Новости

7 часов назад
26 августа, пятница
25 августа, четверг
24 августа, среда
23 августа, вторник
22 августа, понедельник
1

Календарь

Август
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Поездка Дмитрия Медведева на Курильские острова

Председатель Правительства осмотрел аэропорт на острове Итуруп, посетил рыбоперерабатывающий завод «Рейдово», осмотрел портовый пункт «Курильский», встретился с участниками Всероссийского молодежного образовательного форума «Итуруп».

Посещение аэропорта на острове Итуруп

Посещение рыбоперерабатывающего завода «Рейдово»

Осмотр портового пункта «Курильский» 

Осмотр дома культуры и спорта 

Работа  Всероссийского молодёжного образовательного форума «Итуруп»

Встреча Дмитрия Медведева с участниками форума «Итуруп»

Поездка Дмитрия Медведева на Курильские острова

Строительство аэропорта Итуруп осуществлялось в рамках федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Курильских островов (Сахалинская область) на 2007 – 2015 годы». Всего построено и введено в эксплуатацию 56 объектов аэропорта. Размеры искусственной взлётно-посадочной полосы – 2300х42 м. Регулярное авиасообщение через аэропорт Итуруп открыто с сентября 2014 года.

Лососевый рыбоперерабатывающий завод «Рейдово» в бухте Оля введён в эксплуатацию в 2008 году. Производственная мощность по закладке составляет 56 млн штук молоди кеты в год. Искусственный водоток с постоянной температурой воды позволяет выпускать в природную среду жизнестойкую молодь.

Рыбоперерабатывающий комплекс предприятия включает в себя глубоководный пирс, холодильник ёмкостью 3,5 тыс. т, цех переработки, административный блок и транспортную схему по приёмке рыбы-сырца с плавучих средств. Производственная мощность по переработке сырца составляет 400 т в сутки, что позволяет выпускать до 350 т готовой продукции.

Морской терминал «Курильский» расположен в заливе Китовый на острове Итуруп. Период навигации – круглогодичный. В состав терминала входят 7 причалов, пропускная способность – 75 тыс. т в год. Пропускная способность пассажирского морского терминала составляет 6 тыс. пассажиров в год.

Дом культуры и спорта строится с 2014 года. Ввод в эксплуатацию планируется в декабре 2015 года. Проект включает в себя бассейн (25 м, 3 дорожки), спортивный, тренажёрный и гимнастический залы. Кроме того, на территории объекта находится открытая детская спортивная площадка с размещением в летнее время площадки для баскетбола и тенниса, а в зимнее время – хоккейной площадки.

В соответствии с поручением Президента России Федеральное агентство по делам молодёжи совместно с Общественной палатой Российской Федерации в период с 12 августа по 24 августа на острове Итуруп в Сахалинской области проводит Всероссийский молодёжный образовательный форум «Итуруп».

Форум проходит в две смены: 1-я смена – с 12 по 17 августа, 2-я смена – с 17 по 24 августа. Участниками форума являются молодые люди в возрасте от 21 до 35 лет из всех регионов Российской Федерации. Общее количество участников – 200 человек (по 100 человек в каждой смене).

Всероссийский молодежный образовательный форум «Итуруп»

Среди участников – молодые учёные, аспиранты, преподаватели общественных наук российских вузов, представители поисковых отрядов и патриотических организаций, молодые авторы документального кино, чьи научные и творческие интересы связаны с развитием Дальнего Востока, в том числе с развитием экономики, международного сотрудничества, межкультурного диалога и межрегиональных связей.

Главные темы форума: «Российский Восток: пути развития», «Российская цивилизация: культура, история, язык», «Русский мир. Россия в мире», «Экономика знаний», «Человеческий капитал: потенциал развития России».

Основной акцент образовательной программы форума сделан на формировании российской идентичности в молодёжной среде (культурно-исторической, пространственно-географической и языковой). В основу программы заложена организационно-деятельностная игра, которая позволит вовлечь молодых людей в работу по формированию стратегически важных для страны решений. По итогам проведения игры лучшие проекты и разработки составят единый блок предложений в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, входящих в Дальневосточный федеральный округ, а также в профильные министерства и ведомства.

Встреча Дмитрия Медведева с участниками Всероссийского молодёжного образовательного форума «Итуруп»

Стенограмма:

Всероссийский молодежный образовательный форум «Итуруп»

Д.Медведев: Это, наверное, одно из самых энергетически заряженных мест нашей страны, одно из самых красивых, но в то же время требующих нашего внимания, обустройства. Сразу скажу: я здесь не первый раз, правда, на Итуруп приехал первый раз, а на Курилах бывал. Они очень сильно изменились за последние пять лет, и мне это очень приятно сознавать и очень приятно об этом сказать. Потому что когда я ещё недавно сюда попал, здесь всё выглядело иначе. Просто, чтобы вы понимали: здесь не было ни километра асфальтовых дорог, ни километра, то есть все дороги были только грунтовые. Здесь вообще всё было очень тяжёлое. Сейчас развитие сюда пришло, поэтому мы проводим молодёжный образовательный форум на Итурупе, с чем я вас и поздравляю. 

Вообще мы за Дальний Восток взялись по-настоящему. Где-то, конечно, развитие быстрее идёт, где-то – медленнее, но мы все полны решимости, уверен, и вы в том числе, сделать Дальний Восток одной из самых привлекательных территорий нашей страны, территорией, у которой огромный потенциал, огромные возможности и которая будет давать нам большие доходы, которая будет приносить стране развитие как за счёт традиционных возможностей Дальнего Востока, таких как полезные ископаемые и рыба, так и за счёт новых возможностей, в том числе, конечно, объектов культуры, туризма. Давайте обо всём этом поговорим. Здесь есть колоссальные возможности для занятий наукой, для открытия собственного дела. Надеюсь, вы всё это оценили.

Условия жизни у вас интересные, мы об этом тоже, наверное, поговорим. Я впервые вижу такой лагерь, которым мы занимаемся, чтобы он был полноценно палаточный (причём все вместе, очень душевно), на берегу океана, с чёрным вулканическим песком. Так что, я думаю, воспоминаний у вас на всю жизнь предостаточно. Мы поговорим ещё про Дальний Восток, про те перспективы, которые открываются, и про проблемы, которые тем не менее существуют. Но я бы хотел сначала вас послушать. Я знаю, что вам есть, что рассказать, есть определённые результаты. Поэтому я передам слово, а потом мы пообщаемся ещё. Пожалуйста, рассказывайте, ребята, и представляйтесь, потому что мы первый раз общаемся.

П.Смирнов: Павел Смирнов, город Тюмень. Позвольте для начала Вас от нашего дружного коллектива форума поприветствовать ещё раз. Я думаю, что все здесь присутствующие согласятся в том, что основная задача современного государства – это создание условий для развития и реализации человеческого потенциала, то есть это предполагает какие-то социальные, культурные, экономические условия для комфортной жизни. Очевидно, что Дальний Восток, являющийся стратегически, безусловно, важной территорией для России, испытывает некоторые сложности в своём развитии. Мы в ходе работы форума пытались это проанализировать как-то и свести в единое целое, определить точки роста те самые, развитие которых станет импульсом для всего Дальнего Востока. По нашему мнению, это в первую очередь развитие нефтехимии, создание здесь водородного и аэрокосмического кластера, развитие марикультуры и трансъевразийского пояса. И, безусловно, нельзя обойти образование, информационную политику и финансы.

Наша группа, которая состоит из 12 человек, из ребят из разных городов от Калининграда до Сахалина, занималась непосредственно нефтехимией.

К 2015 году сложилась чёткая тенденция снижения мировой цены на нефть. Это связано с рядом причин, в первую очередь со сланцевой революцией в Соединённых Штатах, со снятием нефтяного эмбарго с Ирана, с замедлением экономического роста Китая, с тем, что по всему миру начинает развиваться энергоэффективное производство, в результате чего происходит отказ от нефти как от основного энергетического ресурса. В этих условиях Россия больше не может рассматривать, как нам представляется, сырую нефть как источник для пополнения бюджета. Соответственно, необходимо развивать такие отрасли, как нефтехимия. Надо отметить, что к 2015 году были составлены проекты, которые планируются к реализации на Дальнем Востоке, хорошие, но предпринятый налоговый манёвр поставил под сомнение реализацию многих из них. Вот мы своим коллективом пытались проанализировать механизмы и меры, которые могли бы всё-таки эти проекты реанимировать.

В первую очередь мне бы хотелось сказать про коррекцию налогового манёвра. В текущей ситуации сложилось так, что…

Д.Медведев: Вы не в крупной российской нефтяной компании работаете? Очень похоже на то, что я слышу от руководителей некоторых крупных компаний.

П.Смирнов: Нет, я в крупном нефтегазодобывающем регионе.

По крайней мере ситуация складывается так, что низкие экспортные пошлины на сырую нефть делают дальнейшую переработку нефти и получение какой-то готовой продукции с высокой добавленной стоимостью неинтересной производителям. В связи с этим нам представляется, что было бы важным изменить эту систему, сделать так, что продукты с глубокой степенью переработки получают наименьшие экспортные пошлины, сырая нефть получает наибольшую экспортную пошлину.

Более того, раз налоговый манёвр ориентирован на срок с 2015 по 2017 год, возможно, разницу между старой и новой пошлиной на мазут, который является основным продуктом продажи, можно было бы направить не напрямую в бюджет, а в какой-нибудь инвестиционный фонд, который будет все эти проекты оплачивать, финансировать. Разумеется, все эти проекты должны быть на территориях, которым будет присвоен статус территорий опережающего развития с соответствующим льготным налоговым режимом. И наконец, ориентация всех этих производств на производство продукции от низкотехнологичной до высокотехнологичной, то есть от низкого предела до максимального предела, включая все те самые готовые товары, которые мы можем с Вами в этом шатре видеть, – ткани, пластиковую мебель, какие-то отделочные и строительные материалы, для того чтобы экономический эффект от реализации проекта был максимальным. Вот таким образом мы себе представляем решение этой проблемы. Было бы интересно услышать Ваше мнение тоже. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Павел. Давайте я сразу какие-то комментарии дам, если это для вас было бы интересно. Конечно, такие проекты, те источники развития Дальнего Востока, да, и вообще, собственно, страны нашей, которые вы назвали, достаточно очевидны. В условиях Дальнего Востока это абсолютно понятно, это действительно и нефтехимическое производство, и аквакультура, морекультура, и туризм: здесь всё это плавает на поверхности, что называется. Очевидно также, что для того, чтобы всем этим заниматься, нужен человеческий потенциал. В чём проблема сегодняшняя Дальнего Востока, в чём я её вижу? В том, что здесь, к сожалению, у нас до сих пор убывающее население. Вот вы сюда приехали из разных частей нашей страны, вы посмотрели, как здесь круто, красиво, какие здесь возможности открываются, я очень рассчитываю на то, что хотя бы часть из вас сюда вернётся работать. Так было всегда. 

Д.Медведев: «Источники развития Дальнего Востока достаточно очевидны. Это  нефтехимическое производство, аквакультура, морекультура и туризм». 

Дальний Восток действительно дальний, и государство, будь то Российская империя, Советский Союз, создавало условия для того, чтобы сюда ехали люди, условия, сообразные уровню развития общества, экономики в тот или иной период. В царские времена землю давали здесь, в советские времена был такой коммунистический, социалистический задор и энтузиазм, романтика. В то же время, не скрою, эта романтика подкреплялась деньгами, потому что на Дальнем Востоке всегда хорошо платили по советским меркам, поэтому люди здесь устраивались, жили. И сейчас мы должны эту систему поддержки создавать, только тогда эти проекты, о которых вы говорили, здесь заиграют. При том что вы видели, какие здесь, даже вот на Курилах, на Итурупе, есть производства. 

Если говорить о рыбном производстве, то оно абсолютно современное. Это, по сути, мировой уровень производства, переработки. Это то, что кормит нашу страну, а у нас есть проблемы в снабжении продуктами, вы знаете, в том числе рыбой, потому что вообще мало её у нас и производится, и вылавливается, и в рамках аквакультуры производится. Кроме того, есть наши ответные меры сегодняшние. Так что это очень важное направление развития, как и туризм. Здесь, в общем, добавить нечего, здесь просто нужно, чтобы были люди, которые занимаются туристическим бизнесом, чтобы были гостиницы, чтобы были удобные маршруты, хорошие дороги и, естественно, коммуникации с Большой землёй. Вот вы просто этого, может, даже и не знаете, а может, знаете: ещё несколько лет назад вообще самолёты сюда не летали, можно было добраться только морем. Море, по понятным причинам, то есть, то его нет, то есть оно не доставляет, оно не помогает доставке людей, и острова, например те же самые Курилы, оказывались оторванными от Большой земли. Естественно, люди отсюда уезжали. Условия жизни, мягко говоря, по стандартам были куда хуже, чем, допустим, даже на том же самом Сахалине, потому что не только бассейна не было, который вот сейчас построили, но и кинотеатра, элементарных удобств. Поэтому я считаю, что для того, чтобы все эти проекты развивать на Дальнем Востоке, на Курилах, исключительно важно, чтобы здесь были люди, которые этим будут заниматься, то есть вот такие молодые и энергичные люди, как все здесь присутствующие. Это ваше дело.

Д.Медведев: «Сегодняшняя проблема Дальнего Востока – это до сих пор убывающее население. Поэтому мы должны создать здесь систему поддержки людей. Для того, чтобы проекты развивать на Дальнем Востоке, на Курилах, исключительно важно, чтобы здесь были люди, которые этим будут заниматься, то есть вот такие молодые и энергичные люди, как все здесь присутствующие. Это ваше дело».

В отношение правовых и экономических режимов. Безусловно, они здесь должны быть современными и разумно льготными, преференциальными, как принято говорить. Действительно, у нас создана конструкция территорий опережающего развития. И вот хочу вам рассказать: я буквально позавчера подписал пять документов о создании новых территорий – две территории в Амурской области, одна территория в Приморском крае, одна территория на Чукотке и одна территория в Якутске. И сейчас как раз мы только что перед встречей с вами обсуждали с губернатором Сахалинской области создание территории опережающего развития здесь, на Курилах, на Итурупе и на Кунашире, прежде всего, конечно, с ориентацией на туристический бизнес и на рыбу. Надеюсь, этот инструмент заработает.

Ну и, наконец, в отношении налогового манёвра. Понимаете, у каждой налоговой конструкции есть и достоинства, и недостатки. Есть модели, которые работают вкороткую, есть которые вдолгую, есть очевидные достоинства, есть неочевидные. Поэтому я бы сказал так: как только какая-то модель появляется, как только она начинает внедряться, в том числе и вот этот самый пресловутый налоговый манёвр, всегда появляется большое количество суждений о том, что вот это неправильно, это не стимулирует переработку, это стимулирует поставку сырой нефти, это плохо. Но на самом деле государство, когда применяет ту или иную модель, когда её создаёт, должно ориентироваться на баланс. На баланс чего? На баланс интересов всего государства, то есть  казны, доходов Российской Федерации, а вы понимаете, что доходы от нефти и газа у нас составляют значительную часть бюджета. Естественно, ориентироваться на доходы самих предприятий, и нефтяных, и газовых, и нефтеперерабатывающих, и в области газохимии и нефтехимии, чтобы они не померли, что называется, хотя пока им это не грозит. Ну и на то, чтобы, конечно, был долгосрочный эффект, в том числе в виде создания новых производств, которые базируются на добавленной стоимости, на продукции более высокого передела. Поэтому говорить о том, что налоговый манёвр сам по себе неудачен, я бы в настоящий момент не стал.

Д.Медведев: «Мы обсуждали создание территории опережающего развития здесь, на Курилах, на Итурупе и на Кунашире, прежде всего, конечно, с ориентацией на туристический бизнес и на рыбу. Надеюсь, этот инструмент заработает».

Но мы люди трезво мыслящие, конечно, мы должны оценить, как это всё сработает. Я не исключаю, что в какой-то момент мы вынуждены будем вернуться и как раз использовать в том числе и те факторы, о которых вы сказали, при принятии решения о том, как жить дальше. Но мой опыт государственного управления подсказывает, что, когда ты решение принимаешь, самое главное не суетиться и не дёргаться. Если ты решение принял (конечно, просчитав его), его нужно реализовать и не пытаться сразу же от него отгребать, посмотреть, какие последствия в конечном счёте оно приносит, потому что они могут быть разноплановые. А вам спасибо за внимательное отношение к нашей экономике. 

Пожалуйста, ребята, кто ещё что-нибудь интересное расскажет? Пожалуйста, прошу вас!

Д.Сидоров: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Дмитрий Сидоров. Я представляю здесь Москву, Дипломатическую академию МИД России. В рамках работы над проектом у нас трудилась целая команда специалистов разного профиля из разных городов России – из Санкт-Петербурга, Москвы, Челябинска, Владивостока, Сахалинской области. Тема нашего проекта – энергетическая повестка России в АТЭС и перспектива водородной энергетики. Сама актуальность проекта обусловлена тем, что при долгосрочном снижении цен на нефть необходимо искать варианты диверсификации экспорта и переориентации экономики России. При этом в Азиатско-Тихоокеанском регионе наблюдается тенденция освоения альтернативных источников энергии.

Перспективной здесь представляется именно энергия водорода, в первую очередь потому, что современные технологии позволяют безопасно хранить этот вид энергии и транспортировать его на достаточно большие расстояния.  

Во вторую очередь, водород используется для получения и электроэнергии, и теплоэнергии, может использоваться как топливо для различных видов транспорта. Интерес к развитию водородной энергетики может проявлять Япония, поскольку в этой стране планируется, так скажем, закрытие атомных станций после неприятных событий, которые произошли в этой стране, и водородная энергетика могла бы заместить энергобаланс.

В России альтернативная энергетика практически не развивается. Но при этом существует проект, который разрабатывает компания «Гидроинжиниринг-Сибирь». Проект связан с развитием водородной энергетики. В частности, есть проект, который предполагает задействовать две гидроэлектростанции в Амурской области.

И вот такая кооперация, на наш взгляд, в плане продвижения энергии водорода совместно с Японией в Азиатско-Тихоокеанском регионе могла бы задать новый энергетический стандарт.

Роль нашей инициативной группы мы видим в том, чтобы содействовать продвижению этого проекта на площадке АТЭС на разных его стадиях. АТЭС имеет профильную группу по энергетике, в рамках которой альтернативные источники энергии – это одно из приоритетных направлений. В будущем площадку АТЭС можно было бы использовать и для поиска новых партнёров и выхода на новые рынки. Проект имеет для России, на наш взгляд, стратегическое и экономическое значение, поскольку позволяет переориентировать экономику в условиях низких цен на нефть, задать новые энергетические стандарты (как показывает практика, кто задаёт стандарт, тот во многом контролирует рынок) и имеет практическое значение для развития Дальневосточного федерального округа, поскольку предполагает создание новых рабочих мест, создаёт предпосылки для развития инфраструктуры региона и в целом подразумевает развитие новой наукоёмкой отрасли.

И если позволите, такой вопрос. Поскольку данный проект достаточно объёмный и предполагает координацию различных министерств, ведомств, федеральных, региональных властей, бизнес-сообщества, как, на Ваш взгляд, возможно, является целесообразным дать новому проекту статус национального проекта? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Мы с вами понимаем, что мир не стоит на месте и каждые 30–50 лет в мире происходит энергетическая революция. Человечество использовало разные источники энергии, начиная от дров, угля, нефти, газа, ядерного топлива, и каждый раз в повестку дня ставился вопрос о том, что делать дальше, куда вкладывать ресурсы, деньги, и что будет, кстати, с той энергетикой, которая в настоящий момент является базовой. Вот сейчас нет недостатка в сценариях того, каким образом будет развиваться энергетика на будущее и что будет, например, с нефтью или газом. Действительно, ведь если будут развиваться новые источники энергии, если они появятся, включая водородную энергетику, то, наверное, углеводородная энергетика как минимум будет иметь уже подчинённое значение или во всяком случае будет жить по иным законам. Но мы тем не менее понимаем, что совсем быстро это не происходит. Почему я об этом говорю?

Прежде чем я несколько слов скажу про водородную энергетику и сотрудничество в рамках АТЭС, хочу сказать, что мы про углеводороды всё равно забывать не должны. И вот вопрос про налоговый манёвр с этим связан. Хочу вам сообщить: я подписал постановление, которое закрепляет российскую границу на континентальном шельфе Охотского моря, то есть вот прямо здесь. Что это означает? Это означает, что мы можем заниматься нашим шельфом, и как раз там – огромные источники сырья, огромные источники энергии. Документ этот важный, потому что он был принят после консультаций в Комиссии ООН по границам континентального шельфа, согласован с нашими соседями, включая наших японских товарищей, и в результате площадь нашего шельфа увеличилась более чем на 50 тыс. кв. км.

Д.Медведев: «Я подписал постановление, которое закрепляет российскую границу на континентальном шельфе Охотского моря. Это означает, что мы можем заниматься нашим шельфом, и как раз там – огромные источники сырья, огромные источники энергии. Документ этот важный, потому что он был принят после консультаций в Комиссии ООН по границам континентального шельфа, согласован с нашими соседями, включая наших японских товарищей, и в результате площадь нашего шельфа увеличилась более чем на 50 тыс. кв. км.»

Теперь в отношении другой энергии. Я не могу с вами не согласиться, что водородная энергетика сейчас одно из самых перспективных направлений научных поисков, в перспективах развития, в вопросах восполнения энергетического дисбаланса. Но, правда, пока это всё равно ещё всё-таки научные исследования, хотя уже и в довольно продвинутой стадии. Я всё время, когда обсуждаю, например, этот вопрос с нашими нефтяниками, говорю им: «Слушайте, вы там трясётесь над какими-то своими задачами, вы имейте в виду, что в короткой перспективе у вас всё в порядке, но в более длительной перспективе (20–30 лет) всё может измениться». И в этом смысле я считаю, что нужно обязательно вкладываться в исследования подобного рода. Я сам об этом неоднократно говорил. 

На самом деле нам нужно действительно создать работающий механизм. Будет ли это национальный проект или как-то иначе это будет называться, не столь важно, потому что у нас нет чёткого правового режима национального проекта. Если вы имеете в виду под национальным проектом значимый для государства, для всей нации проект, то я с этим абсолютно согласен. Действительно, водородная энергетика и вообще альтернативная энергетика, может стать для нас таким направлением. 

Почему нам ещё нужно этим заниматься по-особенному? Мы настолько богатая страна, что мы зачастую игнорируем научные достижения в тех сферах, в которых уже продвинулся весь мир. Примеров полно. У нас действительно много очень нефти и газа – значит, нам можно не заниматься водородной энергетикой? А если говорить о нефти и газе, давайте приведём в этом случае в пример так называемый сланцевый газ, сланцевую нефть. Ещё 10 лет назад многие энергетики, специалисты в области традиционных ресурсов, говорили: это всё ерунда, это всё не работает, это очень дорого, это неподъёмно, это опасно. Но тем не менее это работает. Это работает в Америке. Да, есть издержки, которые до конца не оценены, включая экологические, и это плохо. Но экономика там вьётся, а это значит, что мы тоже обязаны заниматься и такими исследованиями, и такими разработками. Почему я привожу этот пример? Потому что точно такое же отношение должно быть к альтернативной энергетике. Наша альтернативная энергетика является заложником углеводородной энергетики. Зачем ею заниматься, когда всего так много? Но заниматься надо, потому что, если произойдёт переворот в этой сфере, мы окажемся на обочине и мы будем не готовы. Поэтому полностью вас поддерживаю. Конечно, это делать желательно не одним, а с нашими партнёрами и по регионам АТЭС, и с использованием других механизмов консультаций, например БРИКС, наших крупнейших партнёров, ведущих держав по экономике в мире. Они сами этим занимаются, так что здесь поле для совместной деятельности. Поэтому нужно будет подготовить, по всей вероятности, окончательно программу на принципах государственно-частного партнёрства и заняться реализацией этой программы вместе с нашими партнёрами из других стран.

Ещё есть проекты?

А.Гусев: Добрый день, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Антон Гусев, я представляю Камчатский край. Я хотел бы добавить к предыдущей группе, что технология, которая делает водород безопасным для перевозки, есть, существует, и ребята основывались, собственно, на ней.

Теперь к нашему проекту. Я представляю рабочую группу по проекту космодрома Восточный. Наша тема – это комплексное развитие космодрома Восточный. Над проектом работают 10 человек из разных городов, в том числе Красноярска, Москвы, Калининграда, Челябинска.

Итак, приступим. Немножко аналитики. Работаем над этим проектом с самого начала и небольшой анализ провели, скажем так, проблем, в том числе Дальнего Востока. Но были уже озвучены эти проблемы, я думаю, не стоит заострять внимание, а сосредоточимся на проблемах космоса. Основная проблема, к которой мы пришли, – это отсутствие нашей космической сверхзадачи. И отсюда вытекает ещё ряд проблем: это и отсутствие конкуренции в отрасли, это низкий уровень при изготовлении продуктов в связи со снижением количества качественных специалистов – старые уходят, новые приходят, но что-то не очень много. Ну и, собственно, как следствие неспособность полноценно удовлетворять спрос на технические продукты. Спрос есть, об этом поговорю чуть позже. Теперь, собственно, к самому космодрому. На сегодняшний день у нас получается, что космодром Восточный строится и развивается, недалеко от него строится и развивается город Углегорск, я так понимаю, скоро будет Циолковский. Вроде всё замечательно, но есть одна проблема очень большая: космодром Восточный – это просто площадка для запуска ракет, а город Углегорск – это просто площадка для проживания, собственно, персонала комплекса космодрома. И проблема заключается в том, что эти объекты никаким образом не взаимодействуют с самим регионом, то есть на деле мы не получаем ничего. Не решается проблема, собственно, космонавтики, фактически мы стоим на месте. И мы предлагаем в качестве решения, в качестве точки соприкосновения космодрома с регионом, создать здесь кластер, инновационное поселение для решения проблемы и региона, и космодрома.

Давайте вернёмся к спросу. Сейчас реально существует спрос на спутниковое зондирование, георазведку МЧС, военную навигацию, связь и, собственно, сегодня говорили про это, – альтернативную энергетику, это космический туризм и это эксперименты на суборбите, это если заглядывать совсем в будущее, но упускать это не стоит.

Теперь сам кластер и как он устроен, то есть наше видение. Это объединение трёх сред – это научная среда, бизнес-среда и авиакосмическая среда. И в качестве двигающего субъекта там будет находиться филиал Роскосмоса.

Пробежимся по средам. Научная среда будет представлять такое пространство, где будут взаимодействовать несколько объектов: центр подготовки кадров и повышения квалификации, где будут готовить и обучать персонал для обслуживания космодрома, образовательный центр, центр фундаментальных исследований и центр прикладных разработок. То есть эти объекты будут очень тесно взаимодействовать. Также я думаю, что будут охвачены вузы по всей стране, мировое научное сообщество и научные центры.

Бизнес-сообщество. То есть туда включён технопарк – площадка, которая будет тесно взаимодействовать с научной средой, и на этой площадке вместе с инвесторами (куда же без них) будут рождаться продукты космического характера, возможно, бытовые всякие инновационные технологии. 

Нам в этом поможет центр трансфера технологий, плюс ещё установить связь с Азиатско-Тихоокеанским регионом – можно будет наладить обмен технологиями. Там же будет центр коллективного пользования, там высокоточное оборудование очень дорогое и всякие приборы, которыми можно будет пользоваться. И всё это будет взаимодействовать с отраслью народного хозяйства.

И, собственно, туристический центр, среда. Я понимаю, что космодром – это закрытый объект по умолчанию, довольно секретный, но я предполагаю, что трафик туристов туда может быть довольно большой, потому что всем хочется посмотреть на запуски ракет. И нужно как-то их ограничивать, там будет центр для посетителей. Это своеобразный субъект, как мы его назвали, который будет как раз заниматься приёмом трафика, его распределением на какие-то группы и будет проводить экскурсии. Также он будет взаимодействовать с регионами, с туристическими фирмами, будет формировать какие-то интересные предложения для привлечения этого трафика дополнительного. И если мы говорим о будущем, то он, возможно, возьмёт на себя функции по организации космического туризма, полного его сопровождения.

И, собственно, филиал Роскосмоса. Это орган, который будет следить за всем этим, анализировать и, возможно, делать какие-то выводы, что скажется на стратегии развития всей этой космической отрасли, то есть такие выводы совершенно глобальные.

К вопросу о том, каково наше участие конкретно в этом проекте по его реализации. В первую очередь создание информационного поля. В нашей группе существуют молодые учёные, представители в области молодёжной политики, дизайнеры, маркетологи, то есть всё для того, чтобы создать это поле информационное, мы имеем.

Плюс немаловажный момент в плане развития – это лицо самого объекта, я думаю, Вы понимаете, что такое фирменный стиль. И имеет смысл всё это делать, помимо, собственно, рекламной кампании. И по поводу сверхзадачи: мы пришли к тому, что, так как большая часть из нас представители Дальнего Востока, актуальная проблема – это, конечно, транспорт. И я думаю, что с помощью развития космической отрасли можно решить проблему не только региона, Дальнего Востока в частности, но и, собственно, всей страны, потому что страна наша большая, необъятная, когда на одном конце страны что-то случается, на перемещение в эту точку требуется время, а время – ресурс, к сожалению, невосполнимый. Поэтому в качестве экономии времени мы предлагаем использовать данный объект для реализации транспортных сообщений в нашей стране, для суборбитальных полётов. И в качестве слогана…

Д.Медведев: Каких полётов?

А.Гусев: Суборбитальных. Ну мы мечтатели, романтики. И короткое предложение, которое характеризует всю нашу концепцию: «Гражданин Российской Федерации должен иметь возможность завтракать в Ярославле, обедать в Хабаровске и ужинать в Санкт-Петербурге». Спасибо.

Всероссийский молодежный образовательный форум «Итуруп»

Д.Медведев: Спасибо. Я только не очень понял из вашей презентации, а вы сами были на космодроме Восточный? Я не знаю, в курсе вы или нет, но я вчера там был как раз, я оттуда приехал. Немножко порассуждаю на тему того, что вы рассказали. Это всё любопытно, но несколько отличается от моих ощущений.

Во-первых, я не могу с вами согласиться в генеральном, так сказать, тезисе о том, что город Углегорск отдельно, а космодром отдельно. Это не так. И тот город, который называется Циолковский, который создаётся сейчас, – это, по сути, продолжение космодрома. Это и есть градообразующее предприятие. Естественно, там есть свои трудности, но тем не менее очевидно абсолютно, что это единое целое. Это первое моё впечатление.

Второе впечатление. Очень важно, чтобы космодром, который мы там делаем, оказался востребованным. Что такое востребованный космодром? Казалось бы, такое странное сочетание. Если речь идёт о гражданских пусках, там должны применяться коммерческие принципы, мы должны зарабатывать на этом деньги, потому что есть космонавтика научная (и в неё нужно вкладывать деньги, это, по сути, фундаментальные исследования) и есть космонавтика коммерческая. Когда речь идёт о пусках, коммерческий фактор имеет очень большое значение. Так вот, моё впечатление после посещения космодрома Восточный вчера заключается в том, что мы находимся в очень хорошей уже стадии и подготовки самого космодрома, и готовности к осуществлению пусков. Вначале это будут пуски обычные, потом, через некоторое время, мы планируем уже осуществлять оттуда и пилотируемые программы. Хочу вам сказать прямо: то, что я увидел вчера, реально поражает воображение. Я на разных космодромах бывал, наших космодромах российских, на Байконуре. Восточный, наверное, самый современный космодром в мире – и по масштабам, и по технологическим решениям. Когда, например, там вместе происходит подготовка к пуску и одновременно готовится и, собственно, сама ракета-носитель, и объект, который запускается, чего на самом деле обычно по классической схеме ни на одном космодроме не было. Всё это таскали на расстояния там 15, 20, 30 км. То есть те модели, которые там применены, являются абсолютно передовыми. И вчера, когда я там вместе с коллегами ходил, знаете, я испытывал гордость, что мы такое можем делать. Это на самом деле круто.

Д.Медведев: «Восточный, наверное, самый современный космодром в мире – и по масштабам, и по технологическим решениям. Очень важно, чтобы он оказался востребованным. Если речь идёт о гражданских пусках, там должны применяться коммерческие принципы, мы должны зарабатывать на этом деньги. Вначале это будут пуски обычные, потом, через некоторое время, мы планируем уже осуществлять оттуда и пилотируемые программы».

Ещё одно наблюдение, что я вчера почувствовал. Знаете, я же много посещаю предприятий, много современных производств. Иногда идёшь, ну просто глаза разбегаются. Например, производство автомобилей современных, там роботы – всё это выглядит просто очень интересно. XXI век в чистом виде. Потом смотришь, да, линия прекрасна, но она вся импортная, мы такого не делаем пока. Продукты наши уже, автомобили наши, там доля нашей стоимости довольно высокая, то есть степень локализации, уровень локализации высокий, но в принципе это всё равно иностранные линии. Научимся когда-нибудь такие линии делать, сомнений никаких нет. А вот на космодроме Восточный всё наше в силу того, что это действительно технологии двойного назначения, но не только из-за этого, а потому, что только мы это можем делать, только у нас опыт есть, у нас и у небольшого количества других стран. Вот это очень ценно. И в этом плане крайне важно, чтобы мы не потеряли эти компетенции. Мы, к сожалению, за период 20–25 лет потеряли многое и сейчас вынуждены это восполнять. Вот вы здесь гуляете, видите: судостроение то же самое. К сожалению, мы сейчас отстали в этом плане, пытаемся сейчас обороты наращивать, восполнять то, что не можем сделать. Но по космосу мы потерять лидирующие позиции не должны, потому что мы здесь действительно существенный, крупнейший мировой игрок наряду с целым рядом других стран, понятно, с кем – Америка, Евросоюз, Китайская Народная Республика, ну, собственно, и всё. И мы должны сделать всё, чтобы эта работало.

Вы правы, что это должно приносить не только абстрактную пользу, но и абсолютно конкретную, поэтому здесь действительно должны применяться и коммерческие принципы, и принципы рекламного рынка. Вот вы упомянули, например, возможность посещений. Но вы не думайте, это не вам одному в голову пришло. Мы вчера ходили, это обсуждали. Космодром должен быть местом, где проводятся экскурсии, это нормально абсолютно, потому что людям интересно видеть, как запускаются космические корабли. Я думаю, этим можно будет заняться. Поэтому я вас и приглашаю туда приехать, чтобы убедиться на собственном опыте… Знаете, как раньше говорили: в политбюро не дураки сидят... Там всё разумно придумано. Но ваши идеи тоже могут быть востребованы. Спасибо.

Пожалуйста.

А.Новиков: Добрый день, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Артём Новиков, Санкт-Петербург, я кандидат технических наук, работаю в «Алмаз-Антее» и преподаю в Гидрометеорологическом университете.

За время работы на форуме наша команда, а это ребята из Сочи, Южно-Сахалинска, Москвы, Благовещенска, Челябинска, проанализировали основную проблематику Дальнего Востока и пришли к выводу о том, что действительно одной из самых главных проблем является отток населения. Поэтому мы создали проект, который направлен на обеспечение притока разных групп населения в регион для его дальнейшего развития.

Южно-Сахалинск является уникальной экосистемой с благоприятными условиями для выращивания марикультуры, поэтому мы предлагаем создать биотехнологический кластер с предприятиями полного цикла производства, включая фармацевтику, косметологию и различные продукты пищевой цепочки.

Для научно-технического обеспечения работы данного предприятия мы предлагаем разместить в Южно-Сахалинске научный центр, который будет направлен на научно-техническое обеспечение работы этого предприятия и в будущем, как мы надеемся, станет передовым, ведущим научным центром по биотехнологиям в регионе.

Для эффективного функционирования всей системы мы предлагаем модернизировать действующую систему управления городскими муниципалитетами на основе смарт-технологий. В основе данной системы должен быть единый центр управления городским хозяйством, который управляет и оптимизирует работу жилищно-коммунальной инфраструктуры, транспортной и культурно-досуговой. Также обязательно должен располагаться мониторинговый центр, который осуществляет сбор данных, в том числе мы предлагаем на всех судах морского порта Корсаков разместить системы «ГЛОНАСС», чтобы в режиме реального времени мониторинговый центр отслеживал все перемещения и осуществлял полный контроль. Также этот центр в режиме реального времени должен отслеживать экологическую обстановку в регионе, потому что нам очень важно сохранить ту уникальную экологическую составляющую, которую природа нам подарила в Южно-Сахалинске.

Также для экономического процветания, для того чтобы вот этот биотехнологический кластер стал экономическим локомотивом всего региона, мы предлагаем ввести смарт-биржу. Смарт-биржа в нашем понимании должна содержать такую структуру, чтобы обеспечить электронную площадку (открытую, прозрачную) для всех участников промыслового рынка. Мы уверены в том, что данная система позволит максимально минимизировать ту коррупционную составляющую, которая всё-таки, наверное, я должен признать, присутствует в какой-то степени. В целом мы надеемся, что после внедрения данной системы в регионе создастся комфортная обстановка, благоприятные условия и обеспечится приток молодых кадров, приток населения, и будет задан дальнейший вектор стремительного развития всего региона. Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо большое. Артём, я с вами не могу не согласиться. Это достаточно тоже очевидная вещь, что биотехнологии являются одним из мощнейших треков развития любой экономики. И в нашей стране должно быть именно так, и заниматься ими нужно в разных местах. А Дальний Восток, в общем, самой природой уготовлен для этого развития, для того чтобы создавать биотехнологический кластер именно здесь – уникальные условия, фантастическая среда, все экологические стандарты соблюдаются. Но необходимо, естественно, чтобы пришли инвестиции, были деньги на это выделены, разные тоже – и частные, и государственные, – и люди, которые этим будут заниматься. Поэтому мне трудно даже в чём-то здесь с вами не согласиться, действительно перспективнейшее направление, которое должно создавать, по сути, фундамент развития региона на очень длительную перспективу. Ваше предложение, если там есть какие-то конкретные идеи, я думаю, можно будет изучить, передайте мне их. Здесь мои коллеги присутствуют, которые в том числе этими вопросами занимаются, здесь Министр образования и науки находится и другие мои коллеги, посмотрим, что можно сделать.

Д.Медведев: «Дальний Восток самой природой уготовлен для того, чтобы создавать биотехнологический кластер именно здесь – уникальные условия, фантастическая среда, все экологические стандарты соблюдаются. Но необходимо, чтобы пришли инвестиции, были деньги на это выделены, разные тоже – и частные, и государственные, – и люди, которые этим будут заниматься. Биотехнологии – это будущее Дальнего Востока».

Вы упомянули о системе «ГЛОНАСС» – это наше конкурентное преимущество, потому что действительно это уникальная система, мы вложили в неё приличные деньги, сейчас активно её пропагандируем, предлагаем другим пользователям, заключили соглашения с другими странами.

Она, по сути, имеет мировое значение, является в известной степени конкурентом некоторых других систем, но это неплохо, пусть будет и GPS, и «ГЛОНАСС», они друг друга дополняют. И, конечно, идея оснащать транспортные средства системой типа «Глонасс» – абсолютно правильная, позитивная, мы должны понимать, что и где происходит. И вообще, мониторинг в современных условиях – залог и успешности экономического проекта и того, что каких-то проблем не возникнет. Про биотехнологии трудно что-то добавить, согласен, это будущее Дальнего Востока, это абсолютно очевидно. Надеюсь, что вы в той или иной степени все примете в этом участие, потому что, ещё раз повторяю, главное для Дальнего Востока сегодня – это люди, даже не деньги.

Можем ещё немножко пообщаться, а потом я предлагаю… У нас сегодня день особенный. Не только потому, что мы с вами на прекрасном острове встречаемся, но и потому, что сегодня – День государственного флага Российской Федерации. Отметим на улице, а потом, соответственно, сделаем групповые фотографии. А сейчас, если есть ещё какие-то вопросы, пожалуйста, давайте ещё минут 10 поговорим.

Вопрос: Простите, а можно проект ещё представить или нет? Извините.

Д.Медведев: Если только коротко, потому что у вас у всех такое академическое мышление, вы презентуете проекты по 15 минут… Это хорошо.

И.Александров: Постараюсь очень коротко. Здравствуйте! Зовут меня Илья Александров, я из города Тында. Я очень рад приветствовать Вас на этой земле. Так как я являюсь жителем Дальнего Востока, мой проект заключается в комплексном развитии Дальневосточного федерального округа. За основу в своём проекте мы взяли концепцию, разработанную в компании «Российские железные дороги», это трансъевразийский пояс развития. Проектируя, мы старались учитывать тот геополитический вызов, который сейчас нам готовит Китайская Народная Республика строительством своего Великого шёлкового пути. В чём же заключается наша методология? Наша методология заключается в том, что необходимо создавать такие точки роста вокруг инновационной инфраструктуры, которые включали бы в себя так называемые инновационные технологические узлы. Данные узлы создавались непосредственно для того, чтобы создавать такие точки роста и обслуживать их. Каждый инновационно-технологический узел должен в себя включать обязательно два критерия. Это высокотехнологичное производство, это научные и образовательные блоки.

Для примера мы взяли существующий проект, разрабатываемый сейчас группой «Сумма», это проект порта Зарубино, Приморский край, Хасанский район. Данный проект сейчас разрабатывается…

Д.Медведев: Какой проект, ещё раз?

И.Александров: Это новый проект «Порт Зарубино», строительство современного порта Зарубино.

Данный проект предполагается как транспортный коридор для Китайской Народной Республики, связь КНР и стран Азиатско-Тихоокеанского региона и обратно, это его основное направление. Мы же предлагаем принять на себя новый подход, то есть построить инновационный порт. Инновационный порт, на наш взгляд, может включать в себя такие составляющие, как диспетчеризация. Мы предлагаем развивать логистический центр на территории опережающего развития «Надеждинский». Это навигационные системы, которые мы предлагаем развивать на территории опережающего развития «Амурский». Это системы безопасности – город Уссурийск.

Естественно, развитие таких систем невозможно без подключения научного потенциала.  Для этого мы предлагаем подключить научно-образовательные блоки крупных городов Дальнего Востока и Российской академии наук.

Развитие всегда влечёт за собой увеличение потребности в продуктовой составляющей. Для этого сейчас предусмотрено развитие территории опережающего развития «Михайловский», на которой можно развивать сельское хозяйство. Любое развитие транспортной инфраструктуры влечёт за собой развитие туризма. На территории Дальнего Востока это береговая зона Приморья и это буферные зоны заповедников Хасанского района Приморья. Поэтому мы предлагаем, представляем концепцию такого развития, чтобы одна точка развития влекла за собой развитие целой территории, как, например, порт Зарубино может повлечь за собой развитие всего юга Дальнего Востока.

Как коренному жителю Дальнего Востока мне очень приятно было слышать от Вас признание проблематики оттока кадров – это очень важно для нас, действительно мы считаем это своей проблемой.

Над данным проектом работало 20 человек, создана была инициативная группа, часть которой присутствует здесь. Эта инициативная группа готова продвигать проект дальше, развивать инициативу и всячески участвовать, как и другие группы, которые занимались этим проектом.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо большое. Ну у вас группа хорошая, в основном девушки. Интересно. Илья, я, во-первых, хочу сказать, что вызовы вызовами, конечно, мы их должны учитывать, но проект экономического пояса Шёлкового пути для нас не конкурентный, в известной степени это партнёрский проект, о чём мы с нашими китайскими товарищами договорились. Договорились и о том, что мы постараемся совместить возможности вот этого проекта Шёлкового пути и те возможности, которые открываются нашим общим рынкам с Казахстаном, Белоруссией, Кыргызстаном и Арменией, то есть нашим ЕврАзЭС, соединить этот самый пояс и общий рынок Евразийского экономического союза. Просто я хотел бы, чтобы все это понимали, и мы надеемся, что это принесёт экономический эффект, экономическую пользу и нашей стране, и нашим партнёрам по Евразийскому союзу, ну и, конечно, Китаю и другим участникам этого проекта, потому что он охватывает весь континент. Это действительно совершенно шикарная история.

Всероссийский молодежный образовательный форум «Итуруп»

В отношении инновационных, если я правильно понял, технических узлов – так это называется, да? Наверное, если не рассматривать это просто как красивое определение, а вкладывать в это предметный смысл такой, насыщать это инвестициями, решениями техническими, коллективами, которые этим будут заниматься, деньгами, наконец (форма инвестиций), то тогда это работающая история. Вы привели в пример порт Зарубино – можно и там это делать, и, наверное, в других местах. В общем, в этом плане я и вам, и вашему коллективу желаю всяческих успехов. Надеюсь, что разные организации, в том числе упомянутые вами – в этом мире ничего случайного не бывает… Вы же назвали организацию – передавайте привет этой организации, скажите, что я предлагаю взять ваш коллектив на работу, чтобы они вам помогали.

Д.Медведев: «Проект экономического пояса Шёлкового пути для нас не конкурентный, в известной степени это партнёрский проект, о чём мы с нашими китайскими товарищами договорились. Договорились и о том, что мы постараемся совместить возможности этого проекта и те возможности, которые открываются нашим общим рынкам с Казахстаном, Белоруссией, Кыргызстаном и Арменией, то есть нашим ЕврАзЭС, соединить этот самый пояс и общий рынок Евразийского экономического союза».

И последнее, в отношении портов на что хочу обратить внимание? Мы рассматриваем сегодня Дальний Восток в известной степени как полигон для новых юридических и экономических моделей. Вот вы сказали про современный технологический порт, а у нас, я напомню, принят специальный закон о франко-порте, или свободном порте. Это абсолютно уникальная история для Российской Федерации, ничего подобного у нас не было. И этот свободный порт, то есть как раз порт в Приморском крае (восток), должен апробировать модель, по которой могут развиваться, может быть, и другие порты с учётом льгот, возможностей по заходу иностранных кораблей, по обслуживанию наших судов. Нужно смотреть в том числе и на те модели, которые мы предлагаем. Поэтому ещё раз просто акцентирую внимание, что мы на Дальнем Востоке используем много новых правовых и экономических конструкций. Это и территории опережающего развития, уже сегодня упомянутые, и свободный порт, и дальше будем тоже предлагать модели, которые способны будут затащить на Дальний Восток инвестиции и стимулировать приезд сюда современных грамотных специалистов.

Д.Медведев: «Мы рассматриваем сегодня Дальний Восток в известной степени как полигон для новых юридических и экономических моделей.  У нас принят специальный закон о франко-порте, или свободном порте. Это уникальная история для Российской Федерации. Этот свободный порт, то есть как раз порт в Приморском крае (восток), должен апробировать модель, по которой могут развиваться и другие порты с учётом льгот, возможностей по заходу иностранных кораблей, по обслуживанию наших судов». 

Так, ну что? Будем ещё слушать проекты или чуть-чуть пообщаемся и будем заканчивать? Давайте так договоримся: три вопроса – и потом идём подышать океанским воздухом.

Вопрос: Добрый день, Дмитрий Анатольевич. Максим Денёв, город Челябинск, Южно-Уральский государственный университет, доцент кафедры политологии. Хотел бы поблагодарить Вас за то, что у нас появилась такая возможность – собраться молодой, талантливой, перспективной, креативной, работящей молодёжи в новом месте…

Д.Медведев: Вы такие скромные! Мне просто это приятно.

Реплика: В данном случае я говорю о своих коллегах.

Д.Медведев: Я тоже о них.

Вопрос: В узком и широком смысле очень приятно с ними работать. И вот хотелось бы спросить: а есть ли какие-то механизмы, есть вообще какие-то варианты дальнейшего развития наших идей, наших проектов?

Д.Медведев: Точно я абсолютно скажу: вы и талантливые, и скромные. Но я, наверное, не очень хорошо подготовился, у меня пока нет окончательного решения, как использовать ваши предложения, но я, естественно, об этом буду думать.

Ну а если говорить серьёзно, то, коллеги, мы с вами взрослые люди. Здесь даже не студенты у нас сидят, а молодые люди, учёные, люди с высшим образованием. Мы с вами понимаем, что сегодня от государства зависит многое, но далеко не всё. Вот когда вы что-то предлагаете и придумываете, очень правильно, когда вы сразу же говорите, что мы считаем, что этим могла бы заняться конкретная компания, конкретное предприятие, потому что это их профиль, это их интерес. А мы можем сказать со стороны государства, что это действительно важно, что, да, мы считаем эту тему приоритетной и поэтому, уважаемые представители бизнес-сословия, обратите внимание на этот проект.

Д.Медведев: «Мы на Дальнем Востоке используем много новых правовых и экономических конструкций. Это и территории опережающего развития, и свободный порт, и дальше будем тоже предлагать модели, которые способны будут затащить на Дальний Восток инвестиции и стимулировать приезд сюда современных грамотных специалистов».

Вот это, мне кажется, главное, что должно делать государство, в том числе Правительство.

Вопрос: Добрый день. Москва, Виктория, МГУ имени Ломоносова. Мы занимались вопросом совершенствования информационной политики с целью привлечения и сохранения кадров в регионе. Мы предлагаем идею – создание образа, который будет в себя включать реальную историю успеха, и популяризовать этот образ успешного специалиста, перспективного бизнесмена, талантливого студента, которые востребованы в регионе. Таким образом мы хотим менять имидж региона и способствовать перераспределению интеллектуальных ресурсов. А начать изменение имиджа мы предлагаем с переименования региона из Дальнего Востока России в Восток России. Хотелось бы услышать Ваше мнение.

Д.Медведев: Насчёт образов не могу с вами не согласиться. Вообще желательно иметь симпатичный образ – любому это приятно. Мы должны думать над популяризацией различных и очень важных для нашей страны специальностей. Так получилось, что каждая эпоха генерирует спрос на тех или иных специалистов. Сейчас нам надо развернуть этот спрос. Мы с вами понимаем, о чём идёт речь. Нашей стране нужны не только успешные экономисты и юристы, но нужны успешные специалисты в области других наук, инженеры, учёные в самых разных областях. Мы сегодня говорили – это и энергетика, и биотехнологии, медицина, сельскохозяйственные науки. Так вот этих людей нужно обязательно показывать, пропагандировать. Но не только таких. У нас огромный дефицит рабочих рук. Труд человека, который занимается нормальной рабочей профессией, тоже должен быть популярным. Мне кажется, это абсолютно правильно. Тем более, если говорить о заграничных ситуациях, подчас люди, имеющие рабочую квалификацию, ценятся там не меньше, чем высококвалифицированные инженеры, потому что это такая элита рабочего класса. В этом направлении обязательно нужно предпринимать усилия.

А в отношении переименований, вы знаете, я чуть постарше вас и довольно скептически отношусь к переименованиям. Когда за переименованием ничего не стоит, у людей кроме раздражения это ничего не вызывает. Представьте себе, я приезжаю и предлагаю с 1 сентября называть Дальний Восток не дальним, а ближним или просто востоком. Мне скажут: «Ты чего, совсем? Ты лучше объясни, как нам жить здесь, где деньги зарабатывать, где жить, брать жильё?» А переименований в нашей стране было очень много. Я сам родился в городе с гордым названием Ленинград, который, как известно, называется сейчас Санкт-Петербург. Поэтому чем меньше исторических переименований, тем, мне кажется, лучше. Что исторически так называлось, то так и должно называться. Мне кажется, здесь такой принцип должен быть использован.

Е.Милонцева: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Челябинский государственный университет. Не по значению, но по порядку у нас осталось образование. Наша группа работала над проектом по экспорту российского образования. Сейчас мы говорим о регионе АТР, здесь налажены экономические, юридические, дипломатические связи. В долгосрочной перспективе мы считаем, что посредством обучения иностранных студентов в этом регионе на базе российских вузов возможно обеспечить обмен. В ходе работы наша группа выявила, что надо повысить и качество российского образования, ввести преференции, облегчить визовый режим иностранным студентам и добиться признания российских дипломов в вузах стран АТР.

Эти меры очевидные, но сейчас они не в полной мере реализуются, и большинство вузов сейчас не заинтересовано в привлечении иностранных студентов не для галочки. Решение мы видим в том, чтобы привлечь инвесторов и создать систему частных предприятий, которые бы занимались привлечением иностранных студентов. Мы видим это в формате государственно-частного сотрудничества. С одной стороны, эти частные компании будут создавать позитивный имидж российского образования, привлекать студентов и обеспечивать правовую и информационную поддержку. С другой стороны, государство будет формировать образовательную базу и контролировать качество предоставляемого образования. Эти же частные компании будут стимулировать вузы на привлечение иностранных студентов. Хотелось бы услышать Ваше мнение.

Д.Медведев: Спасибо. Я, безусловно, согласен с тем, что привлечение иностранных студентов в наши университеты – это знак качества нашего образования. Но скажу прямо: я не уверен, что административными мерами в чистом виде можно увеличить приток иностранных студентов. Ведь когда иностранцы едут учиться? Когда они считают, что университет правильный, престижный, дающий хорошее образование. Мы можем сколько угодно заклинать, приглашать кого-то, но если качество образования в любом нашем российском университете ниже плинтуса, то не поедут, даже если деньги платить будем.

В мире люди научились ценить своё время и, конечно, тем более свои деньги. Поэтому для того, чтобы приезжали учиться к нам, мы должны повышать уровень своих университетов. Для этого у нас существует система грантовой поддержки, система отбора университетов в рамках так называемых национальных университетов и целый ряд других способов поощрить университеты.

Вы знаете, у нас есть цель – чтобы наши университеты вошли в мировую 20, в топ-20. Это красивая идея, но очень сложная. Вы знаете, что даже первый вуз, Московский государственный университет, который традиционно у нас имеет лучший рейтинг, по мировой системе классификации в лучшем случае где-то между второй и первой сотней. Это не значит, что университет плохой – он очень хороший, но есть два момента.

Во-первых, мы никогда в этих соревнованиях раньше не участвовали, поэтому нас не умеют оценивать. И мы не умеем сами себя предъявлять. Ведь как оценивают, например, научные достижения? По рейтингу цитируемости в определённых журналах. У нас всё это не очень развито. При этом, например, качество образования и уровень научных исследований в том или ином университете может быть выше, чем в заграничном, который имеет более высокий рейтинг. Поэтому нужно научиться себя предъявлять, предъявлять выгодно, пропагандировать, используя рыночную терминологию, правильным образом продавать. В этом случае к нам поедут. Это действительно будет лучшей отметкой качества. В принципе, конечно, я уверен, что у наших университетов очень хорошее будущее в смысле учёбы иностранных студентов.

Мы с вами знаем, и сейчас много иностранцев учатся, но надо всё равно заниматься этим более активно, настойчиво. Кстати: надо преподавать не только на русском языке. Это нормально. Надо преподавать на мировых языках – на английском языке, на китайском языке, хотя мы живём в Российской Федерации. Ничего в этом плохого нет, это нормально. Давайте таким образом будем развивать университеты.

Уважаемые друзья, мы с вами сейчас подведём черту нашего общения. Я всем желаю успехов самых разных – и научных, и личных, и коммерческих. Хочу, чтобы вы оставили у себя в сердцах самые благоприятные впечатления от посещения Курильских островов, чтобы здесь завязалась ваша дружба. Так жизнь устроена, что вроде кажется, это какой-то короткий миг – семь дней, но с высоты уже собственного опыта, своих прошлых лет, могу сказать: иногда вот такие контакты, связи, дружба, которая возникает в таких местах, играет ключевую роль в жизни человека. Хочу, чтобы у вас так получилось.

<…>

Выделить фрагмент