Новости

Вчера
26 сентября, понедельник
25 сентября, воскресенье
23 сентября, пятница
22 сентября, четверг
21 сентября, среда
1

Календарь

Сентябрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Селекторное совещание об итогах развития сельского хозяйства в 2013 году и задачах на 2014 год

Д.Медведев: «Проблем в 2013 году было немало. Самым большим испытанием для страны стало наводнение на Дальнем Востоке. Оно ударило и по аграрному сектору. В Южном и Приволжском округах случилась засуха. Тем не менее в целом показатели, по данным Росстата, неплохие. Производство сельхозпродукции в 2013 году выросло на 6,2%».

Вступительное слово Дмитрия Медведева

Доклад Министра сельского хозяйства Николая Фёдорова

Сообщение губернатора Ростовской области Василия Голубева

Сообщение губернатора Амурской области Олега Кожемяко

Выступление заместителя Председателя Правительства Аркадия Дворковича

Стенограмма:

Вступительное слово на селекторном совещании об итогах развития сельского хозяйства в 2013 году и задачах на 2014 год

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Хотя вся наша страна готовится к Олимпийским играм, наше сегодняшнее совещание, как это ни удивительно, посвящено более прозаическому, но от этого не менее важному вопросу – сельскому хозяйству. Мы коротко совсем подведём итоги прошлого года и поговорим о текущих делах. Я, собственно, ради этого всех собрал: и всех, кто присутствует в этом зале, и всех, кто находится в режиме видеосвязи. Поговорим о проблемах и задачах, которые стоят на текущий год.

Проблем в 2013 году было немало. Самым большим испытанием, конечно, для страны стало наводнение на Дальнем Востоке. Оно ударило и по аграрному сектору. В Южном и Приволжском округах случилась засуха, при этом в Центральной части были осадки в период уборки урожая. В общем, погода, как обычно, свои сюрпризы приносила.

Тем не менее в целом показатели, по данным Росстата, неплохие. Производство сельхозпродукции в 2013 году выросло на 6,2%. Можно сопоставить общие данные по росту промышленного производства и по сельхозпроизводству. Напомню, кстати, что годом ранее у нас было снижение по линии аграрного дела почти на 5%, то есть нужно признать, что, в общем, прошлый год в этом смысле был неплохим.

Надеюсь, что свою лепту внесли и субсидии на погектарную поддержку. В то же время есть и очевидные проблемы: снижение производства кормов в связи с засухой 2012 года, а также закредитованность хозяйств в значительной мере повлияли на производство молока. Оно снизилось по сравнению с 2012 годом, и в этом контексте нам нужно повысить эффективность господдержки и предусмотреть дополнительные меры.

Д.Медведев: «Минсельхоз с Минфином предлагают перераспределить деньги в рамках Государственной программы развития сельского хозяйства, чтобы их получили наиболее нуждающиеся предприятия. Напомню, что из федерального бюджета на финансирование государственной программы в текущем году запланировано 170 млрд рублей».

Список участников

  • PDF

    108Kb

    Список участников селекторного совещания об итогах развития сельского хозяйства в 2013 году и задачах на 2014 год, 6 февраля 2014 года

Сегодня развитие отрасли в целом сдерживает высокая закредитованность аграрных компаний. По информации Минсельхоза, в 2013 году предприятиям АПК выдано кредитов на общую сумму 1,16 трлн рублей, объём предоставленных кредитов по сравнению с 2012 годом вырос почти на 16,5%.

Мы стараемся повысить доступность кредитов, облегчить их выплату. В частности, были предоставлены субсидии из федерального бюджета, которые возмещают часть процентной ставки по инвестиционным займам, и на эти цели в 2014 году заложено 44 млрд. Кроме того, Минсельхоз с Минфином предлагают перераспределить деньги в рамках Государственной программы развития сельского хозяйства, чтобы их получили наиболее нуждающиеся предприятия. Напомню, что из федерального бюджета на финансирование государственной программы в текущем году запланировано 170 млрд рублей.

Вместе с тем остаётся задолженность по выплатам субсидий по процентным ставкам инвестиционных кредитов. Эта проблема неоднократно поднималась коллегами-губернаторами. Мы её пытаемся разрешить, кое-что было сделано, но не до конца. Но тут нужно признаться, что ситуация непростая, в том числе потому, что ранее соответствующие инвестиционные кредиты надлежащим образом не оформлялись. Это проблема и Минсельхоза, и регионов. Делать нужно всё вовремя и качественно всё, что нужно, оформлять. На будущее мы, конечно, этого не допустим, но по этим кредитам нужно будет как-то ситуацию менять. В прошлом году мы нашли 10 млрд на эту тему, больше 10. Оставшаяся задолженность составляет больше 18 млрд рублей. Но специально хочу сказать, чтобы коллеги нас слышали: мы, конечно, понимаем, насколько это важно для регионов, потому что под это подвязаны очень крупные инвестиционные проекты на селе. И эту ситуацию, ещё раз говорю, нужно каким-то образом решать.

Пожалуйста, Николай Васильевич (обращаясь к Н.Фёдорову), коротко проинформируйте нас о делах и о планах на этот год.

Доклад главы Минсельхоза Николая Фёдорова

Н.Фёдоров: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! С учётом Ваших замечаний, комментариев и цифр я обозначу дополнительно, что на реализацию госпрограммы в прошлом году из консолидированного бюджета направлено на поддержку сельского хозяйства 268 млрд рублей, в том числе из федерального бюджета – 198 млрд (освоение 99,9%), и ещё порядка 70 млрд рублей направили на условиях софинансирования региональные бюджеты. Это 92% от плановых обязательств регионов. В соответствии с соглашениями они должны были 75,8 млрд, но по разным причинам, уважительным и неуважительным, есть недовыполнение на 8% от регионов. Правительством Российской Федерации в сравнении с паспортом госпрограммы финансирование мероприятий было увеличено на 25%, по итогам первого полугодия это плюс 42 млрд рублей. Эта поддержка в целом позволила сохранить положительную динамику производства в отрасли. Вы приводили цифры, которые поддержали развитие экономики в целом, добавив по линии сельского хозяйства 6,2% роста валовки.

Н.Фёдоров: Правительством Российской Федерации в сравнении с паспортом госпрограммы финансирование мероприятий было увеличено на 25%, по итогам первого полугодия это плюс 42 млрд рублей. Эта поддержка в целом позволила сохранить положительную динамику производства в отрасли.

По данным Росстата, действительно (ещё раз хочу обратить внимание уважаемой аудитории ) производство зерновых составило более 91 млн 329 тыс. т – это минимум зарегистрированный. Потому что, ещё раз хочу обратить внимание, Дмитрий Анатольевич, тут всякое бывает, и, прошу прощение за такое слово, демагогия по поводу статистики, – это данные Росстата, во-первых. Во-вторых, по данным всех экспертов солидных и крестьян, российского крестьянства, всегда есть нерегистрируемая порция зерновых – исторически, традиционно и так далее. Я их понимаю, наших крестьян, то, что они не всё показывают, с поля начинает уходить уже от комбайна часть зерновых, но и по разным другим причинам тоже остаётся. Поэтому сразу отвечаю на некоторые вещи, которые порой звучат с разных трибун по поводу того, что Росстат не знает, что происходит в стране.

Д.Медведев: Я не понял: знает или не знает, на ваш взгляд?

Н.Фёдоров: Я отвечаю, что Росстат знает, и на самом деле объёмы даже больше, чем даёт, регистрируя эти цифры Росстат. На рынке реально больше.

Д.Медведев: Крестьянин всегда что-нибудь прячет.

Н.Фёдоров: Прячет, да, и правильно делает пока ещё, по моему убеждению, на всякий случай.

Д.Медведев: Не знаю, как к этому налоговые власти отнесутся и другие структуры, но у Министра сельского хозяйства есть право на собственное мнение. Пожалуйста.

Н.Фёдоров: Спасибо. Хочу обратить внимание, что увеличено производство всех зерновых культур, за исключением риса. В прошлом году у нас был очень большой урожай риса и экспорт был большой. Здесь чуть-чуть мы упали по сравнению с 2012 годом. Производство масличных культур, прежде всего подсолнечника, выросло почти на 30%, рапса – более чем на 35%. Но сократилось производство льна, а также сои – в основном это проблема наводнения на Дальнем Востоке. Урожайность сахарной свёклы достигла рекордного, исторически рекордного показателя – 432 центнера с гектара.

В животноводстве рост производства скота и птицы на убой в живом весе – 5%, в основном за счёт увеличения объёмов производства на убой свиней (более 10%) и птицы (более 5%). Есть снижение производства яиц на 1,7%. В основном это объясняется удорожанием кормов, о чём Вы говорили, существенным удорожаем кормов в результате засухи 2012 года.

Н.Фёдоров: Производство масличных культур, прежде всего подсолнечника, выросло почти на 30%, рапса – более чем на 35%. Урожайность сахарной свёклы достигла рекордного, исторически рекордного показателя – 432 центнера с гектара. В животноводстве рост производства скота и птицы на убой в живом весе – 5%, в основном за счёт увеличения объёмов производства на убой свиней (более 10%) и птицы (более 5%).

Не удаётся решить главную проблему в нашей молочной подотрасли. За 2013 год производство молока снизилось на 3,5%, но при этом надой молока на корову в сельхозорганизациях, особенно за счёт того, что там появились современные (правда, ещё в недостаточном количестве) комплексы, уже свыше 5 тыс. кг, 5007 за прошлый год, что на 19 кг выше уровня 2012 года.

Мы провели по этой проблемной теме… Из всех отраслей и подотраслей сельского хозяйства молочная отрасль – самая проблемная, и могу сказать, что за прошлый год я провёл по стране порядка 40 совещаний в разных регионах, где производится молоко, региональных совещаний и межрегиональных по молочной…

Д.Медведев: Есть мнение, что если растениеводы занижают, то те, кто занимаются молочным животноводством, завышают объёмы.

Н.Фёдоров: Но это за счёт личных подсобных хозяйств может быть.

Д.Медведев: Просто для того чтобы получить большую поддержку.

Н.Фёдоров: Это тоже может быть. Мы, насколько можем, мониторим эту ситуацию, при комплексной оценке этот момент тоже учитываем.

Но на что стоит обратить внимание? По нашей оценке, новые формы поддержки в прошлом году – субсидии на 1 кг реализованного (товарного) молока. Так вот, в 2013 году было запланировано в федеральном бюджете на поддержку по этому направлению 9,5 млрд рублей, но при этом за счёт дополнительных ресурсов из-за засухи 2012 года ещё было выделено 3,2 млрд рублей для компенсации стоимости кормов, то есть в итоге 12,7 млрд рублей – это новая и форма, и объём поддержки молочной отрасли. Но эта поддержка сказалась таким образом, что позитива нет, на самом деле продолжается падение и поголовья, и удоев.

По нашей оценке, очевидно, что дополнительная инвестиционная поддержка, именно инвестиционных проектов молочной отрасли, куда эффективнее, чем размазывание дополнительных миллиардов, почти 13 млрд рублей. На самом деле получается всем производителям молока по копейке. По нашей оценке, в этом году…

Д.Медведев: Что вы имеете в виду под инвестиционной поддержкой, куда это можно было бы направить?

Н.Фёдоров: О чём мы говорили в Воронеже под Вашим председательством… Усилить инвестиционную поддержку инвестиционных проектов с субсидированием инвестиционных кредитов с 8 лет до 15 лет с пролонгацией.

Д.Медведев: То есть имеются в виду новые инвестиционные проекты или те, которые существуют?

Н.Фёдоров: И те, которые уже реализуются сегодня, и те, которые будут приходить к нам, с 8 до 15 лет субсидирования, и с 80% из федерального бюджета поднять до 100% из федерального бюджета, плюс 3 процентных пункта за счёт региональных бюджетов, как в мясном скотоводстве принято. Это, по нашим экспертным оценкам, даст на 1 кг реализованного молока примерно пятирублёвую поддержку в расчётах, а сегодня 50 копеек достаётся…

Д.Медведев: А вот эти 5 рублей на литр молока получат все хозяйства или те, которые будут осуществлять инвестпроекты?

Н.Фёдоров: Это те, которые будут осуществлять инвестиционные проекты.

Д.Медведев: То есть получается так, что если, например, перейти к таким мерам, то остальные ничего не получат, даже этих 50 копеек?

Н.Фёдоров: Если мы уйдём вообще от поддержки килограмма реализованного молока, они не будут получать.

Д.Медведев: Ну да, если это поддержка на литр молока…

Н.Фёдоров: Это новая форма поддержки, она введена впервые в 2013 году, Дмитрий Анатольевич. Получается по 50 копеек на литр…

Д.Медведев: То есть вы считаете (просто я хочу для себя уяснить), что такая поддержка не показала себя эффективной и нужно поддерживать тех, кто делает инвестиции, а все остальные пусть, так сказать, оптимизируют работу?

Н.Фёдоров: Да, поскольку Вы как раз говорили о том, что надо искать более эффективные формы поддержки, которые дают результат в условиях ограниченности бюджетных ресурсов. Конечно, если выбирать, то лучше инвестиционные проекты выбирать.

Д.Медведев: Я не верю, что все аграрии с этим согласятся.

Н.Фёдоров: Если бы было много денег у нас, можно было бы...

Д.Медведев: Денег много не бывает, вы это знаете. Вы губернатором работали и работаете Министром сельского хозяйства. Ладно, хорошо, я это тоже услышал.

Н.Фёдоров: И поскольку… Посчитайте, посмотрите сами: 8,4 млрд рублей в этом году на поддержку производства молока. Товарного молока производится 16,5 млн т, это по 50 копеек на литр молока поддержки из федерального бюджета. На самом деле как руководитель аграрно-индустриальной республики в прошлом (16 лет я трудился и занимался этим делом), не очень удобно звучит, может быть: 50-копечная поддержка из федерального бюджета – это чуть-чуть, как помягче сказать, это не издевательство, но это фикция поддержки.

Н.Фёдоров: «8,4 млрд рублей в этом году выделено на поддержку производства молока. Товарного молока производится 16,5 млн т, это по 50 копеек на литр молока поддержки из федерального бюджета».

Д.Медведев: Ладно, мысль понятна, продолжайте. Что делать будем?

Н.Фёдоров: Наше предложение уже внесено в Правительство, согласовано и поддержано Минэкономразвития и Минфином. Это увеличение срока субсидирования инвестиционных кредитов с 8 до 15 лет, и вместо 80% – 100% из федерального бюджета. Это потребует 1,7 млрд рублей для тех проектов, которые уже реализуются, чтобы пролонгировать их на новых условиях. Вопрос по поводу принятия новых проектов к субсидированию – это вопрос закрытия сначала проблемной задолженности.

Д.Медведев: Надо закрывать это в этом году, на ваш взгляд?

Н.Фёдоров: Да, мы предлагаем закрыть эту задолженность в этом году за счёт экономически значимых региональных программ, львиную долю этих ресурсов направить на закрытие задолженности за счёт внутреннего перераспределения, оставив поддержку регионов, пострадавших от наводнения в Дальневосточном федеральном округе (там где-то 1,5–2 млрд рублей), плюс наше предложение по поводу эффективности: в этом году, в 2014-м, субсидии на 1 кг молока тоже направить на то, чтобы уменьшить проблему задолженности. Это предложение Минсельхоза. Если могут быть и другие ресурсы найдены, то, конечно, было бы хорошо.

На что ещё хотел бы обратить внимание? Меняя форму поддержки или усиливая поддержку производителей молока (если говорить о молоке), всё-таки, Дмитрий Анатольевич (мы сегодня с утра обсуждали, нас собрал Игорь Иванович (Шувалов) по теме зоны свободной торговли с Новой Зеландией), нужно посмотреть, если мы хотим поддержать молочную отрасль и открывать при этом дополнительно по условиям Всемирной торговой организации рынок для молока, молочной продукции (масла сливочного, сухого молока, творога, сыра) из Новой Зеландии, как-то нам надо сбалансировать это. Эта тема такая серьёзная…

Д.Медведев: Серьёзная. Её нужно сбалансировать таким образом, чтобы наши аграрии не пострадали. Вот, собственно, и всё. Зона свободной торговли – это прекрасная штука, но только до тех пор, пока не страдают национальные производители. Нам зачем это делать-то?

Я сам неоднократно с нашими партнёрами говорил и в Новой Зеландии, с премьер-министром Новой Зеландии несколько раз на эту тему говорил. Естественно, всё должно быть рационально, исходя из интересов наших производителей.

Н.Фёдоров: Спасибо большое.

Д.Медведев: Представьте предложения, а мы будем думать, каким образом всё это соединить с нашими планами по торговому сотрудничеству в рамках свободных экономических зон.

Н.Фёдоров: По другим направлениям – там можно, где мы более конкуренты. То же самое в отношении, наверное, говядины, потому что там две темы – говядина и молочная продукция.

Коротко всё-таки обозначу, что в целом наращивание производства отечественной продукции по итогам 2013 года способствовало дальнейшему повышению в данном случае, можно сказать, уровня продовольственной независимости страны по целому ряду видов продукции: это зерно и, как говорят в народе, второй хлеб – картофель, масло (пока, правда, только растительное), сахар. На уровне пороговых значений продовольственной безопасности мы по рыбе и рыбной продукции, идём с опережением графика достижения пороговых значений по мясу и мясопродуктам, снова отстаём по молоку.

Первый год работы в ВТО значительного влияния на состояние агропромышленного комплекса пока не оказал. Что бы там ни говорили, по результатам, по статистике существенного влияния пока нет. Мы осуществляем мониторинг импорта чувствительных товаров на территорию России и Таможенного союза.

Н.Фёдоров: «За 2013 год импорт сельхозпродукции, сырья и продовольствия увеличился на 3,7%. Но эту цифру надо воспринимать с тем, что в 2012 году импорт уменьшился на 5,1%, то есть за два года функционирования в условиях ВТО импорт у нас уменьшился примерно на 1,5%. При этом отрадно, что снизился импорт мяса и мясной продукции за счёт того, что мы становимся сильнее по этой отрасли, на 12,4%. Снизился на 6,7% экспорт сырья сельхозпродукции – в 2012 году он вырос на 25%».

За 2013 год импорт сельхозпродукции, сырья и продовольствия увеличился на 3,7%. Но эту цифру надо воспринимать с тем, что в 2012 году импорт уменьшился на 5,1%, то есть за два года функционирования в условиях ВТО импорт у нас уменьшился примерно на 1,5%. При этом отрадно, что снизился импорт мяса и мясной продукции за счёт того, что мы становимся сильнее по этой отрасли, на 12,4%. Снизился на 6,7% экспорт сырья сельхозпродукции – в 2012 году он вырос на 25%. По этому общему балансу также у нас результаты неплохие, потому что в 2012 году экспорт вырос из-за последствий отмены эмбарго 2011 года, за счёт зерна и зерновых.

В растениеводстве на этот год мы ставим задачу увеличить производство зерна до 95 млн т. Агрометеорологический прогноз и оценки наших экспертов говорят о том, что сохранность озимых культур у нас на сегодняшний день неплохая, менее 5% гибели. Среднегодовая у нас где-то 9,1%. Пока (скажем всё-таки «пока») сохранность весьма неплохая, поэтому здесь пока можно прогнозировать оптимистично.

По производству сои мы рассчитываем выйти на 1,9 млн т с ростом на 20%, картофеля – тоже плюс 3%, 31 млн. В животноводстве планируем рост производства скота и птицы на убой в живом весе на 3,4%. По молоку тоже рассчитываем, что это падение остановится в этом году, и можем приблизиться к однопроцентному росту.

По ресурсному обеспечению на реализацию госпрограммы, Вы сказали, запланировано в этом году 170 млрд рублей. Напомню, что в прошлом году было 198 млрд рублей, за счёт дополнительной поддержки по итогам первого полугодия плюс 42 млрд рублей. В отношении привлечения кредитов АПК – сложный сектор, объективно надо сказать, уважаемые коллеги, что сохранилась в прошлом году, несмотря на все жалобы, положительная динамика привлечения организациями АПК кредитных ресурсов, и тем самым объективно сельское хозяйство подтверждает статус инвестиционно привлекательной отрасли, при условии господдержки, понятно.

Наблюдалась положительная динамика выдачи кредитных средств Россельхозбанком, общий рост у них составил 47%. В целом у Сбербанка объём кредитов сократился на 7,4%. Доля Россельхозбанка в общем объёме выданных кредитов возросла на 10%, это 48% сегодня. Доля Сбербанка в общем объёме выданных кредитов сократилась на 9%, снизилась до 36%. Рост суммарного объёма выданных кредитов составляет порядка 16%, как Вы отметили. Объём ссудной задолженности по АПК увеличился на 14% и достиг 1,953 трлн рублей. Основной прирост по инвестиционным кредитам – на 20%, по краткосрочным кредитам прироста практически нет. Остаток ссудной задолженности у Россельхозбанка вырос на 28%, у Сбербанка он практически не изменился. Доля Россельхозбанка в общем объёме ссудной задолженности возросла до 52% (на 6%), а доля Сбербанка России сократилась до 35% (на 5%). Тема Россельхозбанка и перспектив сотрудничества с Россельхозбанком аграриев требует, Дмитрий Анатольевич, отдельного обсуждения.

Д.Медведев: Мы поговорим об этом, но чуть позже.

Н.Фёдоров: Спасибо.

И последний сюжет – потребность по инвестиционным кредитам. Хочу ещё раз вернуться к этой теме, хотя вскользь Вы уже задали эту тему и спросили. Поскольку вчера на заседании Правительственной комиссии по развитию агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов Аркадий Владимирович (Дворкович) принял решение по развязке, так скажем, проблем с кредитами на сезонные полевые работы… Там тоже накапливаются вопросы, у губернаторов, наверное, будут. Процентные ставки достаточно высокими становятся, и ресурсное обеспечение на субсидирование краткосрочных кредитов у нас достаточно слабое в этом году. Но решения приняты, мы по ним в течение недели имеем поручение найти развязки.

В этом году общая расчётная потребность на возмещение процентных ставок по инвестиционным кредитам составляет 77,9 млрд рублей, в том числе обязательства по переходящим кредитам – 46,4 млрд и средства на закрытие внеплановых обязательств по инвестиционным кредитам, привлечённым до 1 января 2013 года, – сумма называлась 18,3 млрд рублей. Здесь надо иметь в виду меняющиеся обстоятельства в силу оптимизации. У нас и субсидирование инвестиционных кредитов по бюджету 2014 года тоже оптимизировано на 5%, это минус 2 млрд рублей, поэтому де-факто, Аркадий Владимирович, это 18,3 плюс обострение проблемы на 2 млрд рублей.

Н.Фёдоров: «В этом году общая расчётная потребность на возмещение процентных ставок по инвестиционным кредитам составляет 77,9 млрд рублей, в том числе обязательства по переходящим кредитам – 46,4 млрд и средства на закрытие внеплановых обязательств по инвестиционным кредитам, привлечённым до 1 января 2013 года, – сумма называлась 18,3 млрд рублей».

В общую расчётную потребность мы включаем также увеличение расходов в связи с решением об изменении или с предложенным решением об изменении сроков субсидирования для уже принятых к субсидированию инвестиционных кредитов по молочному животноводству по тем параметрам, которые звучали. Мы также учитываем потребность в средствах по субсидированию инвестпроектов, реализация которых началась до 2013 года включительно. По нашим расчётам, объём субсидий по ним в текущем году составит 11,5 млрд рублей. Я на самом деле говорю о тех реальных проблемах, которые есть в нашей повседневной работе, потому что кредитные учреждения, которые здесь представлены, и губернаторы, которые слушают, ориентируясь на госпрограмму, шли на эти инвестиционные проекты (госпрограмма – это госпрограмма), представляли нам эти инвестпроекты. Но мы их не отбирали, Аркадий Владимирович, в соответствии с нашим…

Д.Медведев: Мы послушаем губернаторов. Давайте им дадим высказаться.

Н.Фёдоров: С учётом заложенных в бюджете средств в размере 44 млрд рублей, с учётом пятипроцентной оптимизации, общая дополнительная потребность на возмещение процентных ставок по инвесткредитам составляет 33 млрд 89 млн рублей. Без решения этой проблемы в 2014 году невозможно обеспечить ни стабильности работы отрасли, ни, тем более, её развития.

Осознавая все сложности развития экономики и бюджета, мы внесли в Правительство свои предложения и предлагаем бóльшую часть потребности в субсидиях закрыть за счёт перераспределения внутри мероприятий госпрограммы. Это бóльшая часть из средств на экономические…

Д.Медведев: Это сколько процентов?

Н.Фёдоров: Это процентов 60 за счёт перераспределения…

Д.Медведев: Так. А остаток?

Н.Фёдоров: Мы просим по итогам исполнения бюджета первого полугодия остаток порядка 16–17 млрд рублей (есть и точная цифра) выделить дополнительно, для того чтобы закрыть все проблемы, накопившиеся за прошлые годы, за которые, кстати, несёт ответственность в том числе и Минфин. Я просто тут собрал материалы в архивах Минсельхоза России. Минсельхоз России 3 мая пишет в Минфин, говорит: «У нас нет проблем с инвестиционными субсидиями, поэтому просим перебросить с этой статьи 3,5 млрд рублей на другие статьи».

Д.Медведев: Это передайте Минфину, и Минфин это прокомментирует.

Н.Фёдоров: Минфин даёт добро на это.

Д.Медведев: Николай Васильевич, передайте Минфину. Он прокомментирует, справедливо это было или нет.

Н.Фёдоров: А потом пятого опять, через неделю ещё, в общем, ресурсы, которые были…

Д.Медведев: Вы сейчас «съедите» всё время у губернаторов. Мне придётся уйти на другое совещание.

Н.Фёдоров: В основном всё.

Д.Медведев: Да не в основном, а всё практически. Спасибо.

Так, у меня вот какое предложение: я сейчас дам высказаться нескольким коллегам, которые здесь и на связи. Не надо никаких рапортов о том, как хорошо работали или плохо работали. Это мы всё знаем. Министр подробно доложил. Квинтэссенция предложения: что делать в этом году вы считаете правильным с учётом специфики ваших регионов, с учётом того, как работала погектарная поддержка, поддержка на литр молока, идеи, которые сейчас прозвучали от Министерства сельского хозяйства, и ваши предложения. Договорились? Давайте сначала Ростовскую область.

В.Голубев: Прежде всего хочу доложить, что вчера сняли режим чрезвычайной ситуации в целом по области. Дороги в области открыты, работают. У нас остаётся проблемная ситуация в Ростове: почти в 3 раза увеличилось количество снега выпавшего. Мы продолжаем работу по очистке улиц. Основные улицы в порядке, можно сказать, в относительном порядке, а второстепенные требуют работы. В общем, продолжаем работу, усилили группировку, перекинули транспорт из области для поддержки города. Но хотел бы сразу вывод сделать (на самом деле вчера в связи с ЧС отметили), что город оказался не готов к таким аномальным явлениям и, к сожалению, принятые меры не обеспечили быструю реакцию на то, чтобы город привести в порядок. Оценка мэру города и мэрии вчера была поставлена неудовлетворительная, и, соответственно, органы прокуратуры рассматривают сегодня вопрос о том, что принятые меры граничили с халатностью, так что этот вопрос находится на рассмотрении.

Д.Медведев: Пусть прокуратура разбирается, и вы разбирайтесь.

Теперь к сельскому хозяйству. Что предлагаете делать в этом году с учётом ваших возможностей?

В.Голубев: Вы знаете, Дмитрий Анатольевич, что для нас агропромышленный комплекс – это крупнейшая отрасль вместе с промышленностью, транспортным комплексом, поэтому принципиальным остаётся для нас всё-таки работа по созданию условий для привлечения инвестиций в агропромышленный комплекс, и, как показал прошлый год, мы заметно сработали в этом направлении. Появилось три крупных новых комплекса, которые свой вклад внесут в развитие АПК и области, и России.

Это крупный тепличный комбинат «Ростовский» по производству 10 т овощей в год. Это его первая очередь.

Д.Медведев: Василий Юрьевич, я просил сейчас не про достижения, я уверен, что они были. Есть какие-то предложения области, что делать? Пожалуйста.

В.Голубев:  Предложение следующее. Мы считаем, что необходимо продолжить в текущем году субсидирование инвестиционных кредитов в агропромышленном комплексе, и очень важным – поддержать сельхозтоваропроизводителей по выплате субсидий по кредитам, в том числе и полученным в 2013 году.

Селекторное совещание об итогах развития сельского хозяйства в 2013 году и задачах на 2014 год

Для повышения конкурентоспособности продукции, в том числе в условиях ВТО, я бы назвал две проблемы, требующие внимания и решения, – это существующий диспаритет цен на сельхозпродукцию и промышленную продукцию и, как уже говорилось, высокий уровень закредитованности хозяйств. Сегодня задолженность у нас перед банками порядка 80 млрд рублей, поэтому мы поддерживаем тот документ, который сегодня находится на рассмотрении в Правительстве, по пролонгации сроков субсидирования инвесткредитов на строительство и реконструкцию объектов для молочного скотоводства. И второй вопрос, который, на наш взгляд, очень существенным является, учитывая большую задолженность наших сельхозпредприятий, – просим рассмотреть и принять нормативный акт для проведения реструктуризации задолженности сельхозпроизводителей перед кредитными учреждениями в части предоставления отсрочки или рассрочки возврата кредитов.

Несвязанная поддержка, несомненно, существенно оказала помощь селянам. Однако с учётом того, что сегодня сокращается субсидирование процентной ставки краткосрочных кредитов, конечно, требуется дальнейшая эта работа, может быть, точечная. Всё-таки селяне считают, что необходимо увеличить объём несвязанной поддержки в текущем году. Это прежде всего скажется на финансовой устойчивости предприятий.

В.Голубев: «Мы считаем, что необходимо принять меры по запрету ввоза продовольствия, сельхозсырья и семенного материала с ГМО и запретить посевы с использованием ГМО в сельхозпереработке, в том числе при производстве продуктов питания».

Мы также просим рассмотреть возможность оказать поддержку регионам (для нас это очень актуальная тема) в части софинансирования строительства объектов инженерной инфраструктуры по вновь создаваемым предприятиям отрасли. Вопрос, который сегодня волнует и наших специалистов, и людей (может быть, он не столько связан сегодня с этим годом, но тем не менее), – это использование генетически модифицированных организмов. Очевидно, что дешёвая продукция с ГМО, которая за рубежом жёстко ограничена, влияет на состояние отечественного сельхозпроизводства, а у людей, конечно, вызывают беспокойство проблемы со здоровьем. Мы считаем, что необходимо принять меры по запрету ввоза продовольствия, сельхозсырья и семенного материала с ГМО и запретить посевы с использованием ГМО в сельхозпереработке, в том числе при производстве продуктов питания.

Отдельный вопрос, который мы себе ставим в задачу, – это заметно увеличить процент застрахованных площадей. Как показал прошлый год, Вы об этом уже сказали, нас коснулась засуха, 14 территорий попало в эту зону. Но здесь нам нужно, мы убеждены, поработать со страховщиками. Они неохотно идут в зоны рискованного земледелия. Например, на востоке Ростовской области…

Д.Медведев: У вас сколько процентов застраховано?

В.Голубев: Порядка 25.

Д.Медведев: Это лучше, конечно, чем то, что было три-четыре года назад, когда 5% было застраховано или 7.

В.Голубев: У нас 8% было.

Д.Медведев: Конечно, всё равно это мало. Надо продолжать эту работу, согласен с вами. Есть ещё какие-то предложения?

В.Голубев: И убеждён абсолютно, что принципиальной является, конечно, поддержка новых производств, которые для нас, например, существенно изменят ситуацию в развитии агропромышленного комплекса.

Д.Медведев: Я вам, Василий Юрьевич, задам вопрос, который задавал министру. Министр что предложил? Отказаться от поддержки на 1 кг или 1 л произведённого молока, которая действительно не очень значительная, и перейти к поддержке новых и переходящих инвестиционных проектов. По вашему мнению как губернатора, это правильно или нет?

В.Голубев: Я не могу согласиться с министром. Знаете, всё-таки сегодня основу при всех делах пока ещё составляют ранее созданные производства. Если мы просто откажемся от их поддержки, то мы их подтолкнём если не к банкротству, то к сложному финансовому состоянию.

Д.Медведев: Понятно. Услышали вас. Спасибо большое, Василий Юрьевич!

Олег Николаевич (Кожемяко я имею в виду), у Вас действительно было бедствие. Специфика и Дальнего Востока, и плюс наводнение… Как сейчас дела, несколькими предложениями, и какие соображения о том, что делать дальше?

Выступление губернатора Амурской области Олега Кожемяко

О.Кожемяко: Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В 2013 году у нас действительно было наводнение, которое серьёзным образом ударило в первую очередь, конечно, по сельскому хозяйству. 300 тыс. га посевных площадей было смыто, по остальным площадям урожайность упала в 2 раза. Например, в 2012 году мы брали 812 тыс. т сои, в 2013 году – всего 360. Так же и по зерновым.

Безусловно, пострадало население. Был смыт весь картофель, вся плодово-овощная продукция. Усугублялась ситуация эпидемией, которая из-за разлива реки по пойме Амура (1250 км – принесло из другой территории нам эпидемию ящура), поэтому у нас пришлось забивать скот, его уничтожать. Также из-за того, что были затоплены сенокосные угодья, население в зиму тоже начало резать скот, что привело к резкому сокращению поголовья и мясного, и молочного животноводства. Прямые убытки составили более 10 млрд рублей. Безусловно, ситуация была угрожающая, так как, затратив средства на посевную, на приобретение скота, сельскохозяйственники оставались (впереди зима) без зарплаты. Конечно, здесь большую помощь оказали решения, принятые Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, Правительственной комиссией, которая была создана, а в части сельского хозяйства – конечно, Министерством сельского хозяйства Российской Федерации, лично Николаем Васильевичем Фёдоровым, который неоднократно выезжал в затопленные сёла, встречался с аграриями. Шаг за шагом мы решали эти накопившиеся проблемы в части оказания погектарной поддержки, поддержке по прямым убыткам, поддержке по личным подсобным хозяйствам. По всем этим мероприятиям были выделены деньги. Кроме того, были деньги выделены на реструктуризацию банковской задолженности, на снижение лизинговых платежей и на отсрочку лизинговых платежей. Это дало возможность удержать сельское хозяйство от падения. Для Амурской области это систематизирующая отрасль, которая решает вопросы социального, экономического характера, занятости населения.

Д.Медведев: Олег Николаевич, что нужно в этом году делать?

О.Кожемяко: Также завезено было несколько десятков тысяч тонн и картофеля, и плодоовощной продукции.

Д.Медведев: Хорошо, что здесь помогли. Я, собственно, рад, что вы так это оцениваете. Что делать нужно в этом году?

О.Кожемяко: Для того чтобы решить вопросы подъёма сельского хозяйства или хотя бы стабилизации, мы просим Вас… Нам необходимо выделить дотацию целевую в течение пяти лет на нужды сельского хозяйства, то есть тогда мы выйдем на… Плюс ко всему снизить софинансирование по федеральным целевым программам до 5% и докапитализировать «Росагролизинг» как наиболее действенный механизм поддержки сельского хозяйства. В этом случае мы сможем в 2014 году выйти на 80% от докризисного года, в 2015 году мы полностью выйдем на урожай на все показатели 2012 года, к 2018 году мы на 30% по мясному, молочному и по растениеводству дадим дополнительные объёмы.

О.Кожемяко: «Амурская область – лидер на Дальнем Востоке и в Забайкалье (75% зерновых и сои по Дальнему Востоку), производит более 55% сои для Российской Федерации».

Надо учитывать, что Амурская область – вообще это лидер на Дальнем Востоке и в Забайкалье. Мы даём 75% зерновых и сои по Дальнему Востоку – это позволит нам где-то даже решить вопросы продовольственной безопасности, обеспечения Дальнего Востока собственной продукцией, – мы производим более 55% сои для Российской Федерации. Поэтому прошу поддержать, Дмитрий Анатольевич, в этих вопросах Амурскую область, чтобы мы вопросы сельского хозяйства могли решить при помощи Правительства Российской Федерации.

Д.Медведев: Спасибо.

Здесь звучали уже предложения и со стороны Минсельхоза, и со стороны губернаторов, мы ещё послушаем других приглашённых коллег. Я хотел бы, чтобы вы, Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), с учётом того, что вы вчера обсуждали, прокомментировали, что, на ваш взгляд, целесообразно делать, что нет. Пожалуйста.

А.Дворкович: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Вчера у нас было два обсуждения: первое на съезде Национального союза производителей молока, а потом на комиссии по развитию агропромышленного комплекса.

Начну с первой темы – молочного животноводства. Ситуация действительно, в отличие от ряда других подотраслей, достаточно тяжёлая, в том числе в связи с давлением со стороны импорта и (в первом полугодии прошлого года) ростом стоимости кормов. Фактически производители попали в такую сложную вилку, и средства, которые в прошлом году были выделены (во второй половине года) на зерновые интервенции и на компенсацию возросшей стоимости кормов, позволили стабилизировать ситуацию, но тренд к лучшему создать пока не удалось. Мы зафиксировались на достаточно низком уровне.

В связи с этим предлагается не устраивать сейчас революции, напротив, усовершенствовать имеющиеся инструменты поддержки. Первое: сохранить субсидии на 1 л молока, более того, в среднесрочной перспективе их нужно увеличить и упростить порядок их предоставления с обеспечением прозрачности при определении объёмов, на которые предоставляется эта поддержка, чтобы не было там никаких приписок, не было возможности манипулировать различными показателями. А второе, как уже говорилось, – это уже, по сути, одобренное решение, Вам на подпись дадим его в скором времени, о поддержке инвесткредитов на 15 лет при 100-процентной субсидии на процентные ставки.

Скорее всего, и этого будет недостаточно для того, чтобы устойчивый положительный тренд создать. Мы вчера обсуждали тему создания механизмов для стабилизации цен. Во многих странах, где молочное животноводство находится на приличном уровне, проводятся интервенции не только на зерновых рынках, но и на рынке молока и молочной продукции. Я думаю, что нам придётся это делать. В этом году у нас для этого ресурсов нет, но через два-три года это точно уже нужно будет делать. И таким образом можно за счёт такого ядра мер создать более или менее устойчивую картину. У коллег будут и другие предложения, они там есть, в том числе по поддержке спроса на молоко, по ряду других вещей. Думаю, что мы сможем, скорректировав программу, улучшить ситуацию.

А.Дворкович: «Во многих странах, где молочное животноводство находится на приличном уровне, проводятся интервенции не только на зерновых рынках, но и на рынке молока и молочной продукции. Я думаю, что нам придётся это делать».

Второе – по теме инвесткредитов. Действительно, мы поставили в качестве приоритета решение проблем прошлого. В этом году у нас нет достаточного объёма ресурсов. Публично делались заявления о том, что мы решим эту проблему до конца I квартала следующего года. Я бы пока не отказывался от такой постановки задачи и не пытался любой ценой решить проблему в этом году, а до конца I квартала следующего года у нас есть возможность, чтобы решить эту проблему без отказа от субсидий на литр молока, и в этом случае начать субсидирование новых проектов со следующего года.

Ничего катастрофичного из-за этого не произойдёт.

Д.Медведев: То есть вы предлагаете в этом году рассчитаться со старыми всеми?

А.Дворкович: До конца I квартала следующего года рассчитаться со старыми. Если у нас в федеральном бюджете …

Д.Медведев: Это 18 млрд? Или сколько нам нужно?

А.Дворкович: Это 18 млрд, да. А если у нас в федеральном бюджете в целом в этом году появятся дополнительные ресурсы по итогам экономического развития в первом полугодии, я буду предлагать в приоритетном порядке выделить это в том числе на сельское хозяйство, но пока у нас такой определённости нет.

Считаю, что уровень поддержки прошлого года (198 млрд федерального бюджета плюс порядка 70 из региональных бюджетов) оптимален. В этом году у нас получается менее 250, по оценкам, 240–250 максимум. Этого маловато просто, поэтому дополнительная поддержка будет нужна.

В этом году мы за счёт переброски средств с одних направлений на другие должны будем решить проблему субсидирования краткосрочных кредитов на сезонные полевые работы. В первом полугодии средств, считаю, в целом достаточно, но на второе полугодие уже не хватит для уборочной… Здесь мы будем находить решения.

А.Дворкович: «Уровень поддержки прошлого года (198 млрд федерального бюджета плюс порядка 70 из региональных бюджетов) оптимален. В этом году у нас получается менее 250, по оценкам, 240–250 максимум. Этого маловато просто, поэтому дополнительная поддержка будет нужна».

Что касается инженерной инфраструктуры, мы рассчитывали, что это будет делаться в рамках региональных значимых программ. В этом году у нас средств на эти цели не будет. Пока предлагается использовать новый механизм, который будет введён в действие только, – осуществление этих расходов за счёт последующих будущих налоговых платежей, которые по посланию Президента мы сейчас будем вводить для такого рода проектов. 

И два соображения по внешней среде и регулированию. Мы должны будем, я думаю, в скором времени, особенно по молочной продукции, инициировать антидемпинговое расследование в отношении прежде всего европейских стран. Уровень субсидий там сверхвысокий.

Д.Медведев: Надо инициировать…

А.Дворкович: Это уже наносит вред нашей отрасли. Есть проблемы и с Белоруссией.

Д.Медведев: Они инициируют постоянно в отношении нас.

А.Дворкович: Да.

Д.Медведев: Нам нужно учиться пользоваться всем этим арсеналом, раз мы в эту тему вписались, надо активную позицию занимать.

Что касается Белоруссии, то здесь ситуация должна быть прозрачная и симметричная, потому что у нас с ними общий рынок практически и единое таможенное пространство, но если сюда приходят белорусские производители, то и мы должны иметь возможность туда приходить, а не работать в режиме максимальной поставки всего на российский рынок и закрытия белорусского рынка. Вот это нужно учитывать.

А.Дворкович: Да, хорошо. Плюс по ряду видов молочной и мясной продукции у нас есть экспортный потенциал. Уже многие хозяйства производят продукцию высокого качества с должным уровнем безопасности. Мы будем добиваться, особенно у наших европейских партнёров, допуска этой продукции на европейский рынок, иначе будем применять симметричные меры по отношению к ним, если они не будут допускать нашу продукцию.

Что касается генно-модифицированных организмов, никаких разрешений давать не планируется, напротив, контроль будет усиливаться как раз за счёт тех механизмов регистрации, которые вводятся. Это не означает допуска на рынок, это означает постановку под контроль того, что уже де-факто ввозится у нас сегодня в страну. Такой ввоз продукции с использованием ГМО сегодня есть. При этом я поддерживаю запрет посевов, выращивания продукции с использованием ГМО. Выращивания допускать нельзя.

А.Дворкович: «Что касается генно-модифицированных организмов, никаких разрешений давать не планируется, напротив, контроль будет усиливаться как раз за счёт тех механизмов регистрации, которые вводятся. Это не означает допуска на рынок, это означает постановку под контроль того, что уже де-факто ввозится у нас сегодня в страну».

Отдельная сложная тема – это корма. Они уже сегодня ввозятся с наличием генно-модифицированных организмов (соя, кукуруза) и используются как корма. Можно ли здесь сразу ввести запрет или нужен какой-то переходный этап, нужно ли какое-то частичное использование – это требует дальнейшего обсуждения с отраслью, будем такое обсуждение в ближайшее время проходить. Но повторяю: речь не идёт о расширении использования, речь идёт, напротив, о сужении уже имеющегося использования на рынке генно-модифицированных организмов.

Д.Медведев: Да. В отношении последнего, о чём вы сказали... Тема эта очень сложная, в том числе и потому, что мы не имеем нормальной базы, на основе которой мы можем судить, что у нас происходит в стране. Вы сказали про посевы – я не удивлюсь, что у нас уже есть такие посевы. Сейчас перед Минсельхозом и другими коллегами поставлена задача (вы возьмите на контроль) просто создать исследовательскую базу, чтобы мы понимали, что ввозится, что посеяно, что производится, потому что иначе мы будем только манипулировать этими фразами, а на самом деле это всё будет расширяться. Это первое.

И второе – по срокам регистрации. Я считаю, что нужно продлить или отсрочить введение соответствующих сроков на территории Российской Федерации и прошу Минсельхоз вместе с вами подготовить соответствующие решения.

А.Дворкович: Есть, мы сделаем. Дана уже команда де-факто не производить регистрацию даже при имеющемся порядке.

Д.Медведев: Мы этот порядок изменим.

А.Дворкович: Просто этим не занимались пока.

Д.Медведев: Да, но мы этот порядок изменим. Нам нужно разобраться просто внутри страны, что у нас происходит, и только после этого уже выносить компетентные суждения, несмотря на то что практика применения соответствующих правил во всём мире очень разная, и это тоже правда. Ещё раз говорю, здесь нет однозначного решения.

Хорошо. Спасибо.

<…>

Выделить фрагмент