Новости

9 декабря, пятница
8 декабря, четверг
7 декабря, среда
6 декабря, вторник
5 декабря, понедельник
1

Календарь

Декабрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Презентация портала Национальной электронной библиотеки

Дмитрий Медведев ознакомился с работой портала Национальной электронной библиотеки и встретился с российскими библиотекарями.

Презентация портала Национальной электронной библиотеки

Вступительное слово Дмитрия Медведева на встрече с работниками российских библиотек

Сообщение генерального директора Российской государственной библиотеки Александра Вислого

Сообщение директора Рязанской областной универсальной научной библиотеки имени Горького Натальи Гришиной

Сообщение директора Централизованной библиотечной системы Липецка Виктории Якимович

Сообщение заведующей отделом музейно-экскурсионной работы библиотеки №124 централизованной библиотечной системы Юго-Западного административного округа Москвы Анастасии Гачевой

Сообщение ответственного секретаря Президентской библиотеки имени Б.Н.Ельцина Вячеслава Береснева

Сообщение генерального директора Государственной публичной научно-технической библиотеки России, вице-президента Российской библиотечной ассоциации Якова Шрайберга

Сообщение исполняющего обязанности ректора Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма Вадима Дуды

Сообщение заведующей Боголюбовской поселковой библиотекой - филиалом Суздальской районной централизованной библиотечной системы Владимирской области Ольги Андон

Сообщение заведующего отделом мультимедийных технологий Центральной универсальной научной библиотеки имени Н.А.Некрасова Алексея Чувильского

Реализация проекта «Национальная электронная библиотека» (НЭБ) была начата в 2004 году по инициативе Российской государственной библиотеки и Российской национальной библиотеки. К 2014 году портал Национальной электронной библиотеки объединил ресурсы шести федеральных и 27 региональных библиотек.

Проект направлен на создание единого информационного библиотечного пространства на территории России и формирование в сети Интернет доступной информационной среды на основе фондов библиотек, а также образовательных и научных учреждений.

На сегодняшний день общий фонд полнотекстовых электронных документов Национальной электронной библиотеки составляет 1,6 млн экземпляров (книги, диссертации, рефераты), а также 26,9 млн записей в электронном каталоге на электронные печатные издания. При этом ежегодно в фонд НЭБ включается не менее 10% издаваемых в России наименований книг.

Для осуществления доступа к ресурсам Национальной электронной библиотеки, защищённым авторскими правами, обеспечено подключение 581 виртуального читального зала в общедоступных и вузовских библиотеках в России, государствах СНГ и в Национальной библиотеке Финляндии.

***

Встреча Дмитрия Медведева с работниками российских библиотек

Стенограмма:

Встреча с работниками российских библиотек

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Я рад возможности пообщаться. Предлагаю поговорить о делах библиотечных  и, конечно, об электронной библиотеке, презентацию которой мы только что видели, потому что жизнь не стоит на месте. Символично, что Год русской литературы начинается со встреч именно с представителями библиотек, с библиотекарями, людьми, которые всю жизнь этому посвятили и не просто выдают книги, а, по сути, являются хранителями общечеловеческого знания, которое содержится в книгах. Поэтому хотел бы начать наш разговор со слов благодарности вам и огромному количеству наших обычных библиотекарей, которые несут свою вахту, свою службу в непростых подчас условиях, несмотря на то, что как Александр Иванович (А.Вислый – генеральный директор Российской государственной библиотеки) говорил, за небольшие деньги, хотя, конечно, мы предпринимаем всё, что можем в настоящий момент предпринимать, для того чтобы зарплаты увеличивать, но это отдельная часть нашей сегодняшней встречи.

Участники встречи

  • PDF

    285Kb

    Список участников встречи Дмитрия Медведева с работниками российских библиотек

Понятно, почему библиотекам уделяется такое внимание. Наша литература, русская литература – это не только явление нашей российской жизни, не только цивилизационный факт нашего государства, но и явление для всего мира. Это такой мировоззренческий путеводитель. Поэтому наши национальные библиотеки, наши библиотеки в целом – и маленькие, и большие, и традиционные бумажные, и электронные – это в любом случае обязательная часть жизни любого человека, и нам нужно просто понять, каким образом всё это нам структурировать, каким образом это нужно развивать в ближайшие годы.

Национальная электронная библиотека (сейчас мы получили презентацию) – это действительно крупнейший библиотечный проект, уникальный интеллектуальный ресурс и начало нового этапа в развитии всех библиотек страны. Библиотека объединяет электронные фонды всех библиотек в единую государственную информационную библиотечную систему и должна, конечно, обеспечивать возможность воспользоваться колоссальным объёмом информации. Причём, что особенно ценно, на легальных началах, потому что абсолютное большинство людей, пользователей – кто-то осознанно, а кто-то абсолютно бессознательно – использует пиратские электронные ресурсы, просто не задумываясь над тем, что это, по сути, нарушение авторского права. Я не уверен, что каноны авторского права, созданные в конце XIX – начале XX века, совершенно в другую промышленную, интеллектуальную эпоху, в полной мере соответствуют нашей цифровой эпохе, поэтому борьба за то, чтобы авторское право сохранялось в таком  формально-каноническом виде не увенчается успехом. Я об этом говорил и лидерам других государств, и обычным пользователям, и юристам именно в силу того, как быстро распространяется информация, и в силу того, что охрана традиционная уже в таком виде сегодня вряд ли возможна. Это не значит, что мы должны ниспровергать каноны, наоборот, но мы должны просто приспособить международные подходы к велениям времени.

Д.Медведев: «Национальная электронная библиотека – это крупнейший библиотечный проект, уникальный интеллектуальный ресурс и начало нового этапа в развитии библиотек страны. Библиотека объединяет электронные фонды всех библиотек в единую государственную информационную библиотечную систему и должна обеспечивать возможность воспользоваться колоссальным объёмом информации». 

Вот вы говорили о существующем на основе международных конвенций, которые, кстати, и воспроизводятся в нашем Гражданском кодексе, сроке охраны авторского права: это жизнь автора и 70-летний период. Я не предлагаю сейчас отказываться от такой формы охраны, она выстрадана человечеством, но нам нужно всё-таки каким-то образом дифференцировать, видимо, эту охрану, так, как это начали делать и в гражданском законодательстве, в части четвёртой нашего Гражданского кодекса. Но подчёркиваю, это надо делать не в России, точнее скажем, не только в России. Это те правила, о которых должны договориться на международном уровне, потому что основные положения интеллектуальной собственности, как известно, содержатся в конвенциях – и в Конвенции об авторском праве, и в конвенциях, которые посвящены другим интеллектуальным правам, в том числе право на изобретение. И вот те каноны, которые были заложены ещё в Бернской конвенции, в некоторых других, в Женевской конвенции, нам, по всей вероятности, мне кажется, нужно будет в ближайшие годы или десятилетия пересматривать. Это, отвечая на то, о чём вы сказали, потому что жизнь постоянно будет сталкивать утилитарное желание человека просто побыстрее получить информацию, в том числе из электронного источника, минуя регистрацию, с одной стороны, и необходимость защиты авторских прав, с другой стороны. И это большая проблема, которая стоит перед человечеством, подчёркиваю, не только перед российскими пользователями, которых обычно считают самыми недисциплинированными и так далее. На самом деле это не так, во всём мире пиратские копии скачивают, используют, с этим борются, и борются абсолютно безуспешно.

Тем не менее, возвращаясь к нашей большой идее: нам нужно сделать так, чтобы именно легальные – мы исходим из законопослушного использования этих произведений – копии любой пользователь нашей региональной или вузовской библиотеки мог получить, войти в крупнейшие национальные хранилища, такие как Российская государственная библиотека или Президентская библиотека и целый ряд других наших крупнейших библиотек.

Сегодня мы посмотрели, как работает этот ресурс. Пока это только, по сути, тестовая эксплуатация, надеюсь, что мы в общем и целом доживём до того периода, когда практически всё будет оцифровано и будет найден адекватный юридический механизм, который будет позволять  урегулировать конфликт, периодически возникающий между авторами и пользователями, причём на какой-то разумной основе.

И конечно, очень важны современные технологии – нам презентацию показывали, это действительно должно быть удобно. Конечно, справедливо, что, с одной стороны, мы должны видеть книгу такой, какая она есть, особенно когда это какая-то историческая ценность, такая инкунабула, с другой стороны, для пользователя очень важно иметь текстовый вариант, в котором можно пометки делать, не говоря уже о совсем утилитарных задачах – подготовке всякого рода работ студентами и так далее (это не означает, что это нужно просто для того, чтобы перемонтировать куски текста из источника и вставить в свою курсовую). В любом случае технологии эти необходимы, и помимо стандартной оцифровки необходимо, чтобы происходила передача уже цифровой версии, текстовой версии соответствующего литературного произведения. Важно, чтобы это было допустимо использовать и в мобильных устройствах, которые становятся всё более и более удобными, мы от них не уйдём. Мы только что смотрели  наши прекрасные образцы, которые хранятся здесь, и я сказал, что, конечно, очень сильные эмоции, когда трогаешь саму книгу, тем более если это какое-то выдающееся произведение, и тактильные ощущения от книги невозможно заменить цифрой. Но это не означает опять же, что мы не должны создавать современных вариантов, приспособленных для наиболее удобных приложений, которыми сегодня пользуются во всём мире.

Это, наверное, не всё, о чём можно было бы поговорить по Национальной электронной библиотеке, есть, наверное, целый ряд других проблем. Я просил бы коллег высказываться. И с учётом того, что у нас это вообще первая такая встреча, я думаю, что при всей важности цифровизации литературного наследия мы можем выйти за рамки просто разговора об электронной библиотеке, потому что мы не так часто встречаемся.

Вот что мне хотелось бы сказать. Кому предоставим слово? Наверное, вы, Александр Иванович, ещё два слова скажете как хозяин?

А.Вислый (генеральный директор Российской государственной библиотеки): Я буквально два слова. Потом, может быть, ещё в конце что-нибудь скажу. Есть ещё одна совсем небольшая проблема, которую бы хотелось обозначить, и она касается практически всех присутствующих здесь библиотек. Кроме того, что есть наши электронные ресурсы, есть ещё научные публикации в западных странах, научная периодика, которая сейчас в основном (в основном – значит на 95%) есть только в электронном виде, на которую нужно подписываться библиотекам. Проблема, казалось бы, самая простая. Лимит подписки в квартал у нас 400 тыс. рублей, а годовая подписка на тот же самый Elsevier, Springer и так далее стоит значительно больше. И будет стоить ещё больше. Когда мы объявляем конкурс, само издательство – Elsevier, Springer – к нам не приходит и не придёт никогда, оно не будет играть в конкурсах по нашим правилам. Значит, надо искать какую-то российскую компанию, которая сыграет за Elsevier, потом получит деньги, потом…

Просьба небольшая: может, дадите поручение Правительству, чтобы как-то смогли этот вопрос решить? Потому что на самом деле решение-то есть.

Д.Медведев: Какое?

А.Вислый: Простейший вариант – дать возможность подписываться на зарубежную периодику в электронном виде, минуя конкурсные процедуры. Разберётся Российская государственная библиотека со Springer, Elsevier… Точно так же сделает и Российская национальная библиотека. Это же нужно.

Д.Медведев: Нужно, безусловно, нужно, тем более что для научной работы эти подписные издания, особенно те, которые входят в различного рода рейтинги цитируемости, крайне важны. Если позволите, я просто сразу же отреагирую. Во-первых, вы говорили про какие-то площадки на территории Новой Москвы – это что такое, расскажите.

А.Вислый: В двух словах. До того момента, как у нас поменялась власть в Москве, проектировался новый корпус Российской государственной библиотеки – здесь, на Староваганьковском, рядышком с нами. Наверное, господин Собянин принял правильное решение о том, чтобы в центре не строить, и вместе с Министерством культуры по инициативе как раз Владимира Ростиславовича (В.Мединского) и путём проведения совещаний было решено строиться в Новой Москве. Это примерно 4 км за МКАД в районе Коммунарки, там, где планирует мэрия строить свой комплекс. Деньги выделены, деньги есть в целевой программе. Но Москва до сих пор не дала четыре точки. Без четырёх точек на поверхности невозможно начинать проектирование.

Д.Медведев: Понятно. Я тогда попрошу включить это в протокол сегодняшнего нашего совещания. Тем более если деньги есть, это вообще великое счастье, что же они лежат просто…

А.Вислый: Они ещё и обесцениваются!

Д.Медведев: Ещё и обесцениваются, да. Хорошо, давайте подтолкнём Москву к этому.

И возвращаясь к тому, о чём вы говорили: я абсолютно согласен с тем, что нужно вовлечь в работу и Министерство образования, чтобы этим проектом занималось не только Министерство культуры (хотя хорошо, что оно этим занято), особенно в части, касающейся диссертаций. Это постоянная головная боль Министерства образования. Сколько на эту тему сейчас разговоров ведётся, копий ломается, вскрывается различного рода, так сказать, нарушений, реально существующих или дутых, мнимых.

В любом случае мне представляется абсолютно правильной идея полной оцифровки текстов кандидатских и докторских диссертаций, естественно, их авторефератов, вообще изданных как минимум в советский период, потому что в досоветский период не было такой формы защиты и всё более-менее значимое осталось в каких-то книгах. В советский период всё это появилось в качестве самостоятельного литературного жанра – я имею в виду и саму диссертацию, и её автореферат, и всё это нужно оцифровать не с 2000 года, а, конечно, с того момента, как это всё произошло. Так что это большая задача. Обязательно к этому подключим Минобразования, чтобы как раз устранить всякого рода спекуляции на эту тему.

А.Вислый: Это вопрос только денег. Только в деньгах вопрос!

Встреча с работниками российских библиотек

Д.Медведев: Да, но это всё-таки не такой огромный массив, как то, о чём вы говорили, когда речь идёт о десятках миллионов единиц хранения. Это всё-таки огромный массив, а авторефератов, кандидатских и докторских диссертаций у нас всё-таки… Я не знаю, сколько там?

А.Вислый: Я могу сказать точную цифру: 880 тыс. начиная с 1948 года.

Д.Медведев: 880 тыс. – тоже немало, но всё-таки это более-менее понятная цифра.

И последнее, о чём вы сказали, – по подпискам. Хорошо, давайте подумаем, потому что совершенно понятно, что вот эти все наши ухищрения, конкурсы для иностранных поставщиков продуктов, товаров, в данном случае я имею в виду под товаром услугу, которую предоставляет издательство в виде доступа к своей информационной системе… Они, конечно, ни в каких конкурсах участвовать не будут, им это просто не надо, им на это законодательство наплевать. Надо подумать, как это всё приспособить к нашим нуждам, я согласен с этим. Прошу, коллеги.

Н.Гришина (директор Рязанской областной универсальной научной библиотеки имени Горького): Наталья Николаевна Гришина, директор Рязанской областной универсальной научной библиотеки имени Горького. Дмитрий Анатольевич, я хотела бы поблагодарить Вас и Ваших коллег за ту замечательную возможность, которая сегодня появилась у нас в рамках этой встречи, – первыми представить проблемы отрасли культуры здесь, за круглым столом. Мы очень рады, что наш уважаемый коллега из главной библиотеки страны смог поставить ряд проблем, и я хотела бы воспользоваться Вашим предложением расширить тему нашего разговора и представить те проблемы, которые нас сегодня волнуют.

Хочу сказать, что библиотечное сообщество страны в последние годы активно на своих форумах, площадках пыталось и пытается найти формы своей деятельности, которые были бы адекватны сегодняшним проблемам и потребностям нашего общества. Нам кажется, что нам это удалось. В прошлом году Рязань была избрана библиотечной столицей в Год культуры, мы принимали всю Россию у себя, а год назад на площадке нашей библиотеки проходил пятый форум молодых библиотекарей России. Всё это стало возможно благодаря нашему активному взаимодействию с Министерством культуры Российской Федерации, открытости Министерства, умению поддержать общественные инициативы как молодёжных организаций в сфере библиотек, так и Российской библиотечной ассоциации. Это замечательная традиция, я как член совета по культуре Министерства не могу это не отметить.

Мы сегодня рассматриваем библиотеки – и Вы в своём вступительном слове это сказали, и нам это очень важно – как важнейший общественный гуманитарный институт, площадку, центр непрерывного образования, просветительства, гуманитарных знаний, широкой информации как на традиционных носителях, так и в электронном виде.

Н.Гришина: «Мы сегодня рассматриваем библиотеки как важнейший общественный гуманитарный институт, площадку, центр непрерывного образования, просветительства, гуманитарных знаний, широкой информации как на традиционных носителях, так и в электронном виде».

Сегодня региональные библиотеки, центральные библиотеки региона, на наш взгляд, успешно справляются с этой задачей. И я приглашаю Вас в нашу библиотеку. Любая библиотека России может показать сегодня вот этот высокий тонус работы, который востребован людьми, нашими читателями, властью, обществом, и это очень важно.

Вместе с тем, говоря о роли, миссии библиотеки в современном мире, мы обязаны спуститься из этих прекрасных залов Румянцевского дома, наших центральных библиотек в нашу российскую глубинку, где культура рождается, живёт, сохраняется. И в этой связи хотелось бы найти в этот важный и ответственный для нас Год литературы реальные возможности поддержки библиотек в муниципальных поселениях, в наших малых сёлах и городах. Мы всегда приветствуем приезды наших коллег из Министерства культуры. Владимир Ростиславович (В.Мединский) совсем недавно был в Рязанской области на открытии дома культуры и сельской библиотеки. Наши руководители бывают у нас в регионах, но нужна какая-то скоординированная эффективная система поддержки наших главных библиотек в муниципалитетах, и тогда, безусловно, цели Года литературы, которые нам так важны и приняты всеми нами, будут в большей мере выполнены и реализованы.

Д.Медведев: Спасибо большое! Давайте то, о чём вы сказали, обсудим. Вообще, тем очень много для разговора. Хорошо, что вы так оцениваете нынешнее состояние. По понятным причинам оно разное – и в крупных наших центрах, центрах субъектов Федерации, с одной стороны, и, с другой стороны, в маленьких (допустим, сельских библиотеках). Но самое главное, что мы этим сейчас занимаемся и уделяем этому внимание. Есть большие крупные проблемы, а есть проблемы небольшие, тем не менее заслуживающие внимания.

Мы не так давно на заседании Правительства обсуждали один из законопроектов, как раз министр культуры делал доклад по одному из законопроектов (к слову сказать, мы его отложили) по поводу того, какие грифы сегодня ставятся на книгах. Вы здесь все библиотекари, мне просто интересно было бы узнать: вы считаете эти грифы полезными или бессмысленными? Я просто приведу пример с грифом, который можно видеть на отдельных изданиях, например 6+. Я как человек, читающий книги, но, конечно, не из библиотечного сообщества, не понимаю, что это означает. Как можно различить ребёнка, его интересы, уровень мироощущения, сознания в возрасте пяти лет с половиной и шести лет? И какие ему горизонты открываются, которые не видны в пять с половиной лет, что ему можно в шесть лет, а в пять нельзя? Вот это деление, особенно когда это прямо в центре книги стоит, мне кажется немножко странноватым, хотя допускаю, что, может быть, какой-то смысл в этом и есть. Как вы думаете?

Н.Гришина: Вы знаете, я думаю, что таких излишеств чрезмерных у нас очень много…

Д.Медведев: Их не было, их придумали недавно. Мы сами себе и придумали. Даже в советские времена не было!

Н.Гришина: Не было. И знаете, такая педантичность и излишнее вмешательство в эти процессы совершенно не нужны. Мне кажется, от этого можно и нужно отказаться.

Д.Медведев: Вы знаете, у меня такое ощущение (опять же – в режиме разговора на эту тему), что вообще-то это ответственность не книгоиздателя, а родителей.

Н.Гришина: Безусловно.

Д.Медведев: Что читать своему ребёнку в пять лет, а что в семь, – это ответственность родителей, а не основание отнимать книжку, на которой написано «шесть лет», у ребёнка, который в пять лет выучился читать.

В.Якимович: Да.

Д.Медведев: Но это же всё затраты. В конце концов, я бы мог к этому отнестись иначе, но это же всё затраты. Каждая книга классифицируется. Вот Министерство говорит: «А мы должны это всё проштамповать». А по старым книгам как поступить, которые ещё при царе Горохе издавались? Нам что там эти самые циферки рисовать? То есть это всё из благих побуждений, но непонятно, в каком направлении...

В.Якимович (директор Централизованной библиотечной системы Липецка): Дмитрий Анатольевич, я ещё добавлю, что библиотеки особенно небольшие, муниципальные, которые я представляю… Конкретно я могу сказать, что для нас это нереально исполнять по одной простой причине: там по закону должно быть 100 метров от одного стеллажа к другому. У нас, когда вся площадь библиотеки… мы просто физически не можем обеспечить эти условия. Потому что у нас книги должны быть собраны на определённом стеллаже, на котором написано 6+, а остальное, которое там 16+, должно находиться на 100 метров. Мы не можем это обеспечить, то есть абсурд заложен уже в самой основе этого закона, при всём желании и уважении.

Д.Медведев: Абсолютно, потому что у нас и возможностей таких нет. И потом, послушайте, это, в конце концов, не алкогольные напитки, которые у нас по закону должны от школы продаваться на определённом расстоянии. Но и это-то в жизни не соблюдается, а что ж говорить про эти стеллажи. Мне кажется, что наше желание постоянное и установка на то, что лучше бдительность бóльшую проявить, чем меньшую, приводят к довольно парадоксальным результатам. Но мы ещё к этому вернёмся в разговоре. Пожалуйста, прошу вас.

В.Якимович: Дмитрий Анатольевич, позвольте, если я уже включилась. Якимович Виктория Викторовна, директор Централизованной библиотечной системы города Липецка. Мы с Вами сейчас заговорили о книжных фондах, и вот в связи с этим хотелось бы сказать, что в последние годы комплектование фондов муниципальных библиотек, сельских библиотек значительно улучшилось. И за это, конечно, огромное спасибо в первую очередь межбюджетным трансфертам Министерства культуры, которое организовало эту работу, потому что помимо тех средств, которые пришли к нам из Федерации, это был сигнал и для местных органов власти о том, что это находится под особым контролем, и деньги дополнительные пошли из местных бюджетов. Это замечательно. И вот сегодня у меня, честно сказать, возникло сомнение. Только эта работа у нас наладилась, только фонды стали более-менее приличными, отвечающими современным требованиям… Не будет ли создание Национальной электронной библиотеки своеобразным сигналом местным органам власти?

Д.Медведев: Сворачивать работу?

В.Якимович: Да, что надо переформатировать и перестать выделять деньги на комплектование книжных фондов, а в первую очередь создавать инфраструктуру, условия для развития Национальной электронной библиотеки? Или всё же одно другого не отменяет и книжные фонды должны пополняться, пополняться на прежнем уровне, согласно тем стандартам, которые дают нам методические центры?

Д.Медведев: Виктория Викторовна, что я могу сказать? Мне кажется, ответ очевиден. Всё от нас самих зависит. Мы должны дать разумный сигнал о том, как дальше выстраивать библиотечное дело в стране и библиотечную работу. Прогресс не остановить. С другой стороны, огромное количество людей – наверное, пока это большинство людей даже – всё-таки предпочитает обычную книгу электронной книге по разным причинам: и привычка, и ощущения от чтения обычной книги, и просто даже биологические особенности. Многие мне говорят: «Я не могу читать электронные книги. У меня в глазах всё…»

В.Якимович: Не воспринимается информация.

Д.Медведев: Глаза устают, будь то компьютер, или какой-нибудь планшет, или ещё что-то. Поэтому в любом случае всё это должно остаться и, соответственно, фонды должны пополняться.

Процент распределения денег между электронной частью и традиционной частью, мне кажется, мы сами должны определять в зависимости от назначения самой библиотеки, в зависимости от желаний людей, которые посещают. Наверное, какие-то методические рекомендации Министерство культуры может вырабатывать о том, как эти деньги распределять. Поймите, мы не собираемся посылать сигналы региональным властям о том, что всё, теперь с книгами мы завязываем и полностью переходим на электронную комплектацию библиотек, на цифровые формы.

В.Якимович: Дмитрий Анатольевич, я могу сказать, что книжным фондам в печатном виде в библиотеках быть?

Д.Медведев: Конечно!

В.Якимович: Спасибо!

Д.Медведев: А какие сомнения могут на эту тему оставаться? Можете передать это начальникам всем. Конечно, это нормально.

А.Гачева (заведующая отделом музейно-экскурсионной работы библиотеки №124 централизованной библиотечной системы Юго-Западного административного округа Москвы): Здравствуйте! Я представляю музей-библиотеку Николая Фёдоровича Фёдорова при библиотеке №180 города Москвы. Это музей-библиотека, посвящённый памяти выдающегося философа, философа общего дела, идеального библиотекаря одновременно, который утвердил ключевую роль библиотеки и книги в культуре, в человечестве. Мне бы прежде всего хотелось от нашего музея-библиотеки Фёдорова подарить Вам две книги.

Вы находитесь в доме Пашкова, именно здесь на протяжении 25 лет, с 1874 по 1898 год, работал этот идеальный библиотекарь, которого называли героем и подвижником в области книговедения. Библиотека была тогда философским и культурным центром Москвы, сюда приходили Лев Толстой, Владимир Соловьёв, Константин Циолковский (Фёдоров – один из родоначальников философии космизма). И вот две книги, первая книга – «Философ будущего века Николай Фёдоров». Она как раз вышла в Российской государственной библиотеке и рассказывает о нём как о философе, деятеле книговедения, о роли его идей в литературе и культуре. И вторая книга, посвящённая духовно-творческому диалогу двух вершин нашей культуры – Достоевского и Фёдорова.

Д.Медведев: Спасибо большое.

А.Гачева: Это наш маленький подарок. И, собственно, возвращаясь к проблематике сегодняшнего разговора, мне бы хотелось сказать об образовательной роли библиотеки. Это чрезвычайно важно. Действительно, мы видим в библиотеке уникальное образование: с одной стороны, это хранитель наследия, навигатор в мире знаний и культурной памяти, с другой стороны, это площадка открытого образования и самообразования, пространство абсолютно открытых возможностей для каждого человека – и для ребёнка, и для взрослого, и для учёного… Для учёных и неучёных, как говорил Фёдоров. И поэтому, на мой взгляд, чрезвычайно важно укрепить сейчас связь библиотеки и роль библиотеки в этом образовательном процессе, то есть связь библиотеки и школы, библиотеки и вуза.

У нас сейчас существуют программы по отношению к музеям, скажем, «Урок в музее». Музеи активно сейчас включаются в образовательный процесс, библиотеки всегда вели эту работу. На мой взгляд, было бы важно разработать некую программу взаимодействия библиотек и образовательных учреждений. Это, с моей точки зрения, чрезвычайно важно. Мы с вами живём в эру экономики знаний. Идеал этой эпохи – личность внутренне растущая, постоянно расширяющая свой кругозор, свои знания и умения. И конечно, библиотека как площадка этого открытого образования и самообразования здесь чрезвычайно востребована и имеет будущее. Собственно, Фёдоров видел роль библиотек именно в этом – в превращении их в площадки музейно-библиотечного самообразования. С этой точки зрения портал НЭБ, конечно, чрезвычайно интересен, и было бы важно максимально обеспечить доступ в НЭБ всем нашим библиотекам разных уровней, в том числе школьным библиотекам. Это тоже важно, потому что основа НЭБ – это ресурсы, прежде всего образовательные ресурсы, школьникам они тоже нужны, в том числе готовящимся к ЕГЭ и поступлению в вузы.

Вторая проблема, которую я хотела бы обозначить, – это музеи при библиотеке, особенно в малых городах. Библиотека традиционно является центром духовной и творческой памяти края, библиотеки являются собирателями культурного наследия. В библиотеках в последние 20 лет активно открываются музеи. Это очень интересная деятельность. Мы сами представляем музей при библиотеке. Здесь открываются колоссальные возможности собирания наследия, которое, может быть, не могут делать большие музеи, особенно в малых городах. Вот эту работу – музеи при библиотеках – было бы важно, может быть, тоже взять на карандаш.

И третья тема – это библиотеки учреждений системы наказаний. Вы знаете, нам пришлось в этом году и в прошлом году сотрудничать с колонией К-12 республики Мордовия в формировании их библиотеки. Вы в одном из своих выступлений очень хорошо сказали, что наша система наказаний должна быть не только наказующей, она должна быть возрождающей, преображающей. У Достоевского, помните, был такой образ восстановления погибшего человека? Вот она должна восстанавливать погибшего человека. И поэтому как-то упорядочить, может быть, эту работу, усилить работу по комплектации библиотек системы наказаний было бы чрезвычайно важно, тем более не секрет, что сейчас, к сожалению, у нас за решёткой часто оказываются и образованные люди, которым нужно читать…

Д.Медведев: Они и раньше оказывались, и не в меньшем количестве.

А.Гачева: Понимаете, это очень важно, потому что книга действительно спасает, она преображает, она учит человека думать.

Д.Медведев: В отдельные периоды в основном только такие и были.

А.Гачева: Общение с книгами – это активный процесс самовоспитания, поэтому книга здесь очень нужна. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Анастасия Георгиевна! И за книжки большое спасибо, и за ваши предложения.

Несколько слов тоже в качестве комментария. По понятным причинам библиотека и университет, библиотека и школа всегда будут связаны. Может быть, это будет несколько иначе выглядеть, чем было раньше, но тем не менее всё равно такая связь присутствует, она останется. Может быть, здесь действительно нужны какие-то методические или программные установки, каким образом эти площадки соприкасаются или, вернее говоря, как одно переходит в другое.

Я смотрю, как современная молодёжь занимается, например в университете, – конечно, они не так занимаются, как мы, например, занимались. Я приходил в библиотеку, особенно когда речь шла о каких-то редких книгах или книгах, которые не продавались свободно, просто заказывал эту книгу и читал. Это было в Петербурге, в родном университете, или в большой библиотеке, или в библиотеке факультета.

Конечно, сегодня студенты готовятся иначе, и школьники, я так понимаю, также практически готовятся. То есть они вытаскивают из сети соответствующее литературное произведение, причём, конечно, в 99,9 случая это пиратское, естественно, воспроизведение, и читают, читают так же, как и мы. Кстати, читать им даже удобнее, потому что всё-таки такое электронное пространство позволяет быстро заглядывать в разные источники. Когда мы сидели, обложившись книгами, это даже чисто физически было сложнее. Я не говорю, что это хуже, но очевидно, что это несколько меняет культурную среду. И в этом плане библиотеки университетов должны к этому тоже приспособиться каким-то образом, потому что значительная часть литературных источников студентам доступна прямо из родной квартиры или родного общежития. Но, с другой стороны, мы понимаем, что зачастую даже сам по себе навык чтения и подготовки к экзамену лучше проходит, когда ты находишься в читальном зале: тебя никто не отвлекает, ты настроен на образовательный процесс. Каким образом всё это правильно структурировать в современных условиях – этим, наверное, нужно заняться. Я с вами согласен.

Это же касается и роли электронной библиотеки, этой самой НЭБ. И в отношении музейных составляющих библиотек в малых городах: мне кажется, это абсолютно рациональная вещь, потому что где, собственно, как не в библиотеке, какие-то отдельные элементы, допустим, провинциальной культуры сохранять?

А.Гачева: Но и в Москве тоже, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Да.

А.Гачева: Местная история. Вот у Фёдорова было такое замечательное выражение – «местная история».

Д.Медведев: Прекрасная тема. И мне кажется, что если это совместно будет развиваться, то это тоже будет здо́рово. Наконец, библиотеки Федеральной системы исполнения наказаний (ФСИН), конечно, я думаю, по большей части плохие. Я не готов сказать, что они все плохие, может быть, где-то кто-то, особенно из спонсоров или из тех, кто сам провёл там определённое время и читал книги, что-то и сделал хорошее, но, насколько я знаю, там существует и определённая регламентация книг, которые допустимы и недопустимы. И надо обратиться ещё и к этим вопросам, потому что, может быть, это слишком консервативные подходы. Вот это нужно оценить.

А.Гачева: Ведь туда же можно провести НЭБ, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Да, безусловно.

А.Гачева: Вот если там будет НЭБ в колониях, это будет колоссальный проект.

Д.Медведев: Я думаю, что это нормальная абсолютно история с электронными носителями.

А.Гачева: Это нормально.

Д.Медведев: Ну опять же с учётом ограничений, которые существуют в системе исполнения наказаний. Но если этот доступ именно в систему сертифицированную, типа системы НЭБ, это нормально абсолютно, мне кажется, это нормально.

А.Гачева: Спасибо.

Д.Медведев: Пожалуйста, коллеги.

В.Береснев (ответственный секретарь Президентской библиотеки имени Б.Н.Ельцина): Береснев Вячеслав Андреевич, Президентская библиотека. Тот контент, который сейчас собран в Национальную электронную библиотеку – это шесть федеральных библиотек, 27 региональных библиотек. Во-первых, тут приобрели большой опыт по формированию этого контента, по его нормализации. Но это всё-таки первый шаг на том большом пути, который предстоит сделать по наполнению контента Президентской библиотеки.

Сегодня уже об этом говорили, что надо выходить на библиотеки других ведомств, на региональные, муниципальные библиотеки, то есть проект такого общегосударственного уровня начинает приобретать масштабы многоведомственного, межведомственного, многоотраслевого наполнения.

Я припоминаю, когда мы строили Президентскую библиотеку, для реализации этого тоже крупного проекта был создан координационный совет указом Президента, куда вошли уважаемые люди, полпреды, министры и так далее. Это позволило сделать очень приличную, я считаю, одну из лучших библиотек мира благодаря тому, что была такая направляющая, руководящая линия очень ответственная. Дмитрий Анатольевич, как Вы считаете, может быть, стоит подумать на этот счёт и создать такой координационный совет Вашим распоряжением...

Д.Медведев: Совет для чего?

В.Береснев: Координационный совет для продвижения этого проекта, потому что охватить ведомства и управлять…

Д.Медведев: Вы имеете в виду проект НЭБ?

В.Береснев: НЭБ.

Д.Медведев: Я абсолютно не возражаю, если есть в этом потребность, если вы считаете, что организационный ресурс должен быть усилен. Давайте посоветуемся с коллегами из Правительства. У нас кто этим занимается, скажите?

В.Береснев: Сейчас Министерство культуры, но мне кажется, этих сил маловато.

Д.Медведев: То есть вы считаете, что нужно межведомственную какую-то группу создавать?

В.Береснев: Да.

Реплика: Минсвязь и Минобр.

Д.Медведев: Вместе, да? А на основании чего это работает?

В.Береснев: У нас такая же модель была, когда был оргкомитет по созданию Президентской библиотеки, все три министра…

Д.Медведев: Значит, давайте тогда так договоримся: я услышал, и если это необходимо, если это не дополнительная бюрократия, если в этом есть резон, если позиции ведомств периодически конфликтуют (а это у нас случается, я знаю, что разные точки зрения высказываются на саму конкретную идею комплектования электронной библиотеки), можно создать рабочую группу такую.

В.Береснев: Тем более такой опыт есть, он дал очень хороший результат.

Д.Медведев: Да, давайте подумаем. Хорошо, тогда мы зафиксируем тоже в сегодняшних поручениях это – взвесить этот вопрос и подготовить предложения. Хорошо. Договорились.

Пожалуйста.

Я.Шрайберг (генеральный директор Государственной публичной научно-технической библиотеки России, вице-президент Российской библиотечной ассоциации): Шрайберг Яков Леонидович, генеральный директор Государственной публичной научно-технической библиотеки России, библиотека подведомственна Министерству образования и науки.

Я бы хотел, пользуясь тем, что Вы разрешили затрагивать и смежные вопросы, во-первых, два слова сказать, проинформировать Вас о международной конференции «Крым». Она проходит 21 год в Крыму. 20 лет проходила, пока Крым был в составе Украины. Она была и есть одна из крупнейших конференций в мире. Наша библиотека является её главным организатором, активно нам помогают соорганизаторы (это и РГБ, и Минобр), но, конечно, главный наш помощник, который поддерживает нас, – Министерство культуры. Когда Крым стал частью России, то мы встретили бойкот. Бойкот был жестокий. Его объявила Украинская библиотечная ассоциация, его объявили все крупнейшие библиотеки Украины (конечно, не сами, их заставили). По всему миру, в «Фейсбуке», где угодно, были очень нехорошие слова, угрозы и так далее. Тем не менее конференция прошла: 20 стран участвовало, 1100 человек было, в том числе Канада, Германия,

Д.Медведев: Яков Леонидович, а что на этой конференции рассматривается?

Я.Шрайберг: Это универсальная конференция по библиотечной проблематике, рассматриваются все вопросы, в том числе организации фондов, комплектования, правовые вопросы. Но в последние годы сильный акцент сделан в сторону информатизации, в частности, вопросы НЭБ, других проектов, связанных с информатизацией библиотек, – в центре внимания конференции. При этом даже сам формат поменялся: больше неформальных дискуссий, чем обычных самоотчётов, докладов.

Что я хочу сказать? В прошлом году был настолько высокий уровень конференции, что Владимир Ростиславович Мединский приехал. В общем, уровень конференции был очень высок, и она, я уверен, будет продолжаться и дальше. Но самое главное, что те страны, которые объявили санкции, все приехали, кроме Соединённых Штатов. Канада, Великобритания, Франция, Германия и так далее.

Д.Медведев: Ну и нормально, уж точно обрубать такие связи, мне кажется, плохо.

Я.Шрайберг: И второй момент. На этой конференции в том числе было много вопросов, связанных с открытым доступом. Я знаю, что Вы в общем приверженец этой технологии, и здесь у меня возникает некий вопрос. У нас сегодня система открытого доступа достаточно слабо развита в стране. Может ли быть такой вариант с целью стимуляции (есть разные модели, мы знаем, есть «зеленый» вариант, «золотой» вариант и так далее), такая схема: все университеты, институты, библиотеки, получающие господдержку и выпускающие книги, учебники и иную печатную и электронную продукцию… Вот всё то, что сделано за государственные деньги становится сразу общественным достоянием и, соответственно, частью НЭБ, но не только. То есть повышается доступность всех этих изданий. Это, наверное, потребует изменения четвёртой части. Наверное. Но можно эту проблему ставить в таком контексте, тогда мы существенно как бы расширим, и в том числе сэкономим много денег.

Д.Медведев: Это вопрос, да?

Я.Шрайберг: Да, и есть второй маленький. Второй вопрос очень правильно поднял Александр Иванович (А.Вислый) – о подписке на зарубежные издания. Должен сказать, что уже некий шаг сделан, он сделан пока не в отношении библиотек: в рамках Минобрнауки есть проект, мы его ведём, «100 университетов» называется. «100 университетов» получает сегодня журналы Elsevier, там Web of Science и так далее.

Д.Медведев: В электронной форме в том числе?

Я.Шрайберг: Да, всё в электронной. Можно уже отработанный механизм, в том числе умение работать с финансовыми транзакциями и так далее, расширить и включить туда крупные библиотеки. Надо не забывать, что весь этот контент на английском языке и весь этот контент в целом достаточно серьёзно научный, то есть его нельзя так сразу взять и влупить в муниципальную библиотеку – это будут выброшенные деньги…

Д.Медведев: То есть смысла нет никакого.

Я.Шрайберг: Да. А вот для крупных федеральных библиотек это возможно. Главное – модель отработана, и это очень важно.

Д.Медведев: Ну в отношении второго сразу хочу сказать: мне кажется, это разумно. Если уже есть проработанный вариант доступа к ведущим мировым периодическим изданиям, почему им не воспользоваться? Тем более здесь должен быть инстанционный доступ. То есть это точно не нужно, так сказать, распределять по всей библиотечной сети – это несерьёзно и непродуктивно. Но в то же время понятно, что нужно создать такую систему, которая позволит из самого маленького населённого пункта добраться до самого специализированного иностранного журнала по какой-нибудь очень сложной тематике. Вот это действительно очень важно сделать.

Что касается системы открытого доступа, она действительно создаётся и является таким мейнстримом, вокруг (или внутри) которого идут дискуссии.

Для меня самого ещё здесь много непонятного. Вы сказали, что я приверженец этой системы, я просто в самом начале сказал о том, что я считаю, что нам нужно модернизировать систему доступа к объектам авторского права, прежде всего права на литературные произведения. Потому что в противном случае мы столкнёмся с ситуацией, когда будет абсолютное, тотальное игнорирование авторского права, а неработающее право – это фикция, это ещё опаснее, чем его отсутствие. В этом смысле система открытого доступа позволяет эти задачи как-то решать. Она ещё не сложилась в мире, и мы, по сути, участвуем в её создании в той или иной степени. Какая в итоге получится, посмотрим. Идея, чтобы объявить объекты литературного творчества, научного творчества в литературной форме, созданные за счёт государства, объектами открытого доступа существует, и в принципе она имеет право на существование.

Но здесь придётся ответить на целый ряд вопросов. Во-первых, по понятным причинам открытый доступ – это не прекращение авторских прав. В любом случае нужно тогда «поженить» все авторские правомочия, которые сохраняются за автором, с одной стороны, и возможность открытого доступа, с другой стороны. Как это сделать – это вопрос к специалистам, к юристам и к другим коллегам. Второе. Возникает сразу же вопрос о том, а как быть, когда, например, объект создан за счёт нескольких источников? Это в жизни сейчас очень часто бывает: автор и свои копейки вкладывает, и у государства что-то получил, и частный грант какой-то, и здесь есть коллизии, на которые придётся отвечать. И даже если, например, вклад государства – это 99%, а вклад автора – 1%, тем не менее на это нужно отвечать. Я не к тому, чтобы это всё замотать, но это нужно продумать. Давайте продолжим на эту тему дискуссию.

А.Вислый: Вот Яков Леонидович (Я.Шрайберг) говорил про конференцию в Крыму, а у нас в мае здесь были все директора крупнейших европейских библиотек, CENL-конференция (Conference of European National Librarians) проходила. Несмотря на санкции, приехали все. Все присутствовали, все активно работали.

Д.Медведев: Это хорошо. Я просто не хочу сейчас это комментировать, потому что санкции – вообще отдельная тема, не сегодняшнего нашего разговора. Когда санкции начинают распространяться на гуманитарное сотрудничество, это, по-моему, как раз самый большой абсурд, который только можно придумать, причём в значительной степени бьющий по тем, кто эти санкции и изобретает, потому что гуманитарное сотрудничество – это всегда возможность влияния. Если ты от него отгораживаешься, значит, ты не хочешь влиять, – ну пожалуйста!

Пожалуйста, коллеги.

В.Дуда (исполняющий обязанности ректора Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма): Дмитрий Анатольевич, добрый день! Дуда Вадим Валерьевич, Академия переподготовки.

Вы знаете, хотел бы привлечь внимание к системности усилий министерства. Был принят модельный стандарт деятельности общедоступных библиотек, который задаёт стратегическое направление развития библиотек в совершенно новом ключе.

НЭБ является основой электронных информационных сервисов библиотек для всей библиотечной сети. Не будем забывать о людях, для которых готовятся совершенно новые программы обучения, образования, что потребует новых компетенций от библиотекарей.

Хотел бы предложить ещё одну вещь решить системно – наполнение фонда электронной библиотеки. Сейчас мы должны подумать о том, что книга будет издана, напечатана, потом отсканирована и когда-то попадёт в фонд НЭБ. Может быть, можно как-то поправить эту ситуацию, с тем чтобы электронный обязательный экземпляр ещё до того, как он, может быть, будет напечатан и попадёт в библиотечную сеть, попадал в РГБ как к оператору этого проекта? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Вадим Валерьевич. Наверное, надо подумать. Я, откровенно говоря, конечно, до таких тонкостей это не чувствую, но если все считают, что это правильно, если это можно отследить, что называется, если здесь возможно защититься от несанкционированного доступа, защитить права авторов и права издателя (потому что он тоже свои издержки несёт, свои затраты имеет), то, наверное, можно не дожидаться, пока появится экземпляр обязательный, а сразу же это делать. Но это нужно изучить. Я просто до такой степени не чувствую эту ситуацию. Тем более что в конечном счёте издание книги может и не состояться, а объект авторского права останется, и он, как известно, защищается не потому, что он превратился в книжку, а потому что он создан, в силу самого наличия выраженной вовне интеллектуальной деятельности. Коллеги, пожалуйста. Прошу вас.

О.Андон (заведующая Боголюбовской поселковой библиотекой - филиалом Суздальской районной централизованной библиотечной системы Владимирской области): Андон Ольга Александровна, поселковая Боголюбская библиотека, Суздальский район, Владимирская область.

Дмитрий Анатольевич, в 2014 году, как сказал уже коллега, Министерством культуры Российской Федерации, Министром культуры Владимиром Ростиславовичем Мединским был утверждён модельный стандарт деятельности общедоступной библиотеки, который призван как раз показать общественную значимость наших библиотек как культурных центров, как центров просвещения и центров доступа к социально значимой информации. И этот стандарт был направлен главам регионов для того, чтобы на местах эти положения, модельные стандарты были применены в деятельности муниципальных библиотек. К сожалению, стандарт носит рекомендательный характер. А возможно ли какое-то Ваше поручение, чтобы для глав регионов этот документ носил не рекомендательный, а нормативный характер?

Д.Медведев: Ольга Александровна, а они чего не делают, скажите по-честному? Денег не дают или что?

О.Андон: Ну это как всегда, потому что, если бы этот документ носил нормативный характер, всё-таки это бы подстёгивало глав, особенно на местах, в маленьких муниципальных образованиях, глав районов, чтобы они повернулись к нам лицом и помогали нам. Даже вот в этом проекте НЭБ. Ведь простая сельская библиотека… Очень сложно без поддержки…

Д.Медведев: Конечно.

О.Андон: …чтобы наш читатель мог воспользоваться всеми этими ресурсами...

Д.Медведев: Конечно. Абсолютно.

О.Андон: …уникальными ресурсами. Да, в городе большом это возможно. Но нам, простым сельским читателям, это очень сложно без поддержки муниципалитета. А, к сожалению, на данный момент, за последнее время, что я работаю, муниципалитет очень плохо поддерживает библиотеки.

Д.Медведев: На самом деле, как вы понимаете, мне нетрудно превратить этот стандарт (дать поручение министру) из рекомендательного в общеобязательный. Денег, правда, от этого больше не будет, но приказать мы можем. Это мы легко умеем.

О.Андон: Но это будет стимулом для органов исполнительной власти действовать. Такой значимый документ был разработан Министерством культуры, и он очень нужен, очень важен для муниципальных библиотек.

Д.Медведев: Я вас услышал.

Во-первых, мне кажется, что в части методической он и должен быть общеобязательным, это даже очевидная достаточно вещь. В части финансирования это всегда, конечно, более сложная история. Ну хорошо, давайте так поступим: мы изучим возможность дать такое указание муниципалитетам. Просто с учётом текущей ситуации и того, насколько они с этим справятся, просто чтобы не плодить поручения, которые не исполняются. Но мысль ваша понятна.

О.Андон: Спасибо.

А.Чувильский (заведующий отделом мультимедийных технологий Центральной универсальной научной библиотеки имени Н.А.Некрасова): Чувильский Алексей Васильевич, Центральная универсальная научная библиотека имени Н.А.Некрасова, город Москва. В 2014 году при поддержке Министерства культуры у нас стало возможным проведение первой профессиональной смены «Библиотекарь будущего» на образовательном форуме «Селигер». Резонансом этого в принципе стало то, что сообщество молодых библиотекарей вошло в молодёжное движение России, и молодой библиотекарь стал как интеллектуальная и творческая личность выявляться среди молодёжи. Но профессия «библиотекарь» сейчас не входит в число приоритетных, популярных у молодёжи, поэтому отсюда следует вопрос: может быть, стоит утвердить на государственную поддержку программы молодых библиотекарей и сделать проведение библиотечной смены по возможности постоянным ежегодным мероприятием? Я знаю (с Росмолодёжью ещё работаю, был руководителем смены), что «Селигер» будет структурироваться вроде и будет или «Таврида», Крым, или где-то в Подмосковье…

Д.Медведев: Ну форму можем найти. Абсолютно согласен. Это можно делать где угодно, на одной из наших молодёжных площадок. Их, слава богу, сейчас много. Это не только Селигер, это у нас и на Кавказе есть, и в Крыму теперь «Таврида». И вообще их надо развивать по всей стране на самом деле. Их не должно быть безумное количество, но в Сибири, мне кажется, должно быть это и на Дальнем Востоке.

Но вы затронули, Сергей Васильевич, более сложный вопрос – о том, как сделать эту профессию более престижной, и, наверное, на этом мы как раз и подведём итог нашей сегодняшней работы. Хочу отметить, что вы все – люди, любящие своё дело, и как истинные библиотекари, то есть люди высокообразованные, никто из вас не поднимал вопрос о зарплате, что, вне всякого сомнения, свидетельствует о вас как о высокоинтеллигентных людях. Но эта проблема есть, хотя очевидно, что зарплата библиотекаря, как и зарплата учителя, скажем, это очень важная составляющая жизни человека, но не единственная. Потому что, скажем прямо, в библиотекари, как и в учителя, идут люди, которые всё-таки не ставят своей жизненной целью, в качестве главной жизненной цели – получение денег. Во всём мире это не самые высокооплачиваемые специальности, это именно так. Кто хочет деньги зарабатывать, идёт немножко в других направлениях. Но заниматься этим надо, и даже несмотря на те трудности, которые есть сегодня у нас в экономике и в финансовой сфере, мы от своих обязательств не отказываемся, и, естественно, все те планы, которые у нас есть, мы будем исполнять. Это лишь один из способов повышения привлекательности труда в библиотеке и труда библиотекаря как человека, который, по сути, так же как и учитель, несёт знания огромному количеству людей. Один, но не единственный.

Вот мы сейчас говорили про местные власти. Действительно, от них очень многое зависит. Из Москвы здесь не накомандуешься, не скажешь: в конкретном населённом пункте обязательно выдайте библиотекарю квартиру или на селе дом дайте. Но это очень важно, чтобы просто люди оставались работать, и такая форма поддержки должна быть обязательно, и это должны осознавать все региональные и муниципальные начальники, что без жилья никто трудиться не будет, и библиотекари в том числе.

Мне кажется, очень важно, чтобы ощущалась вовлечённость, востребованность библиотечного дела в современной жизни. Собственно, мы с вами сегодня по этому поводу и собрались, потому что когда видишь, какие возможности, например, открывают электронные формы библиотечного дела… Любой человек и человек, который выбирает свой жизненный путь, начинает думать, что да, конечно, я очень люблю рукописи, люблю раритетные издания, но я должен видеть перспективу, каким образом это всё будет распространяться. И вот здесь, на сочетании собственно исторического такого, традиционного подхода к библиотечному делу и современного, мне кажется, есть будущее. Надеюсь, что мы будем не только наблюдать за тем, как оно создаётся в других странах, но и сами принимать в этом деятельное участие.

Поэтому хотел бы закончить на том, с чего начал: рассчитываю на то, что наши встречи станут традиционными. Спасибо вам большое за вашу работу!

Выделить фрагмент