Новости

15 часов назад
2 декабря, пятница
1 декабря, четверг
30 ноября, среда

Президент России подписал разработанный Правительством Федеральный закон об освобождении от налогообложения выплат волонтёрам, помогающим в организации и проведении в России чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года

Федеральный закон от 30 ноября 2016 года №398-ФЗ. Проект федерального закона был внесён в Госдуму распоряжением Правительства от 6 сентября 2016 года №1873-р. Федеральным законом к доходам, освобождаемым от обложения налогом на доходы физических лиц, относятся доходы в натуральной форме, полученные волонтёрами по гражданско-правовым договорам, заключенным с FIFA, дочерними организациями FIFA, Организационным комитетом «Россия-2018», и выплаты, произведённые волонтёрам по таким договорам, на возмещение понесённых ими расходов при исполнении своих обязанностей.

1

Календарь

Декабрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

О развитии негосударственного сектора дошкольного образования

Встреча с членами Экспертного совета при Правительстве.

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад председателя Комитета по социальной политике Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Сергея Рыбальченко

Доклад губернатора Омской области Виктора Назарова

Брифинг Дмитрия Ливанова и Михаила Абызова

Стенограмма:

Вступительное слово на встрече с членами Экспертного совета при Правительстве

Д.Медведев: У нас сегодня важная и достаточно резонансная проблематика. Касается она наших детей и миллионов семей, в которых дети растут, и, соответственно, дошкольного образования в целом, качества дошкольного образования, а именно – развития негосударственного сектора в этой сфере.

Участники встречи

  • PDF

    90Kb

    Список участников встречи с членами Экспертного совета при Правительстве о развитии негосударственного сектора дошкольного образования, 17 ноября 2014 года

Понятно, насколько эта тема является важной для миллионов семей. Дошкольное образование сейчас, как принято говорить, находится в тренде общественного внимания. Мы, на мой взгляд, всё-таки определённые важные шаги сделали, в том числе и по созданию современной сети детских дошкольных учреждений государственных, выделяем на это деньги значительные, несмотря на бюджетные трудности. Но есть и тема негосударственных детских дошкольных учреждений. Для них было очень важно сначала модернизировать нормативную базу, потому что, скажем прямо, ещё лет пять-шесть назад эти дошкольные учреждения, по сути, были под запретом – если не формальным, то фактическим, потому что нормативы, которые были приняты ещё в советский период, воспрещали создание детских дошкольных учреждений на негосударственной основе, которые действовали бы по негосударственной схеме. Сейчас мы эту систему модернизировали, занимаемся развитием конкуренции в сфере дошкольного образования, вариативных форм воспитания и обучения дошкольников. Но, говоря откровенно, пока не могу сказать, что эта сфера у нас хорошо развита. Сегодня мы позвали экспертов, позвали руководителей некоторых регионов, для того чтобы поговорить на эту тему, обсудить те предложения, которые существуют, обсудить те решения, которые приняты в ряде регионов, и, может быть, усовершенствовать дальше нашу законодательную базу, подумать над тем, каким образом придать импульс развитию и детского дошкольного негосударственного образования, и в целом негосударственных социальных услуг. Такова проблематика.

Д.Медведев: «Для негосударственных детских дошкольных учреждений было очень важно сначала модернизировать нормативную базу. Ещё лет пять-шесть назад эти дошкольные учреждения, по сути, были под запретом, потому что нормативы, которые были приняты ещё в советский период, воспрещали создание детских дошкольных учреждений на негосударственной основе».

Я сейчас попрошу выступить наших коллег, которые готовились к тому, чтобы это делать.

Председатель Комитета по социальной политике Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», генеральный директор АНО «Институт научно-общественной экспертизы» Сергей Рыбальченко

С.Рыбальченко: Дмитрий Анатольевич, позвольте Вас поблагодарить за то, что Вы в своём плотном графике нашли время встретиться с членами Экспертного совета по столь важной теме. Поскольку тема доступности дошкольного образования оказывает влияние не только на само образование, но и в целом на социально-демографическую ситуацию – способствует повышению рождаемости, занятости женщин, снижает в конечном счёте бедность семей, – мы в Экспертном совете и в рабочей группе «Семейная политика и детство», которую я представляю, уделяем этой теме именно поэтому очень много внимания. Мы видим большие возможности в развитии негосударственного сектора, прежде всего по сокращению той очереди, которая на сегодняшний день есть в основном для детей от трёх до семи лет.

Прежде всего хотелось бы отметить реальные большие усилия, которые были предприняты Правительством за последние три года. Это и выделение средств из федерального бюджета, начиная с 2013 года это более 100 млрд. В результате было создано 440 тыс. мест и доступность дошкольного образования для детей от трёх до семи лет повысилась до 84% – на целых 11% за последние два года. Это очень хороший результат. Число частных детских садов тоже увеличилось на 40%.

Д.Медведев: Сколько они сейчас составляют? Это важно.

С.Рыбальченко: Частные дошкольные организации составляют в общем 1,3%.

Д.Медведев: То есть всё равно от общего числа детских дошкольных учреждений 1,3%…

С.Рыбальченко: Это не очень много.

Д.Медведев: Это по местам или по количеству самих детских учреждений?

С.Рыбальченко: Это по количеству организаций, и по местам примерно так же, даже ниже получается по местам.

Д.Медведев: У нас сколько всего детских дошкольных учреждений в стране?

Д.Ливанов: Всего около 50 тыс.

Д.Медведев: 50 тыс. Почти как школ, да?

Д.Ливанов: Немножко больше. Негосударственных примерно 1200.

С.Рыбальченко: «За последние три года число частных детских садов увеличилось на 40%».

С.Рыбальченко: Это с индивидуальным предпринимателем. Всё-таки если мы будем брать дошкольные образовательные организации как некоммерческие, их у нас на сегодняшний день 550, сейчас увеличилось – где-то 600 организаций. Этот сектор, действительно, как Вы правильно отмечаете, не очень большой. Более того, доля негосударственного сектора ниже, чем в других отраслях социальной сферы, поэтому мы видим большие перспективы роста. Здесь важно отметить… во-первых, проблематику саму обозначить: что мы можем решить на сегодняшний день и какая проблема стоит? Мы видим большие проблемы с ликвидацией очереди для детей от трёх до семи лет. На 1 ноября очередь для детей от трёх до семи лет составляла 409 тыс., и она практически не изменилась, немножко уменьшилась по сравнению с началом года. Безусловно, она будет сокращаться дальше. Но мы видим ещё одну угрозу, которая связана с тем, что в следующем году трёхлетнего возраста достигнут дети, которые родились в 2012 году,  а у нас их на 100 тыс. больше по сравнению с 2011 годом – мы этому рады, безусловно, это благодаря… Я хотел бы здесь отметить и Ваши инициативы, которые этому способствовали, эксперты их отмечают: это инициативы по выделению бесплатных земельных участков и региональный материнский капитал. Поэтому очередь нужно ликвидировать. Сколько может взять на себя негосударственный сектор, мы должны посмотреть.

С.Рыбальченко: «Мы видим большие возможности в развитии негосударственного сектора, прежде всего по сокращению той очереди, которая на сегодняшний день есть в основном для детей от трёх до семи лет».

Вот здесь реальное состояние (1,3% на 2014 год) и состояние, которое мы можем достичь к 2016 году. Я могу сразу сказать, что есть разные позиции, есть более сдержанные позиции официальные, есть «дорожная карта», разработанная Агентством стратегических инициатив вместе с Минэкономразвития и Открытым правительством, там стоит показатель: 5% к 2016 году и 15% к 2018 году. Но 4 ноября принят указ Президента о том, что в следующем году деятельность губернаторов начиная со следующего года будет оцениваться в том числе по внедрению стандарта развития конкуренции, и там есть такой показатель, что они в следующем году должны достичь доли негосударственного сектора, то есть доли дошкольных образовательных организаций, не менее 3%. Мы пересчитали по сравнению с тем, что сейчас есть, и получается, что мы можем ожидать в следующем году, если будут достигнуты во всех регионах такие показатели, появления тысяч новых организаций, примерно 100 тыс. мест.

Д.Медведев: Но это реально, Сергей Игоревич, исходя из текущей ситуации?

С.Рыбальченко: Мы считаем, что это реально.

Д.Медведев: Ну и что для этого надо сделать?

С.Рыбальченко: Для этого нам надо принять ряд решений, комплекс решений. Из них мы видим два самых важных решения. Я прошу обратить внимание: есть такая очень хорошая диаграмма круговая. Она показывает, в каких регионах у нас на сегодняшний день сосредоточены места в негосударственном секторе. Выясняется, что 66% всех мест у нас сосредоточено в восьми субъектах Российской Федерации.

Д.Медведев: Там, где этим занимаются.

С.Рыбальченко: Этим занимаются, во-первых, и, во-вторых, в этих субъектах, помимо субсидии на образовательную деятельность, которая выплачивается всем организациям, выплачивается субсидия на содержание ребёнка, то есть на уход и присмотр. Это регионы ввели самостоятельно. Мы этот опыт изучили и считаем, что он должен быть закреплён в законе, чтобы стимулировать регионы таким образом поддерживать негосударственный сектор. Это первая мера.

Вторая – безусловно, мы должны думать о создании новых мест, открытии, потому что все возможности на сегодняшний день по приспособлению помещений, по нашим оценкам, исчерпаны, поэтому нужны инвестиции. Обращаясь к закону об образовании, мы видим, что он стал гораздо лучше, чем предыдущий, в отношении предпринимателя. То есть индивидуальным предпринимателям разрешено осуществлять образовательную деятельность как основную, но коммерческим организациям, к сожалению, – только как дополнительную. А некоммерческие организации – это основной сектор был до принятия нового закона. В результате получается, что мы не можем привлекать инвестиции.

Что мы предлагаем, чтобы коммерческим организациям разрешили осуществлять образовательную деятельность как основной вид деятельности? Здесь мы соотносим с медицинской деятельностью, где в законе об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации медицинскую деятельность как основную могут осуществлять как коммерческие, так и некоммерческие организации. Вот такое второе предложение из нашего блока.

Дальше хотел бы обратить внимание…

Д.Медведев: Вы это анализировали: у нас вот это положение, когда только некоммерческие организации реализуют образовательные программы в качестве основного вида деятельности, вытекает из закона об образовании или из какого-то другого акта? Это в законе об образовании сказано?

С.Рыбальченко: Да. По закону об образовании есть статус образовательной организации, так вот его могут иметь только некоммерческие организации. А индивидуальные предприниматели также могут осуществлять образовательную деятельность.

С.Рыбальченко: «Мы предлагаем разрешить коммерческим организациям осуществлять образовательную деятельность как основной вид деятельности».

Есть ещё одна форма – это организация, осуществляющая обучение. Вот это, как правило, форма, придуманная для коммерческих организаций, которые должны действовать... Эта такая, понимаете, немножко непрозрачная схема, в которой предприниматель в любой ситуации, когда, допустим, оказывает больше дополнительных образовательных услуг, попадает в некоторую зону риска, где возникает ситуация такой незаконной предпринимательской деятельности…

Д.Медведев: Ну здесь мотив законодателя, в общем, довольно понятен был. Почему именно некоммерческие организации были названы? Потому что образовательная деятельность в этом смысле несколько, может быть, даже тоньше, чем оказание медицинских услуг, которые во всём мире в значительной степени оказываются возмездно, то есть за деньги, и где коммерческие организации развиты.

В общем, это нужно взвесить. Я не к тому, чтобы сразу сказать, что это хорошо или плохо; это требует отдельного обсуждения.

Что ещё нужно сделать?

С.Рыбальченко: Да. Ещё нужно принять решение по педагогическому стажу сотрудников организаций негосударственных, который на сегодняшний день не учитывается. И по программе повышения квалификации, мы считаем, тоже должны выделяться финансовые средства. Некоторые регионы это делают, некоторые нет. Но если бы была программа – а такая федеральная программа предусматривалась, – мы считаем, что это было бы хорошим подспорьем для предпринимателей.

И ещё мы считаем, что необходимо вернуть налоговые льготы, которые были утрачены многими организациями в связи с введением нового закона. Поскольку нулевая ставка действует только для тех организаций, которые осуществляют образовательную деятельность, – она у них составляет не менее 90%. А услуга образовательной деятельности сейчас разделена на услугу «образовательную» и «присмотр и уход». И в результате все организации выпали из этого льготного поля. Поэтому мы считаем, что это необходимо вернуть.

Мы также считаем, что нужно создать и поддерживать сеть региональных информационно-консультационных центров. И видим практику тех регионов, где создаются ассоциации, такие центры, – там начинается хорошая динамика роста негосударственного сектора.

Также считаем, что нужно внести изменения в СанПиН для дошкольных организаций, потому что на сегодняшний день они не позволяют открывать детские сады во встроенных помещениях, то есть во встроенных жилых. Это действительно так, это упустили, и мы считаем, что это является сдерживающим фактором...

Д.Медведев: Не понял. Я как раз об этом вначале сказал, что мы же действительно меняли эти СанПиН, причём несколько раз.

С.Рыбальченко: Меняли.

Д.Медведев: Что они сейчас не позволяют? Вроде там их уже расширили максимально.

С.Рыбальченко: Для нежилых помещений – только в пристроенных и в пристроенно-встроенных, а встроенные опустили, а вот для жилых – во всех. И нам кажется, это неразумно, потому что и вузы, и офисные центры, они там в пристройках, как правило, находятся.

Д.Медведев: То есть сейчас не разрешается во встроенных нежилых?

С.Рыбальченко: Во встроенных нежилых не разрешается. Мне кажется, что эта норма вполне может быть исправлена.

Ещё, Вы знаете, есть предложение, чтобы всё-таки СанПиН действовали для детей до одного года. Потому что на сегодняшний день у нас дошкольное образование предоставляется от двух месяцев до одного года, а все требования СанПиН начинаются для детей от одного года.

Д.Медведев: И что нужно сделать?

С.Рыбальченко: Нужно внести изменения, которые бы позволяли… Во-первых, нормы по питанию, нормы по безопасности для детей от двух месяцев до одного года должны быть введены. Или каким-то специальным разделом…

Также мы считаем, что должна быть предоставлена компенсация родительской платы тем родителям, чьи дети получают образовательные услуги и услуги по присмотру и уходу у разных поставщиков. Бывает, что у индивидуального предпринимателя оказывается услуга ухода и присмотра, а детский сад ребёнок при этом посещает и получает там образовательную программу. На сегодняшний день это не урегулировано.

Как перспективное направление мы видим разработку такой модели, как сертификат дошкольника, который бы в конечном счёте учитывал все затраты и позволял родителю делать выбор, где ему оказывают услуги. Мы посмотрели, что существует в аналогах. У нас в здравоохранении есть хорошая модель родового сертификата, которая в итоге позволила даже сократить расходы и сделать услугу более дешёвой. Посмотрели, изучили международный опыт. Например, в Гонконге есть такие ваучеры, которые позволяют помогать не только…

Д.Медведев: Кто такие сертификаты мог бы выдавать и где они использовались бы?

С.Рыбальченко: Такие сертификаты могли бы выдавать, например, органы местного самоуправления.

Д.Медведев: А какое право бы вытекало из этого сертификата?

С.Рыбальченко: Из этого вытекало бы право прийти в организацию, предъявить этот сертификат в зависимости от того, какая услуга, и дальше право получить финансирование на оказание этой услуги.

Д.Медведев: Но это в том случае, если под этим сертификатом будет финансирование, если оно будет введено.

С.Рыбальченко: Конечно.

Д.Медведев: То есть, по сути, это форма финансирования, только облечённая в бумагу, которую можно предъявить или использовать каким-то образом. То есть это всё равно в деньги упирается. Понятно.

С.Рыбальченко: Мы считаем, что это должно быть сделано, когда всё-таки доступность будет практически 100-процентной. Также мы сделали опрос регионов по тем предложениям, которые есть. Могу сказать, что по коммерческой форме мы получили 100-процентную поддержку, по субсидиям и внедрению в регионах 19 губернаторов из 20 поддержали это решение.

Д.Медведев: Спасибо большое за сообщение и предложения. Давайте сейчас послушаем некоторых наших коллег, которые сюда приехали, в том числе губернаторов. Была названа в числе тех, кто внедряет, и Омская область. Виктор Иванович (Назаров), пожалуйста, вам слово.

Губернатор Омской области Виктор Назаров и первый проректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Лев Якобсон

В.Назаров: Добрый день, Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Хотелось бы сказать о том, что с губернаторами в регионах действительно советовались, и сегодня вопрос целесообразности развития частных дошкольных учреждений, конечно, стоит серьёзно и достаточно остро.

Что нам это позволит сделать? Во-первых, за счёт дополнительных услуг частных детских садов мы улучшим конкуренцию между организациями, которые предоставляют эту услугу.

Второе – это экономия бюджетных средств. Если говорить об Омской области, создать одно место в муниципальном образовании стоит 820 тыс. рублей. Если я беру частный детский сад, который арендует помещение, то затраты у частного детского сада будут в пределах 100 тыс. рублей. Если сегодня в 20 частных детских садах 2600 детей уже есть, и умножить на эту цифру, я получаю серьёзную экономию бюджета до 1,5 млрд рублей. И третье – это, конечно же, обеспечит дополнительный вклад в экономику. У нас уважаются те родители, которые могут приложить свои силы к работе в регионах. Вот три таких основных постулата, которые, наверное, говорят сами за себя, сегодня нужно брать за основу, создавая частные детские сады.

Сегодня в России доля негосударственного сектора не превышает 1,5%, прежде всего, конечно же, из-за высокой стоимости в регионах услуг для родителей. Это в среднем от 8 до 18 тыс. рублей – я говорю о частных детских садах. Себестоимость этой услуги в среднем – около 10 тыс. рублей в месяц. При этом мы все понимаем, что по полному тарифу в стране финансируются только муниципальные садики, а они государственному сектору компенсируют только обучение, содержание и уход за ребёнком не компенсируются.

В.Назаров: «Развитие частных дошкольных учреждений – это экономия бюджетных средств». 

Как показывает опыт регионов, у нас уже сложилась целая система поддержки предпринимательских инициатив по созданию частных детских садов. Но каждый регион принимает это на своём уровне, по-своему, пытаясь как-то стимулировать развитие частных детских садов. Чтобы это сделать системным, конечно же, нужно принимать и прорабатывать регламенты, стандарты на уровне федеральном, чтобы все понимали, что это единый подход и есть единые требования для создания таких структур.

Хотелось бы озвучить ряд предложений, отчасти Сергей Игоревич уже обозначил те проблемы, которые сегодня нужно решать. И мы считаем, что по тем программам, которые существуют для развития предпринимательства, не все субъекты распределяют эти гранты (особенно там, где, как правильно отметили, главы регионов не занимаются развитием частных детских садов) именно на частные детские сады. Хотелось бы, чтобы Минэкономразвития прописало конкретное направление, чтобы императивно эту норму предпринимательства направлять именно на развитие частных детских садов. У нас сегодня этот процесс отлажен, и мы готовы поделиться опытом, как это у нас делается.

Кроме того, уже говорили о том, что сегодня необходимо открыть доступ программ поддержки предпринимательства для некоммерческих учреждений, потому что если наоборот, то здесь по предпринимательской программе некоммерческие учреждения не могут участвовать в этой грантовой поддержке через Минэкономразвития. Если мы откроем и некоммерческим, тогда у нас уравниваются условия для всех юридических лиц.

Также требуется решение вопроса о компенсации из бюджета родительской платы. Это то, о чём Сергей Игоревич говорил: или сертификат дошкольника, или родительский сертификат. Как он будет называться, это уже вторично, главное – сама идея, что мы сможем выбирать то дошкольное учреждение, куда прийти с этим сертификатом и получить качественную услугу. Эти сертификаты будут нам давать ещё и конкуренцию и улучшение условий для ребёнка, потому что мы пойдём туда, где эти условия будут созданы…

Д.Медведев: То есть потребитель сам для себя будет голосовать за тот или иной детский сад.

В.Назаров: Да, будет определять качество услуги, соответственно, оно будет развиваться и набирать обороты.

В том числе хотелось бы обратить внимание на страховые взносы – сделать это по аналогии с инновационными и IT-компаниями. Это ведь нагрузка на малые предприятия, занимающиеся образовательной деятельностью.

Второй блок предложений связан с устранением различных административных барьеров. Сегодня коммерческие организации не могут осуществлять образовательную деятельность в качестве основной. И я считаю, что это, конечно, сильно тормозит ту работу, которая сегодня нам необходима. Начинаем открывать частный детский сад – мгновенно приходит масса проверяющих. При этом у нас не заложено в административном кодексе предупреждение, сразу начинаются штрафы. Он только открылся – его начинают сразу штрафовать. Если мы изменим эту норму для частных детских садов… Первый пришёл, проверил, нарушения нашел, предупредил. Не устранил – будь добр, в следующий раз заплати штраф. Тогда это будет понятно. И им будет не так финансово трудно это сделать, и спокойно можно устранить то нарушение, которое было выявлено.

И самое главное, с чем мы сегодня столкнулись, – это необходимость приравнять нахождение ребёнка в негосударственном учреждении к государственной услуге. 2,6 тыс. детей в частных детских садах – они у нас там находятся, но в очереди они у нас стоят на предоставление услуги. И на это количество – 2,6 тыс. – я не могу снизить очередь.

Д.Медведев: Но это потому, что родители так считают. Они, во-первых, может быть, до конца не верят в то, что негосударственные услуги сохранятся, что частные детские сады не закроют в какой-то ситуации. А для кого-то, может быть, просто кажется более выгодным поместить ребёнка в государственный детский сад.

В.Назаров: Да, и при этом они всё равно стоят на очереди!

Д.Медведев: Поэтому они в очереди и стоят.

В.Назаров: Не будем говорить здесь о статистике, но тем не менее они получают качественную услугу в частном детском саду, но продолжают оставаться на очереди в государственный.

В.Назаров: «Самое главное, с чем мы сегодня столкнулись, – это необходимость приравнять нахождение ребёнка в негосударственном учреждении к государственной услуге. 2,6 тыс. детей получают качественную услугу в частном детском саду, но продолжают оставаться на очереди в государственный». 

Д.Медведев: На этот вопрос надо дать такой ответ, который по возможности всех устроит, потому что просто говорить: вот вы получили эту услугу в частном детском саду, то есть, по сути, коммерческую услугу, – до свидания, государство с себя снимает, так сказать, эти обязанности.

В.Назаров: Дмитрий Анатольевич, если мы разработаем методики и стандарты, которые будут и для государственных, и для частных детских садов, и с контролем этих стандартов и методик, чтобы были равные условия, и приравняем госуслугу и для частных, и для государственных…

Д.Медведев: При сопоставимости затрат, естественно, для семьи. Если эти затраты сопоставимы, то конечно…

В.Назаров: А здесь и нужно ведь говорить о субсидировании этих затрат в частном детском саду. Если мы сможем субсидировать… Региону одному трудно пойти на субсидии на содержание и уход. Если мы сможем хотя бы 50 на 50 – субъект с Федерацией, – конечно, нам это легче выдержать, и мы спокойно сможем это сделать. Тогда это будет и качественно, и для родителей не будет такой нагрузки.

Д.Медведев: Хорошо. Давайте это обсудим.

<…>

Брифинг Дмитрия Ливанова и Михаила Абызова

Стенограмма:

Вопрос: Сертификат дошкольника. Не могли бы поподробнее рассказать об этом? И принято ли решение?

М.Абызов: Экспертный совет при Правительстве, подготавливая предложения к сегодняшнему совещанию, исходил из того, что необходимо обеспечить повышенные темпы развития негосударственного сектора, в том числе в такой области, как предоставление дошкольного образования.

Одна из идей, которая предлагалась, – это развитие системы через выпуск специального сертификата дошкольного образования, который бы непосредственно выдавался на руки семье и мог бы использоваться для получения как услуг по образованию, так и услуг по присмотру и уходу в различных учреждениях и государственной формы собственности, и в негосударственном секторе. Это позволит обеспечить, во-первых, более высокое качество, и родители будут сами выбирать, какими учебными заведениями воспользоваться для получения этого государственно гарантированного вида услуг.

Поручение проработать такие предложения Председатель Правительства дал. Я надеюсь, что до конца года мы совместно с Министерством образования и Экспертным советом при Правительстве проанализируем и определим порядок реализации, возможно, в том числе в формате пилотных проектов, о которых сегодня тоже шла речь.

Вопрос: Какая сумма может быть заложена в этот сертификат?

М.Абызов: Мы исходим из того, что этот сертификат будет работоспособен, если он будет полностью покрывать затраты на содержание, присмотр и уход, а также на образовательную услугу. Это, соответственно, в зависимости от региона будет иметь различный параметр, не изменяя размер родительской платы. Это является обязательным условием – сохранение уровня родительской платы, установленного на сегодняшний день регионами.

Вопрос: А кто всё-таки будет получать сертификат, как планируется?

М.Абызов: Те родители, которые будут получать услуги по дошкольному образованию. Одним из базовых условий, чтобы сертификат работал эффективно, является то, чтобы непосредственно уровень предложения и уровень обеспеченности детским дошкольным образованием был близко к 100%. В противном случае этот механизм не будет работать эффективно. Именно на такие параметры мы в следующем году предполагаем выйти во всех регионах России.

Вопрос: Дмитрий Викторович, по поводу очереди в детские сады. Из справки следует, что у нас сейчас 409 тыс. человек в очереди. Как будет ликвидироваться эта очередь?

Д.Ливанов: Наша задача состоит в том, чтобы к 2016 году обеспечить стопроцентную доступность дошкольного образования для детей в возрасте от трёх до семи лет. Когда мы приступали к решению этой задачи в середине 2012 года, количество детей именно этого возраста, которые нуждались в месте в детском саду, превышало миллион человек – было около 1,2 млн. В прошлом году было введено свыше 400 тыс. мест в детских садах, в этом году до конца года мы введём еще 350 тыс. мест и примерно столько же – в 2015 году.

У нас не просто очередь, у нас ещё есть, к счастью, положительная демографическая динамика, то есть с каждым годом примерно на 100 тыс. увеличивается количество детей соответствующего возраста (от трёх до семи лет), поэтому задача очень амбициозная, но все расчёты на сегодняшний день выполнены. Мы знаем, сколько детей будет ходить в детский сад и в конце года, и в следующем году, и все необходимые задачи перед регионами поставлены. Мы из федерального бюджета оказываем помощь и оказываем, естественно, всю необходимую методическую поддержку для решения этой задачи.

Выделить фрагмент