• Анонсы
  • Новости

Новости

17 часов назад
23 июня, четверг

Президент России подписал разработанный Правительством Федеральный закон об исключении участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих из числа субъектов кредитной истории

Федеральный закон от 23 июня 2016 года №211-ФЗ. Проект федерального закона был внесён в Госдуму распоряжением Правительства от 22 марта 2016 года №476-р. Федеральный закон устанавливает, что военнослужащие, которые приобрели жильё в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих за счет средств федерального бюджета, не относятся к субъектам кредитной истории и вправе обратиться в бюро кредитных историй с заявлением об исключении из ранее сформированной кредитной истории информации об обязательствах по займу (кредиту), предоставленному на эти цели.

22 июня, среда
1

Календарь

Июнь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Совещание с торговыми представителями Российской Федерации в иностранных государствах

Д.Медведев: «Недавно мною утверждена новая редакция Положения о торговых представительствах. Готовятся и другие документы, которые посвящены деятельности торгпредств. Мы постарались учесть и ваши пожелания, прислушались к мнению деловых кругов».

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Министра экономического развития Алексея Улюкаева

Сообщение торгового представителя Российской Федерации в Узбекистане Константина Артюшина

Сообщение торгового представителя Российской Федерации в Китае Алексея Груздева

Сообщение торгового представителя Российской Федерации в Германии Андрея Зверева

Стенограмма:

Выступление Дмитрия Медведева на совещании c торговыми представителями Российской Федерации в иностранных государствах

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

В апреле этого года, на коллегии Министерства экономического развития, мы договорились встретиться в таком расширенном формате – с участием торгпредов, членов Правительства. Приглашены и представители бизнеса, и институтов развития. Цель совещания заключается в том, чтобы найти конкретные решения, которые позволят продвигать экономические интересы нашей страны несколько более эффективно, и, конечно, мы обсудим те проблемы, которые есть в деятельности торгпредств.

Д.Медведев: «Общая ситуация такова, что мировая экономика выходит из кризиса. Все страны, в том числе и наши партнёры, ищут любые возможности для восстановления экономики и расширения своих позиций на глобальном рынке. Мы видим и усиление протекционизма, что сказывается, конечно, и на позициях наших производителей, и на наших товарах, на наших компаниях».

Участники совещания

  • PDF

    128Kb

    Список участников совещания с торговыми представителями
    Российской Федерации в иностранных государствах, 23 июля 2014 года

Общая ситуация такова, что мировая экономика выходит из кризиса. Все страны, в том числе и наши партнёры, ищут любые возможности для восстановления экономики и расширения своих позиций на глобальном рынке. Мы видим и усиление протекционизма, что сказывается, конечно, и на позициях наших производителей, и на наших товарах, на наших компаниях. По всей видимости, эта тенденция не будет слабеть.

Сотрудники торговых представительств, которые представляют экономические интересы нашей страны, эти сложности чувствуют и понимают, может быть, лучше, чем кто-либо. Но такова современная глобальная экономика, и нам всем нужно учиться работать в её условиях, тем более что они не являются постоянными, они всё равно меняются, работать, естественно, инициативно, быть в курсе действий наших конкурентов, наших потенциальных партнёров, прогнозировать возможное влияние политических факторов, соответствующим образом выстраивать взаимодействие с российским и местным бизнесом, с двусторонними деловыми советами и, естественно, с посольствами. Большу́ю часть этой работы, действительно, способны выполнить торговые представительства.

Каковы основные задачи сегодня? На чём я хотел бы специально остановиться?

Первое – это наращивание экспорта промышленной продукции. Я думаю, всем ясно почему. Во всём мире несырьевой экспорт за счёт своей высокой добавленной стоимости является одним из главных двигателей экономического роста. Не случайно, что это почти 85% всего мирового экспорта и свыше 15 трлн долларов.

Россия по качеству товарной структуры экспорта серьёзно уступает другим развитым странам. Сырьевые товары всё ещё формируют около половины наших экспортных поставок. Последние год-полтора поставки несырьевых товаров растут быстрее, чем экспорт в целом, что, конечно, само по себе неплохо. Однако наш вклад в мировой оборот несырьевых товаров остаётся весьма незначительным – где-то около 1,5%. Такое положение нас, конечно, не устраивает.

Д.Медведев: «На базе Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, ЭКСАРа так называемого, и Росэксимбанка мы создаём единый институт кредитно-страховой поддержки экспорта – структуру, которая сможет предложить своим клиентам всё необходимое для эффективной работы и соответствующие страховые и кредитные продукты».

Необходимо выстраивать сбалансированную, логичную и эффективную систему поддержки промышленного экспорта, предусмотреть чёткое распределение задач и ответственности и в самое ближайшее время постараться выйти по экспорту несырьевых товаров на темпы, которые опережают динамику международной торговли, то есть не менее 6% в год.

Некоторые элементы этой системы уже созданы. По каким-то направлениям нам нужно принимать дополнительные меры, чтобы убрать дублирующие структуры и организовать поддержку экспорта оптимальным образом.

Главное, что мы все понимаем: нужно обеспечить слаженную и результативную работу всех составляющих. Торговые представительства должны быть плотно интегрированы в эти процессы. Конечно, ваша общая задача – добиваться изменения структуры российского экспорта в те страны, где вы работаете, увеличивать удельный вес машин, оборудования и другой высокотехнологичной и наукоёмкой продукции.

Должно расти и количество экспортёров за счёт привлечения компаний из регионов, а также малых и средних компаний, которыми раньше мы не особенно занимались, да которые и не очень хорошо известны на экспортном рынке. Крупный бизнес так или иначе свои интересы обеспечивает, зачастую даже и без государственного участия, потому что он и есть крупный, а для относительно небольших компаний найти надёжного партнёра или застраховать свои риски на приемлемых условиях – все ещё большая проблема. При необходимости нужно привлекать финансовые институты поддержки, использовать все возможности получения кредитных средств на месте, в стране пребывания, использовать дипломатический и административный ресурсы. Именно так работают наши конкуренты во всём мире.

В этом контексте хотел бы специально упомянуть, что на базе Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, ЭКСАРа так называемого, и Росэксимбанка мы создаём единый институт кредитно-страховой поддержки экспорта – структуру, которая сможет предложить своим клиентам всё необходимое для эффективной работы и соответствующие страховые и кредитные продукты. Многие из них специально разрабатываются с учётом потребностей малого и среднего бизнеса.

Нам важно не только заниматься продвижением готовой продукции, но и искать перспективных партнёров для отечественных предприятий. Сегодня нельзя всерьёз рассчитывать на успешную работу на внешних рынках без передовых технологий, без качественных и конкурентоспособных по цене комплектующих. Производственный процесс, создание добавленной стоимости, естественно, являются международными, и задача торговых представительств в том, чтобы помочь нашим предприятиям эффективно встроиться в эти глобальные производственные цепочки.

Конечно, здесь нужно смотреть, кто именно владеет технологиями или контролирует те или иные рынки сбыта, анализировать риски, которые связаны с использованием иностранных поставщиков. В общем, это понятно. Часть таких рисков сейчас появилась и у нас, например в оборонно-промышленном комплексе в связи с ухудшением ситуации на Украине.

Второе, о чём мне хотелось бы сказать, – это защита интересов российских компаний.

Любые случаи дискриминации необходимо тщательно отслеживать, по возможности прогнозировать подобные действия и жёстко отстаивать наши законные интересы, разъяснять смысл принимаемых нами ответных мер и причины их введения.

Мы не можем допустить, что кто-то поддерживает свою экономику за наш счёт или нам в ущерб, а также (что сегодня тоже происходит) маскирует протекционистские меры в интересах совершенно определённых компаний под санкции. К тому же делает это в противоречие со своими обязательствами – обязательствами, которые каждая страна принимала на себя при вступлении в ВТО.

Относительно недавно в Санкт-Петербурге (это было в июне на международном юридическом форуме) я уже говорил: у России, как и у любой другой страны – участницы ВТО, есть право использовать механизмы этой организации для защиты своих интересов. Тем более что вступление в ВТО далось нам очень и очень непросто. И этим правом мы должны научиться пользоваться в полном объёме. Пока, надо признаться честно, мы этим инструментом не владеем как следует. Важно, чтобы бизнес на деле почувствовал, что торговые представительства, Министерство экономического развития, Правительство в целом готовы защищать его интересы и использовать для этого все законные инструменты, подчёркиваю: все законные инструменты.

Д.Медведев: «В серьёзном обновлении нуждается работа с иностранными инвесторами. Россия заинтересована в долгосрочных и качественных инвестициях, в реализации проектов, связанных с трансфертом новых технологий, созданием современных эффективных производств. Для любого инвестора совместный проект с участием государства, институтов развития, крупных российских компаний гораздо привлекательнее, чем просто одностороннее финансирование».

Выступление на совещании с торговыми представителями Российской Федерации в иностранных государствах

Третье, о чём хотел бы сказать. В серьёзном обновлении нуждается работа с иностранными инвесторами. Россия заинтересована в долгосрочных и качественных инвестициях, в реализации проектов, связанных с трансфертом новых технологий, созданием современных эффективных производств. Для любого инвестора совместный проект с участием государства, институтов развития, крупных российских компаний гораздо привлекательнее, чем просто одностороннее финансирование. Мы это понимаем и готовы такие условия нашим будущим партнёрам предлагать. Нужно, чтобы наши намерения были известны и чтобы они правильно воспринимались в тех странах, где вы работаете.

Бо́льшая часть прямых иностранных инвестиций в нашу экономику по-прежнему сконцентрирована в Москве и Петербурге. Зона внимания инвесторов изначально ограничивается нашими двумя столицами во многом потому, что они мало знают о возможностях других, кстати, не  менее перспективных российских регионов, соответственно, не могут правильным образом оценить их потенциал. Нужно показать инвесторам эти возможности и преимущества. Здесь важны и визиты региональных делегаций, и презентации, но оценивать, конечно, эффективность мы будем по объёмам привлечённых инвестиций и количеству подписанных контрактов.

Информации о том, что делается в нашей стране для улучшения предпринимательского климата, должно быть значительно больше. Недавно на заседании Правительства мы обсуждали эту тему применительно к проектам по освоению труднодоступных месторождений углеводородов. Могу сказать, что налоговые и таможенные условия для проектов на российском континентальном шельфе одни из самых комфортных в мире, но мы об этом мало говорим.

Д.Медведев: «Дальневосточным регионам с участием торгпредств нужно сформировать пакет перспективных региональных проектов для инвесторов из азиатских стран».

Серьёзные налоговые льготы установлены и для приоритетных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Дальневосточным регионам с участием торгпредств нужно сформировать пакет перспективных региональных проектов для инвесторов из азиатских стран. Хочу подчеркнуть, мы об этом специально говорили на одном из совещаний, которое было в мае: взаимодействие с Азиатско-Тихоокеанским регионом для нас сейчас ключевой приоритет. Сегодня нам буквально необходим прорыв на этом направлении, который позволит преодолеть многие технологические и экономические ограничения для устойчивого роста.

Ещё одна возможность для зарубежных компаний – это объединённый рынок трёх государств, России, Белоруссии и Казахстана. Начиная с 2015 года, с созданием Евразийского экономического союза, будет обеспечена свобода движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. С точки зрения бизнеса это экономическое пространство, где за счёт единых правил и стандартов можно существенно снизить свои издержки. Запуская свой бизнес в России, инвестор получает право использовать конкурентные преимущества любой из трёх стран. Конечно, предстоит сделать ещё очень многое, и Евразийский экономический союз должен полностью раскрыть заложенный в нём интеграционный потенциал. Это, кстати, одна из задач наших торговых представительств в Минске и Астане. В любом случае эти долгосрочные перспективы нужно продвигать более активно.

Информационная работа должна быть более гибкой и энергичной. Новый облик торговых представительств, о котором много говорится в последнее время, подразумевает совершенно другой уровень открытости и присутствия в информационной составляющей или в информационном пространстве страны пребывания. Больше половины торговых представительств уже работает в социальных сетях, имеет собственные интернет-ресурсы, а должны, конечно, иметь все, и этим нужно заняться.

Д.Медведев: «Масштабные региональные рынки, совместные инвестиционные фонды, институты развития с самым широким числом участников – это лучшая защита от глобальных экономических потрясений. Все в мире с каждым годом понимают это всё больше. Такой дополнительной страховкой для экономики нам пренебрегать не стоит».

Такой переход к реальной коммуникации – это самый короткий путь к сердцу клиента. Главное, чтобы реальные коммуникации приносили отдачу, повышали доверие российского и зарубежного бизнеса к услугам торговых представительств. Хочу отдельно отметить: заполнение этого информационного вакуума, который был, стало гораздо активнее идти после нашей беседы в апреле.

Масштабные региональные рынки, совместные инвестиционные фонды, институты развития с самым широким числом участников – это лучшая защита от глобальных экономических потрясений. Все в мире с каждым годом понимают это всё больше. Такой дополнительной страховкой для экономики нам пренебрегать не стоит.

Хороший пример – динамичное развитие сотрудничества в рамках БРИКС. О договорённостях, которые достигнуты в Бразилии, вы, я думаю, знаете, некоторые принимали участие в этих переговорах. Председательство в этой организации переходит к России, также как и председательство в Шанхайской организации сотрудничества. Безусловно, мы должны предложить партнёрам содержательную экономическую повестку. Центральному аппарату министерства вместе с загранпредставительствами, с коллегами из Министерства иностранных дел, других министерств нужно предметно подумать над всем этим, привлечь экспертов, Торгово-промышленную палату, РСПП, другие организации, которые представляют интересы деловых кругов.

Вместе с нашими партнёрами из Белоруссии и Казахстана мы готовы к расширению Таможенного союза, готовы и к созданию зон свободной торговли, в том числе в формате «свободная торговля плюс», как с отдельными государствами, так и с региональными объединениями, в том числе и в Европе.

Нужно прямо сказать, что, действительно, украинский кризис значительно осложнил наши отношения с Евросоюзом. Иногда эти события называют водоразделом между прошлым и будущим Европы. Для нашей страны это не так, мы по-прежнему нацелены на взаимовыгодное сотрудничество. Евросоюз ещё долгое время будет для нас основным торговым партнёром. Существенная часть энергобаланса Европы зависит от поставок энергоресурсов из нашей страны, и мы дорожим репутацией надёжного поставщика, но мы должны быть уверены, что наши экономические интересы будут обеспечены должным образом. Говорю об этом в связи с тем, что были подписаны соглашения об ассоциации с Евросоюзом Молдовой и Украиной – странами, которые одновременно участвуют в договоре о зоне свободной торговли в СНГ.

Д.Медведев: «Вместе с нашими партнёрами из Белоруссии и Казахстана мы готовы к расширению Таможенного союза, готовы и к созданию зон свободной торговли, в том числе в формате "свободная торговля плюс", как с отдельными государствами, так и с региональными объединениями, в том числе и в Европе».

Мы объективно оцениваем негативные последствия таких решений для нашей экономики. Считаем эти риски достаточно серьёзными, особенно в том, что касается технического регулирования, стандартов, санитарного и фитосанитарного контроля. Именно поэтому мы ведём консультации с Евросоюзом, с партнёрами по Таможенному союзу и по СНГ и будем вынуждены при определённой ситуации вводить защитные меры.

Выступление на совещании с торговыми представителями Российской Федерации в иностранных государствах

Мы настроены активно работать на разных рынках (хотел бы ещё раз это подчеркнуть) со всеми, кто готов с нами сотрудничать на условиях равноправия и взаимной выгоды. Но по объективным причинам (ещё раз хотел бы об этом сказать) наиболее перспективными для инвестиционного сотрудничества наряду с Азиатско-Тихоокеанским регионом становятся страны Латинской Америки и Африки. Здесь же формируется и целевая аудитория для наращивания поставок российского оборудования, авиатехники, других промышленных товаров.

Конечно, ни на одном рынке нас не ждут с распростёртыми объятиями, такова специфика экономической жизни. Но ждут выгодных коммерческих предложений, и нужно подстраиваться под эти рынки – и организационно, и в плане мер поддержки, быть готовыми при необходимости менять и географическую структуру торговых представительств.

Уважаемые коллеги! У внешнеторговых представительств нашего государства богатая история. Ещё при Петре I предписывалось «содержать прилежную корреспонденцию» при иностранных дворах, следить за изменением пошлин и цен на иностранные товары. В советские времена торговые представительства были инструментом централизованной внешнеэкономической политики в условиях монополии внешней торговли. Но даже в самые сложные времена – в период преодоления блокады России после революции, во время холодной войны – они оставались связующим звеном с зарубежными экономиками. В объёме экономического сотрудничества, который мы имеем сегодня, несмотря на все политические ограничители, вклад торговых представительств вполне значительный, и это тот результат, который мы не должны потерять. Поэтому обращаюсь к вам: нам очень важно сохранить достигнутый уровень торгово-экономических отношений, развивать связи с другими деловыми кругами, которые к этому готовы. У нас есть достаточно ясные сигналы, что европейские и американские компании намерены продолжать работу с российскими партнёрами. Сейчас самое время использовать неполитические форматы, обратить особое внимание, как я уже говорил, на малый и средний бизнес, который, как правило, менее политизирован и может быть заинтересован в большей степени в сотрудничестве с нами по таким направлениям, как, например, технологическая кооперация, поставки в Россию современного оборудования, создание совместных предприятий.

Почти два года назад началась реформа торговых представительств (здесь сидят авторы этой затеи), для того чтобы сделать их работу более чёткой и целенаправленной. Надеюсь, что сейчас это происходит. Как мне показывает мой опыт… Чего я только не слышал в бытность работы на различных должностях о том, что нам делать с торгпредствами. Начиналось всё с того, что приходил министр и говорил: «Давайте их все закроем». Но мы этого не сделали и не сделаем, поэтому нам нужно ориентироваться на будущее. Конечно, страны, в которых вы работаете, очень разные, и не везде все направления одинаково развиваются, поэтому очень важно объективно оценивать перспективы развития на местном рынке, делать это с нашим бизнесом, с учётом всех факторов решать и вопрос о количестве самих торговых представительств. Там, где это нужно объективно, открывать новые или воссоздавать торгпредства, как мы это сделали в ЮАР или на Кубе.

Что касается ресурсного и кадрового укрепления торговых представительств, они должны получить адекватную поддержку и средствами, и людьми. Указ Президента, который подписан совсем недавно, устанавливает новый статус торгового представителя, я вас с этим всех поздравляю. Речь идёт о переводе этой должности в высшую группу должностей государственной гражданской службы и, конечно, о соответствующем повышении должностного оклада.

Недавно мною утверждена новая редакция Положения о торговых представительствах. Готовятся и другие документы, которые посвящены деятельности торгпредств. Мы постарались учесть и ваши пожелания, прислушались к мнению деловых кругов. Все эти новации отражают потребности сегодняшнего дня, и, надеюсь, позволят вам выполнить те задачи, о которых я сейчас говорил.

Задачи эти, ещё раз хотел бы сказать, очень масштабные. Соответственно, спрос тоже должен возрастать. Напомню, решение о назначении торговых представителей принимается лично Председателем Правительства и подразумевает не только новый статус и привилегии, но и значительный объём ответственности. Вот на это я хотел бы вас нацелить.

Д.Медведев: «Недавно мною утверждена новая редакция Положения о торговых представительствах. Готовятся и другие документы, которые посвящены деятельности торгпредств. Мы постарались учесть и ваши пожелания, прислушались к мнению деловых кругов».

Я уверен, что все мы хотим, чтобы система торгпредств стала сильным, эффективным и постоянно развивающимся механизмом, который нужен нашей стране для отстаивания своих интересов, для налаживания взаимовыгодного сотрудничества с новыми партнёрами и для стабильного развития и уверенности в будущем. Рассчитываю, что все эти идеи воплотятся в тех решениях, которые будут приняты по итогам нашего совещания.

Теперь передаю слово министру. Алексей Валентинович (обращаясь к А.Улюкаеву), дорожную карту, как вы сказали, я обрисовал. Пожалуйста.

Доклад главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева на совещании с торговыми представителями Российской Федерации в иностранных государствах

А.Улюкаев: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, друзья! Как сказал во вступительном слове Председатель Правительства, работа по активизации несырьевого экспорта – это мощный драйвер, мощный двигатель экономического роста. Так не только в России, так во всём мире. Несколько дней назад состоялась министерская конференция министров экономики и торговли стран «большой двадцатки». В центре обсуждения была проблема национальной стратегии торговли как средства выхода на дополнительный глобальный рост на уровне 2% ВВП.

Чрезвычайно амбициозная задача, которая занимает людей, политиков, экономистов во всех уголках земного шара. И у нас, мне кажется, есть стержень такой национальной стратегии, это есть наша «дорожная карта» – программа развития несырьевого экспорта. Она, конечно, сочетается, должна сочетаться с нашими стратегиями в ВТО, с нашими отраслевыми стратегиями, но она в центре. Она предполагает рост на 6% объёмов этого экспорта ежегодно. Это довольно амбициозная задача, это означает, что мы собираемся прирастать темпами больше, чем мировая торговля целом, и уж существенно больше, чем мировой экономический рост.

Кстати говоря, в этом году мы пока имеем довольно скромный, но всё-таки положительный результат. У нас за пять месяцев рост примерно 2% несырьевого экспорта, но это весь рост нашего экспорта в целом. Видимо, такая тенденция сохранится и в обозримом будущем. Весь прирост нашего экспорта будет обеспечиваться несырьевым. Это ставит большие задачи в области финансовых инструментов, организационных, и институциональная основа – а это и есть система торгпредств – здесь чрезвычайно важна. Мы должны найти верные ответы на те вызовы, которые сейчас перед нами ставит мировая экономика и мировое развитие, и правильно сконцентрироваться на основных направлениях.

Что это за основные направления? С точки зрения субъекта это прежде всего крупный и среднекрупный бизнес, который больше всего нуждается в информационном, логистическом, правовом информационном сопровождении. С точки зрения стран присутствия я бы выделил три структурных блока.

Во-первых, это развивающиеся страны с растущими рынками. Здесь мы вполне конкурентоспособны по соотношению цена – качество по большинству видов нашей товарной продукции, промышленной продукции, сельскохозяйственной продукции, и мы должны более активно вводить новые компании на этот рынок.

Второе – это развитые экономики. Здесь у нас другая задача – максимально обеспечивать в нынешних очень сложных условиях, условиях риска санкций и даже материализации этого риска, содействие трансферту технологий, привлечению инвестиций и локализации в России современных высокотехнологичных производств.

Третий блок – это работа в странах, где высока степень административного влияния на экономику, где жёсткое регулирование, и там без сопровождения торгпредств в принципе бизнесу работать чрезвычайно трудно, а подчас и невозможно. И здесь мы тоже должны набирать соответствующие очки. А у нас вот уже почти два года как действует концепция нового облика торгпредств. Новый облик – это попросту бизнес-ориентированность, это преобразование торгпредств в сервисные центры, которые оказывают обществу, бизнесу полезную услугу сопровождения, вывода его на новые рынки и поддержки его в тех случаях, когда эта поддержка необходима.

Работа у нас строилась и строится по четырём базовым направлениям.

Во-первых, мы ввели систему планирования (у нас разработаны страновые планы действий – это 51 страна с таким планом действий), куда мы включаем работу по продвижению конкретных компаний на конкретные рынки.

Второе – это проектный подход. У нас разработаны паспорта внешнеэкономических проектов, и такого рода соглашения между торгпредством, министерством и бизнесом и представителем региона заключаются. У нас сейчас 283 такого рода паспорта в работе, которые охватывают 53 страны мира, и портфель этих проектов – примерно 25 млрд долларов. Здесь участвуют наши компании крупного и среднего бизнеса, здесь участвуют наши финансовые институты развития, Внешэкономбанк, ЭКСАР, и мы уже начинаем получать результат этой деятельности.

А.Улюкаев: «Мы ввели систему планирования (у нас разработаны страновые планы действий – это 51 страна с таким планом действий), куда мы включаем работу по продвижению конкретных компаний на конкретные рынки».

Третье – это бизнес-миссии, которые мы сейчас направляем в разные регионы в большом объёме. У нас 2013 год – это 33 бизнес-миссии в 20 стран, по результатам которых у нас есть десятки заключённых контрактов, десятки оформленных сделок, соглашений с нашими партнёрами. В этом году мы направляем 42 бизнес-миссии в 28 стран мира и также рассчитываем на то, что объём заключаемых сделок, контрактов будет по крайне мере не меньше, а надеемся, что больше, чем в прошлом году.

Кадровая работа. Мы добиваемся роста качественных характеристик наших торгпредов, это возрастные характеристики, это образовательные характеристики, это профессиональные характеристики и это мотивационный аспект нашей работы.

Мы внедряем систему целей (таргетов) и систему соответствующих коэффициентов оценки деятельности торгпредств, которая является основой для дальнейшей карьеры или для материального стимулирования. Мы сейчас входим во вторую стадию нашего реформирования: переходим от пилотных проектов к более систематической работе по всему качеству работы наших торгпредств. И здесь действительно очень важна нормативная база. Дмитрий Анатольевич упомянул новое положение о торгпредстве, недавно подписанное и принятое, которое даёт нам очень большие возможности, которое материализует наш проектный подход, наши возможности привлечения к работе в торгпредствах представителей бизнеса, представителей институтов развития, представителей федеральных органов исполнительной власти и представителей российских регионов, что означает качественно иную, не бюрократическую, а более бизнес-ориентированную повестку всей этой работы.

Мы нацелены на серьёзное изменение географии присутствия, ориентируя структуру торгпредств в большей степени на те регионы, где выше динамика экономического роста, где больше возможностей для продвижения нашего экспорта, нашего инвестиционного присутствия, воздействия на рост экономики. И в этом смысле важно и создание новых торгпредств, о двух из них Дмитрий Анатольевич упомянул, – это Куба и Южная Африка. Мы ставим вопросы по Сингапуру, Венесуэле, Монголии, Нигерии, Объединённым Арабским Эмиратам. В разной степени продвинутости эта работа есть, по некоторым из них мы уже в скором времени тоже материализуем это в создание организации торгпредств.

Хотели бы пойти также и по такому направлению, как, так сказать, торгрпредство по совместительству, когда торгпред может возглавлять торгпредство в двух или более странах пребывания. Это особенно важно там, где не такой большой торговый оборот и где издержки по поддержанию полноценного торгпредства, наверное, были бы затруднительны, но где присутствие для нашего бизнеса всё-таки очень важно.

Мы должны поработать над улучшением мотивационной основы труда торгпредов и работников торгпредств, имея в виду, что положение закладывает о торгпредстве такие возможности. Но, видимо, нам нужны дополнительные нормативно-правовые изменения, которые увеличили бы долю материального стимулирования, связанного с результатами работы, которые позволяли бы по-иному контрактовать сотрудников торгрпредств, при необходимости, если не показывается качественная работа и выполнение заявленных целей, расторгать эти контракты и обеспечивать более эффективную ротацию кадров.

Конечно, чрезвычайно важен должностной статус торгпреда. И здесь важна и зарплата, и иные материальные обстоятельства, связанные с транспортом, связанные с другими вещами, но важна и самооценка. Это очень сильный мотивирующий механизм, как мне кажется. Мы с вами должны должным образом это оценить, и я хочу от всех нас поблагодарить и Президента Российской Федерации, и Председателя Правительства. Долгий путь этот указ прошёл, непростой, но он подписан. И давайте, получив такую высокую оценку и высокий стимул, соответствующим образом ответим на эту работу.

Совещание с торговыми представителями Российской Федерации в иностранных государствах

И последнее, о чём я хотел сейчас сказать. Всё-таки что же мы хотим иметь на выходе этой непростой, этапной работы по преобразованию наших торгпредств? С моей точки зрения, это должна быть достаточно сложная организационная логистическая структура, состоящая из трёх блоков. Центр этого блока – это, собственно говоря, торгпред и работники торгпредств, которые являются государственными служащими, которые реализуют свою карьеру в федеральных органах исполнительной власти и в торгпредствах, которые занимаются анализом, сбором информации, представительством интересов нашего бизнеса в соответствующих властных кругах страны пребывания, обеспечивают разного рода двусторонние форматы, в том числе работу межправкомиссий и так далее.

Рядом с ними, вокруг них работают представители ассоциаций бизнеса или непосредственно компаний, которые заинтересованы в данных рынках в данной стране, в данных инвестициях, представители соответствующих регионов и представители наших органов исполнительной власти. Я хочу сказать, что мы подписали соглашение с Минсельхозом о том, что представители Минсельхоза будут на этом направлении работать, и мы в близкое время уже отберём этих работников для наших торгпредств.

А.Улюкаев: «В этом году мы направляем 42 бизнес-миссии в 28 стран мира и также рассчитываем на то, что объём заключаемых сделок, контрактов будет по крайне мере не меньше, а надеемся, что больше, чем в прошлом году».

Сейчас ряд регионов уже представлены в наших торгпредствах, скажем, Ульяновская область. У нас представители «Росатома» работают в торгпредстве, ЭКСАРа, других наших институтов развития. Но это должно быть не эпизодическим присутствием, а постоянным, в большом объёме.

И наконец, третье – это создание рядом с торгпредствами, под их эгидой, в тесном контакте с ними специальных центров по развитию отраслевого, инвестиционного сотрудничества, которые бы работали на более бизнесовых началах, которые фондировались бы за счёт соответствующих контрактов и договоров с нашим бизнесом, которые по его заявке, по его требованию обеспечивали бы эти возможности. Я думаю, что у нас непростые, очень серьёзные задачи и с точки зрения институтов, и с точки зрения профессиональных требований, с точки зрения структур, а самое главное – с точки зрения правильного позиционирования всей нашей деятельности, учёта интересов российского бизнеса, учёта тех узких мест, которые есть сейчас у нас с точки зрения нашего экономического развития, для того чтобы достойно на эти вызовы ответить. Спасибо.

Дмитрий Анатольевич, с Вашего позволения мы приступим к дискуссии, к обсуждению. Для начала мы послушаем нескольких наших торгпредов, которые представляют значимые «кусты» стран пребывания. Давайте, если можно, начнём с Артюшина Константина Викторовича, который все эти годы работал в Узбекистане, непростое место работы, но сейчас он завершает свою миссию там и будет переориентирован на тоже важный и существенный участок – на работу в Белоруссии. Пожалуйста.

К.Артюшин (торговый представитель Российской Федерации в Узбекистане): Спасибо большое, Алексей Валентинович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Торгпредства в странах СНГ, при всей условности сравнений, работают под воздействием в целом схожих факторов, определяющих, собственно говоря, содержание и основные направления нашей работы по поддержке российских компаний, выходящих на рынок этих стран.

С одной стороны, безусловно, положительным фактором является в целом неутраченная общность технологической базы, единая инженерная школа, русский язык как средство коммуникации – всё это, безусловно, плюсы, и это потенциал нашего экспорта, причём экспорта несырьевого. Так, по Узбекистану доля продукции с высокой и значительной степенью переработки в нашем по году 2 млрд экспорте в эту страну составляет до двух третьих, тогда как сырьевые товары – не более 20%.

С другой стороны, в этих странах, не только в этих странах, но и в целом в Азии во многих странах весьма высока регулятивная функция государства. Государства, особенно там, где существует, сохранён и развивается институт национальных производителей, достаточно жёстко контролируют особенно внешнюю торговлю, применяются достаточно жёсткие и весьма виртуозные, я бы сказал так, меры защиты рынка, и это определяет нашу позицию. Когда точка принятия решения во многих случаях располагается выше возможностей российских компаний, которые выходят на рынок, для нас первичной задачей является проинформировать компании об этой специфике, дать им возможность, что называется, попасть в формат, показать развилки и сделать всё возможное, чтобы они избежали сложностей, потому что те привычные рыночные маркеры, по которым они привыкли работать, работают в специфических условиях весьма специфично и часто дают просто искажённую картину, поэтому мы и пытаемся на стартовом этапе работать на опережение. Мы, к примеру, в Узбекистане приходим на выставки и стараемся все российские компании, которые приехали и пытаются выйти на рынки, каким-то образом сориентировать, провести с ними беседу, показать им эти развилки, грубо говоря, дать возможность более плавного, более безболезненного входа на рынок.

К.Артюшин: «Наиболее эффективно работают кластерные делегации, организованные региональными администрациями в тесном взаимодействии с региональными торгово-промышленными палатами и с созданными региональными центрами поддержки экспорта».

Тут уместно сказать, что, конечно же, большинство российских компаний, вновь приходящих на рынок стран СНГ, – это как раз региональные компании. С Узбекистаном, к примеру, работают компании более чем из 70 регионов Российской Федерации. Особенно много предприятий из Поволжья, Сибири, Урала, это определяется и спецификой логистики, и, собственно говоря, структурой промышленности этих регионов. Это не всегда крупный бизнес. Хотя мы, конечно же, работаем и с такими лидерами отраслей экономики, как АвтоВАЗ, «Интер РАО», «Аэрофлот», «Трансаэро», но чаще всего это компании средние, у которых небольшой рекламный бюджет, у которых в штате нет профессиональных аналитиков, не всегда есть маркетологи и точно не всегда есть финансовые специалисты, которые необходимы для уменьшения финансовых рисков. Так вот, на первом этапе мы, как правило, берём оферты этих компаний, иногда вместе с ними помогаем их создать, для того чтобы они были в приемлемой для местного рынка форме, и эти оферты направляем потенциальным потребителям, используя в том числе рутинные бюрократические механизмы. Как официальный орган мы стараемся получить реакцию на предложение российских компаний, и когда мы видим хотя бы малейшую искорку интереса, мы сразу же начинаем разговор о том, чтобы провести презентацию этой компании, получить для неё приглашение для участия в тендере. Таким образом, буквально в ручном режиме приводим компанию на рынок. Безусловно, роль торгпредства как официального органа, изначально ориентированного на защиту экономических интересов российской компании, существенна. В том случае, когда у нас возникают проблемы в период исполнения контракта, здесь мы тоже сначала стараемся в ручном режиме – на экспертном уровне попробовать эту проблему разрешить. Если не получается, готовим соответствующие материалы для того, чтобы было более высокого уровня обращение – обращение посольства, сопредседателя межправкомиссии и так далее.

Ещё один момент. Как показывает практика нашей работы, только за последние полтора года мы в Узбекистане провели 19 плановых наших бизнес-миссий и достаточно большое количество стихийных бизнес-миссий, связанных с приездом делегаций российских компаний.

Наиболее эффективно работают кластерные делегации, организованные региональными администрациями в тесном взаимодействии с региональными торгово-промышленными палатами и с созданными региональными центрами поддержки экспорта. Когда это сочетание профессионализма – торгово-промышленной палаты, ресурса административного (администраций) и, собственно говоря, ресурсов министерства, получаются достаточно интересные варианты. И ни одна из этих делегаций, сформированных таким образом, не была прогулочной, они закончились конкретными действиями, конкретными предложениями.

Так, в прошлом году мы принимали таким образом делегации из Саратовской области, Татарстана, в этом году – Башкортостана, Пензенской области. И я так понимаю, что до конца года перечень будет продолжен.

И в заключение хотел бы сказать, что по мере развития интеграционных процессов, в том числе в рамках Евразийского экономического союза, полагаю, что вот эти навыки торговых представительств, наработанные прежде всего по поиску вариантов входа на рынок, по поиску вариантов кооперации будут ещё больше востребованы просто за счёт того, что большее количество российских компаний, которые ранее не занимались внешнеэкономической деятельностью, будут искать для себя новые рынки и, конечно же, для них это тоже будет внове. Спасибо.

А.Улюкаев: Спасибо большое. Два месяца назад в Правительстве было совещание, посвящённое обсуждению нашего присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе, активизации его. В центре этой работы – конечно, работа с нашими партнёрами из Китайской Народной Республики, поэтому я хочу предоставить слово нашему торгпреду в Китае Алексею Владимировичу Груздеву. Пожалуйста.

А.Груздев (торговый представитель Российской Федерации в Китае): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания! В 2013 году Китайская Народная Республика, крупнейшая развивающаяся страна мира, стала ведущей торговой державой, опередив по объёму товарооборота традиционного лидера – Соединённые Штаты Америки. Для более чем 120 государств мира Китай является основным торговым партнёром, с 2010 года занимает первую строчку в рейтинге ключевых торговых партнёров Российской Федерации. В 2013 году объём двусторонней торговли приблизился к 90 млрд долларов. В текущем году продолжится уверенный рост российского экспорта в Китай, составив 14,8%. Отмечается позитивная динамика и в нашей торговле с другими странами Азиатского региона, в частности с Малайзией, Вьетнамом, Южной Кореей, Таиландом, Сингапуром.

Наблюдаемое в последнее время проявление жёсткого политического давления на Россию со стороны Запада, всё чаще переходящее в экономическую площадь и сопровождающееся нерыночными методами конкурентной борьбы, как представляется, диктует необходимость более тесного торгово-экономического взаимодействия с развивающимися странами АТР.

А.Груздев: «В 2013 году Китайская Народная Республика, крупнейшая развивающаяся страна мира, стала ведущей торговой державой, опередив по объёму товарооборота традиционного лидера – Соединённые Штаты Америки. Для более чем 120 государств мира Китай является основным торговым партнёром, с 2010 года занимает первую строчку в рейтинге ключевых торговых партнёров Российской Федерации. В 2013 году объём двусторонней торговли приблизился к 90 млрд долларов».

На фоне замедления экономического развития в мире, фактической стагнации в Европе развивающиеся страны Азии демонстрируют наиболее позитивные показатели. В 2013 году темпы роста в среднем по региону составили 5% ВВП.

Динамичное развитие региона обеспечивает устойчивый спрос на традиционные статьи нашего экспорта. Вместе с тем формируется потенциальная ниша и для российской высокотехнологичной продукции. Потребность в таких товарах обусловлена самой задачей инновационного развития этих стран, переходом от экстенсивной к интенсивной модели развития. Перспективными направлениями в углублении взаимодействия с азиатскими странами видится сельское хозяйство, химическая промышленность, гражданское авиа- и судостроение, фармацевтика, биотехнологии, связь и телекоммуникации. Заслуживают внимания и проекты по разработке месторождений полезных ископаемых, и создание инфраструктуры с сопутствующими поставками российской техники.

На фоне быстрого экономического роста азиатских экономик не менее актуальной видится и сфера так называемых зелёных технологий. При этом очевидно, что работа на рынках развивающихся стран сопряжена с серьёзной конкуренцией, как внутрирегиональной, так и со стороны США и Евросоюза.

А.Груздев: «На фоне замедления экономического развития в мире, фактической стагнации в Европе развивающиеся страны Азии демонстрируют наиболее позитивные показатели. В 2013 году темпы роста в среднем по региону составили 5% ВВП».

За годы успешных экономических реформ и устойчивого развития азиатские страны превратились в весьма прагматичных партнёров, развивающих многовекторные, многополярные торгово-экономические отношения. В этой связи может быть интересен опыт Китая, активно участвующего в интеграционных процессах в Азии и реализующего практику заключения соглашений о свободной торговле, позволяющих, с одной стороны, расширить доступ китайских товаров на внешние рынки, а с другой стороны, получить более льготные условия для приобретения товаров, в которых заинтересована китайская экономика. Конечно, этот опыт не может быть напрямую заимствован нами в силу различной структуры экспорта и требует тщательного анализа на предмет потенциальных рисков для отраслей российской экономики. Соответствующая работа уже ведётся в рамках специальных исследовательских групп.

Более широкое применение практики использования национальных валют во взаимных расчётах также может содействовать дальнейшему укреплению экономических связей со странами Азии.

Одним из действенных механизмов продвижения товаров и технологий, несомненно, является выставочно-ярмарочная деятельность. Её активизация будет способствовать росту узнаваемости российских брендов, подтверждать серьёзность намерений нашего бизнеса к долгосрочному сотрудничеству со странами региона. В этой связи представляется целесообразным тиражировать позитивный опыт проведения российско-китайского «ЭКСПО» – первого международного выставочного мероприятия, организованного двумя странами в качестве полноправных партнёров в конце июня сего года в Харбине.

Азиатские страны, в частности Китай, Малайзия, Сингапур, Индия, как представляется, могли бы в определённой степени содействовать решению Россией задачи по импортозамещению путём частичной переориентации нашего технологического сотрудничества с Запада на Восток.

Развивающиеся страны за последние годы благодаря тесному взаимодействию с США, Евросоюзом, а также существенному увеличению финансовых вложений в научные исследования создали большой задел для инновационного развития, сформировали достаточно солидный банк современных технологий.

Применительно к взаимодействию с Китаем одной из новых форм сотрудничества могло бы стать создание приграничных промышленных индустриальных парков с последующим механизмом вывоза части производимой продукции в КНР. Активизировавшаяся работа по модернизации погранпереходов, повышению их пропускной способности должна повысить рентабельность такого взаимодействия.

Другим новым направлением сотрудничества могли бы стать совместная переработка и производство на территории России продукции с высокой добавленной стоимостью для последующего экспорта в страны и регионы, где Китай традиционно имеет сильные позиции.

Говоря о месте и роли торгпредств в системе ВЭД (внешнеэкономическая деятельность), хотелось бы отметить, что, находясь в стране пребывания и владея ситуацией изнутри, они призваны стать своеобразным проводником для российского бизнеса на зарубежные рынки, предоставляя комплексные услуги под ключ, начиная с первичного анализа рынка, содействия в разработке тактики выхода на этот рынок и вплоть до сопровождения переговорного процесса и последующего исполнения контракта.

В своей работе мы плотно взаимодействуем с нашими посольствами, благодаря чему формируется взаимодополняющая система поддержки российских экспортёров на политическом, экономическом и оперативном уровнях. При этом возможности торгпредства весьма востребованы малым и средним бизнесом, зачастую не обладающим мощным аппаратом для продвижения своей продукции на рынке.

Страны Азии традиционно отличает сильное взаимопроникновение государства и бизнеса. Оценивая своего потенциального партнёра, азиатские предприниматели внимательно анализируют, кто за ним стоит. В этих условиях, как видится, сопровождение торгпредством деятельности российских компаний может дать контрагентам определённый важный сигнал: поддерживается государством.

Весьма востребована российскими компаниями и юридическая поддержка, оказываемая торгпредствами на всех стадиях построения бизнеса, это и проверка деловой репутации потенциального партнёра, и содействие в составлении контракта, формализация отдельных его статей в соответствии с национальным законодательством, и – к сожалению, иногда это бывает – досудебное урегулирование споров.

Торгпредства выполняют и своего рода просветительскую функцию в стране пребывания, популяризируя идею сотрудничества с Россией, организуют для местных деловых кругов семинары и круглые столы, посвящённые инвестиционным и кооперационным возможностям России, особенностям ведения бизнеса в нашей стране. Недавно одобренные изменения в положение о торговом представительстве, как представляется, позволят дополнительно укрепить кадровый состав и повысить компетенцию торгпредств за счёт представителей других федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, государственных организаций. Спасибо за внимание.

А.Улюкаев: Спасибо. Ведущим торговым инвестиционным партнёром у нас остаётся Европа, Европейский союз, а в нём первое место – это Германия, давний наш партнёр, и даже в нынешние непростые времена активно развивается наше сотрудничество. Хочу предоставить слово торгпреду в Германии Андрею Викторовичу Звереву. Пожалуйста.

А.Зверев (торговый представитель Российской Федерации в Германии): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые Игорь Иванович, Андрей Рэмович, Алексей Валентинович! Уважаемые коллеги! Я хотел бы вначале дать короткую историческую справку. Может быть, многие мои коллеги помнят, что именно в августе 1986 года (это 28 лет назад) было принято постановление правительства ещё СССР о реорганизации деятельности во внешнеэкономическом секторе, когда субъектам хозяйственной деятельности было предоставлено право самостоятельно осуществлять внешнеэкономические связи, иметь валютные счета и осуществлять торговлю.

За эти 28 лет торговые представительства прошли, я бы сказал, нелёгкий путь реформирования, реорганизации, поиска своего места, порой мучительного, и сейчас, по истечении вот этого достаточно длительного периода времени, мы видим, что всё-таки, как я считаю, это место найдено. То, что мы называем работой торговых представительств в новых условиях, когда мы приобретаем сейчас, скажем так, новый облик, – это более близкие контакты с бизнесом, поддержка бизнеса в странах пребывания. Я должен сказать по собственному опыту, что зачастую, если говорить прежде всего о малом и среднем бизнесе, то их квалификация в этой сфере достаточно мала, и поэтому оказание им поддержки, помощи информационной, аналитической – это очень важная функция, это очень важно для российского бизнеса.

То, что характерно для нынешнего состояния внешнеэкономических связей, – это глубокое взаимопроникновение западных фирм в российскую экономику и российских предприятий в западную. Эти связи, эта производственная, технологическая кооперация развиваются очень динамично. Я могу привести несколько примеров. Что касается страны моего пребывания, Германии, то сейчас более 6 тыс., а по некоторым оценкам, даже 6,5 тыс. предприятий в российской экономике работают с участием немецкого капитала. По разным оценкам, несколько сотен, а по нашим оценкам, даже несколько тысяч предприятий в германской экономике работают с российским капиталом. Это предприятия и крупного бизнеса, такие как Gazprom Germania, VTB (Deutschland), Ilim Timber, Nordic Yards и целый ряд других, но преимущественно это предприятия малого и среднего бизнеса, это как раз тот самый сектор немецкой, в частности, экономики, который даёт основной прирост ВВП.

Аналогичная ситуация, например, в Австрии. Более 1,2 тыс. австрийских предприятий ведут дела в нашей стране. С другой стороны, более 500 предприятий в Австрии работают с российским капиталом. Более 1 тыс. предприятий во Франции также работают с участием российских инвесторов. В целом на страны Запада в январе – мае этого года приходилось более 55% российского товарооборота, а на Евросоюз за этот же период – около 50% российского товарооборота, 130 млрд долларов США, на США – около 4,5% и на Канаду – около 0,5%.

А.Зверев: «Что касается страны моего пребывания, Германии, то сейчас более 6 тыс., а по некоторым оценкам, даже 6,5 тыс. предприятий в российской экономике работают с участием немецкого капитала. По разным оценкам, несколько сотен, а по нашим оценкам, даже несколько тысяч предприятий в германской экономике работают с российским капиталом».

Должен сказать, что, несмотря на возникновение политических турбулентностей и различного рода санкционных мер со стороны наших партнёров на политическом уровне в целом, в частности по Германии, это не принесло сейчас каких-то серьёзных изменений. Более того, я даже скажу, что, по данным Федеральной таможенной службы, за пять месяцев этого года товарооборот России и Германии вырос почти на 4%, при этом экспорт показал около 10% роста.

Учитывая то, что Германия (тут я сошлюсь на немецкую статистику) является основным торговым партнёром Российской Федерации, и в прошлом году наш товарооборот превысил 100 млрд долларов, это очень хорошая, я считаю, положительная тенденция, свидетельствующая о том, что немецкий бизнес преимущественно деполитизирован. Он аполитичен и старается не обращать внимание на различного рода политические санкции.

У нас есть множество примеров сотрудничества России и Германии в высокотехнологичных отраслях. Именно при содействии (не постесняюсь это сказать) торгового представительства к нам в Ульяновскую область пришёл немецкий инвестор «Гильдемайстер», и впервые за многие годы у нас в России строится станкостроительный завод. Там же, в Ульяновской области, начинается строительство завода автокомпонентов «Шэффлер». С участием торгпредства в Калужскую область пришла фирма «Берлин-Хеми». Там же сейчас начинается строительство двигателестроительного завода «Фольксваген», работа с которым начиналась в торгпредстве ещё пять лет назад.

Приведу ещё один такой характерный пример. Всего полтора месяца назад с участием торгпредства было подписано агентское соглашение между «Технопромимпортом», нашим объединением, и немецкой компанией «Гол Контрол» о совместном сотрудничестве для чемпионата мира 2018 года. Те, кто смотрел футбол, помнят, что именно эта фирма контролировала пересечение мячом линии ворот.

В странах, где присутствуют торгпредства в Европе и Америке, Северной Америке прежде всего, делается очень много, для того чтобы создать соответствующие современным тенденциям площадки трансфера технологий и технологического сотрудничества. Так, в качестве примера можно сказать, что при торгпредстве в Вене создан центр по поддержке инноваций, и решение о его создании было принято с учётом сформировавшейся за последние годы роли Австрии как одной из важнейших площадок трансфера ноу-хау и обмена высокими технологиями между Россией и ведущими европейскими странами.

Ещё одна особенность, которую я хотел бы отметить, работы торгпредств в развитых странах – это поддержка регионов, сегодня об этом уже говорилось. У нас в торгпредстве в Берлине открыт специальный демонстрационный зал экспортных инвестиционных возможностей российских регионов. Там представлена реклама различного рода, материалы примерно 30 регионов Российской Федерации и госкорпораций, в частности «Росатома» и Внешэкономбанка. Это площадка, на которой мы проводим различные встречи с немецкими партнёрами и показываем преимущества различных регионов Российской Федерации в сфере инвестиционного сотрудничества.

Поскольку мы работаем сейчас в условиях особых, я бы сказал, санкционных экономических и финансовых мер Запада, мы считаем, что торгпредства одновременно должны выступить и в роли проводника, что ли, нашей экономической, внешнеторговой и вообще внешнеэкономической политики, для того чтобы разъяснять западному бизнесу, что же на самом деле они теряют в случае, если они отказываются от сотрудничества в России.

Я могу тоже как пример привести работу моих коллег в связи с недавним визитом Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина в Австрию, где, несмотря на такую непростую политическую обстановку, было подписано 23 соглашения о сотрудничестве. Мы стараемся создавать легитимные и эффективно действующие, лоббирующие структуры в наших странах, и в этом смысле я тоже хотел бы привести пример Германии.

Три года назад мы по договорённости с немецким бизнесом, прежде всего с тем, который работает с российским капиталом, создали организацию под названием «Совет российской экономики в Германии». Это некоммерческое партнёрство, а культура создания некоммерческих партнёрств по разным направлениям, в частности в Германии, очень высоко развита. Это лоббирующая структура, которая сейчас уже, по истечении трёх лет, объединяет около 100 компаний – компаний немецких прежде всего с российским участием, которые я уже называл. Это и «Газпром», ВТБ, «Почта России», Nordic Yards, Ilim Timber и целый ряд других, но преимущественно это предприятия малого и среднего бизнеса. Это организация, отстаивающая интересы российского бизнеса в Германии, и на протяжении последних трёх лет она приобрела достаточно высокий, как мне кажется, авторитет.

Я считаю, что этот опыт может быть воспринят нашими коллегами, и мы собираемся его развивать и совместно с представительством Торгово-промышленной палаты (мы работаем вместе с представителем ТПП в этом направлении), и с Российским союзом промышленников и предпринимателей, с которым мы тоже очень активно сотрудничаем.

Другое направление нашей работы – это совместные проекты с европейскими, в частности, странами по работе на рынке третьих стран. Как пример можно привести поставку в Мексику самолётов «Сухой-Суперджет-100» (это проект совместный России, Франции и Италии); совместное предприятие Gazprom International и французской компании «Тоталь» и боливийской компании по добыче газа на участке Асеро в Боливии. В рамках строительства энергоблоков словацкой АЭС «Моховец» – наш партнёр чешская компания «Шкода – Ядерное машиностроение». И для развития данных направлений сотрудничества наше торгпредство плотно взаимодействует в связке с «Росатомом», и они, представители «Росатома», кстати говоря, работают в штате торговых представительств Российской Федерации, в частности Германии.

У нас сейчас в Германии на выходе подписание соглашения о поставке товаров по линии «Росатома» в сотрудничестве с Мюнхенским техническим университетом. Активно работает и представительство Курчатовского центра в Германии в сфере вывода из функционирования, из деятельности ядерных установок и утилизации ядерных отходов.

Последнее, о чём хотел бы в заключение сказать, – это ещё несколько направлений. Это работа с малым, средним бизнесом, о котором я уже сейчас говорил. У нас, например, в Италии при содействии торгового представительства создана площадка для установления прямых контактов, подписания двусторонних соглашений для предприятий малого, среднего бизнеса России и Италии. И в заседаниях такой созданной специальной рабочей группы регулярно принимают участие около 500 представителей бизнеса из Италии и из России.

Сейчас, как я уже говорил, чиновники, (я бы их так назвал всё-таки) в западных странах и, в частности, в Германии пытаются давить на бизнес. Примеры этого давления общеизвестны. Можно вспомнить недавний Санкт-Петербургский экономический форум, когда в Германии некоторые чиновники не стеснялись звонить руководителям крупных компаний и банков и настойчиво рекомендовали им не ездить на это мероприятие. В связи с этим мы сейчас пытаемся разъяснить нашу позицию в этом отношении и вот этим самым немецким чиновникам мы говорим прямо: «Перестаньте кошмарить немецкий бизнес. Дайте бизнесу заниматься их делом. Не надо на них давить. Пусть они сотрудничают так, как они считают это нужным».

У нас есть множество примеров того, как немецкий бизнес, повторяю, в целом аполитичный, их объединения, такие как Восточный комитет немецкой экономики, Российско-Германская торговая палата, активно отстаивают необходимость дальнейшего развития нашего сотрудничества, в частности на российско-германском треке. У нас в этом году, вы знаете, были отложены межгосконсультации, была перенесена, отложена работа стратегической рабочей группы межправительственной. При этом мы понимаем отлично, что бизнес заинтересован в проведении этих мероприятий, поэтому мы совсем недавно, в начале июля, с Алексеем Евгеньевичем (А.Лихачёв, заместитель Министра экономического развития) провели такое заседание этой межправительственной стратегической группы, правда, в другом формате. Мы её назвали «бизнес-часть стратегической рабочей группы». В ней участвовали представители бизнеса и России, и Германии, ну и, в частности, пришёл статc-секретарь, замминистра иностранных дел Германии, который тоже принял участие в этом заседании.

В целом я рассчитываю на то, что германская сторона поддержит предложение Российской Федерации, нашего министерства о возобновлении работы нашей межправкомиссии, которая называется «Стратегическая рабочая группа». Завтра у Алексея Евгеньевича Лихачёва состоится телефонная конференция с сопредседателем немецкой части этой комиссии, и, надеюсь, на проведение этой комиссии осенью.

Последнее, что я хотел бы сказать, – это то, что в этих условиях, условиях работы в санкциях, мы бы хотели более активно (и стараемся это делать) развивать технологическое, производственное сотрудничество и трансферты технологий в тех сферах, которые уже сейчас существуют, в рамках тех проектов, которые сейчас функционируют.

У нас очень активно, я считаю, сейчас развивается российско-германское сотрудничество в сфере судостроения. Вы знаете, что российский инвестор Nordic Yards приобрёл целый ряд судостроительных активов в Германии. В частности (это было сделано ещё в 2009 году), первые два судостроительных завода в Висмаре и Варнемюнде, и совсем недавно Nordic Yards приобрёл ещё одно предприятие в Штральзунде. Теперь, таким образом, это крупный судостроительный кластер в федеральной земле Мекленбург – Передняя Померания, принадлежащий российскому инвестору Виталию Юсуфову.

Было заключено соответствующее соглашение с Крыловским центром в Санкт-Петербурге, и мы сейчас рассчитываем на развитие этих связей уже с привлечением других структур, с привлечением Объединённой судостроительной корпорации, Внешэкономбанка и других.

Я предварительно говорил с Денисом Валентиновичем (Мантуровым) на эту тему. Я так понимаю, что он поддерживает эту идею о дальнейшем развитии этого сотрудничества. И вот в этом направлении (это просто как один из примеров) будем развивать производственную и технологическую кооперацию в уже существующих инвестиционных проектах. Я считаю, сейчас это очень важно.

Спасибо за внимание.

<…>

Выделить фрагмент