Новости

9 декабря, пятница
8 декабря, четверг
7 декабря, среда
6 декабря, вторник
5 декабря, понедельник
1

Календарь

Декабрь
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
2016
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

ПОРТАЛ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Из интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Блумберг» (Bloomberg)

Председатель Правительства ответил на вопросы, в том числе касающиеся поставок природного газа в КНР.

Интервью телеканалу «Блумберг» (Bloomberg)

Р.Чилкот: Господин премьер-министр, большое спасибо за это интервью. Президент Путин уехал в Китай. Среди договоров, которые будут подписаны в ходе визита, может быть договор о поставках газа. Какова вероятность заключения этой сделки с Китаем?

Д.Медведев: Добрый день! Рад возможности ещё раз дать интервью Bloomberg. Встречались, казалось бы, совсем недавно, это было в Швейцарии.

Что касается наших отношений в газовой сфере с Китаем, то мы действительно довольно давно уже вели с ними переговоры о том, чтобы начать поставку газа из месторождений России на территорию Китая, причём есть два маршрута, один называется восточным, второй называется западным. Это были не самые простые переговоры, потому что, в общем, всегда одна сторона желает продать подороже, другая сторона – купить подешевле. Тем не менее я считаю, что вероятность подписания договора и, стало быть, договорённостей, рассчитанных на длительный период, очень высока. Стороны договорились о том, что это будет стратегическое и полноценное сотрудничество, рассчитанное на много лет. В самое ближайшее время будут подготовлены окончательные версии документов. Я считаю, что нам пора с китайцами на эту тему договориться.

Р.Чилкот: Цена, которую Китай заплатит за российский газ, меньше средней стоимости газа для стран Евросоюза. Чем можно объяснить то, что Россия готова взимать с Китая за газ меньше, чем с Европы? Является ли причиной то, что Россия хочет диверсифицировать экспортный рынок?

Д.Медведев: Во-первых, мы с Вами ещё не имеем на руках подписанного документа – это первое и, наверное, главное.

Второе: цена не бывает фиксированной в условиях газового сотрудничества. Вы знаете, цена определяется по формуле, и она соответствует тому объёму, который продаётся, а также транспортному плечу, то есть той трубопроводной системе, той длине трубы, которая составляет вот эту транзитную линию. Она, конечно, зависит и от качества газа, и от других факторов, включая так называемые замещающие газ виды топлива. Это два.

Наконец, третье. Я абсолютно уверен, что эти цены будут сопоставимы, но понятно, что поставка в Европу – это одно, а поставка на новый рынок – это другое. Для того чтобы привлечь новый рынок, а с другой стороны, для того чтобы договориться по всем параметрам сотрудничества, подчас используются различные способы, для того чтобы стимулировать поставки, включая авансы, различные формы премий и так далее. То есть все эти факторы принимаются во внимание при определении цены, и, я уверен, в конечном счёте это будет справедливая цена, абсолютно сопоставимая с поставками в Европу.

Р.Чилкот: Но для России очень важно партнёрство с Китаем в сфере экспорта.

Д.Медведев: Безусловно, вне всякого сомнения. Мы очень дорожим нашими европейскими партнёрами, мы с ними торгуем уже много десятилетий, это очень важный и ценный рынок. Я хочу, чтобы это понимали все. С другой стороны, мы не можем поставлять наш газ только на европейский рынок, потому что у нас его достаточно, для того чтобы поставлять на азиатский рынок (а это самый быстрорастущий рынок), в том числе в Китай – это крупнейшая экономика.

Р.Чилкот: Особенно если Западная Европа, Евросоюз постоянно говорит о своём желании быть менее зависимым от российского газа.

Д.Медведев: Нет.

Р.Чилкот: Это ваш ответ на угрозы Западной Европы найти другие источники газа помимо России...

Интервью телеканалу «Блумберг» (Bloomberg)

Д.Медведев: Не потому что мы придаём большое значение такого рода заявлениям. Во-первых, каждая страна или группа стран, Европейский союз в том числе, имеет право диверсифицировать свои источники поставок, это правда. Но мы не придаём этому такого значения просто потому, что пока какой-либо существенной альтернативы российским поставкам не просматривается. Мы просто считаем, что мы как крупнейшая энергетическая страна действительно должны иметь возможность поставлять газ не только в Европу, но и в Азию, это нам выгодно. Видеть за этим политику я бы сегодня не стал, но то, что за этим будущее – за поставкой в Азиатско-Тихоокеанский регион, – у меня никакого сомнения не вызывает. Более того, у нас достаточно возможностей, у нас достаточно газа, для того чтобы поставлять и по восточному маршруту, и по западному маршруту. Но если смотреть на совсем плохую перспективу, чисто теоретически газ, который может быть не поставлен в Европу, может быть отправлен в Китай. Но это, подчёркиваю, абсолютно пока теоретическая возможность. 

Р.Чилкот: Если Западная Европа соберётся уйти от поставок из России…

Д.Медведев: Знаете, все эти разговоры пока носят абсолютно абстрактный или политизированный характер. Некоторые наши партнёры, в том числе в Соединённых Штатах Америки, говорят: «Да мы вас сейчас в Европе забросаем LNG (то есть сжиженным природным газом)». Прекрасно, пусть представят расчёты. Насколько я понимаю, даже если делать это на весьма сбалансированной основе, цена LNG, который поставляется из Соединённых Штатов Америки, будет на 40% дороже, чем цена российского трубного газа.

Р.Чилкот: Как Вы относитесь к идее продать долю в Роснефти китайской компании?

Д.Медведев: Начнём с того, что «Роснефть» у нас крупнейшая компания, которая и так имеет уже free float, то есть свободное обращение акций, и часть этих акций принадлежит иностранным инвесторам. 

Р.Чилкот: BP является держателем 20%, это крупнейший мировой производитель сырой нефти на рынке ценных бумаг.

Д.Медведев: Абсолютно, поэтому у BP есть своя часть пакета, это раз. Второе: безусловно, каждая сделка должна быть выгодна прежде всего самой компании. Мы пытаемся создать устойчивую структуру нашего энергетического рынка. В конечном счёте «Роснефть» сама должна определиться, откуда получать источники развития. Если будет выгодным предложение со стороны китайских инвесторов, мы ничего не исключаем. В любом случае в планах Правительства Российской Федерации приватизация значительного пакета «Роснефти».

Р.Чилкот: В этом году? Вы хотите продать акции в 2014 году?

Д.Медведев: Пока у нас речь шла о следующем годе и даже 2016-м, но мы не исключаем, что мы вернёмся к этой проблеме в текущем году.

Р.Чилкот: Какой смысл продавать акции «Роснефти» в этом году? Потому что касательно приватизации до сих пор процесс постоянно откладывался, а теперь Вы говорите о том, чтобы запустить процесс приватизации крупнейшего производителя нефти в России. Это немного удивляет. Ситуация на рынках не слишком хорошая… 

Д.Медведев: Да, Вы правы, поэтому, прежде чем принимать решение о приватизации, мы должны взвесить все факторы, и прежде всего цену на акции, то есть цену приватизации. Наша задача – получить максимальную прибыль, но в то же время нельзя всё время откладывать приватизацию, рассуждая о том, что в 2015 году цена будет лучше, чем в 2014-м, а в 2016-м – лучше, чем в 2015-м. Нужно провести исследование. Такого рода анализы и исследования ведутся.

Р.Чилкот: Как Вы относитесь вообще к открытию в большей степени российской экономики, сфер, областей российской экономики Китаю?

Д.Медведев: Китай и сейчас самый крупный наш торговый партнёр после Европейского союза. 

Р.Чилкот: Но у вас большие планы касательно расширения роли Китая в российской экономике.

Д.Медведев: Тем не менее я совсем недавно, буквально неделю назад, проводил специальное совещание, на которое позвал и министров, и руководство компаний, о перспективах сотрудничества с Азиатско-Тихоокеанским регионом, и в значительной мере это сотрудничество с Китайской Народной Республикой. Мы считаем это сотрудничество абсолютно важным для нашей страны, очень перспективным, имея в виду и увеличение торгового оборота, и приток инвестиций. Ровно об этом пойдёт речь в ходе встреч между Президентом России и Президентом Си Цзиньпином.

Р.Чилкот: Многие годы Россия была очень озабочена более широким сотрудничеством с Китаем. На Дальнем Востоке не так уж много русского. Совсем рядом Китай.

Д.Медведев: Мы вообще всегда стараемся проанализировать последствия открытия тех или иных рынков, как и другие страны. Различного рода комиссии, которые занимаются допуском иностранных инвестиций, существуют в Соединённых Штатах Америки, существуют в Европе, существуют в России. Кстати, такую правительственную комиссию по иностранным инвестициям возглавляю я как премьер страны. Но это не значит, что мы таких решений не принимаем, просто мы должны понимать, куда приглашать наших инвесторов, в том числе куда приглашать наших китайских партнёров. Но, ещё раз подчёркиваю, мы считаем Китай нашим стратегическим партнёром и очень перспективным рынком.

Р.Чилкот: Есть ли так называемые красные зоны российской экономики, где китайское присутствие нежелательно?

Д.Медведев: Я бы не стал ставить так вопрос. Дело не в китайских инвестициях, а останутся красные линии, за которые мы вообще не пускаем иностранных инвесторов, такие же, кстати, как и в большинстве других стран. Это чувствительные технологии, прежде всего это вооружения те же самые. Наверное, мы имеем право на то, чтобы какие-то сектора оставить под контролем государства, но таких секторов всё меньше и меньше, и даже на этой комиссии, о которой я сказал, мы каждый раз принимаем решения о расширении возможностей по инвестированию иностранцев.

Р.Чилкот: Как Вы думаете, Китай мог бы заменить Евросоюз как торговый партнёр для России?

Д.Медведев: А зачем? Нам и так хорошо. Мы хотим иметь добрые отношения с Европой, у нас 400 с лишним миллиардов торгового оборота и не менее серьёзные отношения с Китайской Народной Республикой, Индией, Японией, другими странами. Если говорить о каком-то политизированном сценарии, то это из области гипотез, а так мы хотели бы торговать и на Запад, и на Восток. Вы же помните, как выглядит герб Российской Федерации, куда смотрит орёл? Он смотрит в две стороны. 

Полная версия интервью будет опубликована.

Выделить фрагмент