Новости

Вчера
30 ноября, среда
29 ноября, вторник
28 ноября, понедельник
1

Календарь

Декабрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Встреча с членами Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

Участники встречи обсудили вопросы развития предпринимательства и государственного участия в бизнесе, регионально-отраслевой подход в развитии промышленности и проблемы антимонопольного регулирования предпринимательской деятельности.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Александра Галушки

Сообщение вице-президента «Деловой России», председателя совета директоров ООО «Энергосбытовая компания “Энергосбережение”» Александра Осипова

Сообщение сопредседателя «Деловой России», председателя совета директоров ОАО Rodex Group Антона Данилова-Данильяна

Стенограмма:

Д.Медведев: Не скрою, я считал самым правильным просто встретиться пообщаться, а не выступать с длинными речами на форуме. Поэтому я и сейчас ничего такого долгого не планировал говорить. Повестка дня свободная, я готов пообщаться, готов ответить на ваши вопросы. Коллеги здесь присутствуют, так что я думаю, что это, наверное, самое правильное будет. Александр Сергеевич (обращаясь к А.Галушке – сопредседателю «Деловой России», управляющему партнёру компании KeyPartner, председателю правления Российской коллегии оценщиков), я думаю, что я вам просто передам слово. Вы начните, а потом коллеги, которые хотят выступить, что-то сказать… Единственная просьба: без длинных презентаций, а сразу по сути – претензии, вопросы, предложения.

Участники встречи

  • PDF

    160Kb

    Список участников встречи с членами Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», 26 июня 2013 года

А.Галушка: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Начать хотелось бы немножко всё-таки с позитива, потому что мы этот позитив фиксируем, и об этом тоже стоит сказать. В целом, если глазами бизнеса посмотреть на ту ситуацию, которая у нас складывается с инвестиционным климатом, с бизнес-климатом, то мы видим для себя три главных вещи – выгодно, удобно и безопасно инвестировать и вести бизнес в России. И вот именно по этим трём параметрам я коротко во введении хотел сказать, как мы обобщённо оцениваем положение дел.

По «безопасно» – очевидный прогресс. Последние события, связанные с амнистией, – это, конечно, шаг вперёд очень большой. И не только это связано с судьбой людей, которые сегодня сидят в тюрьме, это вообще мощный сигнал системе, в том числе судебной и правоохранительной, что мы всё-таки наконец-то будем уходить от обвинительного уклона и от презумпции виновности бизнеса. Второе. Создание института омбудсмена – уполномоченного при Президенте по защите прав предпринимателей, и это тоже очень большой шаг вперёд. Третье. До конца года в соответствии с указом Президента общественное объединение предпринимателей получит право подавать иски в защиту интересов своих членов, а также интересов неограниченного круга лиц. И, как это было на Петербургском форуме отмечено, фактически наряду с государственным омбудсменом у нас появится широкая линейка общественных омбудсменов в лице влиятельных общественных организаций.

И четвёртое с точки зрения безопасности – это принятый уже в первом чтении в Госдуме законопроект об административном судопроизводстве. Все эти четыре фактора позитивные. И мы консолидированно как бизнес-сообщество отмечаем это как четыре больших плюса, каждый из которых поддерживает друг друга и усиливает друг друга. И из этих, собственно, моментов и складывается такая общая политика.

С точки зрения удобства ведения бизнеса. Девять «дорожных карт» утверждены Вами. И мы оцениваем эти «дорожные карты» позитивно. В этих «дорожных картах» на сегодняшний день около 500 мероприятий. Главный момент – их реализовать. И то, что Правительство Российской Федерации и Вы лично уделяете этому внимание, – важнейшая вещь для практической реализации. Мы видим, как на уровне уже такого среднего звена бюрократии это происходит. Подобного рода внимание, конечно, усиливает активность и результативность.

Также с точки зрения удобства ведения бизнеса важное место занимает региональный стандарт – создание благоприятного инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации. Эти две вещи – девять «дорожных карт» плюс региональный стандарт, – безусловно, шаг вперёд, мощный шаг вперёд. И ключевая вещь, что оценку и одного, и другого даёт само предпринимательское сообщество. На наш взгляд, это ключевой фактор успеха: что не очередные отчёты о достижениях чиновников мы получим, а реальный прогресс, реальное продвижение вперёд.

Третье измерение инвестиционного климата – «выгодно». И здесь, к сожалению, можно сказать, позитив заканчивается. Если посмотреть 2013 год, сравнить его с 2007-м, самым успешным докризисным годом, то в 2013 году, можно сказать, у нас рынок восстановился до докризисного уровня. Но за это же время очень сильно выросли издержки (электроэнергия, газ) и, самое главное, ещё налоги выросли. Это выгодно складывается из трёх основных вещей: налоги, тарифы, кредиты. Если по кредитам – очевидно, это больше прерогатива Центрального банка: обеспечить экономику длинными дешёвыми деньгами – кстати, то соглашение, которое мы сегодня подписали с ВТБ в Вашем присутствии, как раз и предполагает разработку механизма длинного финансирования модернизационных проектов. Это тоже шаг вперёд, но всё же ведущая роль в создании дешёвых и длинных денег принадлежит Центральному банку.

Налоги. По налогам мы понимаем напряжённость бюджета, которая у нас сегодня существует. Вместе с тем на что бы хотели обратить внимание: всё-таки очень важно с точки зрения налоговой конкурентоспособности российской юрисдикции отделить новые инвестиции и стартапы от уже сложившихся производств.

Мы провели такой анализ в «Деловой России», в том числе привлекали и международных консультантов. Очень интересная картина получилась, она обобщена, на одной страничке всего – выборка некоторых стран именно для новых инвестиций: какие дают льготы по разным налогам. Страны и налоги. Получается, что Россия сегодня не располагает единой линейкой налоговых льгот (именно налоговых каникул прежде всего) для новых инвестиций. То предложение, которое сейчас по Дальнему Востоку реализуется, – это шаг в верном направлении, очень верном направлении. Но было бы правильно не только для Дальнего Востока предложить такие налоговые льготы, а для других территорий в иных параметрах, меньших параметрах (мы понимаем, что Дальний Восток мы в первую очередь хотим простимулировать). И критерии принятия решений всё-таки здесь – обеспечение международной конкурентоспособности российской юрисдикции, чтобы по тем условиям налогового стимулирования, которые предлагаются инвесторам и инвестиционным проектам, стартующим бизнесам здесь в России, мы были не хуже, чем в других странах.

Кроме этой таблички, Дмитрий Анатольевич, мы передадим подробное исследование по этому поводу, оно выполнено. За этой табличкой стоит очень большое исследование, а табличка является такой квинтэссенцией всего этого.

И по налогам я одну вещь хотел добавить. У нас просто возникла чрезвычайная ситуация по закрытию индивидуальных предпринимателей с начала года, когда более 600 тыс. на сегодняшний день индивидуальных предпринимателей закрылось. Я бы хотел обратить внимание, что если в эту сессию не будет принят закон, который изменяет порядок расчёта страховых взносов, по большому счёту он даже смысл теряет. Мы ещё потеряем около 300–400 тыс., и какой тогда смысл это делать? Поэтому, конечно, важно было бы ускорить принятие этого закона.

Кроме того, у нас есть ещё одно предложение. С чем оно связано: Вы говорили на пленарном заседании о доверии. Самая сложная штука в этой ситуации, когда закрылись индивидуальные предприниматели, – это вернуть их доверие. Это самая сложная вещь. И здесь, конечно, нужны асимметричные меры. И я, если позволите, такое сравнение приведу. Как листочек сложили, мы его перегнули, его простым возвращением назад… Почему асимметрия нужна? Нужно сильнее, чтобы он назад вернулся. И таким сильным действием, на наш взгляд, могло бы быть как раз освобождение от всех налогов на два года вновь регистрирующихся индивидуальных предпринимателей. И логика такого освобождения не в выпадающих доходах бюджета, а в том, что это фактически является инвестицией в будущее, бюджетной инвестицией в расширение будущей налоговой базы, которую мы сегодня потеряли в лице этих 600 тыс. индивидуальных предпринимателей. Вот то, что касается налогов.

Отмечу последнее, по теме налогового администрирования: есть очень хорошая «дорожная карта», она уже в недрах АСИ рождена. Мы надеемся, что она также дальше пойдёт, как и другие карты. Мы её оцениваем очень положительно, она очень прогрессивная и хорошая.

По теме тарифов ряд решений прозвучал на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Если Вы позволите, Дмитрий Анатольевич, по тарифам я бы хотел передать слово своему коллеге – Александру Осипову, вице-президенту «Деловой России».

Д.Медведев: Я просто подумал, что, наверное, вы правы: после того, как один раз согнули, для того чтобы разогнуть, одного движения недостаточно. Но в этой ситуации главное не это, а главное, чтобы потом не согнули ещё раз вот так, а потом ещё раз.

Спасибо за добрые слова, сказанные в адрес последних решений, озвученных и на форуме, и того, о чём Президент говорил, и действий Правительства. Я лишь хочу высказать своё отношение к интенсивности нашей совместной работы. Вы назвали четыре позитивных фактора, в принципе которые действительно должны повлиять на общий уровень конкурентоспособности, на атмосферу, которая складывается между государством и бизнесом, но хочу вернуть то, о чём вы говорите. Все эти четыре фактора могут не сработать. Все четыре.

Вы упомянули амнистию, но мы понимаем, что такое амнистия. Амнистия – это ретроспективное действие, когда государство принимает по инициативе Президента или кого-то другого специальный закон, освобождающий лиц, отбывающих наказание по определённым составам преступлений. Это хорошо, с одной стороны. С другой стороны, мы понимаем, что, если не изменится практика применения того же самого уголовного закона по отдельным видам правонарушений, которые обычно вменяются бизнесу, через некоторое время придётся проводить новую амнистию, а в этом нет ничего хорошего. Поэтому, на мой взгляд, мы должны идти дальше, не просто принимать решения, связанные с ранее совершёнными действиями, будь то виновные действия или какие-то иные (это более сложная тема), но и стараться всё-таки менять само законодательство. И мне бы не хотелось, чтобы эта тенденция на улучшение качества уголовного закона, на то, чтобы уголовный закон был в большей степени приспособлен к потребностям современной рыночной экономики (а мы такие действия проводили в последние годы), чтобы она прекратилась. Почему я об этом здесь говорю? Именно потому, что в этом, во-первых, заинтересованы все присутствующие, в этом заинтересовано Правительство, и я думаю, что в этом плане Борис Юрьевич (Б.Титов) может активно подключиться к этим вопросам.

Мы должны продолжить работу по совершенствованию уголовного закона. Он у нас в значительной мере несёт на себе печать ещё советского правопонимания, даже несмотря на то, что Уголовный кодекс был принят уже в постсоветский период, не говоря уже о практике применения уголовного закона. Именно поэтому и требуется проводить амнистии. Это первое.

Второе. Я тоже скажу, что очень важно, чтобы фигура уполномоченного, которым сейчас является Борис Юрьевич (Б.Титов – уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей), приобрела зримую компетенцию и стала популярной для решения тех проблем, которые у бизнес-комьюнити возникают. Это, конечно, зависит и от самого Бориса Юрьевича, но это зависит и от отношения государства в целом к деятельности уполномоченного, поэтому я хотел бы вам здесь пожелать успехов. Я надеюсь, что вы будете решительны в отстаивании интересов ваших соратников по цеху.

Встреча с членами Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

Иски в отношении неограниченного круга лиц. Я несколько позиций на эту тему озвучил, когда выступал в зале. В принципе это неплохой институт. Вопрос только в том, по какому всё-таки кругу обращений здесь пойдёт государство, какова будет компетенция соответствующих структур, которые получат право обращаться с исками о защите неограниченного круга лиц, как будет складываться практика.

Наконец, административное судопроизводство. Само по себе, наверное, это тоже о развитии, но нужно, чтобы всё-таки это было не усложнение судебных процедур, а их упрощение, особенно в контексте озвученной идеи о целесообразности слияния судебных систем и создании единого суда, во всяком случае высшего суда. Я знаю, что эта тема тоже вызвала разные интерпретации, среди предпринимателей в том числе. Что мне кажется важным? Чтобы в процессе реализации этой идеи (не скрою, она довольно давно витала, и мы её обсуждали) не было потеряно то, что было достигнуто в последние годы. Что я имею в виду? Это всё-таки довольно современный уровень судопроизводства в арбитражном суде и достаточно современные подходы к разрешению экономических споров. Мы не должны потерять тот позитив, который был создан в последние годы в системе арбитражного суда. Модель может быть разной. Она может быть такой, как в странах континентальной Европы, когда существует и общегражданский суд, и торговый суд (или арбитражный суд по нашей терминологии). И в континентальных странах есть система судов, которая едина. Может быть, американская модель, которая тоже имеет свои преимущества. Я в данном случае имею в виду просто соединение всех видов дел в одной структуре. Но там, правда, другая система права, мы с вами это тоже понимаем. В общем, нам ещё предстоит пройти довольно значительный путь, для того чтобы реализовать все эти идеи. А работа по упомянутым направлениям – по «дорожным картам», по региональным стандартам и по трём позициям, которые вы упомянули: налоги, тарифы и кредиты, – конечно, будет продолжена. Я лишь отмечу тему, связанную со страховыми взносами. Действительно важно, чтобы все решения были приняты. Мы постараемся на эту тему договориться окончательно с Государственной Думой, мои коллеги этим занимаются. Общий подход вам известен по тем суммам, которые предлагаются сейчас в качестве базовых позиций для начисления страховых взносов, – до 300 тыс. и 1 МРОТ, соответственно, и более 300 тыс. и 1%. Идея же полного освобождения должна быть подвергнута внимательному анализу. Она, конечно, содержит в себе не только позитивные вещи, но и определённые сложности для бюджета, но мы её обязательно проанализируем.

Теперь, с вашего позволения, я передал бы слово вашему коллеге.

А.Осипов (вице-президент «Деловой России», председатель совета директоров ООО «Энергосбытовая компания “Энергосбережение”»): Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Деловая активность непосредственно, напрямую зависит от того, насколько выгодно. Нет у нас практически сегодня таких видов бизнеса и производств, которые не задействовали бы минимум электроэнергию, большинство из них – ещё и газ, и грузовые перевозки и так далее. Мы сегодня вдоль и поперёк на секции разобрали и увидели, что российские тарифы на сегодняшний день и по электроэнергии, и по газу, и по железным дорогам либо превысили американские, либо российские приблизились к американским и, по-видимому, с трендом перерастут.

Первое, как нам кажется, от чего это зависит, – от стереотипов государственной политики. Соединённые Штаты ограничивают экспорт газа и этим увеличивают внутреннее предложение. У нас ситуация: мы следуем каким-то стереотипам равной доходности или равных даже тарифов с неэнергетическими странами и этим существенно ухудшаем ситуацию для своей промышленности. Поэтому первая просьба. Вы все очень много работаете, в день принимается много решений. Либо они будут делаться в логике «мы достигаем равных тарифов и равной доходности» (это ситуация, ухудшающая конкурентные условия для российской промышленности), либо для создания условий для российской промышленности, которые делают её конкурентоспособной, нам нужна другая логика, в том числе и в тарифной политике.

Второй очень важный момент: по-прежнему российские компании инфраструктурные по клиентоориентированности в большей степени являются не партнёрами, а создающими рогатки. Мы с вами «дорожную карту» сделали только по электроэнергетике, при этом на момент, когда мы начинали по электроэнергетике, у нас уже были определённые недискриминационные правила, правила раскрытия информации и так далее. В других отраслях с этим ситуация намного хуже. Если мы сегодня сравним просто даже сайты разных инфраструктурных компаний, увидим, что вообще никакой информации по некоторым инфраструктурным компаниям для потребителей, которая могла бы позволять планировать свою деятельность, по существу не предоставляется, то есть очень большая работа в этом предстоит.

Что нам кажется очень важным? Каждый раз мы делаем документы, и они оказываются недееспособными, потому что один из ключевых участников, потребитель, из регуляторики исключён. У регуляторики есть конкретные источники. Если не все точки зрения равно представлены, они либо вообще игнорируются, либо их не слышат.

И последнее у меня. Мы занимаемся энергосбытовой деятельностью независимой. Это конкретный пример создания конкуренции в инфраструктурной отрасли. Есть два сегмента – гарантирующие поставщики, монополисты, и независимые энергосбыты. Я вам приведу конкретный пример. У нас в регуляторике в электроэнергетике большое количество очень пухлых документов – правила оптовые, правила розничные, порядки, постановления и все остальные. У гарантирующих поставщиков… Чем они от нас отличаются по своей экономической сути? Тем, что они вроде бы должны тех, кого рынок не захочет взять, взять и обязаны снабжать электроэнергией. На самом деле во всех этих пухлых документах принципиально отличаются требования в итоге к нам как к независимой энергосбытовой компании (и они, конечно, завышены) и к гарантирующему поставщику, который совершенно иного характера имеет требования.

К чему я это говорю? К тому, что, по нашему мнению, мы сейчас, разрабатывая «дорожную карту» по развитию конкуренции в инфраструктурных отраслях, в том числе в электроэнергетике, хотели бы действовать именно в этой логике – выравнять требования ко всем участникам, чтобы они не были различными. Это первое.

И второе. Сегодня происходит ситуация, когда энергосбытовую деятельность передают от гарантирующих поставщиков в электросетевой комплекс. По факту складывается, что это происходит. Это крайне тревожная для нас ситуация, нам кажется она неоднозначной, вредной.

Д.Медведев: Спасибо. Я просто тоже, чтобы не забыть, сразу же хочу две вещи подчеркнуть. Вы упомянули равнодоходность. Я, вы знаете, восемь лет был председателем совета директоров одной «маленькой» компании, которая за эту равнодоходность очень долго сражалась. Хочу вот что сказать: в какой-то момент лозунг равнодоходности был абсолютно правильным, потому что у нас были колоссальные искажения между реальными ценами на газ на рынке и тем, по каким ценам газ поставлялся потребителям на внутреннем рынке. Но в какой-то момент мы должны всё-таки действительно остановиться и понять, в какой степени вот такая прямая равнодоходность является оптимальным приёмом работы на нашем рынке, потому что всё-таки должны быть и какие-то конкурентные преимущества, именно потому, что мы – Россия, и именно потому, что мы крупнейшая страна – поставщик энергоресурсов. И этот баланс нам только предстоит опередить. Я просто хочу сказать, что выравнивание требований ко всем участникам – то, о чём вы сказали, является абсолютно справедливым в целом тезисом, и из этого надо исходить.

А.Галушка: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Я позволю себе небольшое уточнение, когда говорил про налоговые каникулы для индивидуальных предпринимателей: только на два года и один раз. Персонально индивидуальному предпринимателю и в первый раз. Второй раз воспользоваться этим невозможно и, соответственно, злоупотребить этим невозможно. 

Д.Медведев: Если эту модель рассматривать: а мы как будем определять – первый или второй раз? Предпринимателей мы как будем классифицировать? Речь идёт только об индивидуальных предпринимателях?

А.Галушка: Да, только.

Д.Медведев: Конкретное физическое лицо? Не компания созданная?

А.Галушка: Нет, только… Первый раз и один раз.

Д.Медведев: Понятно. Продолжим.

А.Галушка: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Кстати, по тарифам тоже по позитиву хотелось сказать. Последние решения, которые были озвучены, по индексации тарифов по инфляции – это, конечно, большой уже плюс, большой шаг вперёд. И создание совета потребителей при РЭК, при Федеральной службе по тарифам и инфраструктурных монополиях...

Д.Медведев: Если бы вы знали, какие дискуссии в Правительстве по этому поводу были и какова позиция многих моих коллег, которые отвечают за отрасли, то здесь скучно бы не было, это абсолютно точно. Тем не менее такое решение действительно принято. Мы представили свои предложения Президенту, Президент нас в этом плане поддержал. Я думаю, что в этих условиях это правильно. Хотя придётся вытирать слёзы у маленьких компаний, наших инфраструктурных монополий, потому что они нам, естественно, сразу выкатили вопросы инвестиций – денег у них не хватает. Ладно, продолжим.

А.Данилов-Данильян (сопредседатель «Деловой России», председатель совета директоров ОАО Rodex Group): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Лозунг «Деловой России» – «Мы делаем дело!», и это не только проявляется в том, что мы периодически самые разные инициативы доводим до Правительства, до различных министерств и ведомств. Мы, собственно, все тут предприниматели, конкретные бизнесмены, за плечами которых стоят конкретные люди, коллективы, заводы. Мы даже издали недавно книжку, которая так и называется «Заводы “Деловой России”», причём это первый том, будут и дальнейшие издания. Это то, что нам удалось сделать за последние два-три года, и мы тем самым показываем, что снизу, никто нас не неволил сверху, мы вполне способны как модернизировать старые советские убитые предприятия, так и в чистом поле ставить новые. И мы видим, что вокруг многих промышленных площадок, образовывающихся вокруг наших заводов, можно делать так называемые кластеры, и это способ привлечения инвестиций в регионы. Кластер, центральная идея – какой-то продукт, и вокруг него выстраивается многоуровневая кооперация малого, среднего и крупного бизнеса, которая занимается переработкой, доведением этой продукции до вида конечного использования. Много всяких преимуществ у кластеров. Тут и производительность труда гораздо выше, и меньше риски, и возможности для инноваций, энергосбережения, тут такой синергетический эффект проявляется в полной мере. И мы в принципе начали эту работу, у нас уже около 40 кластерных инициатив отобрано. Мы разработали и передали Министерству экономического развития концепцию государственной поддержки кластеров и даже предварительно согласовали пять-шесть инициатив.

Что нам нужно от государства, чтобы это не вязло в бюрократии и во всяких, скажем так, традиционных подходах к государственному управлению? Нам нужен центр общественных процедур, который бы (наше предложение) был утверждён Внешэкономбанком и «Деловой Россией». Это такая форма государственно-частного партнёрства, которая будет сопровождать каждую кластерную инициативу. И при этом эти кластерные инициативы, как и с нашими заводами, идут не сверху, а снизу, то есть мы сами генерируем то, что мы видим, рыночные интересы складываются во что-то такое действительно положительное, которое может дать синергетически очень большой эффект.

Очень важно, чтобы был такой еженедельный буквально ваш и наш контроль за тем, как идёт работа по подготовке инфраструктуры для каждого такого кластера. И любой сбой по вине какого-то государственного органа или представителя муниципального органа, или естественной монополии должен, конечно, быстро пресекаться. Потому что одно дело – поставить завод, тут мы шишек набили, но всё понимаем. Другое дело – сделать гораздо более сложную вещь под названием кластер. Поэтому без ясно выраженной такой воли вряд ли такие задачи быстро могут быть решены.

В Европе, скажем, когда мы пытаемся сделать что-то похожее, нам 100 дней – и получение абсолютно всех разрешений. И не только в Европе, в других странах бывает ещё меньше, бывают уже готовые площадки, ничего даже делать не нужно. Но здесь, в России, есть, конечно, масса своих особенностей, которые приходится преодолевать, также используя определённые особенности государственного управления. Поэтому дайте по возможности соответствующее поручение, чтобы мы образовали такой центр общественных процедур, поддержите нашу инициативу – хотя бы 5–6 пилотных кластеров. Мы покажем, как мы это умеем делать, и в результате мы на всю страну распространим эту практику. Расчёты, мы их можем отдельно представить (собственно, вашему Аппарату уже представили) показывают, что с помощью такого рода механизмов мы можем всерьёз изменить сырьевой ориентации на инновационно-промышленную – то, что очень важно для новой индустриализации и 25 млн новых рабочих мест.

Д.Медведев: Спасибо. Я хотел только уточнить: Антон Викторович, а что нужно сделать для того, чтобы вам помочь? Я слышал про Центр общественных процедур и про контроль. В практическом плане какая поддержка нужна?

А.Данилов-Данильян: В этом центре будет сведена определённая административная сила, которая позволит эти постоянно возникающие барьеры снимать – барьеры, не связанные с нашей деятельностью, а именно с деятельностью тех, кто обеспечивает инфраструктуру и так далее.

Д.Медведев: Он где должен находиться, этот центр? И на каких принципах работать?

А.Данилов-Данильян: ЦОП может находиться в Москве, это может быть любая инвестиционно-правовая форма, которая удобна…

Д.Медведев: Его кто создавать должен?

А.Данилов-Данильян: Внешэкономбанк плюс «Деловая Россия». Может быть, подключатся другие общественные объединения бизнеса, но мы по крайней мере за себя абсолютно уверены.

Д.Медведев: Давайте так сделаем: за Внешэкономбанк, в силу понятных причин, мне тоже приходится отвечать. Подготовьте предложение, я посмотрю, что это будет на практике. Бумагу мне сделайте.

А.Данилов-Данильян: Спасибо большое.

<…>

Выделить фрагмент