузить. Поэтому просьба такая, и договорённость наша была со всеми коллегами, когда мы на трёхсторонней комиссии вели разговор… Это комитет наш, Совета Федерации, комитет Госдумы, комиссии по аграрно-продовольственной политике Совета законодателей: на наш взгляд, нам сейчас лучше всего решить проблему с учётом земель, поставкой их на кадастровый учёт, оценкой их, а потом уже двигаться дальше, в том числе и по категориям земель – это первая просьба.

Вторая просьба. Я понимаю, что сложность и напряжённость с федеральным бюджетом, и Вы говорили о 5%, но хотел бы Вас попросить ещё раз посмотреть на программу мелиорации земель в России. Просто три цифры назову, Дмитрий Анатольевич, Вы их наверняка знаете. Китай – 44% орошаемых земель, около 40% – Индия, порядка 18% – Соединённые Штаты Америки. У нас всего лишь 7,9%. Думаю, что да, сложно, больно, но эта проблема связана с продовольственной безопасностью, и все эти – и первый, и второй вопрос – связаны с реализацией Послания Президента Федеральному Собранию. Прошу Вас как-то эти вопросы ещё раз внимательно посмотреть. Заранее Вам благодарен как человеку, который знает не понаслышке аграрные… Вы вручную настраивали и национальные проекты, в том числе АПК. Заранее Вам благодарен.

Д.Медведев: Спасибо, Геннадий Александрович. Вообще всё больно, когда что-то отрезаешь, но когда речь идёт о сельском хозяйстве, больно вдвойне, потому что мы за последнее время сумели вдохнуть новую энергию в сельское хозяйство и объяснить огромному количеству людей, что сельское хозяйство может быть точкой роста, мотором развития страны, а не чёрной дырой, как было принято говорить в начале 1990-х годов.

Теперь по конкретным вопросам, которые вы затронули, по землям сельхозназначения. Тот законопроект, который есть, – я не могу его признать удачным и по процедуре его внесения, хотя на самом деле он вносился более сложно, его не Минэкономразвития вносило, и по форме, в которую он облечён, и по целому ряду правил, поэтому не так давно я проводил совещание на эту тему с приглашением наших коллег. Жалко, к сожалению, может быть, вас не было, там были представители соответствующих министерств и ведомств.

Г.Горбунов: Не был.

Д.Медведев: Это ошибка, наверное. Были коллеги из Государственной Думы. Я думаю, во-первых, что нам нужно или придётся этот документ перевнести, сделать это открытым образом с обсуждением, с более детальной проработкой самых разных вопросов, включая вопрос об отказе от деления земель по категориям. Потому что если говорить прямо (я тоже думал, хорошо это или плохо), наверное, само по себе деление земель на категории, так как это у нас было с советского периода, себя отжило. Более того, это превратилось в элемент коррупционного вымогательства, спекуляции: переведём тебя в другую категорию, а ты нам деньги занеси за это дело. Но с другой стороны, никто никогда не отменит реального, естественного отличия земель одних от других: чернозёмы – это чернозёмы, а почвы, которые на Крайнем Севере, – это совсем другое дело. Поэтому мы должны создать такую систему, которая всё-таки не будет вымывать земли сельхозназначения, то есть такие земли, особо ценные сельскохозяйственные земли, должны реализовываться с определёнными обременениями и последствиями. И вот как создать этот механизм – это самое сложное. Я считаю, что нам не нужно торопиться в смысле отказа от соответствующего деления. Нужно сделать так, чтобы на смену одному делению в спокойном режиме пришла другая схема, которая докажет свою состоятельность. Поэтому я поддерживаю идею, естественно, более точного кадастрового учёта и создания системы обременений, которая в конечном счёте должна сменить систему деления земель на категории.

Вы упомянули Московскую область. Но это в качестве уже такого замечания: я не уверен, что Московская область должна у нас наращивать валовый сбор зерна просто по понятным причинам. У нас сейчас есть другие области. Московская область, скорее всего, будет выполнять немножко другую функцию, но в других местах мы обязаны сделать так, чтобы ни один гектар плодородной земли, продуктивной пашни не пропал. Это действительно задача правильная.

И по поводу мелиорации не могу с вами не согласиться, что мы, скажем прямо, последние годы не очень хорошо в этом плане развивались. Советские программы закончились, современных программ не было. По сути, они были провалены, и нам нужно потихонечку, по мере, конечно, возникновения финансовых возможностей их возрождать. Без мелиорации, особенно в целом ряде наших регионов, нам просто невозможно создать нормальное сельское хозяйство.

С.Киричук (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Валентина Ивановна! Наш комитет – это федеративное устройство, региональная политика, местное самоуправление, ЖКХ, дела Севера, в общем почти всё. Но совсем один короткий вопрос и просьба. Проходит перераспределение полномочий. В Правительстве есть две комиссии – Дмитрия Николаевича Козака и Хлопонина. Они занимаются. Совет Федерации более тысячи предложений туда отправил. Как-то работа вроде бы утихла немного, и в то же время в законах так или иначе появляется то региону это, то муниципалу это, а финансовые источники определить удаётся не всегда. И мы с Евгением Викторовичем (Е.Бущмин – заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации) постоянно этот вопрос ставим. Регионы возмущены этой политикой и практикой. Хотя бы в период бюджетного планирования как-то это стабилизировать или ещё что-нибудь, и возобновить работу этих комиссий. Вопрос очень простой: возможно это или нет, реально это? И какова перспектива?

И просьба. Мы сейчас готовим (в принципе подготовили) правительственный час по жилищно-коммунальному хозяйству о перспективах развития и так далее, очень долго, целое лето. Сегодня министр был у нас, и вновь поднялся вопрос. Игорь Николаевич (И.Слюняев – министр регионального развития) отвечает нам понятно, доходчиво, мы находим полный контакт с Министерством регионального развития. Но Фонд содействия реформированию ЖКХ, софинансирование… Только 10–15 регионов в состоянии выполнять эту программу. 15 млрд рублей, выделенных на этот год, так до сегодняшнего дня и не освоены, потому что никто не может подать ту заявку, которая там должна быть и тому соответствовать. Остальные регионы, уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы понимаете, просто не могут в той доле софинансировать. Наш Совет Федерации и писал, и обращался, и мы продолжаем на эту тему работать. У меня просьба, у нас всех просьба дать поручение продолжить эту работу, потому что найти сегодня этот ответ очень сложно, с учётом того что Вы сказали вначале, но её надо делать, иначе там, где плохо, там и не будет лучше.

Вот такие две проблемы. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Степан Михайлович, я так понимаю, что с Козаком у вас лучше продвигается работа, потому что вы сказали: «Дмитрий Николаевич Козак и Хлопонин»?

С.Киричук: Александр Геннадьевич.

Д.Медведев: Да, Александр Геннадьевич. На самом деле эти комиссии когда-то я создавал, ещё в другой должности работая. Они довольно активно взялись за дело, но если сейчас они приостановили свою активность, я обязательно им напомню, что эта тема остаётся. Не могу с вами не согласиться в том, что абсолютно порочной является практика передачи полномочий без надлежащего финансового обеспечения. Мы с вами неоднократно в разных форматах всё это обсуждали. В принципе я считаю, что всё-таки нужно переходить к такой модели, при которой регионы сами должны определять, что они хотят забирать, а что не хотят забирать и только под соответствующие финансовые гарантии.

Другой вопрос, что у нас возможности для передачи всего вместе с доходными источниками не так много, и вы это тоже прекрасно понимаете. Тем не менее этот процесс должен идти, но в контролируемых рамках. Нельзя просто говорить, вы это забирайте и ищите деньги, где хотите. Мы, откровенно говоря, последнее время всё-таки старались по такому пути не идти. Я периодически подписываю поручения и соответствующие документы по договорному оформлению передачи полномочий, но такой путь мне кажется абсолютно здравым, потому что речь идёт о модели, при которой каждая сторона понимает, на что она идёт.

Теперь в отношении жилищно-коммунального хозяйства, работы Фонда содействия реформированию ЖКХ и проблемы софинансирования. Знаю я эту тему, постоянно с губернаторами разговариваю. Многие губернаторы говорят, что мы не можем найти такой объём софинансирования, который положен по соответствующим пропорциям, поэтому мы не можем этим источником воспользоваться. Понимаете, я считаю, что эта дорога тоже со встречным движением, это в конечном счёте вопрос приоритетов. Не можешь найти, значит, видимо, не считаешь эту задачу самой приоритетной. На другое же находишь. Это первое. Но второе, конечно, было бы лучше, если бы эта пропорция была немножко иной, с этим я спорить не могу. Но это зависит от денег: будут дополнительные деньги, эту пропорцию сдвинем. Вы же понимаете, это подвижная ситуация.

С.Киричук: Спасибо.

В.Матвиенко: Так, ещё. Да, пожалуйста, Юрий Васильевич.

Ю.Неёлов (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по экономической политике): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В наш комитет по экономической политике в последнее время очень часто обращаются руководители энергетических предприятий, да и предприниматели тоже с одним вопросом. В 2015 году заканчиваются договора потребления мощностей, а это был очень хороший стимул, для того чтобы строить генерирующие мощности и модернизировать их. А на сегодня это дело приостановлено, они ждут. Что думает Правительство? В какой форме продолжит эту работу? Хотелось бы услышать.

Д.Медведев: Договоры заканчиваются. Насколько я понимаю, там последний объект где-то к 2017 году должен быть введён. Но у нас есть ещё так называемые гарантийные договоры, которые сохраняют силу, и которые можно использовать. Но нам так или иначе придётся всё равно систему поддержки продумывать. Мы обязательно к этому вопросу вернёмся, и от регионов ждём тоже соответствующих предложений.

Ю.Неёлов: Мы с министром работаем.

Д.Медведев: Хорошо, продолжайте.

Е.Бушмин: Дмитрий Анатольевич, мы вначале говорили о консолидированной группе, и Вы обратили внимание, что там происходит перераспределение. Вообще, это действительно правильное распределение. Мы немножко с другой точки зрения говорим о том, что перераспределение там происходит так, что вообще из бюджетной системы выпадают доходы. Дело в том, что плюсы с минусами складываются таким образом, что…

Д.Медведев: Происходит реальное падение самой базы.

Е.Бушмин: Точно. 8 млрд по 2012 году, и надо отдать должное, что Правительство рассмотрело, и 3,5 млрд мы тогда распределили между регионами, которые потеряли. Сейчас на последней трёхсторонней комиссии по межбюджетным отношениям мы также услышали от министра, что он собирается выйти на Правительство с предложением 8 млрд уже по 2013 году распределить. Мы не можем каждый год опять возвращаться к этому вопросу, поэтому мы ставим вопрос о консолидированной группе, чтобы это была система перераспределения, но не выпадающих доходов.

Д.Медведев: Я с вами абсолютно согласен, Евгений Викторович. Я думаю, ни один автор соответствующего документа, а их много, как обычно… Знаете, это когда победа, всегда много отцов и родителей, а когда поражение – сирота.

Е.Бушмин: Но ещё…

Д.Медведев: И я просто к тому, что, конечно, никто не рассчитывал на то, что в результате такого перераспределения будут выпадающие. Да, кто-то чего-то лишится, кто-то что-то приобретёт, но если реально падают физические объёмы налогов, это плохо и это признак того, что что-то работает не так. Не могу с вами не согласиться.

Е.Бушмин: Всё равно надо подправить.

Д.Медведев: Давайте подправим.

Е.Бушмин: Дело в том, что мы видим общее падение, и оно достаточно серьёзное по налогу на прибыль. Но именно не из-за того, что идёт общее падение, а именно из-за того, что складываются минусы и плюсы внутри консолидированной группы. С этим мы…

Д.Медведев: Может быть, мне это пока никто не доказал, но я готов внимательным образом проанализировать и ваши документы, что это именно в результате перехода на соответствующую консолидированную группу падение происходит. Потому что когда спрашиваешь Минфин, у него, естественно, другие документы, он вообще считает, что нужно заниматься лучше администрированием, трясти там всех как грушу, и тогда общий объём налоговых поступлений не снизится.

Е.Бушмин: Вместе с Минфином мы выйдем с этими 8 млрд, которые уже есть в 2013 году…

Д.Медведев: Давайте-давайте.

Е.Бушмин: …на подраспределение по этим группам и тогда эти расчёты покажем.

Д.Медведев: Покажите на самом деле, потому что мне действительно очень важно посмотреть на эту позицию и вашими глазами. Это понятно, что из разных мест лучше.

Е.Бушмин: Мало того, мы согласуем эти расчёты с Минфином. Это ещё лучше.

Д.Медведев: Хорошо, но даже если и не согласуете, всё равно покажите.

Е.Бушмин: И у меня есть второй вопрос. Вы, наверное, помните, я говорил об акцизах на бензин и дизтопливо, и Вы сказали, что надо с Новаком, Минэнерго… Вы знаете, мы посмотрели этот технический регламент. Хороший технический регламент, да, действительно. Если всё делать, как там написано, то будет «Евро-5». Встаёт вопрос: а не делают же, потому что не могут сейчас 78% выпускать «Евро-5». Просто это невозможно, это нереально, а раз это нереально, и мы выяснили, что технический регламент действительно современный и по европейским стандартам, значит, всё-таки выпускают, шильдик перевешивают. Но это уже не налоговое администрирование, это что-то другое, поэтому ещё раз к акцизам на бензин и дизтопливо надо вернуться. Просто повышение – это хорошо, но просто повышением мы эту проблему не решим. Кстати…

Д.Медведев: Что вы предлагаете сделать? Хорошо, у нас действительно мощностей по выпуску бензинов 4-й и 5-й групп пока не так много, как нам бы хотелось.

Е.Бушмин: Нет, не так много, как их выпускают. Вы знаете, они выпускают на колонки…

В.Матвиенко: Химичат и получают льготы по «Евро-5».

Д.Медведев: Химичат, да.

Е.Бушмин: Это уже не налоговые вещи, не экономические, это какие-то другие, административные.

Д.Медведев: Согласен. Что вы предлагаете, как с этим поступить?

Е.Бушмин: Не выпускать. Вы знаете, лицензирование, технический контроль – всё что угодно.

Д.Медведев: То есть идея в том, чтобы сделать более жёстким технический регламент, то есть внести в него коррективы?

Е.Бушмин: Регламент технический правильный.

Д.Медведев: Вы сказали… Но тем не менее для того чтобы не выпускать, надо что-то менять. Если что-то менять, это какой-то документ, правильно?

Е.Бушмин: Это только контроль. Только контроль!

Д.Медведев: Только за счёт контроля, а технический регламент не трогать?

Е.Бушмин: Технический регламент нормальный, мы его посмотрели.

В.Матвиенко: Он соответствует международному.

Е.Бушмин: После того как Вы сказали, что надо посмотреть, мы обратили на него внимание, и оказалось, что он очень приличный.

Д.Медведев: А контрольные процедуры где?

Е.Бушмин: Контрольные процедуры у нас только одна организация сейчас делает – Онищенко (Г.Онищенко – руководитель Роспотребнадзора).

Д.Медведев: Имеется в виду Роспотребнадзор?

Е.Бушмин: Да, надо техническое, надо…

В.Матвиенко: Проще говоря, выпускают «Евро-3», а вывешивают табличку «Евро-5».

Д.Медведев: Да это понятно, это известная тема.

Е.Бушмин: Надо подключать Ростехнадзор.

Д.Медведев: Роспотребнадзор.

Е.Бушмин: Роспотребнадзор – да, но он такие технические вещи не сможет. Это лаборатория…

Д.Медведев: А Ростехнадзор – это не его компетенция, если речь идёт о бензине, это Роспотребнадзор.

Е.Бушмин: Это так, это правда. Значит, Роспотребнадзор, но придётся дать денег, иначе не будет того бензина, который мы хотим, никогда.

Д.Медведев: Или разделить на части Роспотребнадзор.

Е.Бушмин: Тоже хорошее предложение.

Д.Медведев: Я не шучу, кстати.

Е.Бушмин: Я запомню. И буквально два слова по акцизам на ликёр и водку.

В.Матвиенко: Коллеги, уже время Дмитрия Анатольевича истекает. Ещё не все задали вопросы.

Д.Медведев: Без этого не должно обойтись. Да, что там по ликёру и водке?

Е.Бушмин: Мы повышаем такими хорошими темпами, что сейчас забыли, что кроме повышения акцизов у нас существует масса других методов борьбы с употреблением горячительных напитков. Вы знаете, что марки, которые наклеиваются на эту бутылку, никакого отношения к акцизам не имеют вообще? Они никак не связаны. Зачем их клеят, уже не понятно. Раньше их клеили в соответствии с объёмами уплаченных акцизов, сейчас уже нет. Сейчас это отдельный бизнес и какой-то неинтересный, тем более после того как они убрали их с пробки, это ещё и повторное использование возможно, он дешевле становится. Вы как юрист скажите, если раз в месяц опечатывать производство, нелицензионное производство водки, а через месяц приходить и опять опечатывать, как Вы думаете, результат какой-нибудь будет? Нет, не будет.

Д.Медведев: Как я понимаю, это делается просто определённым образом…

Е.Бушмин: Надо изымать, уничтожать средства производства.

Д.Медведев: Уничтожать надо, конечно, абсолютно.

Е.Бушмин: Так этого нет. Там нет обязательности изъятия и уничтожения.

Д.Медведев: Там – где?

Е.Бушмин: В Уголовном кодексе.

Д.Медведев: Так это уже ваша компетенция, коллеги. Давайте подумаем над совершенствованием Уголовного кодекса.

Е.Бушмин: Я не настолько юрист, чтобы… Только с Вашей помощью.

Д.Медведев: Я думаю, что здесь речь идёт не только об уголовном законодательстве, здесь нужно посмотреть ещё на административное законодательство. Хорошо, давайте займёмся этим, если вы считаете, что эти процедуры не работают.

Е.Бушмин: Не работают.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич можно в развитие… Я как сенатор тоже имею право задать вопрос.

Д.Медведев: Конечно, Валентина Ивановна.

В.Матвиенко: На 57% подняли акцизы на водку и алкогольную продукцию. В бюджет не увеличилось поступление, в доходную часть. Госстатистика даёт данные: на 25% снизилось производство водки и алкогольных напитков, в то время как потребление не уменьшилось, а выросло, то есть вырос нелегальный сектор. Эксперты говорят о том, что порядка 100 млрд рублей – доходы нелегального сектора, и эта тема не нова, она много раз обсуждалась.

Д.Медведев: Не нова, да.

В.Матвиенко: Искались варианты, но не получается у нас поставить под контроль всё это безобразие. Мало того, что народ травится и помирает, так ещё и такие огромные потери бюджета и уход в нелегальный сектор.

Е.Бушмин: Дмитрий Анатольевич, в Казахстане 118 рублей, а у нас 400–500 и будет 600.

Д.Медведев: И в Белоруссии так же приблизительно, как у нас.

Е.Бушмин: Но они сейчас двигаются, слава богу, а Казахстан совсем не двигается.

В.Матвиенко: А мы члены Таможенного союза, здесь тоже есть куда двигаться.

Д.Медведев: Да, да, я всё слышу, коллеги. В принципе ваши доводы мне кажутся очень серьёзными в этом плане. Во-первых, если говорить о нашем Таможенном союзе, нам обязательно нужно выровнять (я, кстати, завтра улетаю в Казахстан), потому что оттуда везут и спирты, и просто нелегальную продукцию, и вот эта разница, конечно, бьёт по нашим интересам. Что касается самой дилеммы, она существует, Валентина Ивановна, я с вами согласен. Как только начинаешь накручивать налоги, акцизы в данном случае, сразу же начинается производство нелегальной водки, и, конечно, это отражается на здоровье. Где этот баланс? Я честно вам скажу, я не знаю. Если мы чувствуем, что в результате этого мы больше теряем, давайте подумаем о том, чтобы снизить эти акцизы, но мы должны тогда понимать, что в этом случае будут другие проблемы.

Е.Бушмин: И поднять контроль.

В.Матвиенко: Системы нет контроля.

Д.Медведев: Слушайте, контроль. Мы тоже знаем, как эта система работает.

Реплика: ЕГАИС (единая государственная автоматизированная информационная система).

Д.Медведев: Предложите ЕГАИС. Да, я сразу вспоминаю, как мы ЕГАИС внедряли. Предложите систему, которая будет хорошо работать. Мы в Правительстве готовы любые предложения по этому поводу услышать. Но то, что это сообщающиеся сосуды, я не могу с этим спорить. Повышается акциз – увеличивается производство нелегальной водки.

В.Матвиенко: Пожалуйста.

В.Тюльпанов (председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по регламенту и организации парламентской деятельности): Дмитрий Анатольевич, Тюльпанов Вадим Альбертович.

Д.Медведев: Пожалуйста, Вадим Альбертович.

В.Тюльпанов: Мой вопрос касается строительства и развития метрополитена в городах-миллионниках Российской Федерации. Мне легко их перечислить, потому что они находятся все на символической карте за вашей спиной – Москва, Петербург, Казань, Самара, Екатеринбург, Нижний Новгород и Новосибирск. И ещё в четырёх городах начинают строительство метрополитена. Когда к нам приходил Антон Германович Силуанов, я спросил его о возможности поддержки федеральным центром строительства метро. И он сказал…

Д.Медведев: И что вам сказал Антон Германович Силуанов?

В.Тюльпанов: Он, как и положено прижимистому Министру финансов, сказал, что денег в бюджете нет и вообще это муниципальная зона ответственности – строительство метро.

Д.Медведев: Правильно говорит. И то, и другое – абсолютная правда. Денег нет, и это ответственность регионов.

В.Тюльпанов: Но в то же время, Дмитрий Анатольевич, я хочу сказать, что метро, кроме того, что это транспорт, это ещё и стратегический объект, предназначенный, извиняюсь, не дай бог, на случай военных действий каких-то. И по одному этому он не может быть только муниципальным видом транспорта. Скажите, пожалуйста, можно ли вместе с Вами нам побороться за то, чтобы в бюджет какого-то будущего года включить…

Д.Медведев: Вместе со мной побороться с Силуановым?

Вадим Альбертович, знаете, я тоже понимаю, что такое метро. Я вырос в том же городе, что и вы, где метро было главным видом транспорта – удобным, про стратегическую составляющую даже говорить не буду. Хотя, если говорить современными мерками, не факт, что это имеет какое-то значение, потому что не дай бог подобные конфликты, но они уже не будут проходить по тому сценарию, который мы видели в 1950–1960-е годы. Тем не менее метро – важнейший вид коммуникации, очень дорогостоящий для строительства.

Я считаю, что мы всё равно так или иначе будем оказывать крупным городам здесь поддержку. Подчёркиваю – так или иначе, имея в виду ограниченность финансов. Но мы всё-таки запланировали определённую поддержку в рамках подготовки к Олимпиаде. Не для всех городов-миллионников, но для двух – для Нижнего Новгорода и, если я не ошибаюсь, для Петербурга. Это не потому что мы любим только Нижний Новгород или только Петербург…

Реплика: К чемпионату мира!

Д.Медведев: Да, к чемпионату мира, я оговорился, при подготовке к чемпионату мира. Поэтому под какой-то повод, я считаю, мы можем поддерживать и другие города-миллионники, но в зависимости от того, сколько у нас денег, а для этих двух городов эти деньги запланированы именно в связи с подготовкой к 2018 году. Будут деньги – будем помогать.

А.Клишас (председатель комитета Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества): Клишас Андрей Александрович, комитет по законодательству. Дмитрий Анатольевич, Вы уже сформулировали вначале своего выступления очень чётко позицию, которая касается того, что подзаконные акты, конечно же, должны быть готовы, для того чтобы можно было реализовывать законы, которые принимает парламент. Но сама по себе эта задача тоже непростая.

Д.Медведев: Совсем не простая

А.Клишас: Например, в июле был закон об аквакультуре. 1 января 2014 года он вступает в силу, там более 20 подзаконных актов требуется, чтобы были готовы.

Поэтому, Дмитрий Анатольевич, с учётом того, что здесь уже звучало – у нас достаточно конструктивные отношения с ведомствами, со статс-секретарями, и есть предложение: может быть, подготовку этих ведомственных и нормативных актов можно начинать одновременно с обсуждением законов, которые проходят в Совете Федерации? Это поможет нам более качественно работать над самими законами, собственно говоря, не буду этого скрывать, иногда избегать принятия тех поправок, которые приходят и противоречат концепции этих законов. А такое часто встречается.

Поэтому, если Вы поддержите, мы могли бы в данном случае оказать помощь при подготовке этих подведомственных актов, чтобы законы вступали в силу и полноценно работали с момента, когда они должны заработать. Спасибо.

Д.Медведев: Андрей Александрович, вы абсолютно правы, я уже об этом говорил. Я двумя руками за это и считаю, что нужно всячески стимулировать ведомства начинать эту подготовку, по сути дела, на стадии подготовки концепции законопроекта.

Все поручения даны, все флажки расставлены, жёсткие слова сказаны, но, к сожалению, этот маховик крутится очень медленно. Мы все за, но нужно, может быть, какую-нибудь взаимную помощь в этом плане оказывать, потому что вы упомянули закон об аквакультуре, где нужно подготовить 20 нормативных актов, а я упомяну закон о федеральной контрактной системе, где 50 нормативных актов, причём все они должны пройти экспертизу на коррупциогенность, все они сложные, имеют разные развилки. Очень хотелось бы, чтобы мы с вами вместе над этим работали, потому что наши ведомства все в рутине, их заставляют готовиться к заседаниям Правительства, решать кучу оперативных задач и плюс к этому говорят: «Слушай, ты этот законопроект двигай, будь любезен, напиши ещё это, это и это». В самом министерстве ещё иногда и персонала для того, чтобы именно написать закон, и вы это отлично знаете, нет. Одно дело идею сформулировать, а другое дело – превратить это в нормативный акт, пусть даже подзаконный. Поэтому двумя руками за, давайте вместе стараться это делать по всем законопроектам, во всяком случае по всем существенным. Спасибо.

А.Клишас: Мы готовы.

Ю.Воробьёв (заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации): Дмитрий Анатольевич, у меня вопрос, который не требует никаких денег. Единственный вопрос.

Д.Медведев: Уже хорошо. Задавайте тогда его быстрее.

Ю.Воробьёв: Я очень хочу, чтобы Вы высказали своё мнение – или поддержали, или сказали что-то другое. Я хочу сказать о проекте закона о добровольчестве. Как известно, во всём мире такие законы существуют, приняты, и очень активно развивается это движение. Мы видим, что молодёжь в наше время реально хочет участвовать в строительстве государства, в социальной жизни, помогать обездоленным, участвовать в различных проектах, не политических, а гуманитарных.

К сожалению, сегодня нет такого закона, который отрегулировал бы эту деятельность во всех сферах. Есть закон о волонтёрах (это французский синоним добровольцев) для Олимпийских игр, Вы знаете. Когда в 2010 году горели, приняли закон о добровольных пожарных. Теперь готовимся к 2018 году, наверное, будем принимать закон о волонтёрах, которые будут работать в этот период времени, для этого мероприятия.

Д.Медведев: О фанатах.

Ю.Воробьёв: Да. И, конечно же, нужно вывести этот вид деятельности, этот сегмент гражданского общества из политической сферы. Мы подготовили такой законопроект, сегодня он находится в Государственной Думе, очень многие его поддерживают, мы проработали на всех уровнях. Очень бы хотелось, чтобы Правительство поддержало наш законопроект.

Д.Медведев: А Правительство до этого сказало нет, что ли?

Ю.Воробьёв: До этого Правительство сказало: мы согласны с концепцией, вы правильно думаете, но нужен не закон, а нужно во все законы, которые везде разбросаны, внести некие поправки.

Д.Медведев: Внести изменения, да.

Ю.Воробьёв: Да. Я считаю, что это совершенно неправильно и так сделать просто нельзя.

Д.Медведев: Юрий Леонидович, я скажу так: раз вы задали вопрос, который не имеет стоимостной оценки, уже за это мне хочется поддержать закон о добровольчестве. Если говорить серьёзно, я сторонник экономии юридической формы, для того чтобы нам не девальвировать законы, вы это как законодатели отлично знаете. Но если (я не читал соответствующий законопроект, отдайте, я посмотрю), если в нём есть собственное нормативное содержание, несводимое к закону о волонтёрах, другим нормативным актам, включая акты по добровольным пожарным формированиям и так далее, давайте его примем. Никаких возражений быть не может, главное, чтобы, как говорят юристы, у него был предмет собственного правового регулирования.

Ю.Воробьёв: Дмитрий Анатольевич, спасибо. Я знал, что только Вы можете его прочитать, потому что остальные просто его отвергают.

Д.Медведев: Хорошо. Договорились.

В.Матвиенко: Коллеги, мы договаривались, у Дмитрия Анатольевича напряжённый график… Дмитрий Анатольевич, спасибо огромное за такой формат неформальный, потому что мы получили ответы из Ваших уст на те вопросы, которые нас интересовали. Мы будем руководствоваться дальше при рассмотрении законопроектов, исходить из позиции Правительства. На самом деле мы настроены на активную работу. Ещё раз хочу поблагодарить Правительство за очень уважительное отношение к деятельности Совета Федерации, за реальную совместную работу, совместный диалог. Спасибо, мы это очень ценим.

Д.Медведев: Спасибо, Валентина Ивановна, спасибо, уважаемые коллеги! Я всегда открыт для того, чтобы общаться. Спасибо, что пригласили не в новое здание, но в обновлённое здание, мне на самом деле очень понравилось. И хотел бы сказать одно: мы с вами встречаемся, может быть, не так часто, как надо было бы, давайте встречаться чаще. В прошлый раз мы с вами виделись у меня, это было год назад. За год много чего произошло, и если мы как минимум хотя бы два раза в год (а если требуется, и чаще) будем общаться, мне кажется, это будет на пользу и Правительству, и Совету Федерации. Так что я в вашем распоряжении. Будем встречаться.

В.Матвиенко: Дмитрий Анатольевич, мы же от народа, мы голос народа.

Д.Медведев: Так и есть.

В.Матвиенко: Я знаю, что Вы хорошо владеете ситуацией в стране, но сенаторы приносят эту соль от земли, что называется, после поездок по регионам.

Д.Медведев: Это именно так, но потом, понимаете, всё равно очень важно, что у любого сенатора, у любого человека, который занимается законодательством, особенно у тех, кто бывает в регионах, есть собственная практика применения этих законов. И более того, когда у меня какие-то вопросы возникают, я нажимаю кнопку, спрашиваю, например, у министра финансов: «Как?» – он мне говорит, естественно, то, что считает целесообразным. Но очень важно, чтобы долетала и другая информация, а именно от вас её и надо получать.

В.Матвиенко: Спасибо Вам огромное.

Д.Медведев: Спасибо.

<...>

Выделить фрагмент