• Анонсы
  • Новости

Новости

9 часов назад
27 июня, понедельник
24 июня, пятница
23 июня, четверг

Президент России подписал разработанный Правительством Федеральный закон об исключении участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих из числа субъектов кредитной истории

Федеральный закон от 23 июня 2016 года №211-ФЗ. Проект федерального закона был внесён в Госдуму распоряжением Правительства от 22 марта 2016 года №476-р. Федеральный закон устанавливает, что военнослужащие, которые приобрели жильё в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих за счет средств федерального бюджета, не относятся к субъектам кредитной истории и вправе обратиться в бюро кредитных историй с заявлением об исключении из ранее сформированной кредитной истории информации об обязательствах по займу (кредиту), предоставленному на эти цели.

1

Календарь

Июнь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Совещание о развитии производства современной сельхозтехники

По итогам 2013 года рынок сельскохозяйственной техники в Российской Федерации составил 133,1 млрд рублей, выработка на одного работника составила 144,6 тыс. рублей, экспорт – около 200 млн долларов, импорт – 2,576 млрд долларов США.

Посещение ООО «Комбайновый завод “Ростсельмаш”»

Вступительное слово Дмитрия Медведева на совещании

Доклад Министра промышленности и торговли Дениса Мантурова

Доклад Министра сельского хозяйства Николая Фёдорова

Сообщение губернатора Ростовской области Василия Голубева

Сообщение председателя совета директоров Российской ассоциации производителей сельскохозяйственной техники «Росагромаш» Константина Бабкина

Брифинг Аркадия Дворковича по итогам совещания

Сообщение председателя совета директоров Российской ассоциации производителей сельскохозяйственной техники «Росагромаш»

ООО «Комбайновый завод “Ростсельмаш”» – крупнейший производитель сельхозтехники в СНГ, контролирует более 50% рынка зерноуборочной техники России и около 17% – мирового рынка. Продукция «Ростсельмаша» поставляется более чем в 20 стран зарубежья.

Современную линейку техники, выпускаемой заводом, составляют зерноуборочные модели комбайнов «Tорум», «Акрос», «Вектор-410», «Нива-Эффект» и кормоуборочные «Дон-680М» и РСМ-1401. По итогам 2013 года объём производства составил 14,1 млрд рублей. Всего было произведено 3179 комбайнов, 236 тракторов и 67 опрыскивателей.

В ходе модернизации производства на предприятии созданы раскройный комплекс, современный логистический комплекс, а также налажена система дилерской сети.

Поездка Дмитрия Медведева в Ростов-на-Дону

Премьер-министр осмотрел главный сборочный конвейер, на котором осуществляется сборка основного модельного ряда, выпускаемого предприятием. Это зерноуборочные комбайны «Акрас», «Вектор-410», «Нива-Эффект», а также кормоуборочные комбайны «Дон-680М» и «РСМ-1401».

Гендиректор завода Валерий Мальцев рассказал Дмитрию Медведеву, что на предприятии придерживаются «регионального принципа разработки и сборки машин», то есть комбайны делаются по спецзаказу для каждого региона. Премьер-министр поинтересовался, сколько в среднем стоит подобный комбайн. По словам Валерия Мальцева, стоимость «Вектора» составляет примерно 6 млн рублей.

Глава Правительства побывал в кабине нового комбайна, где его ознакомили с особенностями управления машиной.

В ходе посещения завода Дмитрий Медведев пообщался с рабочими и специалистами, а также посетил выставку продукции предприятия, где представлены как новейшие образцы техники, так и раритетные комбайны, выпускавшиеся ещё в середине прошлого века.

После посещения ООО «Комбайновый завод “Ростсельмаш”» Дмитрий Медведев провёл совещание о развитии производства современной сельхозтехники.

* * *

Совещание о мерах по увеличению производства современной сельскохозяйственной техники и улучшению технологической обеспеченности сельхозпроизводителей

Совещание о развитии производства современной сельхозтехники

Д.Медведев: Сегодня мы в таком расширенном составе поговорим о том, что нужно для увеличения производства современной сельхозтехники и для того, чтобы она была более доступна для наших сельхозпроизводителей.

Место для совещания лучше не придумаешь, потому что где, как не на «Ростсельмаше», об этом говорить – именно здесь был выпущен первый советский комбайн. Это было в 1930 году. А сейчас много всего разного выпускается – современного, красивого. В общем, поговорим и об этом тоже.

Список участников

  • PDF

    103Kb

    Список участников совещания о мерах по увеличению производства современной сельскохозяйственной техники и улучшению обеспеченности сельскохозяйственных производителей, 11 марта 2014 года

Сельхозмашиностроение остаётся базовой составляющей успешного развития агропромышленного комплекса. От стабильной работы предприятий, которые выпускают качественную и доступную по цене сельхозтехнику, напрямую зависит конкурентоспособность нашего сельского хозяйства.

В соответствии со Стратегией развития сельхозмашиностроенияк 2020 году парк сельхозтехники должен составить не менее 600 тыс. тракторов и более 140 тыс. комбайнов. Между тем объёмы производства и темпы обновления парка пока ещё недостаточны.

Д.Медведев: «По уровню механизации труда наши сельхозпроизводители пока уступают своим коллегам из ведущих стран. Качество тоже бывает разным. Доля техники со сроком эксплуатации свыше 10 лет по тракторам составляет более 60%, а по зерноуборочным комбайнам – практически 50%, по кормоуборочным – 45%».

Я напомню, что по уровню механизации труда наши сельхозпроизводители пока уступают своим коллегам из ведущих стран. Качество тоже бывает разным. Доля техники со сроком эксплуатации свыше 10 лет по тракторам составляет более 60%, а по зерноуборочным комбайнам – практически 50%, по кормоуборочным – 45%. Другими словами, практически половина всей сельхозтехники – это уже достаточно древняя техника, которая требует дополнительных затрат на ремонт и обслуживание.

Говоря о текущем состоянии нашего сельхозмашиностроения, нужно учитывать и объективное сокращение рынка. Это из-за общей экономической ситуации, низкой платёжеспособности в ряде случаев, но в любом случае нам придётся развивать отрасль даже в таких непростых условиях. Как вы знаете, мы приняли решение о субсидировании за счёт федерального бюджета затрат производителей сельхозтехники в размере 15% её цены. Общая сумма выплат 2013 году составила 430 млн рублей. В текущем году на эти мероприятия мы направим ещё 2 млрд рублей. Как мне докладывают, практически сейчас идут все оформления документов, несколько предприятий уже полностью сдали все документы для получения субсидии, несколько десятков проходят ещё согласование. Всё это нужно завершить как можно быстрее. Надеюсь, что вся методическая помощь по линии Правительства будет здесь оказана.

Дополнительный механизм поддержки – это выделение финансовых средств по линии «Росагролизинга». Напомню, что в прошлом году мы провели его докапитализацию, увеличив уставный капитал более чем на 2,2 млрд рублей, при этом бóльшая часть этих средств предназначена для технической и технологической модернизации сельхозпроизводства.

Д.Медведев: «Мы приняли решение о субсидировании за счёт федерального бюджета затрат производителей сельхозтехники в размере 15% её цены. Общая сумма выплат 2013 году составила 430 млн рублей. В текущем году на эти мероприятия мы направим ещё 2 млрд рублей».

И, конечно, очень важным направлением является расширение экспортных поставок. Мы сегодня смотрели те машины, которые «Ростсельмаш» на экспорт поставляет. В 2013 году выручка российских предприятий сельхозмашиностроения на внешнем рынке составила около 200 млн долларов. В общем, это неплохой результат с учётом того, что мы на этом рынке только начинаем осваиваться, но есть и потенциал для увеличения продаж, и, самое главное, сохраняется интерес со стороны зарубежных партнёров. Очевидно, что отечественная продукция в этом смысле стала конкурентоспособной, но вывод также в том, что нашим производителям самим нужно действовать активнее, продвигать свою продукцию, используя все имеющиеся для этого возможности, включая ресурсы Внешэкономбанка, ЭКСАРа (нашего агентства) и «Росагролизинга», естественно.

Рассчитываю, что сегодня коллеги также сделают свои предложения в том ключе, о котором я только что сказал: что нам ещё сделать для развития нашего рынка и улучшения обеспеченности сельхозпроизводителей новой техникой.

Д.Медведев: «В 2013 году выручка российских предприятий сельхозмашиностроения на внешнем рынке составила около 200 млн долларов. В общем, это неплохой результат с учётом того, что мы на этом рынке только начинаем осваиваться, но есть и потенциал для увеличения продаж».

Сначала я попрошу выступить коллег, которые занимаются этими вопросами в Правительстве. Начнём с выступления Дениса Валентиновича Мантурова как Министра промышленности – с коротким сообщением, а потом Николай Васильевич Фёдоров – уже с позиции аграрного министерства. А дальше, естественно, я дам высказаться всем, кто имеет желание.

Пожалуйста, Денис Валентинович (обращаясь к Д.Мантурову).

Д.Мантуров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

В 2013 году в российском агропромышленном комплексе наблюдалось снижение общего объёма продаж основных видов сельхозтехники. Собственно, такая ситуация сложилась ввиду сокращения платёжеспособного спроса со стороны сельхозтоваропроизводителей, вызванного падением рентабельности и высокой долговой нагрузкой.

В 2012 году Минсельхозом были проведены сравнительные испытания разных типов, классов отечественных и зарубежных машин, представленных на российском рынке. Они доказали, что современные образцы отечественных тракторов и комбайнов имеют технико-экономические показатели, аналогичные зарубежным маркам, а по некоторым позициям и превосходят их. Подобные сравнительные испытания должны регулярно проводиться на базе государственной сети машиноиспытательных станций, однако уровень оснащённости этих станций сейчас оставляет желать лучшего. Необходимо своевременно выделять средства на улучшение их технологической базы. Минпромторг в свою очередь продолжит финансирование испытаний, так как крайне важно, чтобы сельхозпроизводители имели объективное представление о качественных характеристиках при выборе техники.

Д.Мантуров: «В 2012 году Минсельхозом были проведены сравнительные испытания разных типов, классов отечественных и зарубежных машин, представленных на российском рынке. Они доказали, что современные образцы отечественных тракторов и комбайнов имеют технико-экономические показатели, аналогичные зарубежным маркам, а по некоторым позициям и превосходят их».

Мы планируем дальше осуществлять поддержку создания новых конкурентоспособных образцов техники. Сейчас реализуется важнейший инновационный проект по разработке самоходных зерноуборочных комбайнов на единой платформе, которые Дмитрию Анатольевичу сегодня показывали. В рамках проекта разрабатывается девять опытных образцов различных классов производительности с высоким уровнем межмодульной унификации, два из них уже созданы и проходят сейчас испытания.

Планируется в период с 2015 по 2020 год произвести около 3 тыс. разработанных в рамках этого проекта комбайнов. Объём финансирования из федерального бюджета составил 610 млн рублей. У нас нет сомнений, что эти деньги вернутся в казну, поскольку уже есть пример с проектом по комбайну «Торум-740», где затраты окупились всего за два с половиной года, а по колёсному трактору «Агротехмаша» – через четыре года.

Имеющиеся производственные мощности предприятия «Сельхозмаша» позволяют увеличить существующие объёмы выпуска в 4–5 раз, изготовить более 13 тыс. единиц современной сельхозтехники, способны полностью удовлетворить спрос на современную технику, а также освоить значительные объёмы экспорта.

Для продвижения отечественной техники потребители – Минпромторг и Россельхозакадемия – ещё в 2012 году разработали справочники, для того чтобы производители сельхозтоваропродукции могли иметь возможность оптимально подобрать себе соответствующую геоклиматическим условиям технику. Эти справочники называются «Система машин». Мы считаем, что применение этого принципа должно стать обязательным критерием получения различных видов государственной поддержки. В первую очередь это касается предусмотренной постановлением Правительства №1432 компенсации потерь сельхозмашиностроителя от продажи техники с 15-процентной скидкой. Всего за три месяца, в течение которых такие компенсации предоставляли в прошлом году, было реализовано 590 комбайнов. В 2014 году в рамках этого постановления планируется реализовать более 2800 единиц сельхозтехники на общую сумму свыше 14 млрд рублей. Поэтому мы нисколько не сомневаемся, что те объёмы бюджетных средств, которые заложены Минсельхозом, будут выбраны полностью.

Д.Мантуров: «Имеющиеся производственные мощности предприятия «Сельхозмаша» позволяют увеличить существующие объёмы выпуска в 4–5 раз, изготовить более 13 тыс. единиц современной сельхозтехники, способны полностью удовлетворить спрос на современную технику, а также освоить значительные объёмы экспорта».

К сожалению, есть проблемы в обеспечении должного уровня поддержки отечественного сельхозмашиностроения со стороны государственных органов власти. Например, мы выяснили, что более 30 субъектов Федерации (Вам, Дмитрий Анатольевич, сегодня примеры уже приводились) осуществляют прямое субсидирование приобретения импортной сельхозтехники. Просто напрямую написано: «приобретение зарубежной сельхозтехники». В частности, по Воронежской области, Татарстану, Башкортостану и ряду других областей – около 30.

В этой связи мы предлагаем «Росагролизингу» при осуществлении закупок по лизинговым программам применять критерии, предусмотренные вышеназванным постановлением Правительства, а регионам установить приоритет на приобретение российской техники. Также мы готовы совместно с Минсельхозом и Минрегионом при непосредственном участии субъектов Федерации разработать единую унифицированную систему мер господдержки российских производителей. В рамках этой работы нужно учесть и возможность расширения опыта «Росагролизинга» по созданию машинно-технологических компаний. Они обеспечат обработку почвы, посевов и уборку урожая сельхозтоваропроизводителям, не имеющим возможности приобретения современной сельхозтехники.

В целом для эффективной реализации мер поддержки на внутреннем рынке нам необходимо чёткое понимание уровня оснащённости сельхозтоваропроизводителя. Сейчас единственным достоверным источником является Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2006 года. Понятно, что использовать эти данные невозможно, и нужно вести постоянный учёт имеющегося на селе парка.

Мы предлагаем совместно с Минсельхозом и субъектами Российской Федерации до конца этого года обеспечить создание федеральной системы учёта и регистрации самоходных машин. Можно это сделать так же, как и делается это по автотранспорту, через Госавтоинспекцию.

Помимо стимулирования сбыта российской сельхозтехники на внутреннем рынке необходимо развивать и экспортный потенциал, о котором сегодня говорилось. Эффективной мерой поддержки этого направления может стать запуск специализированной программы с «Росагролизингом». Это предварительно обсуждали, но необходимо подготовить предложения по оптимизации стоимости фондирования для целей реализации такой программы.

Мы уверены, что предложенные выше меры дадут толчок развитию отечественного сельхозмашиностроения, а также решению проблем с техническим оснащением агропромышленного комплекса. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Теперь Николай Васильевич (обращаясь к Н.Фёдорову). Пожалуйста.

Н.Фёдоров: Спасибо.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! На самом деле Вы абсолютно справедливо и точно определили, когда обозначили в своём вступительном слове, что сельхозмашиностроение является базовой составляющей для успеха или неуспеха, эффективности или неэффективности развития аграрного сектора страны.

Действительно, скажем, в растениеводстве можно посадить самые элитные, суперэлитные семена, внести удобрения по научно рекомендованным, обоснованным нормам. Но если из-за сельхозтехники, состояния её (физического износа или морально устаревшего состояния) мы уборку урожая будем проводить не в течение 10 суток, а в течение 30 суток, то потери доходят до 50%. То есть начинаем уборку урожая – у нас прогноз урожая 25 центнеров с гектара, а завершаем, бывает, 15, а то и 12 центнеров с гектара. Поэтому из трёх таких столпов, если обозначить (понятно, что больше их может быть), – вопрос техники, качественного состояния техники, в общем-то, не менее абсолютно важный вопрос, чем все остальные составляющие, является действительно базовой составляющей.

Н.Фёдоров: «Первое и основное направление на самом деле до сих пор, Дмитрий Анатольевич, – это предоставление субсидий на возмещение части затрат на уплату процентов по инвесткредитам. То есть в рамках инвесткредитов закладывалась возможность и необходимость потребности в приобретении сельхозтехники, и с 2008 по 2012 год было предоставлено субсидий на возмещение вот по этому направлению из федерального бюджета порядка 36 млрд рублей».

Вы привели цифры, уважаемый Дмитрий Анатольевич, по поводу состояния техники. На сегодня наличная техника, такая устаревшая, изношенная, закрывает потребности всего на 70% – я сейчас не говорю о качестве этой техники – плюс у нас есть снижение количества приобретаемой техники по тем причинам, о которых говорил и Денис Валентинович (Мантуров). Что у нас есть в рамках государственной поддержки, какие направления являются существенными для сельхозтоваропроизводителей – я обозначу взгляд аграрного министерства.

Первое и основное направление на самом деле до сих пор, Дмитрий Анатольевич, – это предоставление субсидий на возмещение части затрат на уплату процентов по инвесткредитам. То есть в рамках инвесткредитов закладывалась возможность и необходимость потребности в приобретении сельхозтехники, и с 2008 по 2012 год было предоставлено субсидий на возмещение вот по этому направлению из федерального бюджета порядка 36 млрд рублей. По нашим данным (Минсельхоза), от 50 до 70% обновления сельхозтехники шло по направлению инвестиционных кредитов. Поскольку у нас во второй половине 2012 года обнаружились проблемы в этой сфере, понятно, что со второй половины 2012 года (а в 2013 году мы вообще не могли отбирать новые инвестпроекты) это направление резко сдало, и это одна из существенных причин снижения приобретения сельхозтехники, обновления сельхозтехники в 2013 году.

Второе направление – это лизинг. Лизингом в основном пользуются малые и средние сельхозорганизации, фермеры. Здесь следует отметить, что в 2013 году на условиях лизинга приобретено 4,6 тыс. единиц сельхозтехники и автомобильной техники на общую сумму почти 10 млрд рублей и 90% этой техники идёт малому и среднему бизнесу. Здесь очень важно, и это перспективно и здóрово, что и «Росагролизинг», и другие лизинговые организации, и сами субъекты Федерации начали сейчас создавать, активизировать, стимулировать организацию машинно-технологических станций. Это особенно актуально для малых, средних предприятий, индивидуальных предпринимателей, которые не могут покупать дорогостоящую технику.

Н.Фёдоров: «Лизингом в основном пользуются малые и средние сельхозорганизации, фермеры. Здесь следует отметить, что в 2013 году на условиях лизинга приобретено 4,6 тыс. единиц сельхозтехники и автомобильной техники на общую сумму почти 10 млрд рублей и 90% этой техники идёт малому и среднему бизнесу».

Третье направление – это предоставление субсидий производителям отечественной и локализованной сельхозтехники с компенсацией сельхозмашиностроителям 15% стоимости. Здесь, как сказал Денис Валентинович, я с ним абсолютно согласен, поскольку прошлый год был новым, новые правила, новые методики, мы пересматривали даже в течение года, улучшали, совершенствовали эту методику. Прошлый год был экспериментальным. Мы уверены, что в этом году почти 2 млрд рублей освоят. Мы с «Ростсельмашем» подписали тоже соответствующее соглашение более чем неделю назад, и всё будет сделано достаточно качественно. Есть объективные основания рассчитывать на это, потому что в прошлом году «Ростсельмаш» из 430 млн рублей, которые были реализованы, порядка 85%, по-моему, не проглотил, а обеспечил – действительно, покупатели довольны.

И четвёртое направление – это субсидирование части затрат сельхозпроизводителей на приобретение техники со стороны субъектов Российской Федерации. Эта тема уже тоже была затронута, в том числе и коллегой, который отвечает за сельхозмашиностроение, и с неудовольствием некоторым Дениса Валентиновича, что некоторые субъекты Федерации предпочитают покупать импортное. Действительно, есть субъекты Федерации, которые… По нашим данным (да, это совпадает), 30 субъектов. В 39 субъектах действуют региональные программы субсидирования из региональных бюджетов. Есть регионы, которые субсидируют (Татарстан, например) 2 млрд рублей в год из своего собственного бюджета. Это очень здóрово для сельхозтоваропроизводителей, они удовлетворяют их потребности. Можно ли цивилизованно это корректировать?

Мы можем на это влиять, Дмитрий Анатольевич, когда предлагаем, чтобы региональные программы предлагались нам в свою очередь для того, чтобы мы софинансировали через экономически значимые региональные программы со стороны федерального бюджета. Но так просто сказать «нет, не покупайте технику, которую мы не хотим, чтобы вы покупали», думаю, не очень правильно. Здесь нужно находить механизмы, стимулирующие приобретение отечественной локализованной сельхозтехники, а не просто запрещать таким продвинутым регионам (Краснодарский край, Воронежская область или Татарстан) приобретать импортную сельхозтехнику. Не очень патриотично звучит, но я думаю, что здесь нужно иметь в виду главного игрока на этом рынке – потребителя, сельхозтоваропроизводителя, который хочет иметь именно ту технику, на которую он сориентирован.

Н.Фёдоров: «У нас появились по госпрограмме целевые программы «Поддержка начинающих фермеров» и «Развитие семейных животноводческих ферм на базе крестьянских (фермерских) хозяйств». В 2012 году эти программы запущены, и по прошлому году, скажем, они купили более 4 тыс. единиц сельхозтехники и оборудования».

И пятое направление – новое, но очень важное. У нас появились по госпрограмме целевые программы «Поддержка начинающих фермеров» и «Развитие семейных животноводческих ферм на базе крестьянских (фермерских) хозяйств». В 2012 году эти программы запущены, и по прошлому году, скажем, они купили более 4 тыс. единиц сельхозтехники и оборудования. Это перспективные направления для того, чтобы мы развивали малый и средний бизнес в сельской местности и там появился, выражаясь старым языком, класс таких стабильных и патриотически настроенных аграриев.

И в заключение ещё две немаловажные, скорее всего, задачи, которые тоже затронул мой коллега Денис Валентинович (Мантуров). Нам нужна действительно объективная и полная информация о парке основных видов сельхозтехники. Сегодня Росстат предоставляет ежегодные данные об оснащённости техникой и покупках только по сельхозорганизациям, кроме микропредприятий. В стороне остаются фермеры, индивидуальные предприниматели, владельцы ЛПХ, в том числе товарных личных подсобных хозяйств, их более 2 млн у нас в стране, которые находятся в сфере товарного производства продукции.

Информация в целом у нас появляется только по итогам Всероссийской сельхозпереписи. Органы Гостехнадзора предоставляют Минсельхозу России данные только на начало года одной строкой по общему количеству основных видов техники.

Мы сейчас вместе с Минпромторгом (тут приоритетный Минсельхоз на самом деле) создаём систему государственно-информационного обеспечения в сфере сельского хозяйства. Проводится работа по созданию подсистем учёта сельхозтехники, и я уверен, что мы в 2015 году будем иметь систему, которая будет работать и гарантировать нам абсолютно объективную информацию по стране.

И второй момент: не вся новая техника, которая находится на рынке, отвечает современному техническому и технологическому уровню. Хотя стоит отметить (это важно, Дмитрий Анатольевич), что тенденция есть явная (это все подтверждают – и эксперты, и даже оппоненты) повышения качества представленной на рынке техники. Например, если в 2011 году машиноиспытательными станциями, которые находятся в ведении Минсельхоза, по зерноуборочным комбайнам было отмечено 89% отклонений, в 2012 году – 80%, в 2013 году – менее 50%. По тракторам: если в 2011 году 76% не удовлетворяли по разным большим и малым моментам потребителей, в 2012 году – 70%, в 2013 году – менее 50%. То есть сельхозмашиностроители на самом деле интенсивно занимаются (я беру весь спектр сельхозмашиностроителей) качеством техники, с тем чтобы удовлетворить покупателя. Поэтому мы продолжим эту работу с Минпромторгом и машиноиспытательными станциями. Думаю, что прогресс уже идёт, результаты будут, и эти предложения отражены в проекте поручений, который сформирован Аппаратом.

Д.Медведев: Спасибо. Я бы всё-таки менее либерально относился к тем регионам, которые субсидируют иностранцев. Слушайте, но это же наши деньги. Почему, так сказать… Конечно, покупатель всегда прав, но речь ведь идёт не о том, что конкретный сельхозпроизводитель покупает иностранную технику. Если он считает, что она лучше, пусть покупает. Но мы государственные деньги на это тратим, это совсем другое дело. Сделайте мне справку подробную по всем этим регионам. Если они будут к нам приходить трансферты разные просить, значит, придётся им отказать в этом.

Д.Мантуров: Ростовская область, например. У них, наоборот, принято постановление: 20% они дают скидку только на технику, которая производится в Ростовской области.

Д.Медведев: Вот это правильно.

Д.Мантуров: Правильно. А почему другим нельзя сделать?

Д.Медведев: Об этом и речь. Ладно, поговорим сейчас ещё об этом. Раз уж мы про Ростовскую область заговорили, Василий Юрьевич (обращаясь к В.Голубеву), пожалуйста, коротко.

В.Голубев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, у нас в сельхозмашиностроении области сегодня занято около10 тыс. человек. Если говорить конкретно об итогах прошлого года, то объём производства у нас вырос, в том числе завода «Ростсельмаш». «Ростсельмаш» в 2013 году увеличил выпуск продукции в натуральном, денежном выражении. Производство комбайнов выросло на 11,6%, состоялось некоторое снижение в производстве тракторов, вместе с тем всего было произведено 3179 комбайнов. По оценкам специалистов, прежде всего работающих в сельхозмашиностроении, завод сегодня способен выпускать около 20 тыс. комбайнов в год.

В.Голубев: «"Ростсельмаш" в 2013 году увеличил выпуск продукции в натуральном, денежном выражении. Производство комбайнов выросло на 11,6%, состоялось некоторое снижение в производстве тракторов, вместе с тем всего было произведено 3179 комбайнов».

Мы понимаем, что сохранить нынешнюю относительно стабильную ситуацию в отрасли удалось благодаря поддержке Правительства Российской Федерации. На это были обращения в том числе из Ростовской области, из ряда других регионов. Было введено софинансирование из федерального бюджета НИОКР на разработку унифицированной платформы комбайнов на базе завода «Ростсельмаш», на это ушло 610 млн рублей на три года.

В 2013 году импортная квота в отношении ввозимых зерноуборочных комбайнов была введена. Мы со своей стороны приняли ряд решений, которые работают сегодня в регионе уже более трёх лет в полном объёме, как уже было сказано Денисом Валентиновичем (Мантуровым),это 20% от стоимости закупаемой техники, которая произведена именно на территории Ростовской области. За четыре года это позволило приобрести нашим аграриям 888 комбайнов, порядка 90 тракторов и более 1 тыс. единиц другой техники у различных производителей на территории региона.

На субсидирование процентных ставок по кредитам на техническое перевооружение мы направили примерно 12 млн рублей, предоставили налоговые льготы на реализацию инвестпроектов на территории области нашими сельхозмашиностроителями, произвели субсидирование экспортных контрактов на сумму более 7 млн рублей.

К сожалению, несмотря на принятые меры господдержки, ситуация, на наш взгляд, остаётся достаточно непростой, острой. Сегодня «Ростсельмашу», другим предприятиям области приходится конкурировать с крупнейшими иностранными производителями, среди которых и белорусские производители, которых в значительной степени сегодня субсидирует государство.

Зарубежным компаниям путём организации в России отвёрточной сборки до настоящего времени удавалось обходить меры, которые предусмотрены для защиты рынка. Они также пользуются такими формами господдержки, как субсидирование процентных ставок по кредитам и лизинговым платежам. Поэтому я считаю неправильным приобретение за счёт бюджетных средств либо с использованием форм господдержки импортной техники, а также техники, которая собрана на территории страны без должного уровня локализации.

В.Голубев: «За четыре года наши аграрии приобрели 888 комбайнов, порядка 90 тракторов и более 1 тыс. единиц другой техники у различных производителей на территории региона».

Для увеличения производства современной сельхозтехники и улучшения обеспеченности сельхозтоваропроизводителей, на наш взгляд, необходимо принятие дополнительных мер на федеральном уровне. Что это за меры? Какие меры мы предлагаем?

Первое. Проработать возможность создания общероссийского кластера сельскохозяйственного машиностроения для разработки и серийного производства российской техники высокой степени локализации, в том числе включая сюда и ключевые узлы, и агрегаты. В качестве базового региона я предлагаю рассмотреть Ростовскую область. Помимо развитого сельхозмашиностроения мы понимаем, что основой здесь является «Ростсельмаш». У нас ещё 15 самых разных смежных предприятий и очень серьёзный научный потенциал – это Южный федеральный университет, Донской государственный технический, Донской государственный аграрный университеты.

Второе. Предоставлять государственную поддержку нужно российским производителям, которые имеют уровень локализации не менее 50%, в соответствии с критериями, которые утверждены соответствующим постановлением Правительства от 27 декабря 2012 года №1432.

Третье. Правительством области совместно со специалистами организации «Росагромаш» изучены потенциальные возможности экспортных поставок российской самоходной сельхозтехники. Ежегодный объём оценивается сегодня примерно в 15 млрд рублей, поэтому мы считаем необходимым с учётом членства России в ВТО запустить конкурентоспособные механизмы поддержки экспорта российской продукции сельхозмашиностроения. Например, установить целевые показатели по объёму реализации российской сельхозтехники Российскому агентству по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, «Росагролизингу», государственной корпорации «Внешэкономбанк».

И четвёртое. Может быть, более конкретная задача, но, на наш взгляд, очень важная. Например, сегодня на Дальнем Востоке, в Сибири преимущественно продаётся техника китайского и белорусского производства. С целью стимулирования отечественного сельхозмашиностроения в рамках предстоящей бюджетной корректировки я предлагаю предусмотреть дополнительные адресные средства Минпромторгу для субсидирования железнодорожного тарифа на перевозки в регионы Сибири и Дальневосточного федерального округа техники, которая производится сегодня здесь на заводе «Ростсельмаш». По расчётам, в 2015 году на это потребуется 350 млн, в 2016-м и последующих – почти по 400 млн. Кроме того, Дмитрий Анатольевич, считаю, что целесообразно рекомендовать субъектам Российской Федерации оказывать государственную поддержку в приобретении сельхозтехники с уровнем локализации более 50%. Сегодня мы в Ростовской области это делаем, и все селяне, которым задаёшь вопрос, как работает программа, абсолютно положительно воспринимают эту ситуацию. Мне кажется, что тут нужно достаточно детально поработать, и это послужит серьёзным толчком и поддержкой российского сельхозмашиностроения.

Д.Медведев: Спасибо. Теперь, пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что-либо сказать?

К.Бабкин (председатель совета директоров Российской ассоциации производителей сельскохозяйственной техники «Росагромаш»): Константин Бабкин, председатель совета директоров компании «Новое содружество», главного акционера «Ростсельмаша».

Спасибо, что выбрали для проведения совещания, Дмитрий Анатольевич, нашу компанию. Но хочу сказать, что она активно откликается на меры государственной поддержки. Если в 2000 году компания производила только лишь три вида машин, три наименования комбайнов, то сегодня мы производим более 100 наименований передовой сельхозтехники. Вы их видели в ходе посещения сегодня завода.

К.Бабкин: «По данным Минсельхоза, и Ассоциации машиноиспытательных станций, по итогам прошлого года три комбайна "Ростсельмаш" в разных номинациях были признаны лучшими машинами на рынке России среди и российских, и зарубежных производителей. Над качеством, производительностью техники мы активно работаем. Сегодня наша техника поставляется в 26 стран мира, она востребована».

Я не знаю, какими методиками оперирует Минсельхоз, когда говорит о большом проценте несоответствия машин заявляемым требованиям, но, по данным опять же и Минсельхоза, и Ассоциации машиноиспытательных станций, по итогам прошлого года три комбайна «Ростсельмаш» в разных номинациях были признаны лучшими машинами на рынке России среди и российских, и зарубежных производителей. Над качеством, производительностью техники мы активно работаем. Сегодня наша техника поставляется в 26 стран мира, она востребована.

Отдельно хочу поблагодарить Минпром за поддержку, которую нам оказывают в деле модернизации нашего модельного ряда. Денис Валентинович (Мантуров) уже сказал о том, что у нас было хорошее сотрудничество и идёт сотрудничество в процессе разработки и производства комбайна «Торум», который сегодня продаётся на российском и внешнем рынках. Сейчас мы активно работаем над новым семейством комбайнов. Если интересно, дизайн здесь представлен в буклете. Мы эту машину уже в полноценном виде представим этой осенью на выставке «Агросалон» в Москве. Причём это будет целое семейство на основе единой платформы, единой серии технологических решений. Можно будет компоновать целый ряд машин с невысокой себестоимостью и идеально подходящих для каждого агрофона.

Но если немного отвлечься от компании «Ростсельмаш», то я являюсь президентом Ассоциации сельхозмашиностроителей России. Ассоциация включает 70 производителей сельхозтехники, которые находятся в 35 субъектах Российской Федерации, производим продукции на 57 млрд рублей и трудится в нашей отрасли 45 тыс. человек, не считая смежников. То есть Россия является одной из ведущих сельхозмашиностроительных держав мира.

Д.Медведев: А раньше на «Ростсельмаше» столько трудилось?

Реплика: 54 тыс.! А на головной площадке 110.

К.Бабкин: Производительность труда растёт, но, конечно, уже не те объёмы производства, но тем не менее 45 тыс. – это тоже заметная отрасль, без учёта смежников.

В этом году мы ожидаем некоторого роста объёмов производства на «Ростсельмаше» и на других заводах благодаря тому, что как раз активно работает программа субсидирования производителей в части скидок на сельхозтехнику в размере 15%. Тут на диаграмме показано, что когда эта программа была запущена, сразу же пошёл рост продаж сельхозтехники. Поэтому мы благодарим Правительство за то, что программа будет продолжена и будет совершенствоваться. Её надо совершенствовать, немного делать поправки в том смысле, что там есть роспись дотаций по регионам, и некоторые регионы выходят вперёд. Например, Орловская, Воронежская области, Алтайский край – они уже скоро вычерпают свой лимит, а другие регионы отстают, поэтому нужны будут определённые поправки. То же самое касается некоторых производителей, которые лимиты выбирают чуть-чуть быстрее, чем другие. В целом программа работает успешно. Надеемся вернуться к этому вопросу, попросим её чуть-чуть доработать где-то в середине лета.

Второй вопрос – это поддержка экспорта. Да, сегодня мы поставляем во многие страны на 200 млн. Это для нашей отрасли достаточно существенная сумма, но потенциал огромен. Мы проанализировали рынки, которые нам доступны, традиционные рынки, и мы видим, что объём экспорта сельхозтехники может достигнуть почти 15 млрд рублей в год, но нужна система государственной поддержки.

Сегодня система государственной поддержки экспорта в России находится в минимальном состоянии. Есть агентство ЭКСАР (Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций), но с его помощью в прошлом году мы совершили лишь одну сделку на 6 млн долларов – поставили сельхозтехнику в Казахстан. В то время как, если взять, например, Белоруссию, то там есть компания «Промагролизинг», которая поставляет технику с отсрочкой до семи лет, ставка 4% годовых. Покупатель должен заплатить лишь 15% стоимости предмета лизинга как первый платёж. Нам такие условия поставки недоступны. Если «Росагролизингу» будет поручено заниматься экспортом, то, я думаю, что потенциал будет очень сильно использован.

Второй вопрос – субсидирование процентов по кредитам на сельхозтехнику. Министр сельского хозяйства уже сказал, что сейчас инвесткредиты для сельхозтоваропроизводителей на приобретение техники не субсидируются. И в прошлом году не субсидировались, не будут в этом, и в ближайшие годы не планируется. В то же время есть в Минпромторге программа, применяемая в автомобилестроении, когда потребителям машин субсидируется часть процентов, часть кредитных ставок на приобретение этих машин. Мы хотели бы, чтобы аналогичная программа была запущена Минпромторгом в области сельхозмашиностроения.

Ещё другие просьбы в адрес Правительства. Министр сельского хозяйства озвучил, что будут экономически значимые региональные программы субсидироваться за счёт российского бюджета. Благодарю Вас, Дмитрий Анатольевич, за такую позицию, что государственные деньги (их сегодня не так много) должны, конечно, расходоваться в первую очередь на поддержку российского производства.

Компания «Росагролизинг». Просим, чтобы она начала работать на внешних рынках. В своё время премьер-министр Украины Азаров обращался в адрес Правительства Российской Федерации, Правительство Кыргызстана обращалось, Правительство Армении просило предоставить товарный кредит на поставки сельхозтехники… Такие меры поддержки просим оказать. Спасибо.

Д.Медведев: Немало. Ладно, хорошо.

<…>

* * *

Брифинг заместителя Председателя Правительства Аркадия Дворковича по итогам совещания

Стенограмма:

А.Дворкович: Председатель Правительства сегодня на «Ростсельмаше» провёл совещание по развитию производственной сельхозтехники в нашей стране. По итогам совещания будет дан ряд поручений. В настоящее время парк сельхозтехники у нас сильно устарел, там обновления достаточно низкие. Мы применяем сегодня два механизма господдержки. Первый – субсидирование производителей сельхозтехники на уровне 15% от цены. На эти цели в бюджете есть 1,9 млрд рублей. В прошлом году был докапитализирован «Росагролизинг», который также осуществляет программу обновления сельхозтехники.

Участники совещания говорили о следующем (и на эту тему будут даны поручения): необходимо, во-первых, синхронизировать две программы, с тем чтобы средства не распылялись, а фокусировались на поддержке тех, кто нуждается в этой технике; во-вторых, сделать так, чтобы этой программой могли пользоваться производители не только комбайнов и тракторов, но и навесной техники, а также техники, работающей на газомоторном топливе, в особом режиме. Сегодня Минпромторг готовит такие предложения.

Также все говорили о том, что необходимо развивать тему машинотехнических, машиноиспытательных станций, с тем чтобы передовая техника могла использоваться более эффективно не только одним производителем – собственником конкретной техники, но и десятками производителей за счёт использования комбайнов и тракторов, которые находятся в собственности машинотехнических станций. Наши лизинговые компании готовы этим заниматься.

Конечно, большинство этих мер поддержки упирается в деньги, и, если поддержка сохранится на уровне около 2 млрд рублей, сложно рассчитывать на значительный прогресс. Мы в рамках реализации госпрограммы до 2020 года договорились изыскать дополнительные средства (пока ещё объём неясен, но, по мнению большинства, это не менее 5 млрд рублей в год), с тем чтобы на стабильной основе хотя бы в минимальном объёме реализовывать программу обновления сельскохозяйственной техники по всей территории страны.

Вопрос: Это до 2020 года?

А.Дворкович: До 2020 года.

При этом мы сохраним те чёткие критерии локализации, которые сегодня есть. И все компании, которые удовлетворяют этим критериям локализации, смогут воспользоваться этой программой. Те, кто ещё не удовлетворяют, должны будут довести уровень локализации до соответствующих значений. Это, кстати, касается и производителей из дальнего зарубежья (в частности, американские производители у нас довольно активны на рынке), и наших белорусских партнёров, которые также активно присутствуют на российском рынке. У большинства их компаний пока уровень локализации ниже, чем установленные значения, тем не менее они свою технику поддерживают. Мы посмотрим на соответствие этих правил поддержки нормам конкурентного законодательства – нет ли там очевидного демпинга. Мы приветствуем, естественно, производство белорусской техники на нашей территории, если она этим критериям удовлетворяет.

Наконец, ещё одна тема – это создание новой техники, причём и уже законченной, то есть комбайнов, тракторов, других машин, и отдельных компонентов. Минпромторг сегодня реализует ряд программ, в частности по двигателям, а также поддерживает разработку ряда новых комбайнов и тракторов, но этих средств также недостаточно. Будем смотреть на возможности расширения этой поддержки, я имею в виду НИОКР, я имею в виду модернизацию производства, и у нас есть потенциал, для того чтобы такие программы реализовать. Уже есть примеры поставки нашей техники на зарубежные рынки, причём эта техника конкурентоспособна, она выигрывает по многим показателям у зарубежных аналогов, тем не менее условия финансирования поставки пока неконкурентоспособны.

Поддержка экспорта – это та тема, которая сегодня звучала очень громко. И мы будем выходить на те параметры поддержки, я имею в виду отсрочку платежей, процентные ставки, гарантии по экспортным поставкам, которые позволят конкурировать с зарубежными компаниями.

Вопрос: На совещании обсуждался вопрос, что за счёт господдержки приобретается зарубежная техника. Какое-то принципиальное решение принято?

А.Дворкович: Да, мы договорились провести анализ таких мер поддержки, их применяют в основном отдельные регионы, и мы с регионами поработаем, с тем чтобы не было очевидных преференций зарубежной технике, вообще никаких преференций чтобы не было. Если зарубежная техника приобретается, это должно быть выбором наших сельхозпроизводителей, но не должно особым образом поддерживаться за счёт средств налогоплательщиков.

Вопрос: А предложения ряда губернаторов по субсидированию транспортного тарифа на Дальний Восток по сельхозтехнике?

А.Дворкович: Это предложение вполне законно, и думаю, что мы постараемся его учесть в тех программах, которые у нас есть. Кстати, на Дальнем Востоке есть специальные налоговые льготы, готовятся предложения по территориям опережающего развития. Думаю, что наши производители техники вполне могли бы подумать о размещении дополнительных производств на Дальнем Востоке, особенно если речь идёт о технике, которая востребована именно в тех регионах – в Амурской области, в Хабаровском крае. Это производство сои, некоторых других продуктов. Специальная техника для этого нужна, и, соответственно, именно эта техника могла бы производиться на тех территориях.

Вопрос: По 5 млрд можно уточнить? Имеется в виду субсидирование 15% или вместе с «Росагролизингом»?

А.Дворкович: Думаю, что это может быть совокупный объём программ – и поддержка лизинга, и субсидирование производителей. Просто я не думаю, что мы найдём больше средств. 5 млрд, исходя из опыта предыдущих лет, – это тот минимальный объём поддержки, который, видимо, необходим. Пока ещё и их нет, поэтому говорить о том, что это точно будет, нельзя, но думаю, что это будет консолидированное предложение Минпромторга и Минсельхоза на ближайший бюджетный цикл.

Вопрос: Аркадий Владимирович, вопрос вам как члену набсоветаВЭБа. Сегодня появилась информация про Клепача (А.Клепач, заместитель Министра экономического развития). Что-нибудь можете рассказать?

А.Дворкович: Насколько я знаю, такое предложение Андрею Николаевичу действительно поступило, но пока ещё никаких окончательных решений ни он, ни министерство, ни ВЭБ не приняли. Тем не менее этот вопрос рассматривается в установленном порядке, в том числе комитетом по кадрам Внешэкономбанка.

Вопрос: По вашей линии рассматриваются пока предварительно какие-либо варианты поддержки промышленных предприятий Крыма и вообще Украины?

И ещё вопрос вдогонку по экспорту зерна в случае присоединения Крыма. Это будет способствовать наращиванию экспорта?

А.Дворкович: Что касается сотрудничества с украинскими партнёрами, в том числе с предприятиями, которые находятся на территории Крыма. Сейчас у нас коллеги активно работают со своими партнёрами на Украине, соответствующими сотрудниками ведомств (украинских, крымских), и думают о возможных направлениях сотрудничества, в том числе и возможных мерах поддержки. Сегодня такая поддержка пока оказывается в основном на межрегиональной основе. У нас есть регионы, которые заинтересованы в сотрудничестве с предприятиями, которые находятся на территории Крымской автономии, и им интересны эти проекты.

Мы также анализируем наши проекты с предприятиями, находящимися на Украине в целом, на всей территории, – в Восточной Украине, в других районах. Хотим, чтобы это сотрудничество продолжалось, естественно, на стабильной основе. Важно, чтобы оно строилось на коммерческой основе и чтобы мы работали в равных конкурентных условиях, чтобы не было демпинга с территории Украины, чтобы не было недобросовестной конкуренции. Повторяю: наши коллеги сейчас активно взаимодействуют…

Вопрос: Коллеги – это кто?

А.Дворкович:Я имею в виду коллег в наших отдельных министерствах и ведомствах – Минпромторге, Минсельхозе, Минтрансе. Все они сейчас работают со своими партнёрами и смотрят, какие возможны направления сотрудничества.

Что касается зерна, мы давно изучаем возможности сотрудничества по зерновому рынку и с Украиной, и с Казахстаном – там есть потенциал, ведутся консультации по формированию интегрированной структуры и взаимодействию в этой части. Надеюсь, что мы достигнем согласия в самые ближайшие месяцы. Думаю, что это выгодно и нам, и Украине, и Казахстану.

Вопрос: Есть ли уже анализ возможных санкций со стороны западных стран, которые могут повлиять на экономику России? Есть ли такие подсчёты?

А.Дворкович: Такой анализ ведётся постоянно, причём колебания мировой экономики оказывают гораздо большее влияние на Россию, чем любые санкции, поскольку санкции – вещь обоюдоострая и влияют отрицательно как на одну сторону, так и на другую. Об этом уже говорили мои коллеги по Правительству, в том числе коллеги в МИДе. Мы считаем, что любые санкционные предложения – это огромный риск для тех, кто их выдвигает. В любом случае мы будем вести свою экономическую политику таким образом, чтобы минимально зависеть от политических рисков. Думаю, что политика последних лет позволяет нам рассчитывать на хорошие результаты. Мы работаем со всеми партнёрами – мы работаем и с Европой, и с американским континентом, и всё в большей степени с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Такая диверсификация нашего сотрудничества позволяет рассчитывать на стабильную работу нашей экономики.

Выделить фрагмент