Новости

Вчера
26 сентября, понедельник
25 сентября, воскресенье
23 сентября, пятница
22 сентября, четверг
1

Календарь

Сентябрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Расширенная коллегия Министерства финансов

Об итогах работы за 2013 год и задачах финансовой политики

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Министра финансов Антона Силуанова

Сообщение председателя Счётной палаты Татьяны Голиковой

Сообщениепредседателя Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Андрея Макарова

Стенограмма:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании расширенной коллегии Минфина России

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы собрались, как обычно, для того, чтобы подвести итоги работы Министерства финансов за прошедший год. Наверное, никогда не было такого, чтобы Председатель Правительства говорил о том, что Минфин свои задачи не выполнил, работал плохо, поэтому я сразу хочу сказать, что министерство и в этом году проявило себя как сплочённый организм, высокопрофессиональный, эффективный коллектив, который способен решать самые разные задачи даже в весьма сложных условиях. А условия у нас сложные, это не фигура речи (потому что, опять же, я думаю, с этой трибуны всегда говорят, что они сложные), на самом деле они таковыми и являются.

Несколько слов об экономической ситуации. Как известно, она продолжает ухудшаться, и, по предварительным данным, в I квартале темпы роста экономики замедлились до уровня приблизительно 1%. Недостатка в экспертных оценках того, что происходит, в общем, нет, и разговоров о причинах замедления ведётся много. Очевидно, что среди ключевых факторов отмечают окончание цикла роста мировых цен на энергоносители, хотя они, надо признаться, стабилизировались на весьма приличном для нашей страны уровне. Тем не менее риска ценовых колебаний исключать нельзя (о чём, кстати, всегда нас предупреждает Министр финансов, когда мы обсуждаем бюджетные проблемы), в том числе и благодаря тому, что происходит на рынке энергоносителей. Этот рынок сейчас пришёл в движение, и что бы там ни говорили, но «сланцевая революция», развитие технологий сжижения газа напрямую отражаются на финансовых показателях основных энергодержав мира.

Расширенное заседание коллегии Министерства финансов

Ещё один комплекс причин связан с исчерпанием возможностей посткризисного восстановления российской экономики. Об этом тоже немало говорят. Замедлилась инвестиционная активность. Предприятия реального сектора сталкиваются с дефицитом собственных инвестиционных ресурсов, с ростом издержек и с разрывом между уровнем доходности бизнеса и теми процентными ставками, которые в настоящий момент предлагаются по кредитам. Среди основных рисков упомяну и рост неопределённости на мировых финансовых рынках. Развивающиеся страны уже столкнулись с оттоком капитала, в том числе в результате действий Резервной системы Соединённых Штатов Америки. Внешнее фондирование, к которому прибегали крупные отечественные компании, да и наши банки, схлопывается, в том числе, скажем откровенно, и в силу политических соображений.

Ну и в целом мы, конечно, не можем не принимать во внимание политическую составляющую текущего периода. В определённой степени наши сложности (подчёркиваю, только в определённой степени, конечно) обусловлены попытками определённых сил подтолкнуть нас к искусственному кризису. Но принимать во внимание и этот аспект мы все обязаны при формировании текущей политики и стратегии на будущее.

Очевидно, что контекст для работы и финансового ведомства, и Правительства в целом – непростой, может быть, даже крайне непростой, можно сказать, и те тренды, о которых я сказал, не радуют. Поэтому нужно быть готовыми действовать в самых неблагоприятных обстоятельствах, планировать мероприятия, которые позволят смягчить воздействие непредвиденных факторов.

Д.Медведев: «Первая из задач Министерства - это обеспечение устойчивости бюджетной системы. Не буду ещё раз повторять очевидного: от ответственной макроэкономической политики, от сбалансированности и устойчивости бюджета действительно зависит положение дел во многих сферах государственной жизни».

Большинство из коллег помнит, что мы не всегда работали в условиях так называемых тучных лет или быстрого развития. Был и кризис 2008 года, который так, строго говоря, вообще никто и не предвидел особенно, и другие внешние шоки. Но даже в таких обстоятельствах необходимо тем не менее двигаться вперёд (и об этом я хотел бы специально сказать) в соответствии с теми приоритетами, которые у нас есть. Я имею в виду безусловное исполнение обязательств перед нашими гражданами, социальных обязательств, а также достижение тех параметров развития, которые установлены в известных указах Президента и Основных направлениях деятельности Правительства.

Безусловно, что большая часть ответственности за эти процессы лежит на Министерстве финансов, которое отвечает за проведение государственной политики в финансовой сфере, поэтому несколько слов о задачах министерства.

Первое – это, конечно, обеспечение устойчивости бюджетной системы. Не буду ещё раз повторять очевидного: от ответственной макроэкономической политики, от сбалансированности и устойчивости бюджета действительно зависит положение дел во многих сферах государственной жизни. Важно, что мы подошли к тому периоду, обладая приличными резервами, а также гибкими институциональными рамками, включая и так называемое бюджетное правило. Я напомню, что бюджетная политика формируется исходя из того, чтобы снижение темпов роста экономики не вело к снижению государственных расходов и к дальнейшему ухудшению общеэкономической ситуации.

Д.Медведев: «Ещё один стабилизирующий фактор, выгодный для нас, – это умеренная долговая нагрузка. Это, если хотите, даже сейчас наше конкурентное преимущество, которое, вне всякого сомнения, необходимо сохранить».

В прошлом году все запланированные расходы были обеспечены финансированием, несмотря на то, что по объёму ненефтегазовых доходов и по объёму средств, которые были привлечены с финансовых рынков, мы оказались существенно ниже запланированного уровня.

Ещё один стабилизирующий фактор, выгодный для нас, – это умеренная долговая нагрузка. Это, если хотите, даже сейчас наше конкурентное преимущество, которое, вне всякого сомнения, необходимо сохранить.

Такого курса, в целом сбалансированного и проверенного практическими действиями последнего периода – по сути, последних 15 лет, – нам и нужно в дальнейшем придерживаться, с тем чтобы исполнить все социальные обязательства не только в текущем году, но и на долгосрочную перспективу.

Второе. Также, о чём я неоднократно говорил, повышение эффективности бюджетных расходов. Это, может быть, такой конёк Минфина, о котором всегда коллеги из вашего министерства говорят – все, начиная с министра, и это абсолютно справедливо. Каждый рубль из казны должен тратиться максимально результативно. В самом конце прошлого года Правительство утвердило Программу повышения эффективности управления  общественными, то есть государственными и муниципальными, финансами на период до 2018 года. Эта программа – здесь координатор Минфин – должна быть реализована.

Д.Медведев: «В самом конце прошлого года Правительство утвердило Программу повышения эффективности управления общественными, то есть государственными и муниципальными, финансами на период до 2018 года. Эта программа – здесь координатор Минфин – должна быть реализована».

Мы также должны продолжить работу по внедрению программных методов бюджетирования. Основной костяк государственных программ утверждён (39 из 42), необходимо добиться превращения их в реальный инструмент проведения государственной политики, с тем чтобы ресурсы действительно концентрировались на приоритетах, на достижении поставленных целей. Нужно понимать, что с учётом значительных макроэкономических рисков, о которых я только что сказал, спрос с наших ведомств, наших федеральных органов исполнительной власти за исполнение этих обязательств, решений в этой ситуации должен быть жёстче.

Д.Медведев: «Сбалансированная и, скажу так, умная налоговая политика должна выполнять не только фискальную функцию – максимизировать доходы казны, что тоже очень важно. Она должна также стимулировать экономическую и инвестиционную активность и повышать в целом привлекательность работы в условиях России».

Не следует забывать и о принципах открытости бюджетной политики. В прошлом году мы впервые опубликовали бюджет для граждан, этот опыт необходимо продолжить. Конечно, мнение наших людей нужно не только слышать, но и учитывать при выработке бюджетных решений, там, где мы, конечно, это можем сделать в сегодняшних условиях.

Третье – сбалансированная и, скажу так, умная налоговая политика. Она должна выполнять не только фискальную функцию – максимизировать доходы казны, что, конечно, тоже очень важно. Она должна также стимулировать экономическую и инвестиционную активность и повышать в целом привлекательность работы в условиях России, то есть привлекательность того, что мы в последнее время называем национальной юрисдикцией, включая и создание особых условий для работы под контролем, естественно, федеральных властей в регионах и округах, таких как Дальний Восток, Республика Крым и Севастополь, Калининград; создавать условия для постепенной деофшоризации нашей экономики.

Д.Медведев: «Банковская система должна не только стимулировать конечное потребление, но и давать промышленным предприятиям, малому и среднему бизнесу больше возможностей для запуска инвестиционных проектов».

Четвёртое – дальнейшее укрепление финансовой системы. Это задача совместная и для Правительства, и для Министерства финансов, и для Центрального банка.

Расширенное заседание коллегии Министерства финансов

Нужно реализовать потенциал нового законодательства о финансовых рынках, а также о национальной платёжной системе – то, чем мы сейчас занимаемся, – сделать её по возможности независимой от центров принятия решений вне российской юрисдикции. Россия – большая страна, самодостаточная, и мы вполне можем такую систему иметь, как целый ряд других стран. И это связано не с какими-то текущими политическими проблемами, это просто должен быть наш стратегический выбор. Мы же занимаемся, например, продовольственной безопасностью, считаем, что мы себя сами кормить должны, это нормально абсолютно. И в этом смысле мы должны быть вполне независимы, до тех, конечно, пределов, в которых это возможно в глобальном мире.

Банковская система должна не только стимулировать конечное потребление, но и давать промышленным предприятиям, малому и среднему бизнесу больше возможностей для запуска инвестиционных проектов.

Важно также продолжить работу по модернизации инфраструктуры финансового рынка, повышать привлекательность отечественных площадок для бизнеса, включая возможности размещения облигаций и первичного размещения акций на наших фондовых площадках.

Вы знаете, что для реализации крупных инфраструктурных проектов мы приняли решение использовать средства Фонда национального благосостояния в определённых пределах. Я подписал постановление Правительства, которое распространяет правила размещения средств ФНБ на два крупных проекта – это Центральная кольцевая автодорога и наши сибирские магистрали, БАМ и Транссиб. Принятие этого постановления позволит размещать средства ФНБ в такие ценные бумаги, которые будут выпускаться для финансирования этих проектов.

Наконец, пятый блок вопросов связан с межбюджетными отношениями. Здесь ситуация складывается весьма непросто. Замедление темпов экономического роста, в том числе и регионального роста, повлекло сокращение ожидаемых бюджетных поступлений, включая и налог на прибыль предприятий. Это практически повсеместная тенденция (я езжу много), практически по всем территориям нашей страны, – нет региона, который бы не затронула эта довольно сложная ситуация. Вместе с тем задачи, которые стоят перед регионами, потребовали увеличения расходных обязательств. В ряде случаев это, конечно, приводит к росту долговой нагрузки, поэтому нам нужно обсудить эту проблему. Министерство финансов должно подготовить предложения по достижению сбалансированности системы региональных и муниципальных финансов. Естественно, что встречные предложения должны быть сделаны самими регионами – они отвечают за это не в меньшей степени, чем федеральные ведомства. Ещё раз подчёркиваю, эту проблему мы отдельно обсудим.

Д.Медведев: «Повышенного внимания требуют два новых субъекта нашей страны – Республика Крым и город федерального подчинения Севастополь. Уже налажена работа казначейства, подготовлен и подписан Президентом ряд законов, которые регулируют работу финансовой системы полуострова в переходный период. Нужно в кратчайшие сроки завершить интеграцию этих регионов в российское правовое пространство, причём сделать это так, чтобы это произошло максимально безболезненно для людей».

Повышенного внимания требуют два новых субъекта нашей страны – Республика Крым и город федерального подчинения Севастополь. Знаю, что в зале присутствуют наши коллеги, которые уже приехали для участия в своей первой коллегии Минфина России. Уже налажена работа казначейства, подготовлен и подписан Президентом ряд законов, которые регулируют работу финансовой системы полуострова в переходный период. Конечно, нужно в кратчайшие сроки завершить интеграцию этих регионов в российское правовое пространство, причём сделать это так, чтобы это произошло максимально безболезненно для людей, хотя такого рода процессы не проходят бесследно. Убеждён, что в целом Крым обладает очень хорошим потенциалом для развития, и, стало быть, при правильной постановке дела и правильной работе, которой, скажем откровенно, на этой территории в прежнем статусе не было, Крым в целом может быть самодостаточным регионом и иметь самодостаточный бюджет.

Это такие общие подходы к тому, что, на мой взгляд, нужно будет делать. А сейчас, прежде чем передать слово министру, хотел бы ещё раз всех поблагодарить за успешную работу в прошедшем году и пожелать вам всего доброго.

Доклад главы Минфина Антона Силуанова на расширенном заседании коллегии Министерства финансов

А.Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В своём докладе я хотел бы кратко остановиться на основных итогах работы Министерства финансов в 2013 году и определить задачи на текущий год и среднесрочную перспективу.

В 2013 году, несмотря на все сложности и трудности в экономике, государством выполнены все взятые обязательства. Сохранена сбалансированность бюджета, реализован ряд важных структурных реформ в сфере налогового и финансового регулирования. Это было достигнуто в условиях замедления темпов экономического роста, снижения темпов внутреннего спроса и в первую очередь в сегменте инвестиций. При этом если частные инвестиции у нас росли в прошлом году на 4,8%, то основной фактор, который повлиял на снижение инвестиций, – это снижение инвестиций естественных монополий, которые сократились на 20% и предопределили общую отрицательную динамику этого показателя.

Бюджет 2013 года сформирован и исполнен в соответствии с утверждёнными бюджетными принципами и правилами. Главная их задача – обеспечить принятие реалистичных бюджетных обязательств, не нарушая устойчивости бюджета, вне зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры. При этом существующие правила являются довольно гибким инструментом. Напомню, что в прошлом году мы 80% из поступивших дополнительно нефтегазовых доходов направили на замещение выпадающих ненефтегазовых доходов и источников финансирования, причём только небольшая часть была перечислена в Резервный фонд. Такая же ситуация складывается и в текущем году.

Накопление в резервы конъюнктурных доходов бюджета является общемировой практикой. На фоне бюджетных правил других стран российские выглядят довольно мягкими. В Норвегии, например, на расходы направляются только доходы от размещения средств фондов. Напомню, что в прошлом году мы получили доходы от размещения средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в сумме 60 млрд рублей, а потратили нефтегазовых доходов в сумме 7 трлн рублей.

А.Силуанов: «Бюджет 2013 года сформирован и исполнен в соответствии с утверждёнными бюджетными принципами и правилами. Главная их задача – обеспечить принятие реалистичных бюджетных обязательств, не нарушая устойчивости бюджета, вне зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры. При этом существующие правила являются довольно гибким инструментом. Напомню, что в прошлом году мы 80% из поступивших дополнительно нефтегазовых доходов направили на замещение выпадающих ненефтегазовых доходов и источников финансирования, причём только небольшая часть была перечислена в Резервный фонд».

В ряде стран в расчёт конъюнктурных доходов дополнительно включаются налоги на прибыль экспортирующих сырьё компаний и другие доходы.

Главным принципом работы финансовых ведомств везде в мире является обеспечение финансовыми ресурсами поставленных руководством страны задач без нарушения макроэкономической устойчивости государства. Этим принципом руководствуемся и мы. В отчётном году бюджет был полностью исполнен в условиях серьёзного пересмотра макроэкономического прогноза, который изначально предусматривал рост экономики на 4%, затем по факту мы получили рост в размере 1,3%. Если бы не нефтегазовые доходы, то дефицит федерального бюджета мог бы составить не 0,5% ВВП, а 2 или 3%. И если бы мы с таким уровнем дефицита подошли к текущей геополитической напряжённости, то ситуация на финансовых рынках развивалась бы совсем по-иному.

Очевидно, что необоснованное завышение уровня доходов при прогнозировании повышает уязвимость бюджетной системы, и мы не должны этого допускать. По-прежнему вызывает беспокойство высокая зависимость от конъюнктурных доходов. Ненефтегазовый дефицит за последние годы не снижался ниже 10% ВВП, что в условиях перспективы снижения нефтегазовых доходов говорит о высоких рисках среднесрочной и долгосрочной сбалансированности бюджета, и это нам надо учитывать в своей работе на дальнейшую перспективу.

Какие ещё выводы можно сделать по итогам 2013 года? Первое. Мы перешли на программный принцип составления бюджета, но очевидно, что использовать этот инструмент для повышения эффективности нам пока не удалось. Федеральные органы исполнительной власти не воспринимают госпрограммы как механизм управления отраслью, не нацелены на обеспечение достижения программных показателей, да и показатели сами, что говорить, готовятся самими министерствами и ведомствами и зачастую не являются напряжёнными. Программы стали использоваться как способ выбивания дополнительных объёмов финансирования, причём заявки на новые ресурсы готовятся без учёта эффекта реализации действующих мероприятий, а исполнитель даже не пытается маневрировать ресурсы внутри бюджетов программы.

Такую практику надо менять. Любые новые потребности должны укладываться в программные бюджеты отраслей, а не генерироваться в ходе их реализации без указания конкретных источников ресурсов. Тем не менее принятие госпрограмм послужило началу широкого общественного обсуждения программ, в том числе в парламенте, и мы считаем, что это большой шаг вперёд.

Второе. В 2013 году начал реализовываться принцип долгосрочного бюджетного планирования. Разработан и внесён в Правительство Российской Федерации проект Бюджетной стратегии на период до 2030 года, на основании которого были уточнены параметры финансового обеспечения государственных программ.

А.Силуанов: «В 2013 году начал реализовываться принцип долгосрочного бюджетного планирования. Разработан и внесён в Правительство проект Бюджетной стратегии на период до 2030 года, на основании которого были уточнены параметры финансового обеспечения государственных программ».

Третье. В 2013 году внесены комплексные поправки в Бюджетный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, которые реализуют новые подходы к государственному и муниципальному финансовому контролю, нацеливая его на обеспечение эффективности использования бюджетных средств, а также контроль за выполнением тех программных целевых показателей, которые определены в государственных программах, и их исполнением.

Четвёртое. Немало сделано и в финансовом регулировании: сформирована нормативно-правовая база единого регулятора финансовых рынков на базе Банка России, приняты меры по оздоровлению системы негосударственных пенсионных фондов, гарантированию пенсионных накоплений, приняты законы о секьюритизации финансовых активов, в частности кредитов малому и среднему бизнесу.

Пятое, что удалось: реализован манёвр в налоговой сфере, в нефтяной отрасли. Мы снизили экспортные пошлины и одновременно повысили НДПИ без увеличения налоговой нагрузки на нефтяников. Создан льготный режим для новых высокозатратных месторождений, создана система льготного налогообложения для регионов Дальнего Востока.

Ещё одна задача, которую удалось выполнить: мы продвинулись по рейтингу Всемирного банка Doing Business по позиции «Налоговое администрирование» за год на 7 позиций – с 63-й на 56-ю. И знаю, сейчас налоговая служба активно реализует те меры, которые нам ещё предстоит доработать, с тем чтобы выйти на передовые позиции по рейтингу в налоговом администрировании.

Кстати, когда мы встречались в рамках «двадцаточных» мероприятий с руководством Всемирного банка, Всемирный банк отмечал успехи в продвижении наших налоговых органов в части обеспечения хороших условий для работы нашего бизнеса.

Министерство продолжает движение в направлении открытости бюджетного процесса (об этом, Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали в своём докладе). Мы стали пилотными участниками проекта в рамках Открытого правительства, продолжаем находиться в первой десятке стран по вопросу прозрачности бюджета.

Что не удалось в прошлом году?

Не удалось решить проблему сбалансированности региональных бюджетов. За прошедший год ситуация здесь серьёзно ухудшилась, мы стали свидетелями роста дефицитов и государственного долга. Нахождение приемлемых решений – это одна из ключевых задач на текущий год.

Уважаемые коллеги! Условия, в которых придётся работать в 2014 году, самые сложные, пожалуй, с момента кризиса 2008–2009 годов. Рост ВВП оценивается на достаточно низком уровне (0,5%), а возможно, будет и находиться около нуля.

Существуют риски снижения цен на нефть, при этом цена на нефть, которая балансирует бюджет, в прошлом году составляла 113 долларов за баррель, в этом году тоже колеблется около этой величины.

Сохраняющийся отток капитала снижает возможности для роста инвестиций в экономику и создаёт риски несбалансированности бюджетов. При этом основной причиной оттока капитала является неопределённость развития геополитической ситуации. Потому что из 63 млрд долларов оттока капитала в I квартале текущего года 20 млрд пришлось на рост объёмов наличной иностранной валюты на руках у населения, а с учётом перевода рублей в иностранную валюту организациями отток капитала составил 50 млрд долларов. То есть бо́льшая часть так называемого оттока, который учитывается по платёжному балансу, – это неопределённость геополитической ситуации, риски, которые видят инвесторы да и население, что, собственно, вело к тому, что средства перекладывались из рублей в валюту. Сейчас, слава богу, мы имеем стабилизацию валютного курса, стабилизацию курсовой политики и надеемся, что отток капитала за счёт этого фактора будет во II квартале ниже.

А.Силуанов: «Важным фактором повышения устойчивости бюджетной системы государства является сбалансированность региональных бюджетов. Здесь требуется провести работу по выявлению имеющихся резервов и дополнительных доходных источников. Необходимо провести аудит эффективности действующих льгот, а таких льгот, предоставленных на федеральном уровне, около триллиона рублей».

В этих условиях определены основные задачи деятельности Министерства финансов. Они во многом соответствуют, Дмитрий Анатольевич, тем задачам, которые Вы поставили перед нами в докладе. Основной задачей нашей является сохранение сбалансированности бюджета, бюджетной системы, и обеспечение его долгосрочной устойчивости.

Мы считаем невозможным увеличивать бюджетные расходы в условиях значительных геополитических рисков. Разовые инъекции бюджетных средств не способны обеспечить выход на траекторию устойчивого экономического роста. Можно попытаться залить нехватку частных инвестиций государственными, однако результатом станет ухудшение инвестиционного климата, и мы лишимся своих преимуществ – низких дефицитов, долга, значительных резервов, – а отток капитала в результате может только увеличиться. Задачей в настоящее время является сохранение доверия к бюджетной и денежно-кредитной политике.

В этих условиях единственно верной стратегической линией бюджетной политики является не рост расходов, а повышение их эффективности. Задача – за те же деньги добиться более качественных услуг, лучших результатов.

За последние два года мы уже достаточно вложили ресурсов в бюджетную систему, бюджетный сектор. Нужно требовать отдачу, увеличивать нагрузку, ориентируясь на лучшие мировые практики, и резервов здесь много. Задача отраслевых министерств – предлагать варианты развития отраслей в условиях бюджетных ограничений.

Важным фактором повышения устойчивости бюджетной системы государства является сбалансированность региональных бюджетов. Здесь требуется провести работу по выявлению имеющихся резервов и дополнительных доходных источников. Необходимо провести аудит эффективности действующих льгот, а таких льгот, предоставленных на федеральном уровне, около триллиона рублей. Из 1,8 трлн или почти из 2 трлн объёма льгот половина, даже больше, приходится на бюджеты субъектов Российской Федерации. В дальнейшем нам представляется необходимым принять мораторий на установление новых налоговых льгот, приводящих к выпадению консолидированных доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации.

Повышению доходной базы местных бюджетов будет способствовать поэтапное введение налога на недвижимость для физических лиц начиная с 2015 года. И введение этого налога предусматривается осуществлять по решению региональных властей постепенно, в течение пяти лет. В результате потенциальное количество объектов налогообложения увеличится в 2 раза, а объём поступлений от этого налога может составить около 140 млрд рублей и возрасти в 3,5 раза по сравнению с теми объёмами, которые мы сегодня получаем от налога на имущество и земельного налога. Необходимо закрепить за региональными и муниципальными властями право по выявлению объектов недвижимости, доведению соответствующей информации до регистрирующих и налоговых органов, а уведомления и требования об уплате налогов – до налогоплательщиков. Мы давно говорим о необходимости более тесного взаимодействия местных органов самоуправления и субъектов Российской Федерации с налоговыми органами. И сейчас наша задача состоит в том, чтобы это законодательно закрепить.

А.Силуанов: «Сегодня вопрос сбалансированности бюджетов регионов ключевой. При подготовке бюджета на 2015–2017 годы, а также поправок в бюджет текущего года мы считаем необходимым исходить из того, что в случае возникновения экономии или дополнительных расходов направлять их в первую очередь на поддержку субъектов Российской Федерации, потому что именно там чувствуется нехватка средств в условиях сокращения поступлений налога на прибыль и одновременно росте расходов в связи с необходимостью реализации дополнительных расходных обязательств, которые определены для субъектов Федерации программными документами».

Предлагаем также меры по изменению порядка льготного налогообложения движимого имущества, разнесения на три года убытков при расчёте налоговой базы по налогу на прибыль для консолидированных групп налогоплательщиков. Знаем, что ряд субъектов Российской Федерации недополучил налоги на прибыль, исходя из введения консолидированных групп налогоплательщиков. За девять месяцев 2013 года общие потери региональных бюджетов составили 15,4 млрд рублей, а 24 субъекта Российской Федерации получили снижение прибыли на 43 млрд рублей. Так вот это предложение о том, чтобы постепенно разносить убытки, получаемые в рамках консолидированной группы в течение трёх лет, позволит снизить влияние консолидированных групп на доходы бюджетов.

Политика межбюджетных отношений на среднесрочную перспективу будет направлена на повышение самостоятельности регионов. Следует сократить в новом бюджетном цикле количество субсидий, обеспечив их распределение законом о федеральном бюджете. Тоже задача старая, мы об этом долго говорили. Считаю, что при подготовке нового бюджетного цикла на 2015–2017 годы мы должны реализовать эту задачу так же, как и решили вопрос о консолидировании субвенций при подготовке бюджета на 2014–2016 годы.

Необходимо смягчить требования к субсидируемым мероприятиям до уровня софинансирования регионов порядка 30%. Сегодня это зачастую 50 на 50, а то и более. Это неподъёмная ноша для субъектов Российской Федерации. И если мы в среднем обеспечим требования по участию субъекта в софинансируемых мероприятиях 30%, это приведёт к высвобождению ресурсов в сумме 80 млрд рублей в бюджеты субъектов Российской Федерации.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы направляли соответствующее предложение в Правительство и просили бы поддержать это предложение.

Больше прав необходимо дать регионам при предоставлении социальной поддержки граждан, разрешать применять принцип нуждаемости в определении социальных расходов.

Сегодня вопрос сбалансированности бюджетов регионов ключевой. При подготовке бюджета на 2015–2017 годы, а также поправок в бюджет текущего года мы считаем необходимым исходить из того, что в случае возникновения экономии или дополнительных расходов направлять их в первую очередь на поддержку субъектов Российской Федерации, потому что именно там чувствуется нехватка средств в условиях сокращения поступлений налога на прибыль и росте одновременно расходов в связи с необходимостью реализации дополнительных расходных обязательств, которые определены для субъектов Российской Федерации программными документами.

Нельзя забывать, что указами Президента, которыми предусмотрено, с одной стороны, повышение заработной платы, предусмотрено и повышение производительности труда на 50% к 2018 году. Это означает оптимизацию бюджетной сети и численности работников бюджетной сферы, введение систем нормирования труда, эффективного контракта. Здесь как раз координирующая роль должна отводиться нашим отраслевым министерствам, которые должны говорить не только о повышении зарплат, но и о производительности труда.

Задача Минфина – не допускать опасного увеличения долговой нагрузки регионов. Здесь несколько решений. Это осуществление усиленного мониторинга за субъектами, которые достигли опасной планки – 50% долга в объёме налоговых и неналоговых доходов. Над такими субъектами, на наш взгляд, целесообразно установить более серьёзный мониторинг по аналогии с дотационными субъектами, где введены дополнительные контрольные меры по подготовке бюджета, ограничению дефицитов бюджетов, контролю со стороны Счётной палаты за исполнением бюджетов и так далее.

Мы должны следить за равномерностью распределения по годам долговой нагрузки, потому что мы видим: целый ряд регионов создаёт пики в отдельные годы создаёт пики долговой нагрузки, не заботясь о равномерном распределении долгового бремени.

Одновременно мы готовы и будем подставлять плечо в виде предоставления бюджетных кредитов, которые имеют достаточно низкие процентные ставки, хорошие условия и длительные сроки.

Особо хотел остановиться на качестве бюджетного планирования в регионах. Утверждённые в бюджетах нереалистичные объёмы налоговых и неналоговых доходов или межбюджетных трансфертов приводят к росту государственного долга, поэтому за сбалансированностью бюджетов в регионах Минфин будет следить на стадии их подготовки – такие поручения даны подразделениям министерства.

В этом году мы должны интегрировать в финансовую систему два новых субъекта: Крым и Севастополь. В целом нам предстоит обширная  работа по бюджетному, налоговому, банковскому законодательству. Сегодня мы участвуем вместе с нашими коллегами на нашем мероприятии, на коллегии. Считаю, что в текущем году два новых субъекта станут полноценными участниками нашей бюджетной системы. Для этого есть все основания, все решения необходимые мы примем.

А.Силуанов: «В условиях слабого экономического роста перед налоговой системой, помимо традиционной задачи обеспечения доходной части бюджета, стоит задача активного использования налоговых стимулов для ускорения экономического роста. Для реализации этой задачи предусмотрено установление двухлетних налоговых каникул для вновь зарегистрированных предпринимателей, упрощение регистрации, уплата налоговых платежей для работающих по патенту, определение порядка работы территорий опережающего развития на Дальнем Востоке с установлением льготного режима для инвесторов».

Конечно, потребуется выделение дополнительных денежных ресурсов как на приведение уровня социальных выплат к российским нормам, так и на реализацию ряда инвестиционных проектов. Необходимо крайне ответственно подходить к вопросу дополнительных расходов. Как выясняется, наши некоторые министерства, Дмитрий Анатольевич, заявляют расходы на Крым, на дополнительные мероприятия по Крыму, не проанализировав реальные потребности Крыма и Севастополя. Такой подход не может быть приемлемым, потому что выясняется задвоение ресурсов. Ресурсы есть в бюджете Крыма и Севастополя – предлагаются ещё дополнительные средства, хотя потребности, по данным самих же служб Крыма и Севастополя, в этих ресурсах нет. Более детально доложу отдельно по таким заявкам.

В июне этого года планируется проведение ежегодного всероссийского совещания финансистов, которое мы каждый год проводим. Мы решили провести это совещание на территории Крыма. Думаю, что это…

Д.Медведев: Хорошая идея на самом деле. Это правильно.

А.Силуанов: Спасибо.

Д.Медведев: Время подберите только хорошее.

А.Силуанов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

О задачах налоговой политики. В условиях слабого экономического роста перед налоговой системой, помимо традиционной задачи обеспечения доходной части бюджета, стоит задача активного использования налоговых стимулов для ускорения экономического роста. Для реализации этой задачи предусмотрено установление двухлетних налоговых каникул для вновь зарегистрированных предпринимателей, упрощение регистрации, уплата налоговых платежей для работающих по патенту, определение порядка работы территорий опережающего развития на Дальнем Востоке с установлением льготного режима для инвесторов.

Среди других приоритетов работы Минфина – деофшоризация и борьба с теневой экономикой. Меры, направленные на обеспечение уплаты налогов российскими юридическими и физическими лицами в российской юрисдикции, – на это будут нацелены наши предложения.

В этих целях ключевым моментом является раскрытие информации о конечных бенефициарах и бенефициарных владельцах компаний, находящихся в офшорах. Должен работать принцип: хочешь получить льготу по соглашению об избежании двойного налогообложения – раскройся.

Информация о бенефициарах позволит применять налогообложение по российскому законодательству к контролируемым иностранным компаниям. Введение нового понятия налогового резидента позволит предотвратить вывод прибыли из-под налогообложения в российской юрисдикции.

Необходимо сохранить набранный темп реформирования финансовых рынков – это ещё одна ключевая задача. Мы здесь видим важные шаги – создание национальной платёжной системы и формирование внутренних источников финансирования долгосрочных инвестиций. Недавние действия операторов международных платёжных систем выявили необходимость дополнительного усиления ответственности платёжных систем за обеспечение бесперебойности обслуживания российских граждан и организаций, создание условий по невозможности отключения российских банков от системы расчётов. Такие законодательные предложения подготовлены и поэтапно будут реализованы и приняты до конца текущего года.

А.Силуанов: «Остановлюсь на основных задачах работы министерства. Первое – это обеспечение сбалансированности федерального бюджета в непростых экономических условиях и повышение эффективности бюджетных расходов. Второе – обеспечение устойчивости региональных и муниципальных финансов. Третье – создание стимулов при реализации налоговой политики. Четвёртое – продолжение реформы финансовых рынков, банковской и страховой деятельности, схем инвестирования и защиты пенсионных накоплений. Пятое – совершенствование систем бухгалтерского учёта и аудита. И последняя задача – это реализация принципов открытости и прозрачности управления общественными финансами».

Источником длинного финансового ресурса экономики в нынешних сложных для инвестиций условиях должны стать средства накопительной пенсионной системы. За последний год сделано немало. Введены новые правила инвестирования; объёмы накоплений теперь гарантируются государством; система пенсионных фондов проходит детальную проверку в рамках созданного регулятора. Всё это позволит перезапустить систему с 1 января 2015 года, а создание внутренних источников роста в условиях геополитической неопределённости – наша важнейшая задача.

Ещё одним шагом в совершенствовании регулирования финансовых рынков станет реформирование порядка реализации прав акционеров и держателей облигаций. Предполагается разрешить раскрытие информации и осуществление всего комплекса корпоративных действий, таких как участие в собрании акционеров, голосование, реализация права преимущественного приобретения акций наиболее удобным для инвестора способом, например, по сети Интернет, что существенно облегчит участие акционеров в управлении компаниями.

Будет реформироваться страховая система. Разработаны соответствующие поправки в законодательство об ОСАГО, направленные на улучшение взаимодействия участников дорожно-транспортных происшествий со страховщиком при оформлении документов без участия сотрудников полиции.

Продолжается процесс внедрения международных стандартов финансовой отчётности. Следующим шагом здесь станет расширение сферы применения стандартов российскими организациями, имеющими особое значение для финансового рынка, а также аудиторскими компаниями. Законопроект, подготовленный Минфином, принят в первом чтении, и задача – окончательно принять его в весеннюю сессию. Об этом мы просим Государственную Думу.

Подводя итог, остановлюсь на основных задачах работы министерства. Первое – это обеспечение сбалансированности федерального бюджета в непростых экономических условиях и повышение эффективности бюджетных расходов. Второе – обеспечение устойчивости региональных и муниципальных финансов. Третье – создание стимулов при реализации налоговой политики. Четвёртое – продолжение реформы финансовых рынков, банковской и страховой деятельности, схем инвестирования и защиты пенсионных накоплений. Пятое – совершенствование систем бухгалтерского учёта и аудита. И последняя задача – это реализация принципов открытости и прозрачности управления общественными финансами.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В заключение хотел бы поблагодарить коллектив Минфина, наших подведомственных служб, налоговую службу, казначейство, Росфиннадзор, представителей финансовых органов за хорошую работу и профессионализм. Уверен, что мы выдержим новые вызовы для финансовой системы, станем ещё крепче и сплочённее. Спасибо за внимание!

Разрешите мне предоставить слово председателю Счётной палаты Татьяне Алексеевне Голиковой.

Сообщение председателя Счётной палаты Татьяны Голиковой на расширенном заседании коллегии Министерства финансов

Т.Голикова: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Позвольте остановиться на некоторых системных моментах, которые связаны с формированием и исполнением бюджета в Российской Федерации.

Прежде всего речь пойдёт о федеральном бюджете. Необходимость акцентировать внимание именно на этих проблемах продиктована тем, что расширенная коллегия Министерства финансов проходит в I квартале 2014 года, когда есть уже оперативные данные об исполнении бюджета в I квартале и, безусловно, есть возможность оценить потенциальные риски исполнения бюджета в 2014 году. Безусловно, основными из них являются внешние, которые формируют основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации, о них сегодня говорилось. Но мне бы хотелось поговорить не о внешних причинах, мне бы хотелось поговорить о внутренних, зависящих исключительно от нас.

Первая – это точность и полнота прогнозирования доходов федерального бюджета. Несмотря на неоднократные корректировки в течение 2013 года параметров доходов и последнюю корректировку, которая была осуществлена в IV квартале 2013 года, показатель дохода в целом оказался перевыполненным на 113,5 млрд рублей, при этом по отдельным видам поступлений зафиксированы существенные отклонения от планировавшихся. Скорректированный при внесении соответствующих изменений в федеральный бюджет в декабре 2013 года прогноз по поступлению НДС на товары, работы и услуги, реализуемые на территории Российской Федерации, оказался неисполненным на 37 млрд. В 2013 году в федеральный бюджет поступали акцизы на спиртосодержащую продукцию, производимую на территории Российской Федерации, а также платежи в счёт погашения задолженности по отменённым налогам и сборам, которые поступали и в 2012 году, но, к сожалению, в 2013 году были не запланированы. Существенное (в разы) перевыполнение достигнуто по отдельным видам государственной пошлины и неналоговым доходам. При этом неналоговые доходы, несмотря на их значительную величину – 8,1% в структуре доходов, за исключением таможенных пошлин, уже на протяжении ряда лет являются мало исследуемой темой с низким уровнем администрирования и ответственности тех, кто их взимает. Администраторами неналоговых доходов на сегодняшний день являются 92 федеральных органа исполнительной власти и организации. Сегодня взимание с этих доходных источников регулируется различными нормативными актами, которыми зачастую устанавливаются только отдельные элементы для определения объёма неналоговых платежей.

Т.Голикова: «По нашему мнению, необходимо уже в весеннюю сессию установление в Бюджетном кодексе нормы, содержащей общие требования, предъявляемые к нормативным актам по взиманию неналоговых доходов (в том числе субъект и объект взимания, база обложения, порядок исчисления, порядок и сроки уплаты, период, формы и методы контроля), что должно привести к качеству бюджетного планирования этого вида доходов, а также к увеличению их поступления в федеральный бюджет».

По нашему мнению, необходимо уже в весеннюю сессию установление в Бюджетном кодексе нормы, содержащей общие требования, предъявляемые к нормативным актам по взиманию неналоговых доходов (в том числе субъект и объект взимания, база обложения, порядок исчисления, порядок и сроки уплаты, период, формы и методы контроля), что должно привести к качеству бюджетного планирования этого вида доходов, а также к увеличению их поступления в федеральный бюджет. Нам кажется, что эта тема должна стать самостоятельным разделом в основных направлениях бюджетной и налоговой политики в 2015–2017 годах.

Счётная палата при рассмотрении бюджета на 2014 год отмечала, что в общем объёме доходов не учитываются отдельные виды доходов. Результат: в первом квартале 2014 года в доход федерального бюджета поступили разовые платежи за пользование недрами при наступлении определённых событий, оговорённых в лицензии, при пользовании недрами на континентальном шельфе в исключительно экономической зоне России и за её пределами в сумме 29,3 млрд рублей, которые не планировались в бюджете в связи с тем, что на момент составления проекта закона о бюджете отсутствовали акты Правительства о предоставлении в пользование или выставление на аукционы участков недр федерального значения.

Вторая тема – это обоснованность планирования расходов. Но, наверное, нам, как никому, нужно говорить об эффективности расходов, и здесь я бы хотела обратить внимание на несколько моментов, которые стали уже традиционными и при планировании, и при исполнении бюджета.

В расходы федерального бюджета в 2013 году дважды вносились изменения. Эти изменения были осуществлены в мае и октябре. Вносились они по всем 14 разделам, по 106 главным распорядителям из 111. Как правило, эти изменения, которые вносятся в мае и октябре, связаны с перераспределением, которое предлагают главные распорядители внутри бюджета, и когда полномочий по внесению изменений в сводную бюджетную роспись им оказывается недостаточно, хотя таких полномочий… Количество внесений изменений в роспись, оснований я имею в виду, в 2013 году было 60.

Данная практика свидетельствует о недостаточном качестве управления государственными финансами, об отсутствии обоснованных и просчитанных   показателей при формировании проекта бюджета главными распорядителями. Объём перераспределяемых в течение  года бюджетных ассигнований за последние четыре года существенно возрос. Если в 2010 году он составлял 24,7 млрд рублей, то в  2013 году он уже составил 290,6 млрд, то есть возрос в 11,8 раза. Несмотря на эти неоднократные корректировки, бюджетные ассигнования по 92 главным распорядителям в 2013 году были исполнены не полностью. Так, например, по Росгранице дважды сокращались бюджетные ассигнования в целом на 16,8%, исполнение составило за год 73,3%. По Минвостокразвития ассигнования были сокращены на 15,7%, исполнение составило 82,3%. Такая же ситуация по этим же ведомствам имела место и в 2012 году.

Т.Голикова: «Объём перераспределяемых в течение года бюджетных ассигнований за последние четыре года существенно возрос. Если в 2010 году он составлял 24,7 млрд рублей, то в 2013 году он уже составил 290,6 млрд, то есть возрос в 11,8 раза».

Одновременно по ряду главных распорядителей на протяжении ряда лет отмечается низкое исполнение за девять месяцев (менее 60%) при общем исполнении за год 100%. Эта практика освоения значительного объёма средств в конце года снижает эффективность использования бюджетных ассигнований и приводит к значительному образованию дебиторской задолженности.

Я хочу обратить внимание на то, что дебиторская задолженность по состоянию на 1 января 2014 года по сравнению с 1 января 2013 года возросла на 422,6 млрд рублей и составила 2,3 трлн рублей. При этом я обращаю внимание, что в этих 2,3 трлн рублей 97% – это авансы, но никто не знает, это авансы под будущие выполненные работы или это авансы под невыполненные работы. Это существенная сумма, которая во многом предопределяет будущее исполнение бюджета.

По оперативным данным исполнения за I квартал 2014 года, по-прежнему отмечается негативная практика низкого уровня исполнения бюджета по главным распорядителям. И таких 26, которые исполнили бюджет на уровне меньше 15%, – это снова Росграница, Минвостокразвития, Ростуризм, Росавиация, Росжелдор, Рособрнадзор, Росмолодёжь, Рособоронпоставка и ряд других.

О федеральных целевых программах. Бюджетные ассигнования по 31 федеральной целевой программе в 2013 году не исполнены в полном объёме. В I квартале, к сожалению, ситуация с исполнением ФЦП ухудшилась по сравнению с соответствующим периодом 2013 года. Показатели кассового исполнения по расходам в рамках ФЦП за I квартал составили 11% годовых бюджетных назначений, если в I квартале 2013 года их было 12,2. По 13 ФЦП из 46, реализуемых в 2014 году, расходы вовсе не осуществлялись. И снова – «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока», программа развития Калининградской области на период до 2015 года.

Уровень кассового исполнения по 15 программам оказался ниже 10, а по 6 – ниже 1. Так, по федеральной целевой программе «Развитие российских космодромов», низкая эффективность реализации которой по итогам 2013 года была отмечена Минэкономразвития, исполнение составило 0,3%.

О Федеральной адресной инвестиционной программе. Анализ ФАИП показал, что отсутствует ритмичность расходов в течение финансового года, это создаёт чрезмерную нагрузку на систему исполнения бюджета и приводит к рискам неэффективного использования бюджетных средств.

Уровень кассового исполнения адресной инвестиционной программы без учёта специальных работ, которые входят в государственный оборонный заказ, составил за I квартал 2013 года 6,7% годового объёма, за 9 месяцев – 39%, а за IV квартал – 57,1%, годовой показатель – 96,1%. Можно было бы это объяснять оплатой выполненных работ в конце года, как обычно объясняется, но это не совсем так.

Предоставленное бюджетным законодательством право главным распорядителям бюджетных средств заключать трёхлетние контракты реализуется слабо, а используемые в IV квартале бюджетные ассигнования, как правило, как я уже сказала, уходят в дебиторскую задолженность и формируют соответствующие задолженности.

В результате недостаточного уровня планирования, контроля и финансовой дисциплины у главных распорядителей и получателей средств бюджета, неисполнения обязательств подрядными организациями по заключённым государственным контрактам в установленные сроки не было введено в эксплуатацию 369 объектов из 897, которые были предусмотрены к вводу в 2013 году (это 41,1% того, что предусматривалось).

Одной из наиболее острых проблем Федеральной адресной инвестиционной программы в течение ряда лет являются установленные ограничения на финансирование и выполнение работ по объектам капитального строительства в связи, как правило, с отсутствием проектно-сметной документации.

Указанные выше негативные тенденции, к сожалению, сохраняются и в 2014 году. По данным Минэкономразвития, в начале 2014 года по объектам ФАИП были установлены ограничения на сумму 405 млрд рублей, или около 49% общего объёма ассигнований. Из них значительная часть – это ограничения, которые были связаны с отсутствием проектно-сметной документации у 18 главных распорядителей.

Учитывая это, мы полагаем, Дмитрий Анатольевич, что нужно снова вернуться к обсуждению вопроса о целесообразности отказа от практики включения в Федеральную адресную инвестиционную программу на соответствующий финансовый год объектов, которые не обеспечены утверждённой в установленном порядке проектно-сметной документацией. Притом что норма Бюджетного кодекса, которая изначально в нём была сформулирована и которая никогда не подвергалась сомнению: бюджет формируется в рамках действующих расходных обязательств. Следует обратить внимание, что исполнение в I квартале 2014 года ФЦП и ФАИП осуществлялось под действием следующих факторов, которые были связаны с изменением норм бюджетного законодательства. В результате, несмотря на принимаемые Министерством финансов и Министерством экономического развития меры, исполнение в I квартале оказалось низким. В январе – марте 2014 года отмечено снижение динамики объёмов исполнения расходов инвестхарактера по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. По предварительной информации, исполнение расходов составило 48,9 млрд рублей, или 7,7% общего объёма соответствующих ассигнований, что на 9,2 млрд рублей ниже уровня прошлого года.

Межбюджетные отношения. Об этом много говорил Антон Германович, это очень чувствительная и очень уязвимая тема. К сожалению, в 2013 году финансовое положение большинства регионов осложнилось по сравнению с предыдущим годом, существенно увеличился дефицит – в 2,3 раза. Количество регионов, консолидированные бюджеты которых исполнены с дефицитом, составило 77, тогда как в 2012 году их было 67.

Вырос, как уже было сказано, объём госдолга. При этом, по данным Минфина, в 24 регионах государственный долг без учёта бюджетных кредитов в 2013 году превысил половину объёма налоговых и неналоговых доходов, а в Белгородской, Вологодской областях, республиках Мордовия и Марий Эл указанный долг составил 94,84% и 83,7% соответственно.

Основными причинами осложнения финансового положения регионов явилось, естественно, ухудшение общеэкономической ситуации, снижение поступлений доходов в региональные бюджеты, в первую очередь налога на прибыль, в том числе с введением КГН, значительное увеличение расходов, в том числе на исполнение указов Президента от 7 мая 2012 года. Счётная палата в течение 2013 года осуществляла мониторинг как за исполнением доходной части бюджета регионов, так и за исполнением указов от 7 мая 2012 года. За девять месяцев 2013 года регионы показали расчётную сумму на реализацию указов в объёме 2,2 трлн рублей.

После того как был направлен соответствующий доклад Счётной палаты Председателю Правительства и было дано соответствующее поручение, видимо, каким-то образом активизировалась работа в этом направлении, потому что по итогам за 2013 год объёмы затрат регионами были скорректированы в сторону уменьшения на 150 млрд. Это говорит о том, что чёткой оценки стоимости мероприятий у регионов и отраслевых ведомств до сих пор нет.

Как я уже сказала, Председателем Правительства было дано поручение всем урегулировать эти вопросы, однако единство позиции до настоящего времени отсутствует, а регионы справедливо обращают внимание на отсутствие единой методологии расчёта тех мероприятий, которые содержатся в указах.

Кроме того, финансовое положение в регионах усугубляется сложившейся негативной практикой принятия Правительством распоряжений по распределению бюджетам субъектов межбюджетных трансфертов, имеющих целевое значение, в конце года, что снижает эффективность использования указанных средств.

В декабре 2013 года региональным бюджетам в рамках исполнения федерального бюджета 2013 года были выделены межбюджетные трансферты различного вида – 118 млрд рублей, или около четверти их годового объёма. Очевидно, это явилось одной из основных причин существенного увеличения в январе 2014 года возвратов из бюджетов субъектов в доходы федерального бюджета остатков неиспользованных трансфертов на общую сумму 177 млрд рублей, или в 2,7 раза больше, чем в предыдущем периоде. Законом о бюджете 2014 года установлено, что распределение субсидий в этом году должно быть осуществлено до 1 апреля. К сожалению, до настоящего времени 90 млрд, или 36 субсидий (а это 27,4% годового объёма) не распределены, что по-прежнему затрудняет исполнение бюджетов регионов.

Т.Голикова: «В декабре 2013 года региональным бюджетам в рамках исполнения федерального бюджета 2013 года были выделены межбюджетные трансферты различного вида – 118 млрд рублей, или около четверти их годового объёма».

Четвёртое – тема, о которой говорится достаточно много нами, тема, по которой Председатель Правительства уже дал соответствующее поручение. Тем не менее я хочу обратить внимание – это эффективность механизма взносов в уставные капиталы. Результаты проверок свидетельствуют о значительных объёмах вложений бюджетных ассигнований в качестве взносов в уставные капиталы акционерных обществ, которые, как правило, не используются в течение одного-двух лет на те цели, на которые они были предназначены. Размещаются на депозитах, проценты от их размещения становятся согласно законодательству собственностью компаний. Я хочу обратить внимание на то, что Казначейство имеет такие же полномочия для размещения свободных остатков на счетах, но в этом случае средства поступают в доходы бюджета и являются источником финансирования расходов. В этом случае любое вложение в уставники должно быть подкреплено соответствующими обоснованиями и соответствующей необходимой нормативной базой.

И, наконец, пятое. Мы находимся в преддверии формирования бюджета на 2015 год и плановый период 2016–2017 годов. Сейчас достаточно активно обсуждается тема отказа от установленного бюджетного правила. Мы не являемся сторонниками отказа, поскольку, по нашему мнению, это привнесёт дополнительную неопределённость, доверие к политике властей может снизиться, возрастут дефицит, долг и неустойчивость бюджета. Я не случайно обратила внимание на объём перераспределения ассигнований 2013 года внутри главных распорядителей – 290 млрд рублей, прирост дебиторской задолженности – 422 млрд рублей, а вся дебиторская задолженность – 2,3 трлн рублей. Объём неэффективно использованных средств с нарушением законодательства, который был выявлен Счётной палатой по итогам 2013 года, – 722,6 млрд рублей. Возникает вопрос, какой объём дополнительных расходов критичен для принятия решения об отказе от бюджетного правила. Мне кажется, что следует направить усилия на более эффективное использование бюджетных средств, которые сегодня предоставляются главным распорядителям.

И, наконец, Дмитрий Анатольевич: мы привыкли при формировании бюджета увеличивать расходы. Может быть, уже настало время задуматься над тем, что их нужно сокращать у тех, кто их неэффективно использует. Тем более что бюджетная статистика ряда лет даёт нам возможность делать не очень хорошие выводы, к сожалению, о бюджетной дисциплине отдельных главных распорядителей. Спасибо!

В заключение я хочу поблагодарить мой родной коллектив Министерства финансов за совместную работу и надеюсь, что такой же совместной и такой же тесной она будет в следующие годы. Успехов вам!

А.Силуанов: Спасибо, Татьяна Алексеевна! Хотел бы предоставить слово председателю комитета Государственной Думы по бюджету, финансам и налогам Макарову Андрею Михайловичу. Пожалуйста!

А.Макаров (председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по бюджету и налогам): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Очень сложно выступать после Татьяны Алексеевны. Тем более, что она сказала сразу, что остановится на системных проблемах, возникающих при исполнении бюджета, поэтому на мою долю остались только бессистемные, о которых я, наверное, попробую сказать несколько слов.

Поскольку вы сразу оценили работу Минфина как хорошую, Дмитрий Анатольевич, я хочу принципиально вот сейчас, невзирая на лица, заявить: не хорошая, а очень хорошая. Почему я это говорю? На самом деле не просто так. Вы знаете, я хочу перед тем как перейти к цифрам, к бюджету… Это всё как бы вот такое серьёзное, а мне бы хотелось привести один пример. Вот шёл очень тяжёлый бюджет, когда мы принимали, – не прошлый, а вот позапрошлый бюджет. В спорах, вы помните, как тогда он рождался, и уже прошли все споры, три фракции голосуют против, одна голосует за, третье чтение бюджета, и вдруг на третье чтение бюджета приезжает Министр финансов. Такого не было никогда в жизни, третье чтение бюджета – формальность. Министр финансов приехал в Государственную Думу сказать депутатам спасибо за проделанную работу. И это при том, что столько неприятных слов, которые он там услышал, я думаю, он не слышал никогда. Вот, мне кажется, это тот новый стиль совместной работы, который очень важен, потому что всё-таки и бюджет, и налоги принимает парламент. Строго говоря, для этого он и создавался, с этого и начиналась демократия, и об этом, может быть, действительно не стоит забывать. Поэтому я повторяю: несколько бессистемных вопросов. Кстати, помните последние поправки в бюджет? Не бесспорный законопроект, когда 50 млрд рублей выделяются в уставной капитал ещё не созданной организации, но Вы, Дмитрий Анатольевич, решаете 40 млрд направить на детские сады, и за поправки к бюджету голосует 446 депутатов, то есть вся Государственная Дума. Такого не было вообще никогда в истории! То есть можно, оказывается, нормально решать эти вопросы, я повторяю, по совершенно не бесспорному закону.

А теперь, извините, абсолютно бессистемный вопрос – это вопрос межбюджетных отношений, то есть регионов. На самом деле тут Татьяна Алексеевна практически всё сказала: задолженность регионов превысила 1,7 трлн. Вот я посмотрел, как растёт коммерческая задолженность. Это очень интересно, потому что на фоне выполнения указов Президента это для регионов главное, потому что снимают с работы сейчас только за это. В данном случае я посмотрел 2012 год, вся коммерческая задолженность регионов – 431 млрд. 2013 год, коммерческая задолженность регионов – 704 млрд. За два месяца этого года коммерческая задолженность регионов выросла ещё на 88 млрд. Я уже не говорю о том, что это очень дорогая в обслуживании задолженность, но мы вымываем из финансовой системы деньги, которые должны пойти на самом деле на кредитование бизнеса. После этого все законы, которые мы принимаем о государственных гарантиях, о субсидировании ставок, бессмысленны по одной простой причине: этих денег у банков нет, они отдали их под гарантии бюджета. А любому банку, безусловно, гораздо проще отдать деньги под гарантии бюджета, чем заниматься той деятельностью, ради которой он создан.

Ещё раз хотел бы обратить внимание на то, что здесь нужны конкретные меры. Какие? Первое: мы пошли на часть мер, мы пошли, скажем, на снижение ставки по бюджетным кредитам, сегодня это у нас, если я не ошибаюсь, одна треть ставки рефинансирования… Наверное, можно пойти на то, чтобы по бюджетным кредитам сделать вообще абсолютно символическую ставку кредита, символичную, я подчеркиваю.

Второе: необходимо дать возможность уже в мае, когда пойдут поправки к бюджету, увеличить финансирование кредитования именно регионов, дать им возможность срочно заместить дорогие кредиты коммерческих банков дешёвыми кредитами бюджета. Это, во-первых, позволит немножко развязать им руки и даст пусть небольшие, но какие-то конкретные деньги.

Наконец, я хотел бы ещё раз сказать… Немодная тема, но рано или поздно мы будем вынуждены к ней прийти. Это вопрос о реструктуризации задолженности, потому что сегодня у регионов возникает ощущение, что реструктуризация задолженности возможна, только если ты провёл Олимпиаду, Универсиаду или у тебя стихийное бедствие – выбор невелик. Чем раньше мы это поймём, тем лучше, тем проще нам будет принимать соответствующие решения.

Следующий вопрос, на котором также не могу не остановиться, тем более что я как бы в основном согласен с Татьяной Алексеевной по поводу бюджетного правила... К сожалению, когда мы обсуждаем бюджетное правило, вопросы (не хочу произносить слово «демагогия», но слово «популизм» совсем уже как-то немодно), нам всё время предлагают варианты: либо мы стимулируем экономику, либо мы повышаем доверие к ней. Я не очень понимаю, почему это надо противопоставлять одно другому, но глубоко убеждён, что государство не в состоянии постоянно наращивать бюджетные стимулирования, это просто невозможно, потому что, получив бюджетные стимулирования один раз… Это действует только очень краткосрочный период, а дальше – как наркотик, как наркоман, который требует очередной дозы. Это путь в никуда.

И, наконец, приводила здесь данные Татьяна Алексеевна. Мы смотрим все эти данные, все данные Счётной палаты нами анализируются. Безусловно, мы прекрасно понимаем с вами: полупроцентный рост, который нам предлагается взамен отмены бюджетного правила в данном случае, – это ничто по сравнению с тем, что мы оставим страну в той ситуации, о которой Вы совершенно справедливо говорили (и нельзя не согласиться с этим анализом), просто без ресурсов, коллеги, ещё раз говорю, или с дефицитным бюджетом. Это чрезвычайно опасно, и очень бы хотелось, чтобы дискуссия на эту тему была минимальна, потому что мы будоражим всех, в результате всё-таки в конце концов, я надеюсь, принимаем правильное решение, но для экономики всё-таки очень важны сигналы.

Наконец, хотел бы обратить внимание на следующее: о резервах, которые у нас есть. Дмитрий Анатольевич, мы действительно смотрели бюджет последний. Ну поверьте, Вы вносите бюджет 1 октября (срок внесения бюджета), исполнение отдельных ГРБС и бюджета – 20, 15, 50%. Но мы точно знаем, что в декабре всё будет исполнено на 98–99%. И когда Татьяна Алексеевна говорит здесь о 2,3 трлн, которые идут дебиторкой, мы прекрасно понимаем: это проплаченные авансы, иногда выдуманные авансы, для того чтобы не возвращать деньги в бюджет. Вот это и есть резервы, которыми сегодня, безусловно, можно нормально простимулировать экономику. Поэтому глубоко убеждён: создание правил, создание позитивных ожиданий с одной стороны не может противопоставляться государственному стимулированию, потому что на самом деле в бюджете средства на такое стимулирование есть.

Следующий вопрос. Не могу не обратить Ваше внимание на госпрограммы. Мы получили, спасибо огромное, все госпрограммы. Сейчас, поскольку они идут через наш комитет, мы всё посмотрели. Вы знаете, сделана очень важная работа, кстати, в кратчайшие сроки, – госпрограммы приведены в соответствие с бюджетом. Но единственное, на мой взгляд, с чем там можно соглашаться, что просто не подлежит обсуждению, – это зарплаты и материальное стимулирование тех органов, которые эти программы представили. Тут всё в порядке, во всём остальном никаких приоритетов, ничего не выделено в надежде на то, что финансирование только будет увеличиваться.

Простите, безусловно, это важнейший шаг вперёд, что госпрограммы как элемент бюджета, как структурная единица бюджета должны ему соответствовать. Но всё равно это не путь, который вы предлагаете, не путь, по которому нам всё равно обязательно придётся пройти, и мы как бы никуда не денемся.

Не могу несколько слов не сказать о налоговой политике. Буквально заканчиваю, несколько слов, тем более Антон Германович (Силуанов) сказал… У нас в Doing Business колоссальное продвижение вперёд – слава богу, как бы заметили. Только продвижение в Doing Business вперёд – это заслуга… Вот Мишустин сидит, это заслуга ФНС. Давайте называть вещи своими именами – это результат улучшения налогового администрирования. Но когда сегодня мы говорим, что в налоговом администрировании резервы увеличения собираемости налогов, что это пополнение бюджета – нет больше в налоговом администрировании таких средств, налоговое администрирование эти результаты дать просто не в состоянии. Уже не говоря о том, о чём говорила Татьяна Алексеевна (Голикова), я хотел бы обратить ваше внимание, что так называемые неналоговые доходы, или платежи неналоговые, по существу обладают всеми признаками налогов, но мы их исключаем из налоговой нагрузки и при этом говорим: «А налоговая нагрузка у нас замечательная». Так вот: налоговая система сегодня по той нагрузке, которая есть, у нас стала неконкурентоспособной. Пора переставить сравнивать свою нагрузку с Штатами, Германией по одной простой причине – потому что налоговая система нужна, чтобы конкурировать на рынке финансовом и на рынке трудовых ресурсов. Ни с Америкой, ни с Германией мы на этом рынке не конкурируем, а Белоруссии и Казахстану мы проигрываем, проигрываем тем, с кем мы находимся в одной группе по странам БРИКС. Ещё раз говорю, возлагать в этой ситуации… Скажем, когда мы сказали, по-моему, 168 млрд в этом году необходимо по платежу, от утилизационного сбора должны получить... Просто мы забыли определить, кто его будет собирать, а так всё остальное нормально. Наверное, в принципе и получим, в конце концов.

На самом деле КГН – тема очень больная, и вот здесь хотел бы обратить внимание: мы говорим об общем падении прибыли. Это очень важный вопрос, когда мы говорим о КГН, потому что начинаем спорить, сколько из-за КГН пропало. Так вот, Дмитрий Анатольевич, я ставлю Вас в известность о том, что на долю консолидированной группы налогоплательщиков приходится 72% общего падения прибыли в стране. Только не надо говорить о том, сколько пропало. Вот из того, что у нас снизился налог на прибыль, 72% приходится на долю КГН, и пора об этом уже задуматься. Но главное даже не в том, что пропало, – да бог с ним, может, бизнес будет развиваться, – проблема-то в другом. Вот сидят регионы здесь, у нас сегодня середина апреля. Регионы не знают о том, сколько им придётся вернуть из своего бюджета, потому что система основана так, что, получив деньги как авансовые платежи и заложив их себе в бюджет, они уже в середине бюджетного года будут вынуждены возвратить суммы, о которых они не знают. Здесь что-то надо делать. Те сотни изменений, которые мы вносим в Налоговый кодекс, десятки изменений в Бюджетный кодекс, которые и тот, и другой документ сделали нечитаемым, уже не говоря о том, что в них никто не может разобраться… Наверное, стоит задуматься о том, что и в этом плане нам есть что менять.

Дмитрий Анатольевич, тут называли цифру, которую мы получим от налога на недвижимость. Я позволю себе в первый раз не согласиться с Антоном Германовичем (А.Силуанов): не будет у вас никаких дополнительных доходов по налогу на недвижимость. В той конструкции, которая согласована, никаких дополнительных доходов не будет. Вместо роста доходов бюджетов муниципалитетов и регионов у вас будут выпадающие доходы. Можно приведу себя в пример? Вот у моей жены (естественно, не у меня) квартира 200 м в Москве, она пенсионер уже три месяца, небольшой домик в Московской области. С 1 января мы перестанем платить налог на эту недвижимость. Кстати, я благодарен государству. На самом деле, я не бизнесмен, меня не надо стимулировать.

Проблема в том состоит, что если мы сохраняем все льготы безразмерными и так далее, мы убиваем саму идею налога на недвижимость, а самое главное, что больше никогда мы это изменить уже не сможем, это навсегда. И если мы сегодня не пересмотрим это решение, потери будут не просто катастрофическими, проблема в том, что мы больше к этому вопросу вернуться не сможем. На самом деле, наверное, можно очень много говорить. Закончить хотел бы предложением, Дмитрий Анатольевич.

На мой взгляд, когда мы говорим о налоговой политике, нам необходимо наконец перейти от слов к делу. Первое: нам надо сказать, что по федеральным и региональным налогам из Налогового кодекса мы больше никаких льгот не даём, – это первое, что надо сделать, при этом сделать это надо сейчас. Или сказать: если даём, значит давайте с компенсацией из бюджета.

Второй этап: по федеральным налогам, которые зачисляются в региональные и местные бюджеты, мы никаких льгот не даём. И надо дать регионам и муниципалитетам право предоставлять любые льготы по своим налогам, потому что они должны отвечать перед людьми за то, что они делают, они федеральная власть.

Я на этом заканчиваю. Но единственное, Дмитрий Анатольевич,– одна фраза, последняя. Деофшоризация. Все понимаем, как это важно. Кстати, я думаю, что бизнес сегодня к деофшоризации готов. Готов не потому, что эта идея ему нравится, а потому что просто деться уже некуда. Когда мы проводили прошлую налоговую амнистию, в неё никто не верил, и ситуация была такая же, как сейчас. И сейчас никто ни во что не верит. Но зато сегодня все вынуждены… Мне кажется, идею деофшоризации реально можно было бы реализовать, если бы мы действительно объявили широкомасштабную серьёзную амнистию. И вот тогда, я думаю, результаты, о которых мы все говорим и думаем, были бы реальными.

Ещё раз огромное спасибо, и спасибо Министерству финансов и Правительству за то, что реально изменились взаимоотношения с парламентом, для нас это очень важно. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Андрей Михайлович.

Спасибо за такое эмоциональное выступление. Сегодня, я знаю, Владимир Вольфович (Жириновский) пришёл на заседание Госдумы в военной форме, в форме полковника, но вы в цивильном, и тем не менее тоже зажгли, это всегда интересно. Если позволите, я несколько слов скажу в завершение первой части заседания коллегии по некоторым моментам, которые здесь прозвучали. Подчёркиваю: по некоторым.

Вне всякого сомнения (с этим согласились все – и докладчик, и наши коллеги, которые выступали), мы действительно находимся в весьма непростой ситуации, поэтому нам необходимо всё-таки некоторые коррективы вносить, притом что (и опять же это общая позиция) эти коррективы всё-таки не предполагаются фундаментальными, потому что в общем и целом мы считаем, что ситуация в финансовой системе нашей страны, безусловно, под контролем и она надёжна.

Тем не менее некоторые моменты, которые прозвучали, и Министр финансов об этом сказал, и другие тоже говорят об этом: требования по софинансированию для регионов. Мы к этому неоднократно возвращались. Давайте всё это просто сделаем уже, эти пропорции изменим, потому что мы все отлично знаем: действительно, далеко не все регионы, а если говорить прямо, практически ни один регион такой пропорции софинансирования не выдерживает. Они все приходят ко мне и говорят: «Давайте в порядке исключения как-то это поменяем». Но что нам каждый раз какие-то отступления делать? Давайте более гибкую систему создадим и будем по ней работать.

В отношении мониторинга долгов в объёме доходов субъекта Федерации по аналогии с высокодотационными бюджетами. Мне кажется, это в принципе совершенно нормальная идея. Мы должны понимать, что происходит в бюджетах наших коллег, регионов, и в зависимости от этого уже принимать решение или об их поддержке, или в общем обращать внимание на недостатки в их работе.

Тема, которая сейчас очень важная, эмоциональная, – это Крым, принятие республики и Севастополя в состав России, дополнительное финансирование, которое для этого потребуется. Я сказал об этом в своём выступлении. Я поддерживаю то, что сказал Антон Германович, в части того, что эти расходы должны идти без задвоения и затроения, но всё-таки это должны быть расходы в достаточном объёме, для того чтобы обеспечить не только переходный период, но и нормальное, полноценное врастание двух новых субъектов Федерации в финансовую ткань нашей страны.

Вот звучала идея, Татьяна Алексеевна (Т.Голикова) об этом сказала, по поводу ФАИП и возврата к отказу от включения в него объектов, необеспеченных проектно-сметной документацией. Наверное, это справедливо, потому что это такая тема, которая создаёт проблемы. Далеко не всегда быстро, конечно, делается проектно-сметная документация, но в конечном счёте это ответственность заказчика – пусть занимается, пусть ускоряет эту работу. Целый ряд других идей, естественно, коллегами должен быть проанализирован.

Много было апелляций к бюджетному правилу. Безусловно, это тема, которая требует специального обсуждения, потому что она касается нашего будущего, касается фундаментальных показателей развития экономики, поэтому все те аргументы, которые прозвучали и здесь, на коллегии, мы, безусловно, обсудим на наших совещаниях, посвящённых этой проблеме. Посмотрим, кстати, какие аргументы будут приведены на коллегии Минэкономразвития, в которую плавно перерастает коллегия Минфина, какой интерпретации подвергнется этот вопрос на этой коллегии.

Не могу не согласиться вот с каким тезисом, который высказала Татьяна Алексеевна Голикова. Вообще, конечно, тот, кто не умеет расходовать деньги, должен за это отвечать. Мы знаем, что такие федеральные органы исполнительной власти и главные распорядители бюджетных средств у нас присутствуют и в достаточном количестве. Можно им сокращать расходы, я с этим согласен. Не умеешь расходовать – получай оплеуху.

Теперь ещё по некоторым моментам, которые были в выступлении Андрея Михайловича Макарова. Я не могу согласиться всё-таки в отношении того, что за последние годы у нас происходил какой-то лавинообразный рост налоговой нагрузки. Ну не было этого, давайте уже так, по-честному, признаемся. Этого не было ни в период кризиса, ни в период выхода из кризиса, нет и сейчас. У нас не растут и расходы во внебюджетные фонды, в смысле платежи во внебюджетные фонды. Ситуация, конечно, такая подвижная, но считать, что происходит какой-то скрытый рост налоговой нагрузки, причём такой пиковый, – это не так на самом деле. Конечно, нужно следить за теми решениями, которые мы принимаем, и в целом оценивать налоговое бремя и налоговые платежи и неналоговые платежи, но в целом ничего уж такого скачкообразного нет.

Что не может, конечно, не настораживать, о чём все говорили, – это задолженность регионов, в том числе и рост коммерческой задолженности. Но если говорить о росте коммерческой задолженности, всё-таки надо признать, не вся она идёт на зарплату, она в значительной мере идёт на финансирование тех инвестобязательств, то есть на бизнес, о котором, собственно, мы с вами и говорили. Да, плохо, что это ложится на бюджет, плохо, что там высокие ставки, но это источник развития. В общем, здесь регионы отчасти понять можно, но только отчасти, потому что мы всё равно должны смотреть на ситуацию несколько шире, и об этом я сказал в выступлении. Такое поручение Минфину будет дано, мы встретимся, тоже обязательно эту тему окончательно обсудим.

Как было правильно сказано, трудно согласиться с тем, что Минфин работает хорошо. Минфин работает очень хорошо. На этом я, пожалуй, и закончу. До свидания.

Выделить фрагмент