• Анонсы
  • Новости

Новости

13 часов назад
22 июля, пятница
21 июля, четверг
20 июля, среда
19 июля, вторник
18 июля, понедельник
16 июля, суббота
15 июля, пятница
1

Календарь

Июль
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Заседание Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан

В повестке: о мерах по снижению распространения ВИЧ-инфекции, о предварительных итогах проведения в России Года борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Вероники Скворцовой о мерах предупреждения распространения ВИЧ-инфекции и о предварительных итогах проведения в России Года борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями

Сообщение руководителя Роспотребнадзора Анны Поповой 

Сообщение губернатора Белгородской области Евгения Савченко

Сообщение епископа Орехово-Зуевского, председателя Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви Пантелеимона

Сообщение губернатора Кировской области Никиты Белых

Брифинг Вероники Скворцовой

Брифинг директора ФСКН Виктора Иванова

Стенограмма:

Горки, Московская область

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан

Д.Медведев: Добрый день! У нас сегодня проходит заседание Правительственной комиссии по охране здоровья. Такой у нас орган представительный, в котором принимают участие не только руководители государственных структур, должностные лица, но и представители общественных, религиозных организаций, поэтому заранее всех благодарю за участие.

Тема у нас сегодня важная, она распадается, собственно, на два вопроса. Один вопрос касается предупреждения распространения ВИЧ-инфекции, второй – итогов проведения в России Года борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Темы действительно жизненно важные именно в силу их влияния на состояние здоровья населения. У нас большой состав участников, включая руководителей регионов, многие из которых находятся в режиме видеоконференции, – именно потому, что мы посчитали правильным сегодня поговорить в режиме видеоселектора.

Участники заседания

  • PDF

    162Kb

    Список участников заседания Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан, 23 октября 2015 года

Заболевания, которые вызываются вирусом иммунодефицита человека, – это серьёзнейшая глобальная проблема, с которой сталкиваются все страны без исключения. И в России, соответственно, тоже есть все эти проблемы. Каждый год в среднем на 10% растёт число ВИЧ-инфицированных, то есть почти на 10 тыс. человек – в соответствии с той статистикой во всяком случае, которой располагает Министерство здравоохранения.

Это прежде всего молодёжь и люди активного возраста – от 20 до 50 лет. Ситуация особенно напряжённая в целом ряде регионов, через которые в том числе проходит международный наркотрафик (это Урал и Сибирь).

Но надо отметить, что ВИЧ распространяется не только среди наркозависимых, уязвимых групп населения. Ситуация уже изменилась – это опаснейшая инфекция, которая на самом деле может поразить практически любого человека: и ребёнка, и женщину, и старика. И если делать вид, что её нет или что она где-то далеко от нас или касается только маргинальных групп населения, это просто нечестно.

Д.Медведев: «Я дал поручение Минздраву подготовить к ноябрю следующего года государственную стратегию противодействия распространению ВИЧ-инфекции. В этом году исполняется 10 лет, как мы вместе начали заниматься нацпроектом "Здоровье". В нём профилактика и лечение ВИЧ-инфекции были выделены в отдельное направление впервые вообще в истории нашего здравоохранения. Тогда это всё-таки позволило дать толчок этой работе и спасти многих людей».

Конечно, ВИЧ – это не только медицинская, но и социальная проблема, которую необходимо решать в комплексе. Здесь никто не может оставаться в стороне – ни ведомства, ни регионы, ни государственные структуры, ни неправительственные организации и общественные структуры. Я дал поручение Минздраву подготовить к ноябрю следующего года государственную стратегию противодействия распространению ВИЧ-инфекции. Она должна быть солидным, большим документом. Сегодня мы обсудим общие подходы, которые составят основу этой стратегии, и как дальше работать, чтобы были лучшие результаты. В этом году, кстати, исполняется 10 лет, как мы вместе начали заниматься нацпроектом «Здоровье». В нём профилактика, выявление и лечение ВИЧ-инфекции и сопутствующих ей вирусных гепатитов были выделены в отдельное направление впервые вообще в истории нашего здравоохранения. Тогда это всё-таки позволило дать толчок этой работе и спасти многих людей.

В стране существует система профилактики и борьбы со СПИДом. Очевидным успехом является то, что более 98%, то есть практически все дети, которые рождаются у ВИЧ-инфицированных матерей, здоровы. Но, несмотря на все наши усилия, проблема остаётся очень острой, и хочу прямо сказать, что это результат в том числе и недостатков в работе на всех уровнях. В частности, я говорю о перебоях в поставках лекарств и тест-систем, которые допускают некоторые регионы. Это ставит под угрозу жизнь не только больных ВИЧ-инфекцией, но и здоровых людей. Есть вопросы к тому, как поставлена информационная деятельность. Люди должны иметь грамотную, профессиональную информацию об опасности инфекции, о профилактике, тем более что это один из важнейших факторов её предупреждения.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан

Наша задача – снизить риск распространения вируса. Нужно сконцентрировать усилия, прежде всего, на уязвимых к инфекции группах людей, включая наркозависимых, хотя мы все понимаем, что это весьма непросто сделать.

Необходимо также, чтобы как можно больше ВИЧ-инфицированных получали современные лекарства. Регионам нужно активнее решать эту проблему. Сегодня мы прорабатываем вопрос о переходе на централизованную государственную закупку лекарств для лечения ВИЧ-инфекции, сопровождающих её туберкулеза, вирусных гепатитов, что позволит улучшить обеспечение ими пациентов.

Известно также и то, что человечество ещё не изобрело стопроцентной вакцины от ВИЧ, но есть лекарства, которые замедляют ход болезни. Надо активно вести собственные разработки для производства таких препаратов, и хотел бы, чтобы это стало одним из приоритетов нашей ФЦП по развитию фармацевтической и медицинской промышленности. Вчера мы, кстати, также окончательно договорились о том, как финансировать мероприятия по лечению ВИЧ в следующем году, с тем чтобы на эти цели были запланированы в конечном счёте и использованы значимые финансовые ресурсы. Без этого, к сожалению, бороться с этой болезнью невозможно.

Одновременно надо повышать общий уровень знаний людей по этой теме, делать упор на масштабную информационную работу с привлечением общественности, средств массовой информации, неправительственных организаций, особенно в среде старшеклассников, молодёжи. Очень многие проблемы, как известно, здесь кроются в воспитании, которое проходит в школе и в семье.

Д.Медведев: «В стране существует система профилактики и борьбы со СПИДом. Очевидным успехом является то, что более 98%, то есть практически все дети, которые рождаются у ВИЧ-инфицированных матерей, здоровы. Но, несмотря на все наши усилия, проблема остаётся очень острой. Наша задача – снизить риск распространения вируса. Нужно сконцентрировать усилия, прежде всего, на уязвимых к инфекции группах людей, включая наркозависимых».

Ещё не очень хорошо в этом смысле налажено сотрудничество с обществом. У нас в стране охотно помогают тем, кто страдает от онкологических, сердечно-сосудистых заболеваний, от так называемых редких болезней, лечение которых дорого стоит. В отношении ВИЧ-инфицированных действуют определённые стереотипы, но по понятным причинам это такие же граждане нашей страны, они не должны быть никакими изгоями. В этой области есть социально ориентированные НКО, волонтёры, нужно их за такую работу благодарить, лучший опыт использовать и органам государственной власти выстраивать с ними взаимодействие.

Вот что мне хотелось сказать по первой, весьма острой теме, на которую у нас вообще не очень-то любят рассуждать, скажем откровенно.

И второе – в отношении Года борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Как известно, эти болезни являются основной причиной смертности, в нашей стране в том числе. Россия остаётся, к сожалению, одним из лидеров по данному показателю, поэтому проведение такого года – не просто акция. Мы ставим задачу не только привлечь внимание к проблеме, но, конечно, эту задачу решать, закрепить ту позитивную тенденцию, которая наметилась в стране с увеличением продолжительности жизни.

Это зависит не только от доступности и качества медицинской помощи (хотя это очень важно, в том числе применительно к сердечно-сосудистой патологии, когда речь идёт о быстром или экстренном вмешательстве), но в значительной мере это зависит от самих людей, от их личного стремления снизить риски для здоровья, отказаться от вредных привычек, курения в том числе, неправильного питания и так далее.

И конечно, значительный вклад в такой образ жизни вносят физкультура и спорт. Людей, которые систематически занимаются физкультурой, у нас становится всё больше, это сейчас почти треть наших граждан. Эти показатели за последние, скажем, пять-семь лет выросли практически в два раза.

Подводя итоги года, нужно достучаться до каждого человека, чтобы люди знали, как снизить риск инфарктов, инсультов, гипертонии, как оказать первую помощь, как спасти и продлить жизнь и себе, и своим родным.

Кроме того, мы исходили из того, что этот год создаст более эффективные механизмы, в том числе профилактические, а также информационные механизмы, которые мы могли бы развивать дальше и распространять их в регионах.

Вместе с тем, как показал социологический опрос, значительная часть граждан про этот год не знает, хотя более 55%, по их собственному признанию, стали уделять своему здоровью больше внимания. Это позитивная тенденция.

Важно, чтобы работа по борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями не ограничивалась этим годом (год – это просто старт, толчок, привлечение внимания к теме), а стала постоянной, долгосрочной, начала давать необходимые результаты.

Во многих регионах здесь также накоплен опыт, и, соответственно, его нужно использовать.

Теперь давайте обсудим оба вопроса. Сразу по обоим вопросам я просил бы высказаться Министра здравоохранения, затем попрошу выступить коллег сначала по теме ВИЧ-инфекции, а потом по теме Года борьбы с сердечно-сосудистыми патологиями.

Пожалуйста, Вероника Игоревна. 

Доклад Вероники Скворцовой на заседании Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан

В.Скворцова: Спасибо большое.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги!

Первый случай ВИЧ-инфекции в России был зарегистрирован в 1987 году. За прошедший период с 1987 года, по данным федерального государственного статистического наблюдения, общее число зарегистрированных случаев выявления антител к ВИЧ-инфекции составило 742 631, из них 11% было выявлено в учреждениях ФСИН Российской Федерации.

С 2006 года, как уже отметил Дмитрий Анатольевич, выявлялся стойкий рост заболевания ВИЧ-инфекцией в среднем на 10% в год с разбросом от 6 до 16%. В 2014 году было зарегистрировано 92 613 новых случаев выявления антител к ВИЧ, что почти на 11 тыс. случаев больше, чем в 2013 году, – 12% прироста.

Наибольшее число случаев ВИЧ зарегистрировано у лиц в возрасте от 25 до 44 лет. Важно отметить, что 13,3% новых случаев выявляются на поздних стадиях с наличием уже сочетанных инфекций. Всего около 40 тыс. инфицированных ВИЧ (это 5%) имели активные формы туберкулёза, а 300 тыс. (34%) имели гепатиты В и С.

В.Скворцова: «По охвату населения профилактическими программами Российская Федерация входит в число передовых стран мира и является лучшей среди стран БРИКС. В 2014 году на ВИЧ было обследовано почти 28 млн человек – граждан Российской Федерации, а также около 2 млн иностранных граждан, преимущественно трудовых мигрантов из стран СНГ». 

В целом по стране в 2014 году показатель распространённости ВИЧ-инфекции составил 335,3 на 100 тыс. населения, что, по опубликованным данным, в полтора раза превышает аналогичный показатель в странах Европейского союза – 216.

Следует также отметить, что в отчёте международной специализированной организации UNAIDS за 2012 год представлена более высокая распространённость ВИЧ-инфекции в России, чем по данным Росстата. Мы просим Вашего поручения, Дмитрий Анатольевич, всем заинтересованным органам исполнительной власти (Минздраву, Роспотребнадзору, Росстату) принять меры по определению единого порядка статистического наблюдения за ВИЧ-инфекцией…

Д.Медведев: Это где представлена более высокая..?

В.Скворцова: Это UNAIDS – специализированное подразделение Организации Объединённых Наций.

Д.Медведев: А нам каким данным верить?

В.Скворцова: Нам необходимо сейчас создать единый федеральный регистр на всех ВИЧ-инфицированных. Это позволит нам, во-первых, оптимизировать распределение всех возможностей (и диагностических, и лечебных) и, кроме того, стандартизирует всю нашу статистику и позволит выходить на международные структуры с одними и теми же данными, потому что здесь есть некоторые разночтения.

Д.Медведев: Надо эти разночтения преодолеть по возможности, сверить все данные, как вы говорите.

В.Скворцова: Мы сделаем это в ближайшее время.

Распространённость ВИЧ-инфекции на территории имеет существенные различия. 22 субъекта Российской Федерации дают более 50% всех новых случаев ВИЧ-инфекции. В них показатели распространённости ВИЧ-инфекции в два-три раза превышают среднероссийский уровень. Самые высокие уровни наблюдаются в Свердловской области (более 1000 случаев), Кемеровской области (899), Иркутской, Самарской областях, Ханты-Мансийском автономном округе, Ульяновской, Ленинградской областях, Пермском крае.

Необходимо отметить, что географическое расположение наиболее поражённых ВИЧ-инфекцией регионов совпадает с основными маршрутами наркотрафика в стране. Среди путей передачи инфекции в 2014 году, как и в предыдущие годы, преобладал парентеральный (то есть через кровь) путь заражения – 57,3% случаев. В то же время на протяжении последних десяти лет наблюдается тенденция к увеличению доли полового (гетеросексуального) пути передачи, которая составила в 2014 году уже 40,3%.

Таким образом, в эпидситуацию в нашей стране вовлекаются и социально благополучные слои населения. Для сравнения: в Соединённых Штатах Америки и странах ЕС в структуре путей передачи преобладает половой путь передачи, а на парентеральный путь приходится всего 6,5–7,5%. В странах БРИКС парентеральный путь занимает от 5,9 до 10%.

Это подчеркивает особенности эпидситуации в нашей стране и показывает необходимость усиления внимания к отдельным социальным группам населения с высоким риском заражения – наркопотребителям, лицам, практикующим рискованное сексуальное поведение, гражданам, находящимся в учреждениях системы ФСИН.

За весь период наблюдения до конца 2014 года в России от всех ВИЧ-инфицированных матерей родилось 129 630 детей, из них у 6,2% детей была подтверждена ВИЧ-инфекция. В 94% случаев родились здоровые дети, что отражает эффективность профилактики вертикальной передачи ВИЧ. Если в 2006 году риск вертикальной передачи составлял 10,5%, то в 2014 году он снизился до 3% за счёт высокого охвата профилактическими программами: в период беременности – 88%, в период родов – 93% и охват профилактикой новорождённых детей – 99%.

По этому показателю Российская Федерация входит в число передовых стран мира и является лучшей среди стран БРИКС. В 2014 году на ВИЧ было обследовано почти 28 млн человек – граждан Российской Федерации, а также около 2 млн иностранных граждан, преимущественно трудовых мигрантов из стран СНГ. Средняя частота выявления ВИЧ у россиян составила 3,5 на 1000 иммунных анализов (иммуноблотингов).

Вместе с тем среди лиц, входящих в группы риска, частота была существенно выше среди больных наркоманией (39 на 1000), среди лиц, находящихся в местах лишения свободы (24,4).

В стандарты медицинской помощи лицам, употребляющим наркотики, в настоящее время входит обязательное тестирование на трансмиссивные инфекции, включая ВИЧ. Однако в 2014 году в регионах было обследовано лишь 241,5 тыс. человек, употребляющих наркотики, при общем их количестве более 490 тыс. Таким образом, обследование не прошёл каждый второй. Росздравнадзору дано поручение об ужесточении контроля за проведением обязательного тестирования у наркопотребителей в субъектах Российской Федерации.

В.Скворцова: «Одним из важнейших направлений работы по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции является информирование населения через проведение масштабных коммуникационных кампаний. До конца 2015 года Минздрав завершит реализацию комплексного коммуникационного проекта, в рамках которого будут созданы и размещены программы и ролики на федеральном и региональном телевидении общим хронометражем более 2600 минут эфирного времени».

Ведущие международные организации, деятельность которых направлена на борьбу с ВИЧ-инфекцией, выделяют ряд приоритетных мер, вносящих максимальный вклад в борьбу с ВИЧ. К ним относятся информирование населения посредством проведения масштабных коммуникационных кампаний (вклад примерно 15–18%), профилактика ВИЧ-инфекции среди труднодоступных для медиков групп риска с привлечением неправительственных организаций (10–14%), раннее и активное выявление ВИЧ-инфекции среди населения (34–37%) и охват лечением 60% и более процентов ВИЧ-инфицированных граждан (вклад – более 35–37%).

Одним из важнейших направлений работы по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции является информирование населения через проведение масштабных коммуникационных кампаний. Последние несколько лет эта работа проводится преимущественно на уровне субъектов Российской Федерации с использованием региональных СМИ. Однако разработанные в регионах информационные материалы не всегда связаны общей концепцией, часто лишены комплексного подхода и не всегда правильно ориентированы относительно целевых групп.

Министерством здравоохранения Российской Федерации принято решение существенным образом усилить федеральный компонент коммуникационной кампании. До конца 2015 года Минздрав завершит реализацию комплексного коммуникационного проекта, в рамках которого будут созданы и размещены программы и ролики на федеральном и региональном телевидении общим хронометражем более 2600 минут эфирного времени.

Будут также разработаны плакаты для различных целевых групп с последующим их размещением в образовательных и медицинских учреждениях.

24 ноября состоится первый форум специалистов по вопросам профилактики и лечения ВИЧ/СПИДа, а в Международный день борьбы со СПИДом, 1 декабря, пройдёт всероссийская акция «День тестирования», призванная обратить внимание граждан на необходимость регулярного прохождения теста на ВИЧ. В ней примут участие многие известные люди нашей страны.

Презентация

  • PDF

    1Mb

    Слайды к докладу Вероники Скворцовой о предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, а также профилактике, диагностике и лечении заболеваний, ассоциированных с ВИЧ-инфекцией

Основные коммуникационные мероприятия на 2015–2017 годы отражены на слайде 8. На эти цели предусмотрено 180 млн рублей в 2016 году, дополнительного финансирования не потребуется.

Как уже отмечалось, важнейшим элементом в комплексе мер, направленных на борьбу с ВИЧ-инфекцией, является работа в труднодоступных для медицинских работников группах риска, поскольку она обеспечивает возможность проведения диагностики, постановки на учет, формирование приверженности к лечению среди потребителей инъекционных наркотиков, а также лиц с рискованным поведением.

По итогам заседания президиума Госсовета в июне 2015 года Президентом Российской Федерации было поручено организовать межведомственное взаимодействие, направленное на создание специализированных реабилитационных центров и поддержку негосударственных организаций, реализующих программы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства, психотропные вещества.

Роспотребнадзору, Минздраву, ФСКН совместно с другими заинтересованными органами исполнительной власти необходимо разработать меры государственной поддержки НКО, общественных и волонтёрских организаций, реализующих профилактические, реабилитационные и социальные программы для лиц из труднодоступных социальных групп, включая выделение целевых субсидий из федерального бюджета.

По рекомендациям ВОЗ в регионах, где идёт интенсивный рост числа новых случаев заражения, а также где доля беременных с ВИЧ-инфекцией составляет более 1%, необходимо формировать систему тотальной настороженности: предлагать добровольное тестирование на ВИЧ всем, кто по любой причине обращается в медицинскую организацию за медицинской помощью. В соответствии с этим раннее активное выявление ВИЧ-инфекции в нашей стране должно быть существенно усилено, в первую очередь в 22 регионах, которые обеспечивают темп развития эпидемической ситуации в стране.

Регионам необходимо также уделить особое внимание тестированию лиц, помещённых в изоляторы временного содержания МВД России, особенно находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Повышение выявляемости ВИЧ позволит обеспечить инфицированных своевременной антиретровирусной терапией. Расширение числа диагностических тестов с учётом сказанного составит в 2016 году около 3 млн исследований, а дополнительная потребность в бюджетных ассигнованиях на указанные цели составит около 112 млн рублей.

Оказание медицинской помощи ВИЧ-инфицированным гражданам проводится в специализированных медицинских организациях, центрах по профилактике и борьбе со СПИДом. В ряде субъектов эти центры являются структурными подразделениями многопрофильных медицинских организаций и инфекционных отделений. Организация деятельности по борьбе с ВИЧ/СПИДом определяется приказом Минздрава, принятым в ноябре 2012 года, по утверждению порядка оказания медицинской помощи, а также тремя стандартами и пятью клиническими рекомендациями, протоколами лечения.

Основой лечения ВИЧ является антиретровирусная терапия, которая обеспечивается преимущественно за счёт бюджетных средств, начиная с национального проекта «Здоровье», с 2006 года. В 2013 году экспертным сообществом были созданы национальные клинические рекомендации по терапии и профилактике ВИЧ-инфекции, гармонизированные с принятыми рекомендациями ВОЗ.

В 2014 году был обновлён перечень жизненно важных препаратов, который включил 10 международных непатентованных наименований антиретровирусных препаратов, рекомендуемых ВОЗ для проведения базовых схем лечения.

Восемь из десяти препаратов производится отечественными производителями, из которых четыре – со стадии очистки фармацевтической субстанции. Однако ни один препарат пока не производится по полному циклу.

В 2017 году заканчивается срок действия патента на два базовых препарата, по которым в настоящее время рядом отечественных фармацевтических предприятий («Фармсинтез», «Биокад», «Ф-Синтез», «Р-Фарм») проводятся клинические исследования и планируется начать производство по полному циклу.

В рамках ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» заключено семь государственных контрактов на разработку антиретровирусных препаратов при ВИЧ-инфекции на общую сумму 167 млн рублей и шесть контрактов на выполнение работ по проведению доклинических исследований. Сравнительный анализ стоимости лекарственных препаратов, рекомендованных ВОЗ, показывает, что уже в настоящее время цена их регистрации в Российской Федерации в большинстве случаев ниже, чем в странах Европы, США и странах БРИКС. Сравнительная таблица приведена на слайде 13.

Важно отметить, что Российская Федерация, как и другие развитые страны, является донором ВОЗ и Глобального фонда и в последние годы не принимает средства международных благотворительных организаций. Это важно подчеркнуть в связи с тем, что такое положение не позволяет нам дополнительно минимизировать цену, как в странах Латинской Америки и Африки это было в прошлом и позапрошлом годах.

С учётом активного выхода на рынок отечественных производителей и централизации закупок на федеральном уровне в соответствии с поручением Президента дополнительный резерв снижения цены, по мнению экспертов, составляет около 20%.

В.Скворцова: «Основой лечения ВИЧ является антиретровирусная терапия, которая обеспечивается преимущественно за счёт бюджетных средств, начиная с национального проекта "Здоровье". В 2014 году был обновлён перечень жизненно важных препаратов, который включил 10 международных непатентованных наименований антиретровирусных препаратов, рекомендуемых ВОЗ для проведения базовых схем лечения. Восемь из десяти препаратов производится отечественными производителями, из которых четыре – со стадии очистки фармацевтической субстанции».

Текущий уровень финансирования позволяет в 2015 году обеспечить антиретровирусной терапией около 200 тыс. ВИЧ-инфицированных – это 23%. При дополнительном снижении цены на препараты нам удастся обеспечить максимальный охват лечением 25–30%. В этом случае будет развиваться сценарий генерализованной эпидемии ВИЧ/СПИДа, при котором к 2020 году число больных возрастёт на 250%. Сценарии можно посмотреть на слайде 14.

Д.Медведев: Обратите внимание все, кто следит сейчас за докладом, что может быть. Я имею в виду и тех, кто в зале сидит, и тех, кто смотрит нас в режиме видеоселектора.

Повторите это ещё раз.

В.Скворцова: К 2020 году в этом случае число больных возрастёт на 250%, то есть эпидемия разовьётся и выйдет из-под контроля. При этом для каждого россиянина риск заразиться ВИЧ-инфекцией существенно возрастёт с учётом увеличения доли полового пути передачи. По рекомендациям ВОЗ охват лечением ВИЧ-инфицированных должен быть не ниже 60–80% и приближаться к тотальному. Целевой показатель объединённой программы ООН составляет 90%.

При охвате лечением 60% – дополнительно 267 тыс. человек – нам удастся обеспечить регресс заболеваемости к 2023 году, при охвате лечением 70% – к 2020 году, при охвате лечением 80% – в ближайшие два-три года. Таким образом, для кардинального изменения эпидемиологической ситуации по ВИЧ-инфекции необходимо увеличение охвата лиц лечением на основе современных схем, в том числе с использованием отечественных препаратов.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан

Д.Медведев: Что ещё нужно сделать по линии Правительства? И переходите ко второму докладу.

В.Скворцова: Я хотела бы закончить этот блок, Дмитрий Анатольевич, тем, что весь комплекс приведённых приоритетных мероприятий учитывается в разрабатываемой государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ. По распоряжению Правительства она должна быть завершена к ноябрю 2016 года. Мы думаем, что завершим её раньше.

Д.Медведев: Зачем нам столько времени нужно? Неужели есть какие-то вещи, на которые ещё год надо потратить, чтобы эту стратегию принять? Давайте мы просто сейчас командирским решением установим срок, максимально полгода, отсчитанный от сегодняшнего дня. Соответственно, за эти полгода всё нужно до конца завершить и представить результаты.

В.Скворцова: Обязательно. И, Дмитрий Анатольевич, хотела бы поблагодарить Правительство и Вас за принятие решения по расширению возможностей финансового обеспечения профилактики и лечения СПИД на следующий год, потому что это решение позволит нам реализовать уже без отсрочки со следующего года все те мероприятия, о которых мы говорили, и это приведёт к результату.

Д.Медведев: Хорошо, но мы об этом ещё поговорим в ходе обсуждения с коллегами. И совсем коротко по итогам года, потому что здесь я многое сказал, здесь каких-то управленческих решений не нужно сейчас принимать.

Пожалуйста.

В.Скворцова: Я очень коротко хотела бы сказать о том, что 5 марта распоряжением Правительства утверждён план основных мероприятий по проведению Года борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Этот план является межведомственным, и большинство присутствующих на сегодняшнем совещании являются соисполнителями мероприятий. В каждом субъекте Российской Федерации утверждены согласованные с Минздравом региональные планы мероприятий. Весь план состоит из двух основных разделов. Первый посвящён информированию населения по вопросам формирования здорового образа жизни и профилактике сердечно-сосудистых заболеваний с привлечением внимания к основным факторам риска и борьбе с ними. И второй – это уже совершенствование медицинской помощи, начиная от профилактики, диагностики, лечения, медицинской реабилитации.

Все мероприятия плана в срок исполняются. Если говорить по первому разделу, то за прошедшие полгода реализации данного плана региональными телевизионными каналами проведена трансляция почти 5 тыс. роликов, вышло более 1 тыс. телевизионных и более 1,5 тыс. радиопередач с ведущими специалистами по данной теме, проведено более 4 тыс. массовых мероприятий и более 60 тыс. информационно-образовательных мероприятий.

Хотелось бы также отметить, что существенное развитие получил единый информационный ресурс – это сайт «Здоровая Россия», который за полгода посетили более 5 млн человек. На этом сайте открыта бесплатная горячая линия по консультированию по всем вопросам формирования здорового образа жизни, и эта линия активно работает. Все мероприятия в сфере детских образовательных программ, детского оздоровительного отдыха, спортивных соревнований, которые проводили под руководством Минобрнауки, Минспорта, Минкультуры, выполнены.

Хотелось бы также отметить комплекс мероприятий, проводимых Министерством труда и социальной защиты, по формированию здоровья на производстве. Проведено более 5 тыс. информационных мероприятий и акций на различных предприятиях разной формы собственности и, соответственно, отраслевой принадлежности.

В рамках сейчас проводимого Минтрудом конкурса «Российская организация высокой социальной эффективности» специально разработана номинация «За формирование здорового образа жизни», и в I квартале 2016 года будут подведены результаты этого всероссийского конкурса.

Что касается второго раздела, то здесь, Дмитрий Анатольевич, проведено большое количество мероприятий и по совершенствованию первичной медико-санитарной помощи, скорой помощи, специализированной помощи. Достаточно сказать, что выстроена сеть сосудистых центров во всех регионах страны, их количество уже 502. Соответственно, активно внедрены новые технологические методы ведения ишемических поражений сердца и мозга, увеличен объём высокотехнологичной помощи в три раза (за последние
девять месяцев в 1,5 раза от результата 2014 года). Соответственно, смертность от сосудистой патологии за восемь месяцев, которую мы имеем по текущему году, ниже показателя 2013 года почти на 7% (6,7%) и по сравнению с прошлым годом 0,6%. Я не буду останавливаться на подробностях, но план исполняется, и до конца года все остальные мероприятия также будут проведены.

Д.Медведев: Спасибо. Теперь давайте обсудим и первый вопрос, и второй тоже. Несколько слов хотел бы попросить сказать руководителя Роспотребнадзора Анну Юрьевну Попову, потом других коллег.

А.Попова: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания! Проблема, которая сегодня обсуждается, актуальна, с нашей точки зрения, невероятно, потому что это демографическое завтра нашей страны. Динамику развития ситуации по ВИЧ-инфекции Вероника Игоревна очень подробно изложила. Я бы хотела остановиться на двух аспектах.

Презентация

  • PDF

    746Kb

    Слайды к докладу Анны Поповой о профилактике ВИЧ-инфекции

Первое – это сохранение в популяции когорты необследованных и невыявленных носителей ВИЧ-инфекции и больных. У нас определены группы риска нормативными документами, которые должны обследоваться. Количество обследованных ежегодно увеличивается – с 2006 года по сегодняшний на 30%, и сегодня это 20 млн человек, которые обследуются в Российской Федерации, ежегодно на ВИЧ тестируются.

Но вместе с тем у нас есть группы, которые обследовать легко и до которых легко добраться, и есть группы (в основном группы риска), до которых добраться очень трудно, и среди них выявляется максимальное количество заболеваний.

Если из общего количества обследованных, а это 20% населения страны, у нас только 0,9% составляют больные наркоманией, 1,3% – это лица в местах лишения свободы и почти 3% – это больные вензаболеванием, то есть всего 5,1%, то обследование этих людей даёт более четверти новых случаев. То есть здесь приложение сил и средств очень эффективно и даёт возможность локализовать эти источники эпидемической опасности. Но усилия здесь недостаточны, поэтому основная задача в субъектах – дойти до этих групп риска, труднодоступных групп риска, максимально обследовать именно этих людей и выявить всех, кто сегодня нуждается в помощи и является источником эпидемиологического риска. Это первая задача. На слайдах есть эти цифры по наиболее значимым субъектам.

И вторая проблема, которую бы я хотела затронуть и которую Вы очень подробно уже осветили, Дмитрий Анатольевич, во вступительном слове, – это проблема информирования населения. У нас, безусловно, в обществе присутствует успокоенность в части отношения к ВИЧ-инфекции. Если сравнивать с периодом начала нацпроекта, 2007–2010 годами, когда у нас до 400 проектов одновременно в стране функционировало и, по экспертным оценкам, 25% населения было постоянно вовлечено в информационный процесс, сегодня мы, конечно, видим, что количество проектов снижается. Их сегодня не более 50 в стране работает, и этого явно недостаточно.

К тому, что уже есть сегодня в проекте решения, хотела бы ещё добавить, что акцент нужно сделать и на силовых структурах. У нас эпидемия смещается в молодое население, в основном мужское население, от 20 до 39 лет, и поэтому пропаганда в этой когорте, в этой группе населения крайне важна.

Конечно, совместные усилия всех ведомств и всех уровней власти, которые дали эффект в 2007–2010 годах, когда прирост был всего 0,7–5% в год по сравнению с 19-ю сегодня, – эти усилия, безусловно, результативны. Мы видели эти примеры, если сейчас сделаем так же, я уверена, мы остановим тот прирост, который сегодня уже есть и о котором говорили Вы, Дмитрий Анатольевич, во вступительном слове. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Почему мы и выбрали эту тему для рассмотрения – потому что, в отличие от предыдущего относительно недавнего периода, статистика здесь стала гораздо хуже. Это нужно понимать. Здесь есть, конечно, не только медицинские факторы, но и масса социальных факторов, тем не менее. Поэтому я и попросил, чтобы здесь были все руководители регионов и на связи, и частично в зале. Давайте пообсуждаем эту тему и в региональном разрезе.

Пожалуйста, Евгений Степанович Савченко.

Е.Савченко: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Белгородская область относится к территориям с низким уровнем заболеваемости ВИЧ-инфекцией. Этот показатель ниже среднего по стране в пять раз, а по степени поражённости – в 6,4 раза.

Первый больной ВИЧ-инфекцией в нашей области был зарегистрирован в 1992 году. За прошедший период выявлено 1527 случаев. По состоянию на 1 октября текущего года на учёте в центре по борьбе со СПИДом находится 1256 человек, что составляет 78% от числа выявленных. Практически половина из них сегодня получает специфическое лечение, остальные находятся на диспансерном наблюдении.

Благодаря введённому в 2012 году новому зданию центра по борьбе со СПИДом, оснащённому современной иммунологической лабораторией, выполняются все требования стандартов по лечению и диагностике.

Но каким бы эффективным ни было лечение, упор в области делается на профилактику и информированность населения.

Основные направления нашей работы.

Первое. В области создана агрессивная, в хорошем смысле слова, информационная среда вокруг этого заболевания, размещена информация о ВИЧ/СПИД на областных интернет-ресурсах, проводятся социологические опросы в социальных сетях, демонстрируется социальная реклама в теле- и радиоэфире, на транспорте и мониторах, установленных в городах и районах области.

Второе. Утверждён план профилактических мероприятий для каждой целевой аудитории населения области, в том числе для групп риска, и он неукоснительно выполняется.

Отдельно проводится профилактическая работа на базе женских консультаций, в учреждениях родовспоможения области среди женщин фертильного возраста по предупреждению вертикальной передачи ВИЧ от матери к ребёнку.

Довольно эффективно по предупреждению ВИЧ-инфекции с органами власти работают общественные и религиозные организации.

Конечно, есть у нас и проблемы.  Одной из них я хотел бы поделиться, Дмитрий Анатольевич. Белгородская область является приграничной с Украиной территорией. Практика показала, что уровень поражённости ВИЧ-инфекцией среди граждан, прибывших в нашу область временно или на постоянное местожительство с Украины, в 10 раз выше, чем у нас. Так, в 2014–2015 годах зарегистрировано 67 случаев заражения ВИЧ-инфекций. Всем украинцам была оказана необходимая помощь в полном объеме, в том числе акушерская.

Обследование мигрантов организовано по принципу «одного окна» на базе центра по борьбе со СПИДом за счёт средств Федеральной миграционной службы.

Уважаемые коллеги, совершенно очевидно, что противостоять распространению ВИЧ-инфекции возможно, консолидировав усилия органов власти, медицинского сообщества, средств массовой информации и неравнодушной к данной проблеме общественности.

ВИЧ и сопутствующие болезни – это проблема не столько физиологическая, а скорее социальная. И чем выше социальная устойчивость общества, тем менее оно восприимчиво к заболеваниям ВИЧ-инфекцией. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Евгений Степанович упомянул беженцев украинских, где, к сожалению, эта проблема в гораздо большей степени распространена, чем в нашей стране. Это действительно так. На это нужно обратить внимание Минздрава, потому что эти люди приезжают к нам, многие получают гражданство или вид на жительство и, по сути, адаптируются к нашей среде.

И, конечно, есть ещё проблема в новых территориях. Я имею в виду Севастополь и Республику Крым, потому что там тоже по понятным причинам с медициной было так, как на всей территории Украины, и количество людей, которые являются инфицированными, существенно больше в процентном отношении, чем по другим территориям нашей страны. Ими тоже нужно заниматься.

Я просил бы теперь выступить представителей негосударственных структур. Пожалуйста, епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. Пожалуйста, Ваше преосвященство.

Пантелеимон (епископ Орехово-Зуевский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания! Мы все с вами понимаем, что эта болезнь, как, может быть, никакая другая болезнь, имеет социальные и нравственные, вернее, безнравственные причины, и поэтому, конечно же, роль традиционных религий в нашей стране в борьбе с этим недугом очень и очень важна. В 2009 году Русская православная церковь приняла концепцию участия церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом. Особое внимание мы уделяли и уделяем противодействию стигматизации ВИЧ-инфицированных людей.

У нас на территории России около 70 центров, где помогают наркозависимым. Мы сотрудничаем с ГАК ФСКН. Надеемся, что государственная поддержка этих наших центров поможет развить дальнейшую помощь. В этих центрах очень много людей, которые больны как раз СПИДом.

В Москве открылся специальный ресурсный центр паллиативной помощи при 2-й инфекционной больнице, там проходят обучающие семинары, работают сёстры милосердия. Сёстры милосердия ездят по регионам и рассказывают, как можно противодействовать этому заболеванию. В Петербурге есть такой проект «Автобус милосердия» – мобильный пункт по профилактике социально значимых заболеваний. Этот автобус помогает выявить заболевания у людей, которые им подвержены.

Церковь уделяет огромное внимание профилактике, и здесь, наверное, наши традиционные религии могут в большей степени помочь в борьбе с этой проблемой. Русской православной церковью с участием других специалистов разработаны специальные программы первичной профилактики: это «Живая вода» для младших школьников, «Ладья» для подростков, «Дорога к дому» для студентов. По этим программам прошли обучение более 10 тыс. человек в разных регионах. Мне кажется, что эти программы нужно дальше развивать. Эти программы не имеют катехизического или миссионерского наполнения. Это программы, которые говорят о традиционных семейных, нравственных ценностях, которые помогут утвердить на пути добра, на пути добродетели тех людей, которые подвержены различным порокам.

Конечно, мы очень рады, что у нас в стране не принимаются программы так называемые снижения вреда – бесплатной раздачи контрацептивов, замены метадоном наркотиков или ещё что-то такое. Мы понимаем, что здесь нужны другие методики и другие программы.

Мне кажется, что мы с вами должны понимать, что в борьбе со СПИДом может помочь не только разъяснение вреда от этого заболевания, не только предупреждение этой инфекции, но и пропаганда здоровых нравственных ценностей. Как все болезни имеют основание в том, что у нас нет здорового образа жизни, так и здесь тоже проблема заключается именно в этом.

Мне кажется, что нам нужно утверждать в нашем обществе, в наших детях понятие целомудрия. К сожалению, это слово прочно забыто. Очень часто люди не знают этого слова. Я сам спрашивал в 10-м классе школьников. Один человек слышал это слово. Все остальные слово просто не слышали. Но целомудрие – не просто воздержание от того, что тебе нравится, от каких-то удовольствий, а целомудрие как целостное мудрование о мире, целостное восприятие мира.

Жизнь человека – мы так должны говорить нашей молодёжи, нашим детям – ведь не должна ограничиваться только телом человека, его животными потребностями, но в жизни должны присутствовать обязательно любовь к семье, творчество, патриотизм, вера, интеллектуальная деятельность, и мы должны говорить о радости этой жизни. Не просто, знаете, запретный плод сладок, это плохо, нехорошо, но мы всё равно попробуем его, а говорить о том, что это ведёт к гибели и к разрушению семьи, личности человека, и говорить о радости целостной, целомудренной жизни, призванной... Думаю, все наши традиционные религии... Мы надеемся, что вместе с вами мы сумеем преодолеть эти страшные тенденции, о которых мы только что с вами слышали. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо, Ваше преосвященство. Теперь попрошу выступить Таишеву Лилию Ахатовну, председателя Консорциума социально ориентированных некоммерческих организаций.

Л.Таишева (председатель Консорциума социально ориентированных некоммерческих организаций): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания! В Республике Татарстан общественно-государственное партнёрство активно принимает участие в решении задач, стоящих перед социальной сферой, в том числе в части противодействия ВИЧ-инфекции. Шесть самых опытных и крупных организаций республики объединились в консорциум и получили реальную поддержку в лице президента Республики Татарстан Рустама Нургалиевича Минниханова.

За 2013–2015 годы нам было выделено порядка 25 млн субсидий из бюджета РТ. Деятельность консорциума направлена на работу с особо уязвимыми группами населения. Только по городу Казани ежегодно охватывается профилактической работой порядка 6 тыс. наркопотребителей, ВИЧ-позитивных, около 3,5 тыс. мигрантов и 500 условно осуждённых. За девять месяцев 2015 года консорциумом НКО было протестировано порядка 6,5 тыс. человек из групп риска и выявлено 125 ВИЧ-инфицированных, которые в основном поставлены на учёт в СПИД-центры и начали получать лечение. В целом до 10% от числа ВИЧ-инфицированных выявляется силами некоммерческих организаций.

Мотивация на тестирование и формирование приверженности к лечению начинается с первичных контактов в ходе аутрич-работы, на улицах, на трассе М7, в притонах, квартирах и продолжается на базе шести низкопороговых центров, одних из первых в России, где предоставляется комплексная профилактическая и медико-социальная помощь. Подобная организация работы некоммерческих организаций позволяет на доврачебном и постврачебном этапе мотивировать уязвимые группы и доводить их до медицинских государственных учреждений.

Впервые в России в республике в 2010 году был организован форум пациентов. За последние три года порядка 1,8 тыс. человек прошли через школы пациентов, которые способствуют формированию приверженности к лечению.

Л.Таишева: «Инновационные подходы по использованию потенциала спорта для профилактики ВИЧ впервые в России были обкатаны в ходе Универсиады-2013 в Казани. В июле этого года в ходе чемпионата мира по водным видам спорта ФИНА у нас был проект по профилактике ВИЧ-инфекции, в ходе которого мы протестировали 1,3 тыс. человек, консультации врачей получили 4,5 тыс. человек, а посредством СМИ и социальных сетей было охвачено более 3 млн. Этот опыт может быть использован при проведении чемпионата мира по футболу 2018 года».

Благодаря чёткой и отлаженной системе совместной работы государства, СПИД-центров и некоммерческих организаций на сегодняшний день в республике в пять раз снизилось количество прекращений терапии, а количество вирусной терапии выросло в три раза и составило 53%, а это лучший показатель в России. Но сегодня очень важно от начала до конца эпидемии обеспечить доступ к лечению для всех инфицированных.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, от имени некоммерческих организаций и наших пациентов прошу поддержать предложение Вероники Игоревны Скворцовой об импортозамещении и производстве российских препаратов. Например, у нас в республике «Татхимфармпрепараты» уже готовы к запуску линии из трёх АРВТ-лекарств. Вопрос только в разработке механизма снижения цен.

Инновационные подходы по использованию потенциала спорта для профилактики ВИЧ впервые в России также были обкатаны в ходе Универсиады-2013 в Казани. В июле этого года в ходе чемпионата мира по водным видам спорта ФИНА у нас был проект по профилактике ВИЧ-инфекции, в ходе которого мы протестировали 1,3 тыс. человек, консультации врачей получили 4,5 тыс. человек, а посредством СМИ и социальных сетей было охвачено более 3 млн. Этот опыт может быть использован при проведении чемпионата мира по футболу 2018 года.

Хотела бы обратить внимание, что 15 мая следующего года пройдёт казанский марафон – 2016 «Проверь себя». Это 42 км уникального маршрута, 10 тыс. участников. Самое главное – 3 км побегут медийные лица России и Татарстана вместе с ВИЧ-позитивными бегунами из разных стран. Кстати, майка участника с номером 177 есть уже у Онищенко Геннадия Григорьевича, который поддержал этот марафон, также мы нашли поддержку в лице Поповой Анны Юрьевны.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я хотела бы выразить Вам благодарность за высокую оценку работы некоммерческих организаций. Это очень важно, потому что сегодня эпидемия развивается в группах, которые не смотрят телевизор, не интересуются рекламными надписями на щитах, у них другая жизнь, и достучаться до них можем только мы, некоммерческие организации, в режиме реального ежедневного общения.

Поэтому прошу Правительственную комиссию на федеральном уровне определить приоритетным направлением работу по профилактике среди уязвимых групп населения и формированию приверженности к лечению, обеспечить поддержку НКО за счёт субсидий федерального бюджета. Со своей стороны мы готовы предоставить все наработки, которые есть у нас в республике, со стороны некоммерческих организаций, государственных организаций и послужить площадкой для трансляции этого опыта на другие регионы Российской Федерации. Спасибо за внимание.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан

Д.Медведев: Спасибо большое. Действительно, роль НКО очень важна здесь, потому что в ряде случаев единственный, кто может получить доступ к таким категориям людей, это представители общественных структур, религиозных общин или неправительственных организаций. Поэтому надеюсь, что и руководители регионов этому будут уделять особое, повышенное внимание.

Что касается импортозамещения, то здесь сомнений никаких нет. Конечно, по мере возможности мы должны выходить на производство наших препаратов, естественно, отдавая прежде всего преимущество наиболее эффективным средствам, но с пониманием того, что мы сами должны себя обеспечивать этими препаратами, тем более что исследования в этой сфере продолжаются. Я ещё вначале сказал, и Вероника Игоревна, естественно, это подтвердила: нет лекарства, которое бы окончательно решило эту проблему в мире, научные исследования в этом направлении будут продолжаться ещё, видимо, какое-то время.

Пожалуйста, Никита Юрьевич Белых, вам слово уже по второй проблематике.

Н.Белых: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я бы хотел перейти от темы ВИЧ-инфекции к теме сердечно-сосудистых патологий. Данные заболевания имеет примерно треть взрослого населения. Ежегодно от сердечно-сосудистых патологий только в нашем, достаточно небольшом по населению, регионе умирает более 10 тыс. человек, в том числе около 1,5 тыс. – в трудоспособном возрасте.

Кроме того, ежегодно впервые признаются инвалидами более 3700 человек, в том числе почти 800 – в трудоспособном возрасте.

С данными заболеваниями связано 575 дней нетрудоспособности на каждую тысячу работающих в год.

Только в 2013 году, по информации Минздрава, экономические потери от болезней системы кровообращения достигли 1 трлн рублей. Это как прямые потери, связанные с затратами на оказание медицинской помощи, выплаты по больничным листам и инвалидности, так и косвенные, связанные с непроизведённым продуктом на производстве, снижением налоговых поступлений, утратой квалифицированных кадров.

С 2013 года по всей стране стартовала крайне важная программа диспансеризации взрослого населения. Всего с начала программы у нас в области осмотрено более 485 тыс. человек преимущественного трудоспособного возраста. Впервые выявлено более 11 тыс. случаев болезней системы кровообращения. Это правильно, но возникает вопрос: потратив значительные ресурсы на выявление факторов риска и заболеваний (большая часть из них – на ранних стадиях), сможем ли мы эффективно помочь пациенту контролировать течение болезни и предупредить развитие осложнений, учитывая, что многие граждане, увы, как Вы уже сказали, халатно относятся к своему здоровью и/или не могут в том числе позволить себе оплачивать необходимое лечение?

К сожалению, в настоящее время государственными гарантиями охвачено лишь раннее выявление заболеваний сердечно-сосудистой системы и лечение уже серьёзных сердечно-сосудистых катастроф – инфаркта и инсульта. А гарантированный доступ к медикаментам на амбулаторном этапе, который позволяет контролировать течение заболеваний и не допускать развития осложнений, имеют только льготники. С учётом отказа от соцпакета это, как правило, не более 5–7% больных, да и право на льготу возникает, как правило, вместе с группой инвалидности, то есть после развития серьёзных осложнений.

Исходя из этих вводных, мы с 2013 года в Кировской области реализуем пилотный проект по лекарственному обеспечению пациентов с артериальной гипертонией, ишемической болезнью сердца, в рамках которого пациенты получают лекарственные препараты за 10% от стоимости. Замечу: мы выдаём медикаменты не бесплатно, а именно за небольшую часть стоимости. По нашему мнению, это обеспечивает гораздо бо́льшую приверженность пациентов к лечению, а самое главное, участие в процессе контроля за течением заболевания. Известно, что к тому, за что ты хоть что-то заплатил, относишься гораздо более ответственно, чем к тому, что досталось бесплатно. Кроме того, ведутся дневники, посещаются школы пациентов и так далее.

Ввиду ограниченных бюджетных возможностей мы начинали этот пилотный проект (понятно, что он финансируется только за счёт средств бюджета, нет возможности финансировать его за счёт средств ФОМС) всего с двух муниципалитетов, наиболее проблемных, и получили за первый год реализации колоссальный эффект. Снизилась потребность в вызовах скорой помощи и в стационарном лечении по поводу данных заболеваний на 25%, первичный выход на инвалидность сократился на 22%, общая смертность снизилась в данных муниципалитетах на 11%, а от болезней системы кровообращения – на 21%. Мы понимали, что эти первоначальные результаты являются эффектом высокой базы и дальше они будут скромнее, но будут. И это показала наша дальнейшая практика.

К концу 2014 года мероприятиями проекта было охвачено 10 муниципальных образований Кировской области с общей численностью населения 280 тыс. человек, что составляет около 20% населения области. Получили необходимое лечение более 30 тыс. человек. В результате реализации проекта в 2014 году достигнуто уменьшение числа случаев временной нетрудоспособности по причине БСК (болезни системы кровообращения) на 15%, уменьшение показателей первичного выхода на инвалидность – на 30% по сравнению с предыдущим годом, а также снижение потребности в скорой и стационарной медицинской помощи.

Немного об экономике. При затратах областного бюджета 31,5 млн рублей (около 1100 рублей на одного пациента в год) за счёт только сокращения количества случаев госпитализации, вызовов скорой помощи, снижения выплат по листам нетрудоспособности и инвалидности получен прямой экономический эффект в 50 млн рублей. Но обращу внимание, что экономия в основном происходит в системе обязательного медицинского страхования и социального страхования, а финансирование осуществляется из областного бюджета, что делает этот проект для региона экономически не очень целесообразным. Понятно, что непрямой экономический эффект в виде сохранённого валового регионального продукта присутствует и нами оценивается достаточно высоко, но мы, конечно, считаем, что больший эффект получает система обязательного медицинского страхования.

В 2015 году мероприятиями проекта охвачено более 32 тыс. человек. По предварительным итогам, за восемь месяцев этого года по сравнению с аналогичным периодом 2013 года на пилотных территориях произошло снижение общей смертности в трудоспособном возрасте на 15%, в то время как в целом по области наблюдается снижение этого показателя лишь на 1,3%.

С нашей точки зрения, только реализация данного проекта на территории всей Российской Федерации позволит снизить бремя сердечно-сосудистых заболеваний.

Проведённые расчёты показывают, что для обеспечения терапией всех жителей нашего региона, страдающих болезнями системы кровообращения и не имеющих права на льготное лекарственное обеспечение, необходимо 250 млн рублей в год, или всего 2% от стоимости территориальной программы обязательного медицинского страхования. Но, подчеркиваю, в нынешней системе мы это платим из бюджета, а экономятся средства обязательного медицинского страхования. Результаты реализации пилотного проекта в нашем регионе позволяют утверждать, что данные затраты будут компенсированы за счёт сокращения расходов на стационарное лечение и скорую медицинскую помощь.

В заключение хочу отметить, что мы провели расчёты и убедительно показали: гарантированное государством лечение и других заболеваний, в частности хронических обструктивных болезней лёгких, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, в итоге оказывается гораздо дешевле, чем, как сейчас, тратить средства ОМС на лечение осложнений этих заболеваний в круглосуточном стационаре и на этапе скорой медицинской помощи.

Как известный римский трибун Катон Старший каждую свою речь заканчивал словами о том, что Карфаген должен быть разрушен, так и я хочу, Дмитрий Анатольевич, напомнить, что 10 июня 2015 года у Вас на совещании по проблемам демографической политики я поднимал вопрос о продаже спиртсодержащих жидкостей двойного применения. И притом что и Анна Юрьевна (А.Попова), и Вероника Игоревна (В.Скворцова), и все остальные сказали, что это правильно, что необходимо передать этот вопрос на уровень региона, чтобы мы могли регулировать торговлю этими суррогатами, которые наносят большой вред системе здравоохранения, прошло четыре с половиной месяца – и никакой реакции, ничего не сделано. А это беда. Я подчёркиваю, с ней связано до 50% смертности трудоспособного населения, она косвенно влияет и на болезни системы кровообращения, о которых мы сейчас говорим, и на многие другие показатели. Спасибо.

Д.Медведев: Раз ничего не сделано, значит, кто-то на этом деньги зарабатывает. Абсолютно очевидно. И противодействует этим решениям. Разберёмся.

<…>

Брифинг Вероники Скворцовой по завершении заседания комиссии

Стенограмма: 

В.СкворцоваНачну со стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции. Председатель Правительства дал поручение Минздраву ускорить её принятие. Приоритетные мероприятия нам необходимо запустить уже с 1 января 2016 года. Решение ускорить формирование стратегии борьбы с ВИЧ-инфекцией, СПИДом – это важнейшее решение. Оно потребовало детального финансово-экономического обоснования, поскольку мы планируем расширить охват (раннее выявление и тестирование на ВИЧ, СПИД) примерно на 3 млн исследований. Это очень немало, так скажем. В этом году – 27 млн, на будущий год это должно быть примерно 30 млн обследований.

Кроме того, очень важно существенно повысить охват антиретровирусной терапией больных, ВИЧ-инфицированных. Мы планируем увеличить не менее чем в три раза охват начиная с января 2016 года.

Конечно, это большие финансовые ресурсы. Мы проработали все варианты возможного снижения цены путём импортозамещения, введения наших, отечественных препаратов высокого качества, в том числе, соответственно, развития сейчас новых российских производств по полному циклу антиретровирусных препаратов. Кроме того, централизация закупки ВИЧ-препаратов на федеральном уровне.

Вот эти два мероприятия, по мнению экспертов, позволят нам дополнительно сэкономить около 20% средств. Но даже с учётом этого нам требуются дополнительные ресурсы, и мы очень благодарны Правительству и лично Дмитрию Анатольевичу за принятые решения – несмотря на известные сложности, найти возможность и расширить финансовое обеспечение лечения ВИЧ-инфицированных людей.

Вопрос: А на какую сумму будет расширена программа?

В.Скворцова: Вы знаете, я бы сейчас эту сумму не озвучивала в связи с тем, что есть колебания в цене, во-первых. И если там даже есть схемы лечения, они тоже различаются у разных больных в зависимости от того, был человек на терапии или он, соответственно, первый раз получает терапию. Это большая сумма. Я могу вам сказать, что это минимум 20 млрд рублей. Это очень большая сумма.

Вопрос: Это увеличено на 20 млрд?

В.Скворцова: На 20 млрд увеличено.

Вопрос: Вероника Игоревна, как вы оцениваете реализацию пилотного проекта в Кировской области?

В.Скворцова: Очень позитивно оцениваю. Это проект, который был запущен Министерством здравоохранения Российской Федерации вместе с Кировской областью, мы очень, так скажем, внимательно курировали его прохождение. Фантастической эффективности проект, который сейчас взят за основу для того, чтобы со следующего года его расширить уже на 15–16 регионов.

Хочу просто отдельно подчеркнуть: наш путь в плане улучшения лекарственного обеспечения населения идёт в сторону взятия государством на себя частичных гарантий по возвращению цены на препараты.

Скажем, в Кировской области человек платит 10% – остальное берёт на себя государство, и это потом во много раз окупается, о чём тоже сегодня говорил губернатор Кировской области. Вот по этому пути нам надо идти.

Пилотные проекты мы разрабатываем, и я так думаю, что за 2016 год, или за 2016-й и середину 2017 года, мы уже сделаем определённые выводы, каким образом эти механизмы использовать для всей страны.

Вопрос: Вероника Игоревна, прокомментируйте, пожалуйста, ещё вопрос импортозамещения в сфере обращения лекарственных препаратов и рост цен.

В.Скворцова: Я могла бы сказать, что импортозамещением мы вместе с другими ведомствами, прежде всего с Министерством промышленности и торговли, очень серьёзно занимаемся.

Наша задача – чтобы это не было поверхностное импортозамещение с учётом только вторичной упаковки или розлива заготовленных субстанций, которые как завозились из-за рубежа, так и завозятся.

К сожалению, пока примерно, если брать весь спектр лекарств, в 70% случаев мы импортозависимы, и та задача, которая поставлена, – наладить производство отечественных субстанций. Вчера у нас было замечательное событие – вчера фармакопейный комитет при Министерстве здравоохранения утвердил после очень долгого перерыва российскую государственную фармакопею, 13-е издание. Это событие, которое ещё будет освещаться, я в этом уверена, потому что это очень мощная веха – это нормативы качества на все лекарственные препараты и на их субстанции. И вот эта планка (в советское время наша фармакопея была лучшей в мире), возврат на позиции, когда будет говориться, что российское – это значит качественное, – вот это очень важно. Современные стратегии на этом и построены. Мы надеемся, что те новые препараты, которые в ближайшие годы появятся (я сегодня об этом говорила), будут и качественными, и при этом более доступными для россиян.

Вопрос: По принудительному лицензированию: рассматриваете ли эту возможность для уменьшения импортозависимости?

В.Скворцова: Мы рассматривали такую возможность с другими ведомствами, вместе с Федеральной антимонопольной службой. Если говорить о препаратах ВИЧ/СПИД, то эта проблема вообще не стоит, потому что из десяти препаратов по восьми уже сейчас патенты не работают, и они уже воспроизводятся в России, но только с разной как бы степенью производства. Я сегодня об этом говорила: только четыре с уровнем очистки субстанций, остальные – это просто розлив и упаковка. У нас пока на сегодняшний день нет ни одного, который бы производился по полному циклу. Но в 2017 году по двум оставшимся уходит патент, и уже сейчас по нашему законодательству мы имеем право проводить клинические исследования. Они проводятся, и у нас готовится четыре производства российских, которые будут производить антиретровирусные препараты по полному циклу. Поэтому не стоит вопрос, нет необходимости нарушать законодательство по охране интеллектуальной собственности.

Вопрос: Эти производства в рамках «Нацимбио»?

В.Скворцова: Эти производства, я сегодня об этом говорила, это четыре совершенно разных российских производителя. Они самостоятельные и как бы являются просто частными собственниками.

Вопрос: Вероника Игоревна, вы сказали сегодня, что, к сожалению, большинство больных пока ещё поступают в запущенной стадии.

В.Скворцова: 13% новых случаев.

Вопрос: И после этого вы сказали о принудительной системе выявления ранней диагностики у групп риска.

В.Скворцова: Не совсем так. Уже сейчас у нас нормативно утверждено, что все наркопотребители обязаны быть обследованы на те инфекции, которые передаются через кровь, так называемые трансмиссивные инфекции. Это не только ВИЧ, это и гепатиты «В» и «С», это и некоторые другие заболевания. Это уже сейчас обязаны делать.

Вопрос: И в связи с этим вопрос: нет ли каких-либо программ для ранней диагностики у благополучной группы населения?

В.Скворцова: Такие программы есть, они финансируются из федерального бюджета. Я сказала о том, что в этом году более 27 млн человек были протестированы. Но в этом случае тестирование не может быть обязательным, оно добровольное, и наша задача – предлагать добровольно протестироваться. А в тех регионах, где действительно существенно более высокая распространённость ВИЧ-инфекции, чем в среднем по стране, там каждому человеку должны предлагать. Если человек приходит на профилактический осмотр или диспансеризацию, в стационар попадает, обязательно должно быть предложено.

Вопрос: Вы сказали: в 70% случаев мы импортозависимы. Это означает, что таков удельный вес импортных лекарств на нашем рынке?

В.Скворцова: Да, означает это. Но я не говорю сейчас о жизненно важных препаратах, я говорю в целом о рынке, который у нас чрезвычайно ёмок.

Вопрос: Вероника Игоревна, вы говорите о том, что граждане добровольно должны проходить тестирование. Но понятно, что граждане часто боятся узнавать свой статус из-за последующей стигматизации, особенно в регионах.

В.Скворцова: Оно можно быть анонимным, это прописано нормативно.

Вопрос: Тем не менее понятно, что общество у нас относится негативно к ВИЧ-инфицированным. Даже епископ Пантелеимон заявил, что это безнравственная болезнь.

Есть ли какие-нибудь программы, чтобы объяснить обществу реальное положение дел? И могли бы вы прокомментировать заявление епископа?

В.Скворцова: На сегодняшний день у нас уже более 40% случаев заражения – это гетеросексуальный путь заражения: от мужа к жене, от жены к мужу. К сожалению, это действительно тенденция. Она нарастает, так же как в большинстве стран мира. И если мы будем бороться с наркотиками, то мы выйдем на то, что среди ВИЧ-инфицированных гетеросексуальный путь заражения станет основным. Поэтому никто не застрахован. И абсолютно благополучные люди, благополучные семьи могут быть подвержены этому удару. Это первое, что я хочу сказать.

Второй момент. Именно поэтому мы уделяем особое внимание коммуникационным кампаниям. Люди отвечают за здоровье своё и своих членов семьи. Ясно совершенно, что тестироваться необходимо регулярно всем людям – и мужчинам, и женщинам. И относиться к этому нужно, на мой взгляд, просто с пониманием, как к любым другим проблемам, связанным со здоровьем.

Вопрос: Вероника Игоревна, а если говорить о мониторинге роста цен на лекарственные препараты, есть какие-нибудь новые данные? Может быть, есть даже какие-нибудь дела, которые передаются в правоохранительные органы?

В.Скворцова: Дела, безусловно, есть, более того, мы сейчас вносим изменения в федеральный закон, КоАП – это Кодекс об административных правонарушениях. В том случае, если в аптеке повторно выявляются нарушения, это будет уже не предписание просто со штрафом, а отзыв лицензии на фармацевтическую деятельность. Наказание мы максимально сейчас хотим ужесточить, с тем чтобы не получилось так, что аптека 50 тысячами проблему свою закрывает и продолжает продавать по совершенно не обоснованным ценам. Поэтому на это мы обращаем особое внимание. Что касается цен, мы продолжаем мониторинг постоянный. Я на прошлой неделе докладывала о том, что фактически мы в стабильном состоянии начиная с июня-июля. У нас прирост с 1 января 7,4%. За последние месяцы менее единицы – 1%, чуть выше или чуть ниже, то есть это колебательные движения совершенно стабильной позиции, поэтому пока всё в порядке.

Вопрос: Вероника Игоревна, могли бы сказать, на каком этапе находится разработка вакцины от ВИЧ-инфекции? Когда она может быть разработана и какие есть иные методы лечения этой болезни?

В.Скворцова: На самом деле инновационное направление сейчас развивается, не только в нашей стране, но и во многих странах мира. Пока вакцины ни в одной стране не разработано. Есть экспериментальные препараты вакцинальные. У нас они тоже есть. У нас есть как бы три опытных продукта, которые в настоящее время проходят клинические исследования, но пока результатов окончательных нет, поэтому и комментировать особо здесь тоже нечего.

Что касается пионерских направлений лечения ВИЧ, есть различные и клеточные, и генно-инженерные подходы новые. Они развиваются у нас активно в наших нескольких институтах. Надеемся, что будем вас информировать по ходу тоже.

Вопрос: Вероника Игоревна, сегодня было уделено также внимание сердечно-сосудистым заболеваниям. Был нанесён массовый удар по этим болезням – и пошла вниз смертность… Но в дальнейшем из-за этого начнёт увеличиваться возраст, станет больше пожилых людей, и выйдут на первый план онкологические заболевания. Как-нибудь готовится Минздрав к этому состоянию?

В.Скворцова: Готовимся. На самом деле то, что вы сейчас озвучили, – это тенденция, характерная для всех развитых стран. Скажем, Япония давала свой доклад: за 20 лет они снизили на 15% смертность от болезней сосудистых, и на столько же у них выросла смертность при онкологии. Потому что люди смертны, и, безусловно, они умирают и будут умирать. Но что нам даёт тот комплекс мер, который мы проводим? Увеличение продолжительности жизни примерно на 8–10 лет потенциально.

Так устроен организм человека, что генетический аппарат меняет программу смерти примерно как раз за этот цикл – 8–10 лет. Когда люди умирают в возрасте 50–60 лет, они не доживают до своего онкологического заболевания. Если дать им возможность перейти через эту ступень, выжить и заниматься вторичной профилактикой, с тем чтобы у них сосудистые эпизоды не повторялись, через 8–10 лет у них повышается риск, соответственно, онкологии. Почему? Потому что – я не буду вдаваться в молекулярные механизмы – это суть один и тот же процесс: и онкология, и эндотоксикоз, которым является ишемия, сосудистая патология. Это фактически две стороны одной медали. Вся жизнь человека – это прохождение по ребру между этими двумя механизмами: одни сваливаются в одну сторону, другие – в другую. Наша задача – найти такие механизмы медикаментозного подкрепления, которые бы защищали человека от нарушения этого баланса, баланса жизни. Вот этим занимаются очень серьёзно наши учёные, медики. Это не менее значимая проблема, чем разработка препаратов и вакцинальных, и лечебных при ВИЧ-инфекции. Мы имеем пионерские наработки в этом направлении, признанные во всём мире. Поэтому придёт время, и все об этом узнают.

Спасибо.

Брифинг директора ФСКН Виктора Иванова по завершении заседания

Стенограмма: 

В.Иванов: На заседании комиссии практически все говорили о том, что одной из основных причин распространения ВИЧ-инфекции является инъекционное потребление наркотиков, прежде всего мы говорим об инъекционном потреблении афганского героина. Это один вопрос, а второй вопрос заключается в том, чтобы обеспечить широкий охват этих инъекционных потребителей медицинскими услугами. И в этом заключается суть проблемы. 

Хочу пояснить. Практически все вновь выявленные носители ВИЧ/СПИДа являлись инъекционными потребителями наркотиков либо имели половые контакты с инъекционными потребителями наркотиков. Хочу напомнить, что на сегодняшний день в России насчитывается более 1,5 млн героиновых наркоманов, совершающих ежесуточно от двух до восьми инъекций. Это значит, что ежегодно в России эти люди производят свыше 2 млрд инъекций – вы понимаете, какая это активность! И нужно подчеркнуть, что эти люди, наркопотребители, не стремятся излечиться, более того, всячески избегают контактов с медицинскими учреждениями, а также с органами власти. Таким образом, эта армия наркопотребителей, свободно обитая в обществе, сеет, интенсивно распространяет эти инфекции, включая гепатиты разных видов, а также ВИЧ/СПИД. 

Именно поэтому, на наш взгляд, ключевым механизмом купирования этой деструктивной активности наркопотребителей и снижения распространения ВИЧ/СПИДа является широкое вовлечение наркопотребителей в долгосрочные программы реабилитации и ресоциализации. Именно таким образом можно обеспечить их целевую и масштабную локализацию в реабилитационных центрах, а тем самым обеспечить доступ к ним медицинского персонала и обеспечить, стало быть, более широкий охват антиретровирусной терапией широкого контингента этих наркопотребителей.

На сегодняшний день охват такого рода носителей ВИЧ/СПИДа среди наркопотребителей составляет – обратите внимание на цифру – 0,9%. В случае полномасштабного стартапа национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации это будет уникальным инструментом снижения ВИЧ/СПИД. То есть это позволит приступить к активной реализации программ и медицинского обеспечения, и антиретровирусной терапии, и других мер применительно к наркопотребителям, заодно освобождая их от наркозависимости и снижая, собственно, и уровень преступности, потому что все наркопотребители либо сами торгуют наркотиками, либо совершают неквалифицированные кражи, разбои и так далее. То есть вот это моё предложение прозвучало сегодня на заседании комиссии.

Вопрос: Сегодня владыка Пантелеимон очень резко выразился против таких мероприятий, как раздача шприцов или метадоновая терапия. Ваше отношение ?

В.Иванов: Владыка Пантелеимон – мы с ним давно знакомы. Более того, с 2010 года мы подписали соглашение с Русской православной церковью и реализуем программы реабилитации, ресоциализации на базе вот этих духовных учреждений. В настоящее время свыше 80 таких центров под патронатом Русской православной церкви работают с наркопотребителями, с этой вот категорией, к слову говоря, обеспечивая 70–80-процентный их возврат к полноценной жизни.

Что касается раздачи шприцев, это проблема известная. В частности, одно время предлагали американские коллеги приступить к такой программе. Я предложил провести эксперимент: в доме, где живут эти инициаторы, устроить пункт раздачи шприцев. Кому это понравится? Решит ли это проблему?

Кроме того, программа метадоновой так называемой заместительной терапии. Вот сегодня приводили данные по Крыму, где до недавнего времени такого рода программа реализовывалась. Там уровень ВИЧ/СПИДа в три раза больше, чем в Российской Федерации, так что само по себе на макроуровне применение такой методики показывает негативный эффект. Это, во-первых.

Во-вторых, просто сугубо с медицинской точки зрения известно, что метадон – это наркотик. Любой приём наркотика понижает иммунную систему, убивает иммунную систему. То есть эффект наблюдается совершенно обратный, поэтому здесь мы занимаем консолидированную позицию и с нашими религиозными конфессиями (причём всеми), и с медициной.

Вопрос: У меня такой вопрос. Госпожа Скворцова упоминала о том, что за рубежом, в Европе и США, удалось снизить долю ВИЧ-инфицированных, которые относятся именно к наркозависимым, при этом именно в тех странах, где действует заместительная терапия долго и вполне успешно. Более того, насколько я понимаю, даже в странах СНГ заместительной терапии нет только в России и Туркменистане. В остальных странах она есть и действует – где-то хуже, где-то лучше. Это ли не доказательство её эффективности?

В.Иванов: С Соединёнными Штатами Америки, до того момента, как они мне запретили въезд в США, мы очень тесно работали, и эта работа самым высоким образом оценивалась, в том числе и Госдепартаментом, и специализированными структурами США. Помимо этой терапии… К слову говоря, она на федеральном уровне у них не принята, а это зависит от воли штатов. Зато по всей территории Соединённых Штатов Америки приняты программы комплексной реабилитации и ресоциализации. Хочу сказать, что у них ежегодно более миллиона человек проходит реабилитацию при поддержке федеральной власти и власти штатов Америки. Поэтому это, пожалуй, основной результат, который даёт снижение ВИЧ/СПИД.

Что касается метадоновой терапии. Она, во-первых, там локально применяется, не во всех штатах. Во-вторых, политика штатов направлена на применение этих программ к безнадёжным, по сути, наркопотребителям, которые уже никак не могут освободиться от этой зависимости.

Что касается Европы. В Европе самым широким образом развёрнуты программы реабилитации, ресоциализации. Могу привести один из прекрасных примеров – это Италия. В Сан-Патриньяно, где выращивается знаменитый сорт винограда Сан-Джовезе, из которого делаются тосканские вина, на одной из ферм трудятся более 3 тыс. наркопотребителей, проходя там годичную реабилитацию. И после этого они возвращаются к абсолютно нормальной, экономически и социально активной жизни. У нас пока, к сожалению, эти программы только локально на территории ряда субъектов Федерации при скромной поддержке бюджетов регионов начинают разворачиваться.

Поэтому мы, конечно, ждём полноценного стартапа – с помощью федерального бюджета тогда это позволит создать уникальный механизм взаимных прав и обязанностей между неправительственными организациями и органами власти регионов, которые будут обязаны принимать на реабилитацию, получив гранты, большой поток наркопотребителей, тем более что этот поток наркопотребителей сейчас уже достиг 100 тыс. человек, которые решением судов в административном судопроизводстве направляются на реабилитацию. 

Пока неправительственные организации не обязаны выполнять решения этих судов, а государственных реабилитационных центров всего четыре на страну, и там всего буквально порядка 500 коек, да и лёжа на койке не реабилитируются, не освобождаются от зависимости. Поэтому основной механизм снижения ВИЧ/СПИДа – это как раз реабилитационные программы.

Вопрос: Тем не менее, с ваших же слов, за рубежом, в соседних странах есть варианты у наркозависимых: можно выбрать реабилитацию, можно выбрать «12 шагов», а если тебе, например, это не помогает, можно выбрать ту же заместительную терапию, поддерживать какое-то существование. Вы только что упомянули, что в реабилитационных центрах – 70% (хотя это очень странная цифра), но что делать с теми 30%, которым реабилитация не подходит? Им либо сидеть в тюрьме, либо что-то ещё... Что им предлагается?

В.Иванов: Хочу сказать, что в большинстве европейских стран и в США реализуется программа так называемой альтернативной ответственности. То есть наркоман с пагубной зависимостью – это не только его проблема, это проблема всего общества. Поэтому когда слушается дело человека, который употребляет наркотики, ему предлагается альтернатива: либо пойти в места лишения свободы, либо пройти программу реабилитации. Программы реабилитации самые разные – программа «12 шагов», есть много других. Они самые разные.

Поэтому здесь, по сути, дело выбора за наркоманом: пройти программу реабилитации либо лишиться свободы. Всё, другого здесь нет. Другое дело, что применение метадоновых программ… Это программа так называемого меньшего вреда, harm reduction, она нацелена на то, что – бог с ним, с наркоманом, пусть он и дальше погружается в эту пучину, но главное, чтобы он не покупал наркотики на криминальном рынке. В этом суть метадоновой программы. Поэтому она в известной степени каннибалистская, потому что направлена, по сути, на то, чтобы уничтожать уже дальше наркомана.

Вопрос: Кстати, слышал, действительно ли так, что многие наркоманы выбирают тюрьму, а не реабилитацию?

В.Иванов: Нет, таких случаев природа не знает. Я, например, бываю в Европе, я знаю своих коллег во Франции, у них ежегодно проходит порядка 150 тыс. судебных заседаний, 150 тыс. таким потребителям предлагается пройти программу реабилитации или по их выбору лишиться свободы.

Во Франции такие примеры неизвестны, поэтому, мне кажется, это ответ.

Вопрос: Тем не менее ВОЗ рассматривает наркозависимость как хроническую болезнь, и медики предупреждают, что очень часто степень поражённости так сильна, приводит к такой зависимости, что человек уже не может даже с точки зрения реабилитации от неё избавиться. Это подтверждают и наши медики. Что делать с теми людьми, которые, может, и хотели бы избавиться от этой зависимости, но просто не могут, поскольку организм уже этого не поддерживает? Им выбирать тюрьму, получается?

В.Иванов: Понимаете, вы затронули вопрос с медицинской точки зрения хронической заболеваемости. Алкоголизм тоже хроническое заболевание, есть и ряд других хронических заболеваний. Но это не значит, что мы должны вычёркивать этих людей из общества. То есть эти люди за счёт специальных реабилитационных мер могут перейти в фазу длительной ремиссии. Причём длительность этой ремиссии может продолжаться в течение всей жизни либо в течение пяти, десяти, пятнадцати лет и так далее. Но в любом случае с точки зрения социальной нагрузки на общество, а это огромная нагрузка на общество, потому что это и криминалитет, это и экономические убытки, это и, так сказать, проблема для семей, близких, которые становятся созависимыми, находятся в трудной жизненной ситуации… 

Поэтому с точки зрения социальной мы обязаны, должны помогать этим людям, чтобы вернуть их в строй, чтобы они были социально, экономически активными людьми. К слову говоря, среди наркопотребителей тоже есть талантливые люди. Мы можем вспомнить в истории того же Зигмунда Фрейда, ряд других людей, которые этой зависимостью страдали, но тем не менее творили. Поэтому задача как раз не ставить на них клеймо один раз и на всю жизнь, а постараться вернуть их к жизни.

К слову говоря, в США есть мой визави, который является руководителем своего рода американского антинаркотического комитета в администрации президента США Майкл Боттичелли, я его знаю. Он сам бывший наркоман, но сейчас возглавляет управление в администрации Белого дома и руководит стратегией государственной антинаркотической политики. 25 лет назад он освободился от пагубной привычки и работает, приносит пользу государству. Так что мы обязаны помогать и не ставить крест на этих людях.

Вопрос: Сейчас вышел закон об облегчении продажи обезболивающих наркотических веществ тяжелобольным – это и облегчение правил перевозки, и увеличение срока действия. Вам как службе этот закон прибавил головной боли?

В.Иванов: Напротив, мы его инициировали. Мы работали с депутатом Герасименко, мы работали с Министром здравоохранения Вероникой Скворцовой. Я даже обращался с письмом с просьбой создать комиссию (это было ещё в 2013 году) по разработке мер упрощения оказания помощи онкологическим больным, а также для обезболивания и так далее. Эта комиссия была создана, она разработала приказ Министерства здравоохранения. Этот приказ вышел, и он работает. Плюс ещё закон.

Поэтому мы как раз выступаем за то, чтобы облегчить вот эти нормы. В своё время они были заорганизованы, забюрократизированы. Чего стоит только одна норма, что онкологическому больному, которому сестра делает, допустим, инъекцию обезболивающего вещества, она, во-первых, должна получить все разрешения, получить разрешение у главного врача медицинского учреждения, который этого больного, может быть, в жизни никогда не увидит. Зачем? Потом вопросы, связанные с уничтожением ампул, которые израсходованы и так далее. Конечно, надо упростить и убрать излишнюю заорганизованность. У нас, например, это только отвлекает, наоборот, силы, потому что люди начинают писать, какие-нибудь доброхоты обращаются… Поэтому мы считаем, что это задача сугубо медицинских учреждений.

Другое дело, что незаконный оборот наркотиков мы просто обязаны контролировать по закону.

Вопрос: А вы не опасаетесь облегчения утечки, грубо говоря, из этого канала?

В.Иванов: У нас не было таких дел, чтобы, допустим, у дантистов, которые в микроскопических объёмах применяют обезболивание для лечения зубов, куда-то утекали… У нас нет таких уголовных дел. Поэтому мы этого не опасаемся.

Вопрос: Можно спросить не совсем на тему здравоохранения, но по вашей теме? Борьба с наркотиками и ИГИЛом. Есть какие-нибудь данные по финансированию террористов, ИГИЛ в частности, за счёт наркотрафика?

В.Иванов: Я в выходные улетаю в Тегеран, где мы будем проводить пятистороннее совещание руководителей полицейских структур России, Таджикистана, Афганистана, Пакистана и Ирана. Конечно, проблема массового производства героина в Афганистане достигла своего апогея, тем более уже порядка 15 лет этот вулкан не прекращает свою деятельность. И конечно, в это производство, по сути, вовлечены уже не только крестьяне, которые культивируют опиумный мак, а многие тысячи транснациональных организованных преступных группировок, которые транзитируют эти наркотики, распространяют, перевозят по суше, по морю, потом занимаются дистрибуцией, вовлекается теневой сектор банковской сферы, потому что это большие деньги, они проходят через мировую финансовую систему. 

Поэтому получается уникальная ситуация: в Афганистане местный криминалитет ежегодно имеет от производства наркотиков порядка 3 млрд долларов. Это большие деньги для Афганистана. Но транснациональные организованные преступные группировки за пределами Афганистана имеют 100 млрд долларов с этой же самой продукции. То есть идёт эффект мультипликации криминалитета во всём регионе Евразии – и в Центральной Азии, и на Балканском полуострове, и в Европе, к слову говоря, и в Африке тоже. Поэтому эти преступные, криминальные сети имеют доходы в 30 раз больше, чем криминалитет в Афганистане, и они как раз являются заказчиками на дальнейшее производство. 

Эти преступные группировки наращивают свои мускулы, они вооружаются, потому что, во-первых, они находятся в режиме постоянной кровавой конкуренции друг с другом, чтобы контролировать как можно больше денег от этих наркотиков. И они же вступают в жёсткое противостояние с властями суверенных государств, по сути, образуют параллельную власти структуру со своим оружием, со своими деньгами, со своими политическими целями и так далее. В этом смысле ИГИЛ – это как раз слепок с этих наркотранзитных преступных группировок, которые набрали силу бесконтрольную, в том числе на афганском наркотрафике, потому что через этот регион идёт огромная перевалка наркотиков, героина, которая приносит, по нашим подсчётам 500–700, а может, и 800 млн долларов чистыми деньгами, чистоганом. То есть вот эта проблема – производство наркотиков – это такой генератор турбулентности, политической дестабилизации всего региона Евразии.

Я мог бы вам привести пример, может быть, из другого полушария, Западного полушария. Это, например, Сальвадор, где я недавно был на заседании Центральноамериканской интеграционной системы. Там трафик кокаина привёл к жизни 9,5 тыс. преступных бандформирований на 6 млн населения, то есть государство, в котором 6 млн человек проживает, – и 9 тыс. с лишним бандформирований. Все они возникли на ниве трафика наркотиков. То есть мы эту проблему на сегодняшний день явно недооцениваем, поэтому мы выступаем за то, чтобы поднять статус производства наркотиков в Афганистане до уровня проблемы ядерного нераспространения, терроризма, пиратства и так далее. К слову говоря, и пиратство тоже возникло не просто так. Мы же помним 90-е годы: о пиратстве тогда только в книжках читали (про мадам Вонг, Стивенсона читали), и вдруг появилось пиратство. Вдруг ничего не бывает.

Просто возникла ситуация с огромным производством наркотиков в Афганистане, которые стали переваливаться особенно через территорию дестабилизированного Ирака, потому что там полицейские службы ослабли, в Аденский залив, и дальше морские наркотрафикёры, вооружённые до зубов, перевозят наркотики на сушу в район Сомали, Эритреи и так далее. Не брезгуют прихватить гражданское судно. По сути, это не пираты, это морские наркотрафикёры. Аналогичная ситуация возникла вдоль западного побережья Африки, когда пошла перевалка колумбийского кокаина в сторону Бразилии, из Бразилии на территорию Африки, где перевозкой стали заниматься на быстроходных судах морские наркотрафикёры. Их тоже поименовали пиратами, но их ключевой, абсолютный заработок – это перевалка кокаина. 

Таким образом, мы видим эти два центра, а больше таких центров нет. Потому что и в Колумбии в это вовлечено порядка 4 млн крестьян, которые производят наркотики, культивируют кусты коки, и порядка 4 млн крестьян денно и нощно возделывают опиумный мак, производя гигантское количество наркотиков. А дальше, конечно, это породило огромные криминальные сети, которые этим занимаются. Поэтому в Таджикистане мы недавно видели события с бывшим замминистра обороны Назарзодой (А.Назаровым), за которым стоит также гигантский трафик афганского героина на северном направлении, то есть в нашу с вами сторону, Российскую Федерацию. Это источник дестабилизации.

Спасибо.

Выделить фрагмент