Новости

Вчера
25 сентября, воскресенье
23 сентября, пятница
22 сентября, четверг
21 сентября, среда
20 сентября, вторник
19 сентября, понедельник
18 сентября, воскресенье
1

Календарь

Сентябрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

О развитии аграрных технологий

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

Посещение молочно-товарной фермы агрохолдинга «Кубань»

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании президиума совета по модернизации экономики и инновационному развитию России

Доклад Николая Фёдорова об инновационных технологиях в сельском хозяйстве

Доклад генерального директора ООО «Биотехнологии» Александра Германа об инновационных технологиях производства кормовых добавок

Доклад генерального директора ООО «Бизон Юг» Сергея Суховенко об опыте внедрения новых технологий земледелия

Перед заседанием Дмитрий Медведев посетил молочно-товарную ферму агрохолдинга «Кубань», который входит в число крупнейших агрокомпаний России.

Основные направления деятельности компании – животноводство, растениеводство, производство сахара, переработка и хранение зерна, семеноводство.

Компания объединяет 30 предприятий, в том числе 10 молочно-товарных ферм с общим поголовьем скота 14 000, свинотоварный комплекс годовой мощностью 25 000 голов, три элеватора объёмом единовременного хранения более 250 000 т зерна, три современных завода по производству и обработке семян, сахарный завод «Свобода» и конный завод «Восход».

Компания располагает собственной научно-технической лабораторией, которая занимается селекцией высокоурожайных гибридов кукурузы, а также разрабатывает и внедряет уникальные для России технологии в растениеводстве и животноводстве.

В агрохолдинге работают 5000 человек.

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России

Стенограмма:

Вступительное слово на заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России

Д.Медведев: Мы за последнее время немало провели встреч, посвящённых развитию сельского хозяйства, но сегодняшнее заседание президиума Совета по модернизации экономики посвящено именно инновационному развитию сельского хозяйства. Обсудим, в каком направлении развиваются современные аграрные технологии, что мешает, что помогает и как выстроить политику государства на ближайшие годы.

Ещё, скажем, каких-нибудь лет десять назад мы вряд ли бы с вами обсуждали тему модернизации сельского хозяйства, потому что просто этой темы не было. А сегодня у нас много примеров успешного инновационного развития отрасли, внедрения собственных разработок. По сути, происходит модернизация, может быть, одной из самых консервативных отраслей, и это свидетельствует о том, что сельское хозяйство в целом развивается хорошими темпами, и мы видим результаты этой работы.

Д.Медведев: «Сегодня инновации проявляются практически во всех сегментах сельского хозяйства: создаются и новые сорта растений, и новые виды удобрений, и новые методы выращивания животных, новые способы переработки и утилизации продуктов. Общая цель государства, бизнеса, научных организаций, институтов развития, аграрных вузов – создать такие условия, при которых все эти достижения активно использовались бы в отечественном сельхозпроизводстве и обеспечивали укрепление конкурентных позиций России. Мы для этого выделяем ресурсы». 

Мы неоднократно говорили, что Россия способна как минимум прокормить себя сама, а учитывая колоссальные запасы воды, пашни, других ресурсов – занять своё место среди ведущих аграрных стран. За последние годы благодаря целенаправленной государственной политике удалось добиться в целом неплохих результатов. В этом году урожай зерна составит порядка 104 млн т. По основным позициям продукции растениеводства мы уже вышли или даже превысили показатели доктрины продовольственной безопасности, есть успехи и в птицеводстве, в свиноводстве. Сегодня мы посмотрели хорошее молочное производство, хотя в этой отрасли ещё очень многое предстоит сделать. Рентабельность по таким предприятиям, к сожалению, не так высока, как мы бы хотели.

Одна из актуальных задач – это наращивание замещающих поставок по тем сегментам, которые освободили страны, чьи правительства, по сути, предпочли логику политической эскалации в ущерб интересам собственных производителей. Но и на российских производителях лежит особая ответственность – обеспечить поставки в необходимом объёме и надлежащего качества. И это во многом связано с применением современных технологий.

Участники заседания

  • PDF

    302Kb

    Список участников заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России, 24 ноября 2014 года

Если мы посмотрим на компании-лидеры в мире и в нашей стране, то увидим глубоко автоматизированные производства, которые используют самые передовые научные разработки. Значительный прогресс этих стран известен.

Значительный, кстати, прогресс достигнут и в области так называемого точного земледелия, когда объединяются возможности геонавигационных систем, спутниковых карт, компьютерных программ для определения необходимого количества удобрений. Это позволяет выйти на принципиально иной уровень урожайности. Собственно, мы на него уже вышли.

Д.Медведев: «В бюджете этого года по линии Академии наук на проведение фундаментальных исследований запланировано 8 млрд рублей. Минсельхоз и Минобрнауки финансируют прикладные исследования общим объёмом около 1 млрд рублей. По линии институтов развития начиная с 2007 года поддержку получили почти 1,5 тыс. модернизационных и инновационных проектов на сумму около 60 млрд рублей».

Большое развитие получили и технологии геномного анализа, которые применяются для селекции животных и растений, а также в различных системах контроля качества продукции.

Сельское хозяйство в современном мире становится ресурсной базой не только для продовольственного рынка, но и для выработки энергии и производства топлива. Хотя мы не должны забывать и об экологических и социальных последствиях этой тенденции.

На заседании президиума Совета в Белгороде в этом году в феврале мы обсуждали вопросы биотехнологий, они находят всё более широкое применение в растениеводстве для защиты растений, стимуляции их роста, а также в животноводстве для производства кормовых добавок и различных ветеринарных препаратов.

Естественно, это только общие контуры технологического прогресса. Сегодня инновации проявляются практически во всех сегментах сельского хозяйства: создаются и новые сорта растений, и новые виды удобрений, и новые методы выращивания животных, новые способы переработки и утилизации продуктов. Общая цель государства, бизнеса, научных организаций, институтов развития, аграрных вузов – создать такие условия, при которых все эти достижения активно использовались бы в отечественном сельхозпроизводстве и обеспечивали укрепление конкурентных позиций России. Мы для этого выделяем ресурсы, причём немаленькие. В бюджете этого года по линии Академии наук на проведение фундаментальных исследований запланировано 8 млрд рублей. Минсельхоз и Минобрнауки финансируют прикладные исследования общим объёмом около 1 млрд рублей. По линии институтов развития начиная с 2007 года поддержку получили почти 1,5 тыс. модернизационных и инновационных проектов на сумму около 60 млрд рублей.

Но помимо прямого финансирования подобных проектов важно совершенствовать и нормативно-правовую базу отрасли, она должна стимулировать применение самых передовых аграрных технологий. В отраслевых стратегических документах инновационная составляющая также должна быть усилена. Инвестиции в исследования должны сопровождаться эффективным внедрением их результатов, для этого нам нужно наладить более тесные связи аграрных вузов с ведущими отраслевыми научными центрами, с передовыми производственными компаниями, увязать выбор приоритетных направлений развития АПК при формировании государственного задания вузам и научным центрам.

Важно поддержать и малые инновационные предприятия, и учебно-опытные хозяйства. Для них, в частности, должны быть усовершенствованы и упрощены процедуры выделения земельных участков во временное пользование при обеспечении контроля за целевым использованием земли.

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России

И, конечно, нужно формировать перечни наилучших доступных технологий, включая перспективные отечественные разработки, которые могут быть рекомендованы для внедрения на всей территории страны. Их использование может служить критерием для оказания адресной поддержки наиболее перспективным хозяйствам и проектам.

Задача, которую мы с вами уже обсуждали в контексте так называемых санкций, – это развитие отечественных селекционных центров в растениеводстве и животноводстве. Соответствующее поручение я дал Агентству научных организаций и Минсельхозу. Рассчитываю, сегодня также прозвучат более детальные предложения.

Давайте обсудим эти и другие вопросы инновационного развития аграрно-промышленного комплекса.

Сначала передаю слово министру для короткого доклада об инновационных технологиях. Пожалуйста.

Презентация

  • PDF

    901Kb

    Слайды к докладу Николая Фёдорова об инновационных технологиях в области сельского хозяйства

Н.Фёдоров: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, можно обратить внимание на почти макроэкономические цифры: доля сельского хозяйства в численности занятых в экономике у нас в 2,4 раза превышает долю отрасли в производстве валовой и добавленной стоимости. В абсолютном значении разница между указанными показателями постепенно, но немного сокращается. Обратите внимание (на первом слайде): если в 2005 году она составляла 6,4 процентных пункта, то в 2013-м – 5 процентных пунктов. Но в любом случае, несмотря на условность сопоставления этих двух индикаторов, ясно, что производительность аграрного труда в России должна быть существенно повышена.

В последние годы, как отметил в своём вступительном слове Председатель Правительства, у нас достигнуты определённые результаты в области модернизации сельхозпроизводства благодаря господдержке, появлению приоритетного национального проекта, госпрограммы. К примеру, в сельхозорганизациях в среднегодовом исчислении за последние 15 лет урожайность зерновых увеличилась более чем на 22% или кукурузы на зерно, например, более чем на 66%, сахарной свёклы – почти на 80%, подсолнечника – более чем на 43%, картофеля – более чем на 63%, овощей открытого грунта – без малого 60% плюсом. В животноводстве устойчиво растёт продуктивность скота и птицы. К примеру, если в 2000 году надой на корову в сельхозорганизациях составлял 2341 кг, то в 2013 году – 4519, то есть увеличение почти в два раза.

Н.Фёдоров: «Модернизация в АПК в последние годы осуществлялась в основном за счёт импортных технологий, машин, оборудования, селекционных достижений, что создаёт риски для продовольственной безопасности. Без инновационного развития отрасли АПК, тем более в условиях ВТО, невозможно обеспечить конкурентоспособность аграрного сектора России».

Показатели вроде бы внушительные, но в целом если оценивать ситуацию, у нас высокоэффективных предприятий и холдингов, которые дали эти результаты, – пока они ещё не доминируют на рынке. Это предприятия, которые применяют технологии мирового уровня, предприятия, которые мы сегодня увидели в агрохолдинге «Кубань», их меньшинство, существенное меньшинство на фоне того, что доминирует в аграрном секторе страны.  

Тем не менее ещё раз хочу обратить внимание: всё это появилось в очень сжатые сроки, Дмитрий Анатольевич. Благодаря (в нашем восприятии – и губернаторского корпуса, и агроинвесторов) я бы сказал минимальной господдержке получились в очень сжатые сроки впечатляющие результаты, что свидетельствует о том, что вот эта расхожая фраза, что сельское хозяйство это чёрная дыра или сколько ни давай, ни корми, всё равно мало, абсолютно несостоятельна. Это очень невежественная и вредная для страны логика людей, которые плохо знают, что такое Россия даже в целом. Однако общий уровень эффективности применяемых в сельском хозяйстве технологий (всё-таки мы самокритично признаём) не соответствует ни показателям передовых стран, ни общественным потребностям. Поэтому то, что Вы вынесли обсуждение вопроса модернизации и инновационного развития сельского хозяйства на заседание президиума Совета, – это более чем своевременно, более чем актуально. Те решения, которые уже обозначены в проекте протокольного документа (мы в аграрном ведомстве уверены), дадут всем нам, заинтересованным в развитии аграрного сектора, хорошие, полезные практические импульсы.

В стране есть достаточно разветвлённая сеть научных и образовательных организаций агарного профиля. Формально могу привести такой пример: в институтах Россельхозакадемии (теперь ФАНО) ежегодно разрабатывалось до сих пор около 2 тыс. видов научной продукции – это сорта и гибриды сельхозкультур, породы животных, вакцины, образцы машин. Но практическая отдача исследований крайне низка. Ежегодно, по нашим оценкам, остаются невостребованными более 50% разработок Россельхозакадемии. Это очень высокий уровень невостребованности, на которую тратятся государственные бюджетные ресурсы. Модернизация в АПК в последние годы осуществлялась в основном за счёт импортных технологий, машин, оборудования, селекционных достижений, что создаёт риски для продовольственной безопасности. К примеру, в 2013 году объёмы семян сортов иностранной селекции достигли по сахарной свёкле более 96%, овощам – 66%, картофелю – 62%, озимому рапсу – более 60%, по подсолнечнику – почти 46%, кукурузе – 43%. Отечественная племенная база животноводства удовлетворяет потребности в племенном молодняке крупного рогатого скота молочного направления всего на 67%, мясного – 29%, свиней – 85%, птицы яичного направления – на 56%, мясного – на 61%, в связи с чем приходится восполнять недостающий объём поголовья ежегодно животными импортной селекции. Без инновационного развития отрасли АПК, тем более в условиях Всемирной торговой организации (ВТО), конечно, невозможно обеспечить конкурентоспособность аграрного сектора России.

Н.Фёдоров: «Необходима разработка отдельного прогноза научно-технологического развития АПК. Для этого мы предлагаем создать межведомственную рабочую группу с участием Минобрнауки, ФАНО, других заинтересованных ведомств, технологических платформ, отраслевых союзов и ассоциаций». 

По существу, для реализации тех пунктов повестки дня, которые вынесены Вами для обсуждения сегодня, нам необходима разработка и реализация специальной агропромышленной инновационной политики. Что для этого мы хотели бы сделать и что уже делается нами, Минсельхозом, вместе с нашими коллегами? Снова начну с науки – основной фундаментальной науки. До недавнего времени план исследований для научно-исследовательских институтов Россельхозакадемии, его финансовое обеспечение формировались президиумом по предложению самих институтов. Президиумом и отраслевыми отделениями Россельхозакадемии, то есть ими же, осуществлялась приёмка выполненных работ. В ходе реформы эти функции перешли к ФАНО. Минсельхоз, отраслевые союзы и ассоциации по-прежнему могут лишь вносить предложения и не имеют никаких реальных рычагов влияния на этот процесс. Конечно, целесообразно, чтобы мы, Минсельхоз с отраслевыми союзами, участвовали в формировании госзаданий для НИИ ФАНО и в приёмке выполненных работ. Востребованность институтов ФАНО сразу бы стала существенно сильнее. Об этом свидетельствует и мировая практика, кстати. Вот Вы привели цифры, сколько из бюджета страны идёт: на Россельхозакадемию – более 8 млрд рублей и на прикладные науки – 1 млрд рублей всего. Соотношение этих цифр – фундаментальные и прикладные науки – при всей значимости и того, и другого направления, скажем, в Соединённых Штатах Америки обратное. Там 80% идёт (из госсредств то, что идёт) на прикладные науки и 20% на фундаментальные науки.

Я бы хотел, чтобы Вы посмотрели на 10-й слайд. Вне зависимости от того, где проводятся научные исследования по аграрной тематике – в государственных аграрных центрах, как в США, или в подведомственных аграрному ведомству или соучреждённых им институтах, как в Германии, определение их тематики, объёма финансирования, а также освоения результатов НИР в производстве осуществляется в рамках программ аграрных ведомств или с их участием.

Н.Фёдоров: «В 2015 году нашей госпрограммой предусмотрена поддержка инновационных проектов. Гранты будут выделяться разработчикам ноу-хау при условии софинансирования их проектов со стороны бизнеса. Доля федерального бюджета здесь – 60%, внебюджетных источников – 40%. На эти цели до 2020 года предусмотрено выделить 5,32 млрд рублей». 

Ещё один пример. В январе Правительством утверждён подготовленный Минобрнауки прогноз научно-технологического развития страны до 2030 года. В нём нет раздела по сельскому хозяйству, содержатся лишь оценки развития биотехнологий. Ни с Минсельхозом, ни с Россельхозакадемией прогноз не согласовывался. Необходима разработка отдельного прогноза научно-технологического развития АПК. Для этого мы предлагаем создать межведомственную рабочую группу с участием Минобрнауки, ФАНО, других заинтересованных ведомств, технологических платформ, отраслевых союзов и ассоциаций. Вопрос этот обсуждался в Открытом правительстве, и Михаил Анатольевич Абызов тоже согласился, что такую рабочую группу надо сформировать.

Одновременно Минсельхоз предлагает включить в перечень приоритетных направлений развития науки, технологии и техники отдельное направление «Технологии в сельском хозяйстве». Этот перечень утверждается указом Президента. В проекте перечня, который сегодня внесён в Правительство Минобрнауки, технологии в сельском хозяйстве в отдельное направление не выделены, что тоже вряд ли соответствует тем потребностям, которые испытывает не просто Минсельхоз, не просто крестьяне России, а сама страна с учётом тех условий, о которых Вы говорили в своём слове, и геополитических.

Мы подтягиваем институты инновационного развития к проектам в сельском хозяйстве. Минсельхоз заключил соглашение о сотрудничестве с «Роснано», работаем над рядом совместных проектов, есть определённый предварительный отчёт по этой теме (брошюра); ведётся работа по подготовке соответствующего соглашения с фондом «Сколково».

В 2015 году нашей госпрограммой предусмотрена поддержка инновационных проектов. Гранты будут выделяться разработчикам ноу-хау при условии софинансирования их проектов со стороны бизнеса. Доля федерального бюджета здесь – 60%, внебюджетных источников – 40%. На эти цели до 2020 года предусмотрено выделить 5,32 млрд рублей. Проекты будут отбираться на конкурсной основе с участием технологических платформ, срок выполнения проектов – до трёх лет. Для коммерциализации достижений в области селекции, семеноводства и племенного дела, на что Вы обратили особое внимание, мы планируем использовать механизмы субсидирования инвесткредитов и проектного финансирования, что заложено в проект новой редакции госпрограммы.

Н.Фёдоров: «Мы предлагаем в проекте новой редакции госпрограммы предоставлять субсидии бюджетам субъектов Федерации на возмещение до 20% прямых понесённых затрат со стороны сельхозтоваропроизводителей на создание селекционно-семеноводческих центров. Из региональных бюджетов предлагаем, чтобы тоже было участие, порядка 5%». 

Сегодня в регионах прорабатывается вопрос размещения селекционно-семеноводческих центров с привязкой их к конкретным сельхозтоваропроизводителям. У нас уже есть очень неплохие наработки. Я сегодня успел посетить кукурузно-калибровочный завод здесь, в рамках холдинга «Кубань». Это уже на сегодня более чем конкурентное предложение для того, чтобы войти в дополнительную государственную поддержку, чтобы претендовать на создание здесь ещё одного селекционно-семеноводческого центра по кукурузе.

Намечается создать, по сегодняшним данным, 148 центров по стране почти во всех регионах в соответствии с их специализацией на возделывании тех или иных культур.

Мы предлагаем в проекте новой редакции госпрограммы предоставлять субсидии бюджетам субъектов Федерации на возмещение до 20% прямых понесённых затрат со стороны сельхозтоваропроизводителей на создание селекционно-семеноводческих центров. Из региональных бюджетов предлагаем, чтобы тоже было участие, порядка 5%. Это позволит полнее использовать потенциал продуктивности сортов и гибридов, увеличить урожайность основных сельхозкультур до 30–40% и обеспечить в основном импортозамещение на рынке семян.

В животноводстве мы предлагаем создать не менее трёх селекционно-генетических центров в молочном скотоводстве, не менее четырёх – в птицеводстве, в том числе в индейководстве и утководстве, и не менее пяти – в свиноводстве. Это позволит обеспечить импортозамещение по племенной продукции на 80–85%.

В целях улучшения качества подготовки кадров, на что Вы тоже обратили внимание, Дмитрий Анатольевич, под руководством Минсельхоза с участием отраслевых союзов в очень плотном контакте мы сейчас с вузами аграрного профиля разрабатываем практически ориентированные учебные планы в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами с квалификацией «прикладной бакалавр». В этих планах существенно увеличена доля практических занятий и продолжительность производственных практик студентов. В 48 вузах организованы и осуществляют практическую подготовку студентов 150 базовых кафедр. Большая их часть расположена на высокотехнологичных предприятиях. 44 вуза создали 146 малых инновационных предприятий. Этого, конечно, недостаточно, мы планируем существенно расширить эту сеть, чему, в частности, будет способствовать наделение вузов правом безаукционного предоставления малым инновационным предприятиям земельных участков в аренду. Соответствующий законопроект сейчас готовится в комитете по аграрным вопросам Госдумы, и достаточно широкая поддержка со стороны всех заинтересованных структур гарантирована этой новелле.

Службы сельхозконсультирования – это новое явление. С государственной поддержкой из федерального бюджета они работают в 67 субъектах Федерации, там более 3 тыс. сотрудников. Но у нас, к сожалению, нет оснований говорить, что они все заработали как надо и от них есть должная отдача. Мы будем количественные показатели, конечно, и дальше прибавлять, чтобы они были во всех субъектах (по крайней мере в 80), но нам есть над чем работать, тиражируя хороший и эффективный опыт ряда вузов, предприятий на базе вузов в том числе, чтобы они были востребованы так же, как работают соответствующие службы в Европе или на Американском континенте.  

В целях освоения и внедрения научно-технологических достижений Федеральным центром сельхозконсультирования и переподготовки кадров АПК Минсельхоза России созданы и постоянно обновляются база данных инновационных разработок, реестры селекционных достижений. Аналогичная информация размещается на официальных сайтах региональных центров сельхозконсультирования. Но и этого недостаточно, и для повышения доступности для сельхозтоваропроизводителей новейших разработок мы планируем создать отраслевую систему знаний о сельхозтехнологиях, которая объединит имеющиеся информационные ресурсы, включая ресурсы институтов ФАНО.

И последний сюжет. Мы провели анализ инновационной активности в сфере АПК в регионах (какие суммы из региональных бюджетов вкладываются в это перспективное и стратегически важное направление), и надо сказать, что пока на прикладные исследования и внедренческие работы выделяются в субъектах Федерации суммы, по нашим оценкам, от 5 млн до 30 млн рублей (по нашим запросам в адрес регионов). Эти средства, как правило, за редким исключением, распыляются по мелким темам и отдельным инновационным проектам. Регионами недостаточно используется кластерный подход – только в 11 субъектах Федерации есть планы создания агробиологических кластеров, в том числе в области биотехнологий и глубокой переработки сырья. Мы их видели, Дмитрий Анатольевич, – это Белгородская область, Ростовская область. Программу инновационного развития на основе кластерного подхода, конечно, целесообразно разработать в каждом регионе, где или аграрный сектор развит, или губернатор считает важным это направление в развитии экономики региона. И в этом смысле, конечно, без активной роли и ведущей роли губернатора, главы региона, не обойтись в создании, реализации кластерных подходов к инновационному развитию АПК. Здесь, очевидно, нужен подход универсальный, должны объединяться НИИ, образовательные и консалтинговые организации, бизнес-структуры, охватывающие все стадии научно-технологического цикла от научной разработки, её внедрения и производства товарной продукции.

Изложенное в основном уже отражено в проекте протокольного решения. По некоторым из вопросов у нас, Минсельхоза, есть замечания и комментарии. Если Вы разрешите, потом, после выступления коллег, я, может быть, по проекту протокольного решения какие-то свои соображения ещё выскажу.

Д.Медведев: Да, конечно. И надо не забыть то, о чём мы говорили во время посещения предприятия, – о системе поддержки, чтобы не закупать иностранное племенное поголовье, а производить своё. Какие меры – вы подумайте, вот ещё Аркадий Владимирович (Дворкович) подключится. Но я думаю, что это правильная была бы идея. Хорошо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы высказаться?

А.Герман (генеральный директор ООО «Биотехнологии»): Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые участники совещания!

Представляю вам проект «Протеин России» – высокотехнологичное производство белкового концентрата из подсолнечника, нацеленное на снижение себестоимости производства мяса, птицы и рыбы и в будущем способное стать основой создания новой отрасли промышленности Российской Федерации.

Основной предпосылкой для создания подобного производства явилась необходимость обеспечения отечественных животноводов и пищевиков качественным и недорогим белком российского производства из российского же сырья. Компания «Биотехнологии», которую я представляю, собственными силами разработала технологию получения продукта протемил как альтернативы используемым в настоящее время белковым концентратам импортного производства. Собственная технология позволяет производить натуральный, экологически чистый продукт с характеристиками, превышающими все зарубежные аналоги. Попутными продуктами при данном способе производства являются сахаридные сиропы и топливные пеллеты. Кроме того, по оценкам НИИ Россельхозакадемии и немецкого института пищевых технологий, этот продукт рекомендован для питания человека.

Наш проект базируется на принципах «зелёной» экономики и даёт импульс развитию биотехнологий в России за счёт реализации потенциала попутных продуктов – сахаридного сиропа и топливных пеллет. Мы используем в качестве сырья фактически отходы маслоэкстракции, поэтому мы отходов не производим.

Касательно сырья хотелось бы сказать два слова. В России производится 4 млн т подсолнечного шрота в год (почти половина его экспортируется в сыром и непереработанном виде) – сырья, которое может и должно быть переработано внутри страны с получением высокомаржинальных компонентов кормов. Параллельно мы импортируем до 1 млн т соевого шрота и концентрата. Парадокс в том, что, имея великолепный источник белка, животноводы пользуются импортными продуктами. Наш проект может этот вопрос решить. Первый пилотный завод запускается буквально на этой неделе, 29 ноября, в Республике Алтай. Дмитрий Анатольевич, пользуясь случаем, хотел бы пригласить Вас или кого-то из Правительства на открытие этого завода, потому что, не побоюсь этого слова, этот завод первый не только в России, но и в мире по подобной технологии.

Второй завод мощностью 27 тыс. т белкового концентрата планируется запустить в Воронежской области, третий – в Республике Татарстан. Таким образом, реализуя проект «Протеин России», мы к 2020 году можем практически заменить все импортные аналоги белковых концентратов, на сегодняшний день поставляемые в Россию.

В процессе работы над проектом мы активно взаимодействуем с органами государственной власти и институтами развития. Во всех регионах проекту «Протеин России» присваивается статус проекта регионального значения. Таблица с мерами поддержки, в которых мы участвуем, приведена в презентации.

В ходе работы у нас появилось несколько предложений, хотелось бы отметить особенно первое, касающееся терминологии. Во всех министерствах и ведомствах, институтах поддержки применяется терминология, такая как «модернизация» и «инновация», «вытягивающий проект», «опережающий проект». Не совсем понятно, собственно, одно и то же ли имеется в виду. Наше предложение состоит в том, чтобы выработать единую межведомственную терминологическую базу понятий и конкретизировать в соответствии с утверждённой терминологией программы и постановления, указав в них приоритет в получении господдержки проектов и предприятий. Отобрать базу реально существующих проектов технологий в сельском хозяйстве и разработать меры господдержки в соответствии с потребностями и спецификой проектов. Я уточню: реально существующих, которые уже разработаны.

И что касается поддержки НИОКР, научно-исследовательских разработок, тут мы столкнулись с такой вещью: все программы  Минэкономразвития, направленные на разработку чего-то нового, доходят до стадии получения патента (то есть для лабораторной стадии) и не идут, скажем так, в производство, в бизнес. И вопрос, нам кажется, в том, что без средств на создание опытно-промышленных производств, чтобы реально показать бизнесу, что то, что разработано в стенах лабораторий, действительно работает в масштабе, – получается такой разрыв. Поэтому нам хотелось бы, чтобы Правительство обратило на это внимание. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. К тому, что прозвучало, потом я кое-какие комментарии сделаю, в том числе, естественно, и по вопросам упорядочения понятийного аппарата, который используется. Наверное, справедливо, что разные термины не должны описывать одно и то же явление. Это можно сделать в госпрограмме или в каком-либо другом документе. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы продолжить? Прошу вас. 

С.Суховенко (генеральный директор ООО «Бизон Юг»): Суховенко Сергей Леонидович, Ростов-на-Дону. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники нашего заседания!

Хотя основная деятельность нашей компании – это поставка сельхозтехники, запчастей, гарантийное и сервисное обслуживание, в нашей деятельности очень важную роль играют агротехнологии. Дмитрий Анатольевич, Вы отметили в своём выступлении, и Николай Васильевич тоже, технологии точного земледелия. Мы это у себя применяем на практике, в нашем опытном хозяйстве. У нас опытное хозяйство – 12 тыс. га земли. Это своего рода экспериментальный огород. Мы добились неплохих успехов. Хочу поделиться.

Что такое точное земледелие? Мы вносим не среднюю норму удобрений на поле, а на каждый участок поля вносим именно ту норму, которая необходима, потому что поле очень неоднородно по структуре. Когда мы говорим «урожай на 40 центнеров с гектара», то где-то может быть 40, где-то 50, а где-то может быть и 20. Мы вначале посмотрели, какой есть мировой опыт. Взяли частично бразильскую технологию (потом сделали то, что бразильцы не делали, но это чуть позже). Как эта технология работает? Все комбайны оборудуются приборами для считывания урожайности, и когда комбайн убирает, потом получается электронная карта поля, которая напоминает карту глубин морей или карту рельефа, где разным цветом или разной интенсивностью показана та или иная урожайность. Потом по этим зонам проводится агрохимическое обследование и делаются выводы, из-за чего эта неоднородность может быть. Причём там несколько делается срезов: по минеральным веществам, по фосфору, по азоту, по калию, по содержанию плодородного слоя, по влаге и так далее. Потом эта карта накладывается на карту урожайности – какой из параметров является основополагающим: если это азот, значит, азот вносится дифференцированно. Так работает Бразилия, причём это у них в ранге государственного проекта уже восемь лет, финансируется государством этот проект. Причём финансируется именно первоначальное информационное вложение в хозяйство, то есть финансируются университеты, проводится большая разъяснительная работа, два аграрных телеканала круглосуточно работают.

Но мы пошли дальше. Мы вспомнили о том, что у нас есть очень хорошее преимущество в стране – это наши спутниковые технологии, наш космос. И мы сделали анализ плодородия почвы за последние семь лет. Тоже очень интересная картина получается, можно посмотреть в динамике, как меняется плодородие на каждом участке поля: где фон выравнивается, где он ухудшается. Вот, например, смотрим, в 2012 году у нас урожайность резко скакнула вверх. Поднимаем наши технологические карты. Оказывается, до этого мы внесли за год сложное удобрение осенью. Что интересно, два разных поля: внесли на одно поле 120 кг, на другое внесли 70, а скачок одинаковый. Получается, не надо было 50 кг лишних вносить. А если бы мы в тот момент сделали агрохимический анализ, нам бы он показал, что норма внесения 70 кг, и мы бы не выкинули лишние деньги.

Внедрение этой технологии позволяют сэкономить на минеральных удобрениях 15–20% процентов и получить на урожайности прибавку тоже где-то от 10 до 20%. Суммарный экономический эффект – примерно 30–35%. Чем хороша эта технология для нас? Во-первых, она относительно малозатратная для государства; во-вторых, она базируется на реальном научном потенциале, который у нас есть; в-третьих, эффект наступает быстро – уже на второй-третий год виден реальный результат.

У меня есть предложение: давайте мы точное земледелие как одно из основных направлений развития растениеводства поставим.

Как сделать, чтобы это работало? Я уже говорил, что затраты не очень большие. Если посчитать на тысячу гектаров для одного хозяйства, то это примерно миллион рублей – это первый этап, когда мы вносим дифференцированно удобрение. Через год-два, когда хозяйство научится работать с этими картами, можно ещё миллион рублей вложить на тысячу гектаров, и тогда будет дифференцированный сев, потому что сев тоже производится в зависимости от плодородия почвы – разный расход семенного материала. Сколько стоят элитные или суперэлитные семена, наверное, все присутствующие знают – это очень большие деньги.

Чтобы эта технология работала, нужен ряд условий. Во-первых, нужны специалисты в этой области – это то, чего у нас нет. Дальше – надо иметь экономический стимул. Помните, как картошку на Русь завозили: вначале, можно сказать, почти кнутом, а когда народ распробовал – уже толкать не надо. Здесь то же самое: тех, кто попробует эту технологию, через два года стимулировать уже не нужно будет, но первый толчок должен быть.

Как вообще оценить, в нужную сторону мы идём или нет? Здесь у меня ещё одно предложение. Критерии для оценки сельхозпредприятий – по простой двоичной системе: да/нет. То есть мы берём ряд критериев. Например: есть ли электронный учёт полей? Да/нет. И так далее. Мы можем сделать по агротехнологическим показателям, по экономическим, по социальным, по демографическим – по любым. Но если это будет как система, каждое хозяйство будет заполнять эту таблицу, то будет гораздо проще дифференцировать государственную помощь. В том, что это необходимо делать, у меня полная уверенность есть. Нельзя всем помогать одинаково, потому что есть успешные хозяйства (причём не обязательно это маленькие хозяйства, можно иметь и сотни тысяч гектар и быть очень успешными) и есть хозяйства, которые рядом находятся, которые из года в год показывают неэффективную работу, а мы погектарно одинаково субсидируем. Во втором случае деньги просто уходят в землю в буквальном смысле. Так, может быть, тогда пусть успешные укрупняются за счёт слабых хозяйств?

Так вот, если мы такую табличку введём и её будут заполнять, можно будет любую информацию получить по технологии, по региону, по любому аспекту, который нас интересует. Опять же, это будет очень большое подспорье для наших государственных банков, для работы с рисками – давать, не давать. 

У меня предложение: если можно, в проект протокольного решения (хотя я посмотрел, часть этого уже есть, но всё-таки скажу) – применить дифференцированный подход к помощи нашим аграриям. Не надо дуракам давать деньги, если грубо сказать.

Д.Медведев: Трудно с этим не согласиться, что дуракам деньги давать не надо.

С.Суховенко: Создать свободный доступ сельхозпредприятий к спутниковым данным, потому что парадокс: мы – космическая держава, но анализ наших полей через канадскую фирму заказывали, американские бесплатные снимки, и их уже обрабатывали. У нас в России мы не нашли, где можно взять эту информацию, а это не очень дорого! На один гектар, в зависимости от жадности оператора, от 1 до 2 долларов получается. Мы получили динамику за семь лет с электронными картами, привязанными к точкам, которые мы дали, к координатам, и очень хорошо видим, какая технология даёт эффект, какая не даёт эффект.

И, конечно, подготовка специалистов в вузах, потому что у нас вузы на сегодняшний день, к сожалению, готовят хороших специалистов вчерашних технологий. Рядом с нами находится Донская аграрная академия. Практически со всеми ведущими специалистами, кто приходит в компанию, провожу собеседования, – ну очень грустно.

И тоже очень важный момент. Много говорим о частно-государственном партнёрстве. Вот есть коммерческие структуры, я уже привёл в пример наше предприятие. Рядом со мной сидит Людмила Владимировна, которая имеет хозяйство и которая на собственном энтузиазме выпускает журнал по ресурсосберегающему земледелию опять же за счёт своих денег, но всё-таки небольшой коммерческой организации очень сложно выполнять функции государства. Таким надо помогать и на их базе как раз создавать инновационные центры. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

<…>

Выделить фрагмент