• Анонсы
  • Новости

Новости

8 часов назад
25 мая, среда
24 мая, вторник
23 мая, понедельник

Президент России подписал разработанный Правительством Федеральный закон об увеличении пенсионного возраста отдельным категориям граждан

Федеральный закон от 23 мая 2016 года №143-ФЗ. Проект федерального закона был внесён в Госдуму распоряжением Правительства от 29 октября 2015 года №2194-р. Федеральным законом для лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Федерации, должности государственной гражданской службы и должности муниципальной службы увеличивается возраст для назначения пенсии по старости: мужчинам – до 65 лет и женщинам – до 63 лет. Такое повышение будет постепенным, на шесть месяцев в год. Кроме того, с 15 до 20 лет увеличивается минимальный стаж государственной гражданской службы, дающий право на назначение пенсии за выслугу лет.

1

Календарь

Май
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Совещание о мерах по развитию отечественного станкостроения в целях модернизации военно-промышленного комплекса

Обсуждались вопросы технического перевооружения организаций оборонной промышленности, развития и консолидации отечественного станкостроения, инструменты государственной промышленной политики в области модернизации машиностроения.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на совещании

Посещение Государственного инжинирингового центра университета «СТАНКИН»

Брифинг Дениса Мантурова по завершении совещания

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Наше совещание, как нетрудно догадаться, посвящено развитию станкостроения – безусловно, важнейшей отрасли реального сектора нашей экономики. Сам по себе машиностроительный комплекс всегда формировал серьёзный заказ на сырьё и материалы в смежных секторах промышленности, стимулировал спрос на новую, наукоёмкую продукцию, современную технику и, конечно, обеспечивал работой предприятия в самых разных местах нашей страны.

Кстати сказать, по итогам 2012 года объём потребления всех видов станочного оборудования вырос на 13% по сравнению с 2011 годом и достиг уже определённых величин. Не могу сказать, что они фантастические – это порядка 3 млрд долларов, – но это всё-таки деньги уже.

Однако в целом положение в станкостроении далеко не блестящее. По объёмам производства металлообрабатывающего оборудования мы занимаем место в третьем десятке стран. Лидеры тоже известны – это Германия, Япония и Китай теперь. Удельный вес станкостроительной отрасли в валовом внутреннем продукте нашей страны составляет 0,03%. Для справки: в Китае это почти 1%, в Японии и Германии цифры близки к 1% ВВП – разница почти в 100 раз.

Д.Медведев: «По итогам 2012 года объём потребления всех видов станочного оборудования вырос на 13% по сравнению с 2011 годом».

Участники совещания

  • PDF

    96Kb

    Участники совещания

Доля станков с числовым программным управлением составляет лишь около 10%. Известно, что наш российский рынок сильно зависит от импорта: по данным экспертов, на уровне 90%. Ситуацию нужно переломить. И то, что мы встретились в «Станкине»… Я сейчас посмотрел их центр – хороший, безусловно, и производит впечатление. Но для того чтобы это сделать, нам предстоит приложить довольно существенные усилия, в том числе ускоренно модернизировать предприятия оборонно-промышленного комплекса, увеличивая поставки в Вооружённые Силы современной и высокотехнологичной техники. Не буду пугать всех цифрами возраста оборудования, вы и сами отлично знаете, какие они в ВПК: в среднем всё живет уже более 20 лет.

В ближайшее время, в период с 2015 по 2017 год, оборонному комплексу дополнительно потребуется, по оценкам экспертов, металлорежущих станков, кузнечно-прессового оборудования, других станков на сумму около 100 млрд рублей в год. Собственно, 100 млрд в год – это то, о чём я сказал, те самые 3 млрд долларов, которые в настоящий момент мы имеем.

Д.Медведев: «В отрасли есть хорошие заделы для технологического прорыва. Безусловно, это кадровый потенциал и научные разработки».

В отрасли есть хорошие заделы для технологического прорыва. Безусловно, это кадровый потенциал (это самое существенное, что у нас есть) и научные разработки вроде тех, что я только что смотрел (лабораторный комплекс «Полигон – опытное производство» инжинирингового центра «Станкина»). Есть и другие площадки, конечно. И этот задел нам необходимо конвертировать уже в реальные достижения, чтобы наши машиностроители могли наладить выпуск современной техники, которая отвечает мировым требованиям.

Совещание о мерах по развитию отечественного станкостроения в целях модернизации военно-промышленного комплекса

Я ещё несколько актуальных позиций обозначу, потом послушаю то, что предложите вы, коллеги. Во-первых, нам нужно концентрировать средства в рамках различных программ, в том числе в рамках ФЦП «Национальная технологическая база», по которой уже, кстати, здесь сделано немало. Это действительно производит впечатление на тех направлениях, которые принято называть прорывными, – направлениях НИР, на инвестиционных проектах, на наиболее перспективных технологиях.

Второе. Нам нужно расширить список станкоинструментальной продукции, по которому действует специальный порядок закупок. Я хотел бы понять ваше мнение по этому поводу, потому что это, конечно, всегда палка о двух концах. Но я имею в виду приоритетное приобретение отечественных товаров предприятиями оборонно-промышленного комплекса, конечно, при условии, что они не уступают заграничным аналогам по цене и качеству. Это вопрос экспертной оценки. И, конечно, обеспечить эффективность исполнения этого решения. Я напомню, что у нас действует специальное постановление, принятое ещё в 2011 году, об установлении запретов и ограничении на допуск товаров, происходящих из иностранного государства, в рамках размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для нужд обороны страны.

Д.Медведев: «Необходимы постоянный технологический аудит оборудования, технических решений, которые закупаются для задач оборонно-промышленного комплекса, и оптимизация порядка поставок станкоинструментальной техники».

Ну и третье, что необходимо точно, – это постоянный технологический аудит оборудования, технических решений, которые закупаются для задач оборонно-промышленного комплекса, и оптимизация порядка поставок станкоинструментальной техники. Тем более что, как мне сейчас довольно показательно объяснили, значительная часть оборудования, которое мы получаем по импорту, работает таким образом, что мы в полной мере зависим от решений, которые принимаются в других странах, вплоть до включения самого станка. Если всё это происходит через глобальную сеть, то всем понятно: в любой момент этот краник можно завернуть. И это, конечно, вопрос нашей технологической независимости. Вот что мне хотелось бы сказать вначале.

<…>

* * *

Перед совещанием, состоявшемся в Московском государственном технологическом университете «СТАНКИН», Дмитрий Медведев посетил Государственный инжиниринговый центр университета

Главе Правительства показали ряд станков зарубежного и отечественного производства, а также изготовленные на них детали. В присутствии премьера роботизированная установка разрезала часть стальной трубы.

Дмитрий Медведев осмотрел также комплекс по изучению роботизированного производства. Здесь обучаются как студенты самого «СТАНКИНа», так и школьники старших классов, которых ориентируют на дальнейшее получение инженерного образования.

Контекст

Премьер посетил лабораторию технологий безлюдного производства, где ему продемонстрировали линейку российских роботов, созданных совместно с «АВТОВАЗом», которые сейчас используются при производстве автомобилей.

Среди других разработок, с которыми ознакомился глава Правительства, – уникальная система числового программного управления, которая обеспечивает работу робота по определённой программе, а также 3D-ядро. Дмитрию Медведеву рассказали, что российским учёным удалось создать 3D-ядро в кратчайшие сроки – в течение двух лет. Сейчас в мире насчитывается не более 10 аналогичных программных систем.

В заключение премьер осмотрел конвейер, способный работать в отсутствие человека в течение нескольких суток, и центр гидроабразивной обработки, где под давлением до 6 тыс. атмосфер можно разрезать крупные и прочные детали.

* * *

По окончании совещания Министр промышленности и торговли Денис Мантуров ответил на вопросы журналистов

Стенограмма:

Вопрос: Какие предложения Минпромторг сделал главе Правительства?

Д.Мантуров: Предложения, которые касаются развития нашей станкоинструментальной промышленности, в первую очередь предполагают внесение изменений в 56-е постановление Правительства, которое вышло в 2011 году. Выпуск этого постановления дал нашим станкостроительным предприятиям  дополнительный стимул к поставкам своей продукции заказчикам из других отраслей промышленности. Но на тот момент, когда принималось это решение, станкостроительные предприятия, к сожалению, не производили ряд номенклатуры. Поэтому мы вышли с предложением внести соответствующие изменения в части расширения перечня продукции, аналоги которой производятся в России, если это касается государственных закупок или, точнее, капитальных затрат за счёт государственных бюджетных средств, – не закупать за рубежом, а закупать соответствующую продукцию российского производителя, которая производится в России. Поэтому начиная уже с этого года мы завершаем первый этап реализации программы развития станкоинструментальной промышленности. Мы разработали достаточно широкий спектр продукции, которая сейчас уже запускается в серию, поэтому предприятия рассчитывают на заказы от промышленных объединений, оборонно-промышленного комплекса в частности, в рамках модернизации предприятий.

Д.Мантуров: «Основным лейтмотивом, основной такой динамикой для наших предприятий является существующая целевая программа по разработке новых образцов станкоинструментальной продукции, последующее их внедрение за счёт консолидированного государственного заказа».

Вопрос: У ОПК, как и было сказано, уже достаточно изношенный парк станков. Не планируется ли ввести в этой части некую утилизационную программу?

Д.Мантуров: Нет. Утилизационные программы мы, конечно, можем по всем отраслям вводить, но я думаю, что это не самая действенная мера в этой части. Я считаю, основным лейтмотивом, основной такой динамикой для наших предприятий является существующая целевая программа по разработке новых образцов станкоинструментальной продукции, последующее их внедрение за счёт консолидированного государственного заказа. Такой заказ формируется в рамках нескольких федеральных целевых программ, в первую очередь, это, конечно же, ФЦП развития оборонно-промышленного комплекса, в рамках которой предполагается такая масштабная закупка станкостроительной продукции. Мы, конечно же, рассчитываем на то, что с учётом ограничений ввоза импортной продукции (а такие условия не противоречат правилам ВТО, поскольку это касается государственного сектора) это даст дополнительный стимул для наших станкостроительных предприятий.

Если говорить о сценарии без каких-то дополнительных мер государственного стимулирования, то минимально 150–200 млрд рублей до 2020 года – это заказ для наших предприятий, то есть это обеспечит рост как минимум по 30–35% в год для российской станкоинструментальной промышленности. Это достаточно серьёзный рост, но мы ставим перед собой более амбициозные цели и задачи. Поэтому мы рассматриваем возможность создания совместных предприятий, развития собственных мощностей под новые проекты как через Государственный инжиниринговый центр «Станкина» (где мы с вами находимся), так и через системный интегратор, который создан был не так давно «Ростехнологиями» на базе дочерних компаний «Оборонпрома», который предполагает консолидацию заказов для предприятий «Ростехнологий» при осуществлении проектов модернизации. Поэтому я думаю, что те меры, которые есть сегодня, плюс те корпоративные решения, которые будут приниматься, дадут ещё и дополнительный стимул к закупкам нашей станкостроительной продукции, которая сегодня выходит на конкурентный мировой уровень.

Д.Мантуров: Минимально 150–200 млрд рублей до 2020 года – это заказ для наших предприятий, то есть это обеспечит рост как минимум по 30–35% в год для российской станкоинструментальной промышленности. Это достаточно серьёзный рост, но мы ставим перед собой более амбициозные цели и задачи.

Вопрос: Хотелось бы уточнить: объём заказов до 2020 года, который обеспечит до 35% роста, – это объём заказов только от предприятий ОПК или вообще объём заказов от российской промышленности?

Д.Мантуров: Я говорю о заказах со стороны российской промышленности в целом. Если мы говорим про предприятия ОПК, то посчитайте: 80% этого объёма будет приходиться на предприятия ОПК.

Спасибо!

Выделить фрагмент

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.