• Анонсы
  • Новости

Новости

9 часов назад
28 июня, вторник
27 июня, понедельник
24 июня, пятница
23 июня, четверг

Президент России подписал разработанный Правительством Федеральный закон об исключении участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих из числа субъектов кредитной истории

Федеральный закон от 23 июня 2016 года №211-ФЗ. Проект федерального закона был внесён в Госдуму распоряжением Правительства от 22 марта 2016 года №476-р. Федеральный закон устанавливает, что военнослужащие, которые приобрели жильё в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих за счет средств федерального бюджета, не относятся к субъектам кредитной истории и вправе обратиться в бюро кредитных историй с заявлением об исключении из ранее сформированной кредитной истории информации об обязательствах по займу (кредиту), предоставленному на эти цели.

1

Календарь

Июнь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Всероссийский молодежный образовательный форум «Таврида»

Дмитрий Медведев осмотрел выставки работ участников форума, встретился с участниками смены «Актеры, режиссеры театра и кино» и вручил награды победителям конкурса «Конвейер молодежных проектов».

с.Стерегущее, Республика Крым

Посещение Всероссийского молодежного образовательного форума «Таврида»

В соответствии с поручением Президента России Федеральное агентство по делам молодёжи и Общественная палата в период с 2 июля по 2 сентября 2015 года в Республике Крым проводят Всероссийский молодёжный образовательный форум «Таврида».

Цель форума – развитие профессионального сообщества, в рамках которого молодые люди смогут реализовать свои творческие инициативы, найти единомышленников, получить общественную и государственную поддержку. На форуме организована работа восьми тематических смен, в которых принимают участие более 4 тыс. человек из России и иностранных государств: молодые режиссёры, актёры театра и кино, писатели, поэты, критики, композиторы и музыканты, архитекторы, дизайнеры, художники и скульпторы, молодые преподаватели истории, представители поисковых отрядов и военно-патриотических клубов, журналисты региональных и муниципальных СМИ.

Участники форума – молодые люди в возрасте от 18 до 30 лет, связывающие свой профессиональный интерес с соответствующей тематикой смены, а также прошедшие конкурсный отбор на официальном сайте форума www.форумтаврида.рф

Каждая смена форума длится семь дней. Форум предлагает образовательную и внеучебную программы, включающие семинары и мастер-классы ведущих российских и международных экспертов, работу в проектных группах, панельные дискуссии с гостями форума, выступления творческих и эстрадных коллективов, традиционные народные игры, зарядки с олимпийскими чемпионами России.

С 11 по 19 августа проводится шестая смена. Участники – молодые актёры, режиссёры театра и кино.

В рамках форума предусмотрен конкурс проектов. Победившие проекты получат грантовую поддержку на их реализацию. Призовой фонд форума составляет 20 млн рублей.

Встреча Дмитрия Медведева с участниками смены «Актёры, режиссёры театра и кино»

Стенограмма:

Д.Медведев: Привет, ребята. Как вам здесь? Я в разных молодёжных лагерях был, которые мы делаем, но, конечно, здесь атмосфера самая правильная для отдыха. Или вы работаете?

Всероссийский молодежный образовательный форум «Таврида»

Реплика: Работаем.

Д.Медведев: Я знаю, что вы все хотите, а многие уже практически стали артистами, режиссёрами, – хотите специализироваться в области театра и кино. Крым исторически был таким местом, где всегда индустрия кино и театр, в общем-то, развивались неплохо, но после известных событий, я надеюсь, в Крыму будет один из центров молодёжного кино.

Я пробежался сейчас по лагерю, посмотрел – конечно, условия здесь прекрасные. Самое главное, что есть море, есть солнце, есть возможность общаться и есть возможность что-то делать. Я знаю, что вы тоже пытаетесь снимать кино, ещё что-то делаете, наверное. Сейчас вы мне об этом расскажете. Пожалуйста.

И.Засухин: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Меня зовут Иван Засухин, я из города Хабаровска, Хабаровский край. Вы как раз хотели спросить, как у нас дела. Дела-то у нас здорово, но, знаете, многие жители европейской части нашей России считают, что дальневосточники это такие суровые люди, ходят в шапках-ушанках, у них тулупы. Так вот почему бы подобного формата и масштаба форумы не проводить на Дальнем Востоке? Чтобы вот в Хабаровском крае где-нибудь, под Комсомольском-на-Амуре собрать... Чтобы вся Россия приехала к нам, и мы уже и гостеприимство показали, и красной икрой накормили, и так далее.

Д.Медведев: Иван, я считаю, что это хорошая идея. Найдите место, и, я думаю, мы к вам сможем приехать, время тоже подберём, потому что у вас очень красивый край. Разные форумы у вас и так проходят, скоро будет, кстати, Дальневосточный экономический форум, но молодёжных форумов, по-моему, не было. Правда, на Дальнем Востоке сейчас, на Курильских островах, проходит форум, причём очень интересный, знаковый. Если получится, я, может, и туда тоже заскочу. 

Е.Красник: Здравствуйте, я Лена Красник из Москвы. Я бы хотела Вам задать вопрос немного личного характера. Вы приехали на форум на смену «Актёры, режиссёры театра и кино». Скажите, пожалуйста, Вы, может быть, и не были связаны никогда с такими творческими профессиями, но, быть может, участвовали в каких-то постановках в школе или институте? И какой у Вас был кумир в детстве среди актёров и режиссёров? На кого Вы хотели быть похожим?

Д.Медведев: Вы знаете, я никогда ни в каких постановках не участвовал, но кино смотрел всегда довольно много – и в советские, и в постсоветские времена. Мне вообще нравится киноискусство. В театр, конечно, тоже ходил, и театр прекрасен. Но сказать, что у меня был какой-то кумир, на которого я хотел быть похожим или которым я бредил, не могу, потому что в тот период, когда я был в вашем возрасте, у нас была целая плеяда совершенно выдающихся актёров (многих из них уже нет), таких, как Евгений Лебедев, Иннокентий Смоктуновский. В общем, великие актёры советской школы. И когда я смотрел на их игру, конечно, я получал колоссальное, огромное удовольствие.

Потом жизнь изменилась, стало возможно смотреть большее количество иностранных фильмов. Вы, наверное, даже не можете себе этого представить – чтобы посмотреть какой-либо иностранный фильм приличный, нужно было обязательно попасть на фестиваль, потому что большинство фильмов, которые показывали в тот период, были весьма среднего уровня, я имею в виду иностранные. Советские фильмы были, естественно, хорошими, когда их хорошие режиссёры снимали. А иностранных было немного, и всегда это было событие. А потом всё изменилось, появилось видео. Поэтому, знаете, всё своим чередом развивалось. С другой стороны, я считаю, что вот та актёрская школа, которая ещё существовала на моей памяти, в советские времена, всё равно внесла огромный вклад.

Я два часа назад звонил, поздравлял Олега Табакова – ему сегодня 80 лет, кстати. Вот с кого надо брать пример.

А.Григорьев: Здравствуйте, меня зовут Андрей Григорьев, режиссёр-документалист из города Екатеринбурга. Хотелось бы поблагодарить всю дирекцию форума, что устраиваете такие мероприятия, Сергея Першина лично и всю команду, потому что это очень значимое мероприятие.

Я начну со своей истории. В 2013 году наша команда участвовала в форуме уральской молодёжи «Утро», и мы выиграли грант на создание документального фильма о Николае Максимовиче Васенине. Может быть, удавалось слышать, это история уральского ветерана, который воевал на стороне французского Сопротивления и спустя 70 лет отправился во Францию. Сегодня фильм снят, нам удалось это сделать. Бюджет фильма был умножен в 14 раз. Это большая удача, что нас поддерживали люди со всего мира, было народное финансирование – 2,8 тыс. спонсоров в интернете. То есть документальное кино является очень востребованным у нас в стране, и мы набираем залы больше, чем «Пираты Карибского моря», – хочу тоже похвастаться.

Д.Медведев: Я вам завидую. Молодцы!

А.Григорьев: Очень интересует следующая проблема – это проблема развития кино в малых городах численностью населения до 50 тыс. человек. Сейчас я объясню. На сегодняшний день в Соединённых Штатах порядка 48 тыс. кинотеатров (кинозалов), у нас – 3,8 тыс. И очень бы хотелось, чтобы люди, которые проживают в отдалённых точках нашей страны (а это порядка 100 млн человек), имели доступ к кинотеатрам, к новым фильмам, к российским фильмам. И вот, например, такие меры, как НДС и 30% российского кино в прокате – это не так эффективно. Может быть, поддержать директоров кинотеатров? Я не так давно общался, я спросил, какие есть проблемы? Проблемы есть следующие. То есть это на самом деле недорого. Оборудование кинотеатра – это капремонт ДК, найти помещение внутри ДК, оборудовать его под современную систему DCP. Лучше всего, конечно, если государство пойдёт навстречу, – это лишить пошлины на ввоз этого оборудования.

Д.Медведев: А сколько стоит такое оборудование?

А.Григорьев: Это недорого, порядка 3–5 млн. Оно позволяет через интернет производить закачку любого проекта через спутник, то есть, соответственно, любой фильм попадает на сервер и возможна его демонстрация. Есть инициативные люди, которые в принципе будут готовы к этому сотрудничеству. Но это, конечно, отдельный проект, его надо разрабатывать и какие-то придумывать льготы для малого бизнеса, который мог бы содержать подобного рода кинотеатры.

Всероссийский молодежный образовательный форум «Таврида»

Чем это важно? Здесь присутствует очень много авторов со всей страны, молодые кинематографисты, которые здесь собрались, которые нуждаются не в том, чтобы уговаривать зрителя: «сходите на наш фильм, мы конкурентоспособны, так же, как и другие фильмы», а просто давайте расширим площадку демонстрации фильмов. То есть люди, которые живут в отдалённых точках, получат возможность ходить в кинотеатры.

Д.Медведев: Я, правда, так и не понял, как вы относитесь к НДС. Эта тема действительно сейчас довольно активно обсуждается. Есть идея, заключающаяся в том, чтобы НДС для иностранных фильмов, которые демонстрируются в российской системе сети кинотеатров, применять, а к нашим фильмам – не применять. Мотив понятен: удастся собрать какие-то дополнительные деньги, которые можно было бы направить на развитие нашего национального кинематографа. Поддерживать иностранный кинематограф нам вроде бы смысла нет. Более того, если говорить о целом ряде крупных стран, таких, например, как Соединённые Штаты Америки… Голливудский кинематограф и сам себя прокормит, потому что он успешный, большой и так далее. И в принципе эта идея неплохая, но, как только она была сформулирована, естественно, ко мне начали обращаться руководители кинотеатров и собственники киношных сетей и говорить: «Это нас посадит очень сильно по доходам, мы и так балансируем на грани рентабельности, а если сейчас ещё НДС применить, вырастет цена билетов, перестанут ходить». Я не знаю, так это или нет, не знаю, как вы это чувствуете, здесь нужно разобраться. Просто хочу сразу сказать: наша задача как раз заключается не в том, чтобы «посадить» небольшие кинотеатры, потому что, как мне объяснили… Ко мне заходили некоторые собственники, в том числе киносетей. Они говорят: «Сети выдержат, а маленькие кинотеатры (о которых, собственно, вы сейчас только что говорили) не выдержат, если цена билетов вырастет на размер НДС». Вот эти факторы нужно обязательно взвесить. Я ещё раз переговорю и с Министром культуры, и с Министром экономического развития, прежде чем принимать это решение, потому что есть и плюсы, и минусы. Все мы за то, чтобы развивался наш кинематограф, но в то же время, естественно, должна развиваться и сеть кинотеатров.

Теперь в отношении проекта, о котором вы говорите. Вы знаете, конечно, было бы здорово, если бы в любом небольшом городе (именно районном центре, где живёт 30–50 тыс. человек) был современный хороший кинотеатр. Я помню, как кино на моей памяти развивалось в последние 25 лет. Вы помладше, вы этого, наверное, не помните, а я помню. В 80-е годы мы все ходили в кино, смотрели разные фильмы: как раз тогда началась перестройка, появились иностранные фильмы в киносети, наши фильмы выходили такие довольно известные, которые сейчас уже, по сути, к классике относятся.

Потом наступили 90-е годы. Они были сложные, но практически в каждом доме появилась видеоустановка, в смысле видеоплейер, видеомагнитофон и телевизор, и люди перестали ходить в кино вообще. Откровенно говоря, мне в какой-то момент казалось, что это смерть кинематографа. Зачем идти в довольно средний кинотеатр, когда дома можно иметь приличный цветной телевизор и при наличии хорошей записи смотреть интересные фильмы, лёжа на диване со стаканом чая? А потом всё оказалось не так. Лично я снова стал посещать кинотеатры где-то с конца 90-х годов. Почему? Только потому, что появилось нормальное современное цифровое оборудование, появился другой звук и другое качество изображения. И сейчас всё это уже, конечно, выглядит совершено иначе. Есть огромная разница между средним телевизором (подчёркиваю, не домашним кинотеатром каким-то продвинутым, а средним телевизором) и современным кинотеатром. Иными словами, я считаю, что мы должны, конечно, стараться сделать всё, чтобы в наших небольших городах были современные киноустановки, чтобы были современные цифровые системы показа, чтобы можно было посмотреть и 3D, и любой High Definition, 4K (как и в каком направлении это развиваться будет, нам всем понятно), с тем чтобы жители наших небольших городов могли приобщиться к современному киноискусству, естественно, к отечественному и иностранному. Как это можно сделать? Это можно сделать только при помощи так называемого государственно-частного партнёрства. Государство должно помочь, например, с помещениями, выделить под кинотеатр в том или ином городе приличный зал, может быть, отреставрировать его, а владелец кинотеатра должен всё-таки постараться получить кредит и приобрести такое оборудование. И только тогда эта идея заработает. 

Э.Лобанова: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Лобанова Эльвира, Нижний Новгород, Нижегородская область. Помимо творческой деятельности мы занимаемся проектами, и многие ребята привезли сюда свои задумки, интересные идеи. У нас проводился мастер-класс по теме управления проектами, там была затронута очень важная, на мой взгляд, проблема – проблема национальная: незнание, к сожалению, молодёжью и многими гражданами нашей страны культурных особенностей именно своей национальности и того, сколько вообще национальностей проживает в нашей огромной многонациональной стране. Среди проектов есть (я знаю ребят, они представляют их) национальные театры, которые развиваются в регионах. В связи с этим вопрос: каким образом на федеральном уровне, на Ваш взгляд, можно повлиять на то, чтобы мы знали эти культурные особенности? Может быть, нужно консолидировать, возможно, нужно устраивать какие-то площадки? И каким образом мы можем решить данную проблему? Потому что она, на мой взгляд, сейчас набирает обороты, и это очень важно, когда все знают свои корни и то, кем они действительно являются по своему духу, по своей культуре. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Эльвира! Вы знаете, мне кажется, что здесь ничего не нужно изобретать. Во-первых, просто нужно находить время, для того чтобы посещать в том числе и национальные театры. Я по стране езжу много, я был во всех субъектах Российской Федерации, абсолютно во всех, во всех 85, считая Крым и Севастополь, и в каждом субъекте Федерации, особенно если там живёт несколько национальностей, всегда присутствует национальный театр. Они не закрылись, они развиваются, но, помимо того, чтобы находить время для посещения таких национальных театров, нужно ещё постараться возобновить в прежних объёмах гастрольную деятельность. Вот это на самом деле очень важно, потому что в этом случае ведущие национальные театры смогут выступать не только у себя, но и на территории других субъектов, включая Москву. Раньше это было, но были другие условия, другие расценки. Я не могу сказать, что все эти спектакли были исключительно интересными, но, помню, когда учился в школе, нас водили (это было в Ленинграде) в том числе и на спектакли национальных театров. Это было интересно по-своему. Поэтому собственно интерес и гастрольная деятельность, вот что я считаю.

Реплика: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Большое Вам спасибо от меня и, наверное, от лица остальных участников форума за возможность лично пообщаться. Такое действительно бывает далеко не каждый день. У меня вопрос, который, на мой взгляд, волнует очень многих сидящих в зале сейчас. Как известно, предыдущий год был Годом культуры. Существует Указ Президента №808 от 24 декабря 2014 года, в котором говорится о том, что культура возводится в ранг приоритетных отраслей. Есть ли какие-то дополнительные меры в связи с этим указом, которые облегчат вопросы трудоустройства для людей творческих специальностей? И есть ли какие-то меры поддержки именно театральных постановок или кинофильмов патриотической направленности? Потому что понятно, что сейчас это очень важно для современного общества. Большое спасибо!

Д.Медведев: Первую часть вопроса я не очень понял, потому что я не очень понимаю, что такое «облегчить трудоустройство для людей творческой направленности». Мне всегда казалось, что если это люди творческой направленности, люди, которые хотят посвятить себя кинематографу или театру, то есть определённые законы жанра, как таких людей выбирают. Не просто пришёл с улицы и сказал: «Хочу быть артистом!». Есть же всё-таки конкурс, есть установленный порядок. Это же касается, кстати, и режиссёров и театрального, и кинематографического искусства. Поэтому, на мой взгляд, облегчать ничего не надо, вы сами себе дорогу должны пробивать. Если человек талантливый, то скорее всего он чего-то добьётся, а если это не совсем его, то, может быть, есть смысл переквалифицироваться.

Есть другая проблема, о которой мне всё время говорят молодые режиссёры, особенно в театрах. Она касается проблемы поколений, когда есть зрелые артисты, хорошие, заслуженные очень артисты, но которые уже не играют (по разным причинам, в том числе и возрастным, и здоровье), есть молодёжь, которую невозможно ввести в спектакль, просто потому что все позиции заняты. Это касается, кстати, разных сфер театрального искусства: это и драматическое искусство, и опера, и балет. По-разному, конечно, в разных сферах, тем не менее это есть. И меня всё время убеждали, что для театрального искусства очень важно перейти на срочный трудовой договор. Я не знаю, поддерживают ли здесь присутствующие эту позицию, но такая точка зрения существует: для того чтобы была смена поколений, надо, чтобы трудовой договор с артистами, да и с режиссёрами, заключался не на определённый срок, как в обычной жизни (проще говоря, до пенсии), а на пять лет, например. Но это потребует довольно существенных изменений в трудовом законодательстве. Вот это тема дискуссионная, и по ней нужно будет определиться, как поступить дальше.

Что касается программ по поддержке культуры, по поддержке театра, киноискусства, культуры в целом, то все эти программы сохраняются. Если говорить о текущем годе, то, несмотря на довольно сложное финансовое положение, у нас бюджет культуры остался практически таким же, как был. Он не выдающийся, скажем откровенно, не огромный, но он и не срезан радикально против того, что было, например, в 2014 году, объявленном Годом культуры. Поэтому я думаю, что мы просто будем стараться сохранить хотя бы то финансирование, которое есть сегодня.

Поддержка киноискусства и патриотического кино, как вы знаете, тоже осуществляется двояко. Есть просто государственное финансирование, которое идёт через Фонд кино. Там есть свои процедуры. На мой взгляд, количество фильмов, которые рассказывают о стране, её истории, о героических моментах в жизни нашего государства, отдельных людей, за последние годы стало больше. Эти фильмы разного качества. Я кое-что смотрел, я вообще довольно много кино смотрю в целом, и наше стараюсь тоже. Могу сказать, что что-то мне нравится, что-то не нравится совсем. Скажу откровенно: я не уверен, что нужно увлекаться ремейками, особенно когда речь идёт о классических произведениях.

В нашей истории очень много героических страниц, о которых ещё ничего не снимали. Но в то же время количество таких фильмов становится больше. С другой стороны, помимо Фонда кино есть спонсорские деньги. Конечно, их дают не всем и количество спонсорских денег в киноиндустрии тоже зависит от ряда позиций, включая, естественно, общее состояние экономики и, конечно, те льготы, которые может получить даритель, которые может получить спонсор. Систему спонсирования кинематографа и театрального искусства нам ещё надлежит как следует наладить.

Наконец, я считаю, что у наиболее крупных, например, театральных коллективов, в выдающихся театрах (не для всех, конечно, это годится) должны действовать нормальные эндаумент-фонды, то есть фонды целевого капитала, потому что люди любят свои театры и готовы свои 100 рублей туда принести. Я думаю, что вот это тоже один из способов прокормить наши театры, помимо, естественно, бюджета и спонсорских денег. Но это действует не везде. Если мы сможем все эти финансовые потоки соединить, то получим более или менее приемлемую картину. Хотя денег никогда не хватает.

Реплика: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Благодарю за то, что Вы принимаете участие в этом форуме и уделяете огромное внимание молодёжи. У меня такой вопрос. Я учился в США, сценарист. Теперь вернулся, очень хочу пригодиться в своей стране и, собственно, вижу здесь…

Д.Медведев: Как вас зовут?

Реплика: Андрей. Я вижу здесь огромные перспективы, потому что там в плане идей и реализации идей, так скажем, избыток, а у нас есть определённый недостаток. И я, когда начал думать о том, как мне реализовывать мои сценарии здесь, в России, столкнулся с такой вещью, что, допустим, в США есть государственная регистрация идей… То есть у нас она тоже существует, законодательно закреплена, 1255-я статья ГК, 4-я часть.

Д.Медведев: Андрей, просветите меня, я когда-то специализировался в области права. Это что за регистрация идей в Соединённых Штатах Америки? Я просто не слышал про это никогда.

Реплика: Вы можете отправить свой сценарий в библиотеку Конгресса, и существует сайт. За определённую небольшую плату вам присваивается номер, к вашей фамилии, и дата, которая для суда потом является определяющим критерием. И я хотел спросить, возможно ли (я сюда приехал в принципе с проектом как раз на эту тему) создание сайта в России, который бы консолидировал... Сейчас много существует сайтов, которые регистрируют, все эти реестры не соединены воедино. Собственно, поэтому многие люди боятся свои идеи показывать. И это бы стало сильным толчком для науки, культуры и бизнеса. 

Д.Медведев: То есть, Андрей, я вас правильно понимаю: вы считаете, что многие талантливые люди боятся за сохранность своих прав и поэтому не создают продуктов здесь, а создают их там?

Реплика: Так точно, да.

Д.Медведев: Отвечу по существу, как человек, который отвечает в том числе и за регулирование авторских отношений. По нашему закону (кстати, как и по американским правилам, потому что это международные конвенции, в том числе конвенция об интеллектуальной собственности) идеи не охраняются. Идеи. Невозможно охранять идею «Войны и мира». То есть идея написать книжку про войну 1812 года не принадлежит Льву Николаевичу Толстому. Я её могу написать, только она хуже будет. И вы, наверное, напишете, может, не хуже. Но охраняются по нашим законам (и по американским тоже) идеи, выраженные вовне и приобретшие материальную форму, в письменном виде. Вот это становится объектом авторского права. И здесь, собственно, наши правила мало чем отличаются от большинства правил других стран. Но, может быть, рациональный смысл, рациональное зерно того, о чём вы говорите, заключается в том, чтобы создать какой-либо источник (как у них там Библиотека Конгресса, у нас ведь тоже есть наши национальные библиотеки), куда можно было бы положить рукопись и, как это раньше называлось, задепонировать её, чтобы ей присвоили номер, и можно было бы сказать, что, даже несмотря на то, что книга не издана, тем не менее объект охраняется. А с точки зрения авторского права, я подчёркиваю, всё, что мы с вами делаем, становится объектом авторского права не в момент регистрации – никакой регистрации для авторского права не требуется, – а в момент самого творчества. Вот вы написали пять страничек рукописи – всё, возник объект авторского права, и он подлежит защите в соответствии с правилами.

Я понимаю, к чему вы клоните: чтобы это было доказуемо, нужно, чтобы это где-то хранилось. Можно подумать, потому что я не уверен, что нельзя воспользоваться теми институтами, которые есть, но я готов дать поручение и Министру культуры, и здесь у нас ещё есть Министр образования, который отвечает в том числе за некоторые другие вопросы, связанные с авторскими правами, просто подумать о том, где должен быть склад, где это может быть, просто для того, чтобы можно было сказать, что этот сценарий и такую последовательность идей я впервые изложил. Если это интересно, если это нужно, но это просто нужно взвесить.

Реплика: Создался бы открытый реестр, и инвесторы…

Д. Медведев: Андрей, вы же можете и так это опубликовать, сейчас проблем нет никаких. Как только вы, например, создадите свой сайт, который назовёте своей фамилией, и опубликуете, к примеру, ваш сценарий, всё – это уже объект вашего авторского права, и в принципе люди могут им воспользоваться, те, кто захочет. Или вы хотите, чтобы это была раскрученная площадка какая-то?

Реплика: Во-первых, раскрученная. Во-вторых, чтобы люди верили, что это поможет. Если не дай бог кто-то что-то заберёт, потом, в суде, это будет очень серьёзным моментом. И вот знаете, насчёт научных, допустим, открытий…

Д.Медведев: Вы просто хотите, чтобы это хранилище было государственным? Потому что в суде доказательством будет и, естественно, размещение у вас на сайте. Этого достаточно абсолютно.

Реплика: Но допустим, касаемо каких-то научных… Для получения патента требуются различные согласования…

Д.Медведев: Патент – другое дело. Мы сейчас не будем погружаться в скучную юридическую материю. Просто изобретение возникает в момент регистрации патента, а объект авторского права – в момент того, как автор создаёт.

Реплика: Да, и вот здесь очень важный разрыв. Его очень хотелось бы…

Д.Медведев: Хорошо. Мы подумаем, где можно было бы этот склад организовать.

Реплика: Благодарю вас.

Д.Медведев: Пожалуйста.

Е.Стеблов: Евгений Юрьевич Стеблов, народный артист России, первый заместитель председателя Союза театральных деятелей. Вы знаете, вот эту тему, которую Вы затронули, насчёт театров, – мы довольно подробно и давно уже в союзе этим занимаемся, и Александр Александрович Калягин, и мне доводилось и в Госдуме, и на многих совещаниях… Это очень деликатная тема. Некое механистическое представление о том, что пожилые артисты меньше играют, их перевести на какое-то такое второстепенное содержание…

Д.Медведев: Я это не предлагаю, это ваши коллеги предлагают.

Е.Стеблов: Я знаю. Я не хочу углубляться в эту тему, потому что это, может быть, не для этой площадки тема, а более специальная, более углублённая. Но, понимаете, есть проблема подготовки кадров в театрах. В советское время была такая система – стажировки. В больших театрах у видных режиссёров режиссёры молодые, которые оканчивали факультет, получали годичную стажировку от Министерства культуры с материальным содержанием, и таким образом была возможность присматриваться к этим людям. Потом они иногда получали театр в провинции, если они себя там хорошо проявили, то и в Москве, и так далее. Сейчас этой системы нет. И порой возникает вакансия руководителя театра, а некого назначить, и возникают случайные люди. Чаще, конечно, они молодые, потому что они только начинают свою деятельность, очень часто просто столько дров ломают… Мне кажется, разумнее возвратить эту систему стажировки в любом виде, чтобы была…

Д.Медведев: Для этого требуются государственные решения или это можно отрегулировать внутри театральной жизни? 

Е.Стеблов: Я думаю, что это можно отрегулировать внутри Министерства культуры.

Д.Медведев: Я это и имею в виду.

Е.Стеблов: Да-да, не на общегосударственном уровне, а если Министерство культуры этим озадачится. Потому что нет кадров, некого назначать. И начинается… Знаете, я работал с выдающимися режиссёрами, с Завадским, с Эфросом – да никогда никаких конфликтов не было у таких мастеров, потому что все делом занимались. Как только талант поменьше, так начинаются дрязги и театр, который одновременно и храм, и гадючник, сразу становится гадючником. А призван быть храмом, и в своих лучших образцах он им и является. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое.

Я министра увижу сегодня или завтра, я ему передам, если какие-то нужно правила поправить, это можно сделать. Единственное, если это именно сами правила. Если это потребует дополнительного финансирования, вы понимаете, это, естественно придётся тогда иначе решать. Но если это именно сами нормативы, какие-то регулятивные правила, которые издаёт Минкульт, давайте это сделаем. Стажировка – хорошая история и для артистов, и вообще для всех. Спасибо.

Е.Вайсман: Меня зовут Вайсман Женя, я из Москвы и учусь в высшем театральном училище имени Михаила Семёновича Щепкина. Вопрос, который интересует как минимум моих однокурсников, а как максимум – всех студентов: что нас ждёт в театральном будущем? Я в предысторию включу такой факт: мы выпустили спектакль в мае, «Билокси блюз», по пьесе Нила Саймона. Это спектакль про американскую армию. Когда было обсуждение кафедры, нам сказали, то есть не нам, а нашему режиссёру, которого эта тема привлекла: «Что же вы делаете? Вы же видите, что происходит в современном театральном мире. Вы подводите нас под монастырь».

Д.Медведев: Чем подводите?

Е.Вайсман: Тем, что это спектакль про американскую армию, там присутствует не матерщина, но нецензурная лексика, потому что ребята молодые…

Д.Медведев: На английском, надеюсь?

Е.Вайсман: Нет, на русском. Или вот, например, та ситуация, которая происходит с акцией против Серебренникова. Вы наверняка наслышаны и про Богомолова, да? Что это человек, который востребован в Европе, а в России, к сожалению, не имеет успеха. Я это к тому, что нас пугают тем, что нас ждёт в будущем. К чему сейчас катится театральный мир? Что Вы думаете по этому поводу? Я к тому, что на очень талантливые, очень сильные работы в сравнении со всем остальным, что мы видим в столичных театрах, ставят чёрные метки.

Д.Медведев: Понятно. То есть вы намекаете на то, что возникла некая цензура, которая просто мешает развиваться театральному искусству?

Е.Вайсман: И непонятно откуда она возникла. Просто все думают, что это как-то связано с Правительством. Я хочу, чтобы все знали, что это не связано с Правительством. Либо, если связано, то как?

Д.Медведев: Сразу вам хочу сказать: это, конечно, с Правительством никак не связано. Никто в Правительстве таких указаний по конкретным режиссёрам не даёт, давать не может и не должен. Я имею в виду и Правительство в целом, и Министерство культуры в частности.

Вообще Министерство культуры существует не ради того, чтобы, как в советские времена, раздавать оценки и говорить: «Вот твой спектакль правильный, тебе пять баллов, а твой спектакль патриотический, поэтому тебе денег дадим, а твой спектакль нам не нравится, поэтому мы будем тебя гнобить». Министерство культуры существует для того, чтобы утверждать правила и в целом оказывать поддержку различным областям культуры, и не более того.

Что касается конкретной ситуации с режиссёрами, с театрами. Понимаете, это всегда вопрос внутренних ощущений, и для каждого эти ощущения очень разные. Вот вы сейчас рассказываете про определённые спектакли, которые могут быть поставлены или которые уже поставлены и вызывают неоднозначную реакцию. Это нормально! На самом деле хуже было бы, если бы все спектакли были совершенно одинаковые и были посвящены тем или иным выдающимся событиям в истории нашей жизни.

Когда я учился в школе, меня водили в театры вместе с классом. Наверное, худшей пропаганды театрального искусства представить себе было невозможно. Эти спектакли были посвящены Владимиру Ильичу Ленину, Октябрьской революции. Некоторые спектакли были посвящены Великой Отечественной войне, но они все были сделаны настолько по шаблону, что кроме какой-то неудовлетворенности, ощущения того, что это всё нечестно, что это ещё и сыграно неправильно, у меня, даже в тот период, когда я был ребёнком, не оставляли.

Не скрою, есть вещи, которые даже на сцену попадают (и вы это тоже знаете, потому что вы с этим миром соприкасаетесь и хотите жить в этом мире, творить в этом мире) только ради эпатажа, чтобы была такая, если хотите, завлекуха, которая людей будет стимулировать посещать театральную постановку, смотреть фильм какой-то. Но здесь всё зависит от того, кто ставит, талантливо это или безобразно, потому что очень разные вещи можно по-разному показать. Это первое.

Второе. Есть вопрос внутренней культуры. Понимаете, мне кажется, это такая тонкая сфера, я сейчас не буду о ней долго высказываться. Очень многие эмоции можно создать, возбудить эти эмоции, не используя каких-то очень жёстких приёмов, той же самой ругани на сцене и так далее. Согласитесь, что классики в XIX и XX веках к ней не прибегали, проще говоря, играли без мата, но почему-то мы считаем эти постановки вполне кондиционными, считаем их выдающимися. Хотя отдельные произведения, конечно, должны быть близки к оригиналу, к тому, как люди живут, как выглядит современный русский язык, не только литературный язык. То есть, ещё раз говорю, второе – это вопрос внутренней культуры. И третье – это, если хотите, вопрос современности искусства. Я не уверен, что все современные приёмы тождественны тому, что в театральной жизни, в театральной сфере преподавали 100 лет назад. Многое изменилось с тех пор – и кинематограф появился, театр изменился, но тем не менее какие-то каноны должны оставаться.

Поэтому хочу сделать такой вывод. Мне кажется что, в театре допустимо всё, что соответствует нашим представлениям о культуре и соответствует нашим законам. Если два эти критерия применять, тогда всё будет нормально. И, конечно, не должно быть никакого грубого вмешательства в театральную жизнь. Если это происходит, то театральное искусство умирает, это мы прекрасно понимаем.

В отношении конкретных людей, вы знаете, у всех бывают трудные периоды в жизни. Я абсолютно уверен, что если речь идёт о талантливых людях, они никуда не уедут, а останутся и будут творить. Спасибо.

Л.Мальцев: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Меня зовут Лев, я из Мурманска. У нас в театре висит закон, где написано: «Зарплата руководящего состава не должна превышать более чем в восемь раз среднюю зарплату работника». Причём за среднюю зарплату работника берётся зарплата народного артиста, 35 тыс., тогда как зарплата только прибывших людей в труппу составляет 9,5 тыс., тех, кто приходит ненадолго, – 500 рублей за спектакль. Как такое могли допустить, что зарплата руководящего состава составляет порядка 280 тыс. рублей, когда прибывшие актёры получают зарплату до 12 тыс. рублей?

Д.Медведев: А вы считаете это несправедливым?

Л.Мальцев: Я считаю, что человек, который служит народу, достоин лучшей жизни, чем та, которую предлагает в театре руководящий состав. Конечно, больше чем в восемь раз никто не повысит, но и меньше чем в восемь раз вряд ли себе кто-то сделает.

Д.Медведев: Понятно. Спасибо. Знаете, я несколько вещей скажу. Может быть, они покажутся вам не вполне справедливыми, но я тем не менее скажу. В мире есть очень много разных профессий. И надо признаться, что есть ряд профессий, очень интересных, исключительно важных для жизни общества, но которые не являются самыми высокооплачиваемыми. И так будет, к сожалению, но так устроен мир. К числу таких профессий (я сейчас вначале не про артистов говорю, хотя актёрская профессия по-разному оплачивается) относятся, например, учителя. Ни в одной стране мира учитель не получает столько, сколько получает бизнесмен. Поэтому, выбирая себе профессию, в данном случае я обращаюсь ко всем присутствующим, вы должны просто адресоваться к своему сердцу, думать о том, что вам интересно. Это первое.

Второе. В отношении разрыва в оплате труда между молодыми и более зрелыми, между теми, кто управляет процессом, и теми, кто приходит. Может быть, в восемь раз – это и неправильно, это можно изменить, но я считаю, что разрыв должен быть, потому что всё-таки сопоставлять людей, которые только начинают свою жизнь, в том числе и артистическую карьеру, и тех, кто уже давно работает, мне кажется, не вполне справедливо. Здесь должны применяться какие-то критерии.

То, что это механический разрыв – в восемь раз, может быть, можно поправить. Можно поговорить о том, чтобы он не был таким вопиющим, то есть там 800%, пять раз, шесть раз, но какой-то разрыв должен быть, иначе вы никогда не сможете создать полноценный коллектив, если все у вас будут получать одну и ту же зарплату.

И, наконец, последнее, и вы тоже должны это понимать, уважаемые друзья. Всеми этими вопросами, вопросами театральными, вы должны управлять, если хотите, чтобы эта сфера была действительно правильной и современной, сами. Это ваша энергия, ваше желание, ваша позиция. То, что вы говорите, государство должно слышать, тем более у нас не только государственные театры, есть и частные. Здесь очень важен диалог: сколько, чего, когда и кому платить. Поэтому я думаю, что мы должны просто подумать, каким образом будет выглядеть система оплаты труда артистов, режиссёров в будущем. Возвращаюсь к самому началу своего ответа: я думаю, что все здесь присутствующие – разумные люди, если вы для себя выбрали именно этот путь – путь служения Мельпомене, путь служения театру и кино, никто из вас не рассчитывает, что сразу будет получать какие-то фантастические деньги.

Но кое-какие деньги я сегодня всё-таки вручу. Я вручу те самые гранты в размере  250 тыс. рублей, которые несколько человек здесь заслужили.

Всего вам доброго, удачи и творческих успехов!

Выделить фрагмент